Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир. Исцеление смертью



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Спустя два века после того, как отгремела война за независимость Америки, эхо которой прокатилось по всему свету, банкир из Айовы совершил во имя независимости страны нечто более значительное, чем мушкетный выстрел в солдат королевской армии.
Из швейцарского города Люцерн он отправил почтой обычного вида конверт из плотной манильской бумаги в свой офис по адресу: Министерство финансов, Вашингтон, округ Колумбия, США.
Конверт не отличался ни размерами, ни объемом содержимого: десять страниц, торопливо напечатанных утром в гостиничном номере. Из-за бешеной спешки в тексте были опечатки, да он и не садился за машинку со дня окончания Высшей школы бизнеса в Гарварде почти сорок лет назад.
На этих десяти страницах сообщалось, что над Америкой нависла угроза потерять независимость и шансы сохранить ее не так уж велики. Банкир оценивал их немногим выше, чем шансы самому остаться в живых, которые, он считал, близки к нулю.
Машинописный текст представлял собой меморандум президенту Соединенных Штатов Америки, но послать конверт почтой банкир не решился. Как не решился направить его и своему непосредственному начальнику, министру финансов. Банкир был его заместителем.
Итак, если открытие, сделанное Кловисом Портером, заместителем министра финансов по внешним связям, - сущая правда, а он в этом ничуть не сомневался, письмо не должно проходить через канцелярию президента. Иначе меморандум никогда не попадет в его руки.
Понятно почему. Доступ к президенту Соединенных Штатов становился частью того чудовищного пакета, который вскоре должен быть предложен для продажи на международных торгах. Именно Кловис Портер обнаружил это...
С подобной задачей не справился бы ни один разведчик мира, даже если бы точно знал, что следует искать. Чего он знать не мог. Только банкиру такой орешек был по зубам. И поскольку Кловис Портер, банкир, открыл нечто, ужаснувшее его своей очевидностью, ему предстояло умереть. Ни единому человеку во всей стране довериться было нельзя и не от кого было ждать помощи.
Стараясь скрыть волнение, Кловис Портер наблюдал за почтовым служащим, который поставил на конверт печать и, обратившись по-французски, спросил, не желает ли месье отправить письмо заказным. Получив отрицательный ответ, предложил воспользоваться услугами первого класса.
- Нет, не стоит, - небрежно бросил Кловис Портер.
- Тогда, может быть, авиапочтой? - не сдавался служащий.
- Это пожалуй. Почему бы и нет?
С подчеркнутым безразличием Кловис Портер оглядел маленькое помещение почты: кажется, никто не наблюдает... В Вашингтоне он вряд ли чувствовал бы себя в такой безопасности. А в Люцерне? Тут, пожалуй, спокойнее.
- Месье нравится Швейцария?
- Замечательная страна, - искренне откликнулся Кловис Портер, пододвигая служащему несколько бумажных франков. - Думаю пожить здесь еще две... а, может быть, и три недели.
То же самое он сказал портье в гостинице. В бюро проката автомобилей, где на две недели взял "мерседес-бенц", не забыл как бы между прочим сообщить о намерении задержаться и немного отдохнуть со знакомыми швейцарскими банкирами.
Из номера он заказал телефонный разговор с женой и, пока дожидался связи с Дубьюком, собственноручно набросал печатными буквами текст телеграммы некоемому смышленому молодому человеку, с которым познакомился три месяца назад в одном из офисов в Лэнгли, штат Вирджиния:
"Мистеру А.С. Джонсону.
175 Кормидер Роуд.
Лэнгли.
Дорогой мистер Джонсон. Точка. Движение крупных денежных сумм результат колебаний рынка. Точка. Ничего необычного. Точка. Вполне нормально. Точка. Остаюсь пару недель отдохнуть. Точка. Сожалею не смог обнаружить ничего необычного. Точка. Напрасно потрачены три месяца. Точка. К.Портер".
Закончив писать, он снял серый костюм, белую сорочку, темный галстук и аккуратно уложил все это в один из трех чемоданов, с которыми всегда путешествовал.
Кловис Портер был средних лет, еще довольно стройный. А когда надевал что-нибудь дорожное: спортивные брюки и рубашку с распахнутым воротом - выглядел так, словно всю жизнь провел на свежем воздухе.
Он заставил себя полюбить банковское дело. Хотя по-настоящему его влекло к просторам Айовы и американским равнинам. Как славно было бы провести последние дни вместе с Милдред где-нибудь там, - думал он. - И чтобы, когда пробьет час покидать этот мир, дети и внуки были рядом.
Однако все сложилось иначе. Кловис Портер сначала стал банкиром, потом организатором сбора средств для республиканской партии и, наконец, - заместителем министра финансов. Да, коли хочешь завершить жизнь, занимаясь землей, нечего начинать с Гарвардской школы бизнеса.
Кловис Портер надел итальянские прогулочные туфли из мягкой кожи и, убедившись, что ключ от номера на месте, взял написанную карандашом записку и направился вниз, в вестибюль.
Предупредив администратора, что телеграмма архисрочная и сугубо конфиденциальная, он постарался прочитать ее так, чтобы каждое слово могли слышать служащие отеля. Смысл мизансцены сводился к следующему: окружающие должны усвоить, что у него все нормально и об этом он информирует - срочно и секретно - своего адресата в Лэнгли. Уловив краем глаза, что его усилия не пропали даром, Кловис Портер резко повернулся, за что-то зацепился, и его рукописное творение очутилось на полу прямо перед регистрационной стойкой.
Администратор бросился поднимать его, бормоча что-то об "этих бестолковых американцах". Теперь уже все, кому интересно, были в курсе дел Кловиса Портера.
Он вернулся в номер и стал ждать связи с Дубьюком. Телефон зазвонил ровно через полтора часа.
- Алло! Алло! - послышался голос его жены. Кловис Портер сразу утратил все свое хладнокровие. Опершись на ночной столик, он едва сдерживал навернувшиеся слезы.
- Привет, дорогая, - хрипло отозвался он.
- Когда возвращаешься домой, Кловис?
- Недели через две, Милдред. Как ты себя чувствуешь? Как дети? Я скучаю по тебе.
- Я тоже скучаю, милый. Может быть, мне стоит прилететь в Швейцарию?
- Нет, сюда не надо.
- Кловис, если бы я не знала тебя так хорошо, поклялась бы, что ты влюбился в другую женщину.
- А почему бы и нет? Говорят: седина в бороду - бес в ребро.
- Кловис, я не знаю, что там происходит, но не могу ждать, пока это кончится.
- Это кончится скоро. Просто я собираюсь устроить себе передышку на пару недель здесь, в Швейцарии. Как дела у детей?
- У них все в порядке, милый. Джарман трижды за эту неделю находил свое призвание, а второго ребенка Клаудии мы ждем в конце ноября. Все как обычно. Только скучаем по тебе. Приезжай поскорее.
- Да-да, дорогая, - ответил Кловис и, почувствовав слабость в коленях, сел на кровать. - Я люблю тебя, дорогая. Я любил тебя всегда. Ты сделала мою жизнь счастливой. Мне хочется, чтобы ты знала об этом.
- Кловис, у тебя все в порядке? Все хорошо?
- Да, дорогая, не волнуйся. Я люблю тебя. До свидания.
Он положил трубку, расплатился за гостиницу и на взятом напрокат "мерседесе" направился в сторону городка Тан у подножия Альп. Приятно будет вдохнуть чистый горный воздух, - подумал он. - Подходящее место для того, чтобы спокойно умереть, не подвергая опасности жену и детей.
У конверта из манильской бумаги все же есть шанс попасть в руки президента, а значит, и у Америки есть шанс выжить. Пусть ценой его жизни. Кловис Портер не представлял себе, каким образом президент, даже узнав обо всем сможет остановить неизбежный ход событий. И на кого сможет положиться.
Неизбежность - забавная штука. Самое забавное, что он знает, как сделать первые шаги, чтобы предотвратить ее. Через несколько дней мисс Т. Л. Уилкенс, его секретарь, получит конверт. В нем обычные деловые бумаги. Вот как выглядит его послание:
"Кому! Т. Л. Уилкенс
От кого: К. Портера
О чем: Организация работы
Мне хотелось бы изменить стандартные формы нашей документации. Думаю, целесообразно вернуться к образцам, которые мы использовали ранее, в банке Айовы. Прилагаемый материал, как видно из его содержания, следует вручить главному исполнительному лицу непосредственно из рук в руки, не ставя более никого в известность. В будущем мы будем пользоваться бумагой марки "монарх" и конвертами формата 9 /4..."
Любой агент, бросив беглый взгляд на этот текст, принял бы его за набор служебных инструкций. И лишь очень внимательно прочитав до конца, мог предположить нечто, имеющее отношение к президенту. Если только мисс Уилкенс не оставит послание у секретаря президента, а настоит на личной встрече и будет ждать результатов на улице с упрямством, присущим фермерам Айовы, чья кровь течет в ее жилах, появится надежда. Это уже будет кое-что.
Кловису Портеру надоело ехать по горным дорогам. Его раздражал декоративный вид городков, словно сошедших с почтовых открыток. Он устал петлять среди деревьев.
Будь его воля, он мчался бы по прямому и ровному как натянутая струна шоссе, наслаждаясь божественными просторами. Любовался бы кукурузными полями, первыми побегами, которые станут упругими стеблями, превращая равнины в зеленые заросли. Ему виделись золотые волны безбрежных пшеничных морей. Он представлял себя на крыльце фермерского дома, представлял, как энергичным рукопожатием скрепляет удачную сделку с человеком, близким по духу.
Полученное образование и международный опыт, приобретенный в годы второй мировой войны, позволили Кловису Портеру занять пост заместителя министра финансов, курирующего сферу внешних связей, - своеобразная плата со стороны лидеров-республиканцев за его усердие в период предвыборной борьбы.
Казалось, он на вершине карьеры: четыре, максимум восемь лет в Вашингтоне и можно с чувством полного удовлетворения возвращаться в Айову, чтобы прожить там остаток жизни.
Вашингтон дал Кловису Портеру многое, однако ни долгие прогулки, ни жаркие дебаты, ни даже необычная компания, в которую он неожиданно попал, - ничто не могло вызвать того прилива сил, который он ощущал в Айове, в общении с друзьями.
Кловис Портер и предположить не мог, чем закончится для него состоявшийся три месяца назад короткий телефонный разговор с невинным предложением совершить поездку по крупнейшим валютным рынкам мира и представить экономический доклад.
Вот тогда бы ему и прислушаться к шевельнувшемуся в глубине души сомнению, отказаться от всего и уехать в Айову. Однако он этого не сделал. Чувство долга перед республиканской партией и страной одержало верх. На этом и сыграли те, кто предложил ему поехать на международные валютные рынки отыскивать нечто такое, что способен заметить лишь очень опытный финансист. Но как только удалось обнаружить это "нечто", Кловис Портер понял, что он больше не жилец, и решил, что лучше принять смерть вдали от родных и близких, чтобы не причинить им вреда.
Будь проклят тот день, когда позвонили люди из разведки и попросили совета по международным валютным операциям. Конечно-конечно, всегда рад помочь, - мысленно передразнил себя Кловис Портер, вспоминая тот злополучный телефонный разговор. Всего несколько вопросов в непринужденной обстановке, - пела трубка. - Ничего, связанного с делами по службе. Ничего, что могло бы обеспокоить господина министра финансов. Просто мнение специалиста о происхождении некоторых валютных тенденций.
Кловис Портер до мелочей помнил зимний день, когда преодолевая дождь и слякоть, он с трудом выбрался из Вашингтона и въехал в покрытое пятнами снега предместье Лэнгли, штат Вирджиния. В новом здании агентства он встретил обходительного молодого человека с сияющим лицом по имени А. С. Джонсон, который буквально с порога огорошил его вопросом:
- Что значит для вас один миллиард долларов?
- В долларах, земле, сметах проектов или в чем-то ином? - попросил уточнить вопрос Кловис Портер после того, как повесил пальто на свободный крючок.
- В золоте, - последовал ответ.
- В таком виде миллиард мало что значит, - пожал плечами Кловис Портер, усаживаясь в кресло. - Немногие страны имеют столько наличного золота, а те, у которых оно есть, предпочитают не расплачиваться слитками при взаиморасчетах. Они хранят их в банковских сейфах и используют для обеспечения стабильности национальной валюты.
- А с какой целью, по-вашему, какая-либо страна могла бы захотеть собрать столько золота?
- Наверное, по привычке, - впервые улыбнулся Кловис Портер. Видно было, что вопрос заинтриговал его. - Во взаиморасчетах между странами доллар используется наравне с золотом. Хотя люди, веками собиравшие золото, привыкли к нему. То же самое можно сказать и о странах.
Следующий вопрос Джонсона был не менее странным:
- Что можно купить за один миллиард золотом?
- Спросите лучше, чего нельзя, - вновь пожал плечами Кловис Портер.
- А если бы что-то продавалось за миллиард золотом, могли бы вы, как опытный банкир, выяснить, чти именно? И кто собирается это купить? - спросил Джонсон. - Иными словами, может ли такая сделка остаться в тайне?
- Если знаешь, что ищешь, - обязательно найдешь.
- Мне кажется, - улыбнулся Джонсон, - вы бы знали, что искать.
- Да, сэр. Я бы знал, - подтвердил Кловис Портер.
- Я рад слышать это, в особенности потому, что мы нуждаемся в небольшом одолжении.
В чем заключалось это одолжение - теперь ясно. Кловис Портер, которому изрядно надоел Вашингтон, вышел на крупнейшие валютные рынки мира. Скоро он уже знал, какие страны начали спешно увеличивать свой золотой запас и как они делали это.
Он использовал не только свои профессиональные знания и опыт банкира, но и собственный капитал. Развил столь бурную деловую активность, что за три недели перевел в наличные почти два с половиной миллиона долларов и в процессе этих операций выяснил, зачем скупалось и накапливалось золото.
Предстоял аукцион века, на котором стартовая цена лота назначалась в один миллиард золотом. Когда же Кловис Портер докопался до сути и выяснил, что именно пойдет с молотка, он отчетливо осознал, что у Америки мало шансов для выживания. Свое невероятное открытие банкир боялся доверить даже смышленому молодому человеку из Лэнгли, который втравил его в это дело.
Понимал он и другое. Используя личный капитал, чтобы разобраться в происходящем, он раскрыл себя. А это - верная смерть.
Вот почему Кловис Портер и отправил конверт в адрес мисс Т. Л. Уилкенс, а сам поехал искать встречи со смертью в швейцарские Альпы, подальше от семьи, которая ни о чем даже не догадывалась. Он надеялся, что его преследователи поняли это.
Спустя три дня тело Кловиса Портера обнаружили в сточной канаве. Он был раздет до гола, но без каких-либо следов насилия. Официальное заключение не оставляло сомнений, что мистер К. Портер утонул, захлебнувшись экскрементами добрых людей городка Тан. Нашлись, как водится, и свидетели, которые видели его незадолго до смерти разгуливающим по городу и что-то весело мурлыкающим себе под нос. Согласитесь, довольно странное поведение для человека, решившего свести счеты с жизнью.
Тело Кловиса Портера отправили самолетом для захоронения в Дубьюк. Мисс Т. Л. Уилкенс не приехала проститься с человеком, у которого проработала без малого двадцать лет. Скорее всего она опасалась за свою жизнь из-за, казалось бы, безобидного телефонного разговора, который состоялся у нее с Кловисом Портером буквально за день до его смерти.
Звонок из Швейцарии не был неожиданным, но, прежде чем ответить шефу, мисс Т. Л. Уилкенс, большегрудая, крупнотелая дама с седеющими волосами, поправила огромные роговые очки, взяла остро заточенный карандаш и только после этого произнесла:
- Добрый день, мистер Портер. Рада вас слышать.
- Вы получили от меня манильский конверт? Я послал его почтой.
- Да, сэр. Сегодня утром.
- Отлично, мисс Уилкенс. В нем очередные инструкции, но я подумал и решил, что их надо переделать. Вас не затруднит порвать их и выбросить, а я, когда вернусь, подготовлю новые. Договорились?
- Конечно, мистер Портер. - Мисс Уилкенс вмиг оценила ситуацию. - Я немедленно их порву. Хотите услышать?
- А вы их уже прочитали?
- Нет, мистер Портер. Еще не успела.
- Ну, тогда, как я сказал, просто порвите их и выбросьте.
Мисс Уилкенс привычным движением выдернула из ящика стола несколько листков бумаги и аккуратно разорвала их перед микрофоном телефонной трубки, которую легко удерживала жирным подбородком.
- Вот и хорошо. - В голосе Кловиса Портера чувствовалось явное облегчение. - Увидимся через несколько дней, мисс Уилкенс. До свидания.
Поскольку мисс Т. Л. Уилкенс на самом деле прочитала меморандум шефа, она тотчас отправилась на Пенсильвания авеню, 1600 и не ушла из президентской приемной до одиннадцати вечера, пока президент не согласился принять личного секретаря заместителя министра финансов ровно на две минуты. Беседа продолжалась около двух часов. Прощаясь, президент сказал:
- Хотелось бы надеяться, что Белый дом сможет защитить вас, но в нынешних условиях, как вы понимаете, это не самое безопасное место. Есть ли у вас деньги, чтобы уехать куда-нибудь?
- У меня есть кредитные карточки.
- На вашем месте я не рисковал бы пользоваться ими. Подождите минуту, у меня нет при себе наличных. Такая уж странная наша должность. - Президент встал и вышел в соседнюю комнату. Через какое-то время он вернулся, держа в руке конверт. - Здесь несколько тысяч долларов. Месяца на два, я думаю, хватит. А к тому времени станет ясно, можно ли появляться и когда.
- Я думаю, никогда, сэр, - вздохнула мисс Уилкенс. - Картина получается жутковатая.
- Мисс Уилкенс, мы действительно в трудной ситуации, если не сказать хуже, но мы намерены победить.
Президент проводил изумленную посетительницу до дверей кабинета и пожелал ей удачи. Его уверенность удивила мисс Т. Л. Уилкенс. На многое она смотрела, как фермерша из Айовы. Все это напомнило ей хорошо разыгранный спектакль. А может быть, так оно и есть... - подумала мисс Уилкенс. Червь сомнения продолжал точить ее душу. Откуда ей было знать, что чей-то блестяще задуманный и тщательно разработанный план имеет уязвимое место. В целях особой предосторожности были блокированы абсолютно все существующие в Америке силы, способные хоть как-то помешать успеху, ни одна из них не могла бы даже приблизиться к аппарату президента. Но никакой план не может учесть влияния организации, которой нет в природе, или действий человека, которого давно нет в живых.
На самом деле в арсенале страны имелась всесокрушающая сила, воспользоваться которой можно было лишь в критической ситуации. Пока враги пребывали в блаженном неведении об этом и отрабатывали свои чудовищные планы, о которых стало кое-что известно из меморандума Кловиса Портера, президент решился перейти к контрмерам. Полный праведного гнева и жажды действовать, он быстро пошел в свою спальню, но вместо того, чтобы начать готовиться ко сну, вынул из туалетного столика красный телефонный аппарат и набрал семизначный номер. Точно так, как если бы он звонил кому-либо из знакомых.
- Доктор Смит слушает, - отозвался на другом конце линии тонкий неприятный голос;
- Это я, - коротко представился президент.
- Я так и думал.
- Мы должны встретиться и немедленно. Я распоряжусь, чтобы вас провели ко мне сразу же, как только вы приедете.
- Вряд ли это благоразумно, сэр. Нас в любую минуту могут скомпрометировать, что в свою очередь может быть использовано против правительства.
- Теперь это не имеет особого значения, - возразил президент. - Нам надо срочно увидеться. Ваша группа может оказаться последней надеждой нынешнего правительства.
- Понимаю.
- Я надеюсь, доктор Смит, вы предупредите вашего человека о необходимости быть готовым действовать по тревоге и любую минуту?
- Для начала, сэр, я хотел бы знать, о чем идет речь.
- Речь идет о чрезвычайной ситуации. В подобном положении мы никогда, подчеркиваю, никогда не были. Вы это поймете, как только прибудете сюда. А теперь, в связи с возникшей смертельной опасностью, приготовьте вашего человека.
- Сэр, вы говорите со мной так, - гневно пропищала трубка, - будто я работаю на вас. Но это ошибка! И в договоре о наших взаимоотношениях, и в дополнительных соглашениях, приложенных к нему, зафиксировано, что вы не можете отдавать приказы об использовании этого человека.
- Уяснив ситуацию, вы, я уверен, согласитесь со мной, - твердо сказал президент.
- Решим это через несколько часов. Я отправляюсь немедленно. Что-нибудь еще, сэр?
На другом конце линии щелкнуло - собеседник положил трубку. Президент не сомневался, что случившееся с правительством Соединенных Штатов Америки и то, что может еще случиться, не оставят доктора Смита равнодушным. Он введет своего человека в действие. Обязательно!
Президент вернул телефонный аппарат на прежнее место и вынул из кармана те десять страниц в спешке написанного текста, которые передала ему мисс Т. Л. Уилкенс. Он еще раз внимательно перечитал меморандум.
- Ну, что ж, - решил он, - они сами напросились. Теперь им придется иметь дело с НИМ.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Его звали Римо, и он был явно не в духе. Когда Римо подошел к стартовой отметке для мяча на поле "Сильвер Крик Кантри" гольф-клуба в Майами-Бич, его переполняла злость. Нет, не вспышка гнева, а глубокое, постоянно накапливающееся раздражение.
Часы показывали 5:30 утра. Розовеющее по краям небо только начинало светлеть. Размахнувшись, он сильным ударом послал мяч вдоль безлюдного зеленого поля и отдал клюшку подносчику, заспанному мальчику с густой шевелюрой и в брюках клеш. Мальчик усиленно тер глаза, не собираясь, видимо, просыпаться до самого полудня.
Беря мяч, Римо не разговаривал. Да ему, собственно, и не нужен был подносчик. Римо привык все делать сам. Хотя, если выбираешь гольф, чтобы расслабиться перед интенсивной утренней зарядкой, то, ей-богу, надо получать максимум удовольствия, как это делают все нормальные люди. У него есть на это право даже в том случае, когда чем-то обеспокоенное начальство нарушает заведенный порядок.
Он взял у мальчика следующую клюшку и без всякой подготовки легким ударом подтолкнул мяч в направлении лунки. Затем ударную обменял на клюшку-лопатку и ею без труда загнал мяч в лунку.
Казалось бы, при столь внушительном современном оснащении (мощные компьютеры, всеохватывающая агентурная сеть) начальство могло бы придумать хоть раз в жизни что-нибудь более стоящее, чем давно надоевшие вопли: "Наступает конец света!", "Сверхприоритеты", "Будь готов завтра!" Гогочут, как ополоумевшие от жира гуси.
Человек по имени Римо очередным ударом послал мяч на зеленую лужайку с лункой. Его движения были по-кошачьи мягкими, а замах клюшкой плавным и точным, казавшимся, как уверяли многие, кто за ним наблюдал во время игры, замедленным кинокадром.
Римо был примерно шести футов росту. Обычного телосложения. И только слишком широкие запястья выделяли его среди других мужчин подобного типа. Сейчас лицо Римо заживало после недавней пластической операции. Благодаря угловатым скулам и безжалостно-снисходительной улыбке, оно напоминало лицо мафиози средней руки.
После выполнения очередного задания ему обязательно изменяли лицо, что особенно раздражало Римо. При этом он не имел возможности даже выбирать. Обычно его отвозили в небольшую больницу около Феникса, откуда он возвращался перевязанным. Недели через две-три повязки снимали, но вокруг глаз все еще оставались синяки, а мышцы лица болели. Только тогда он впервые видел очередное лицо, придуманное для него начальством. Хотя почему начальством? Выбор мог быть и за доктором. Так или иначе, но выбирал кто угодно, только не он сам.
Римо взял короткую клюшку-лопатку и, пробуя скольжение мяча по траве, направил его в сторону чашеобразной лунки. Не дожидаясь звука, который говорил бы о точном попадании, он перешел к очередной отметке для установки мяча. Ударом клюшки Римо направил мяч в самый конец зеленого поля, выбив его из удлиненной, очертанием напоминающей собачью ногу, ямки. Откинув освободившуюся клюшку, он слышал, как мальчик-подносчик поймал ее.
Бесконечная череда новых лиц беспокоила и раздражала Римо. Но мертвецы не выбирают, - сокрушенно вздохнул он. - Не так ли, мистер Римо? Он стоял у мяча, ожидая, когда запыхавшийся от быстрого бега малец вернется с места установленной метки. Шумный рывок мальчика в его сторону должен был насторожить Римо, но он будто ничего не заметил.
- Проверь-ка расположение флажка, малыш! - бросил он подбежавшему мальчику и указал на зеленую поляну с лункой, находившуюся впереди на расстоянии 170 ярдов, а сам остался ждать, тихо насвистывая.
Мальчик, тяжело ступая, потрусил к лунке. Казалось, он никогда не вернется.
Почему начальство вечно торопится? - раздраженно думал Римо. - Плечо после схватки в Хадсоне, штат Нью-Джерси, с тем сухопарым бандитом, который умер, не дожидаясь добивающего удара, еще не зажило. Начальство, между прочим, знает об этом.
Накануне вечером, до того как оплатить очередной гостиничный счет, Римо набрал на телефонном аппарате со "скрамблером" - кодирующим устройством - известный только ему номер. После продолжительного гудка раздался характерный звук, означающий, что он вышел на засекреченную линию.
- Римо, завтра ко второй половине дня будьте в полной готовности. Мы встретимся в десять вечера в главном ресторане аэропорта "Даллес" в Вашингтоне. Для обновления личности времени нет. Приезжайте таким, какой есть.
- Что?! - удивленно переспросил Римо, одновременно проверяя по скрамблеру, правильно ли он набрал номер.
- Вы слышите меня? Десять вечера. Завтра. Аэропорт "Даллес".
Римо снова взглянул на аппарат, но тот работал исправно. Стоя в одних трусах около кровати, он никак не мог врубиться. В соседней комнате уже третий час беспрерывно работал телевизор - Чиун наслаждался мыльными операми. Едва слышно шелестел кондиционер.
- Полагаю, это доктор Смит? - переспросил он.
- Конечно, я! Кто еще, черт возьми, может отвечать по этому телефону?
- У меня есть основания сомневаться, - сказал Римо, едва сдерживая ярость. - Я, как вы знаете, не в форме. И не в состоянии быстро привести себя в полную боевую готовность. Нужны минимум две недели. А вы даже не предупредили меня о возможной тревоге. Это во-первых! Во-вторых, вы сами настаивали на моем обязательном перевоплощении перед каждым новым делом, будто я вам Микки-Маус. В-третьих, если мы намерены действовать наспех, то зачем вообще нужны эти пластические операции? И, в-четвертых. Я хочу, наконец, выглядеть хотя бы примерно так, как до того, как был втянут в ваши игры. Это все.
- А Чиун утверждает, что вы можете действовать, не добиваясь пика, и доводить себя до полной кондиции в процессе работы.
- Чиун, говорите?
- Да, именно Чиун.
- А вас не интересует, что утверждаю я, Римо?
- Об этом мы побеседуем завтра вечером. До встречи.
В трубке щелкнуло, связь прервалась. Римо осторожно отсоединил скрамблер, это пластмассово-алюминиевое чудо техники, и начал медленно сжимать его в своей сильной ладони, пока через трещины в пластмассе не полезли клочки проводов, остатки плат и все не превратилось в однородную массу.
Отбросив то, что еще минуту назад было электроникой, Римо кинулся в соседнюю комнату, где продолжал работать телевизор. В двух футах от него, прямо перед экраном, замер в позе лотоса тщедушный человек с восточной внешностью. Редкая борода пучками сахарной ваты свисала с его сухого пергаментного лица, а просторная одежда подчеркивала худобу.
Чиун смотрел сериал о докторе Лоуренсе Уолтерсе, великом психиатре...
Бетти Хендон только что открылась доктору Уолтерсу, что ее мать в действительности была ей не матерью, а отцом, который выдавал себя за служанку Джереми Блэдфорда, живущего этажом выше. Сама Бетти без ума от мистера Блэдфорда, но уже никогда не смогла бы стать его женой, так как ее еще подростком насильно выдали замуж за Уилфреда Уайата Хорнсби, выжившего из ума миллиардера, который, продолжая жить затворником, угрожает прикрыть клинику для бедных доктора Уолтерса...
- Чиун! - закричал с порога Римо. - Это ты сказал Смиту, что я могу работать, не достигнув состояния полной физической готовности?
Ответа не последовало. Руки человека, застывшего в позе лотоса, оставались скрещенными на коленях.
- Ты хочешь, чтобы меня убили? Ты этого хочешь, Чиун?
Тишину комнаты нарушал только доктор Уолтерс, рассуждавший о том, почему так важно, чтобы люди осознали себя просто людьми, а не тем, кем хотят их видеть другие.
- Чиун! Я сейчас выдерну шнур из розетки! - завопил Римо.
Тонкий указательный палец правой руки с аккуратно заточенным ногтем почти такой же, как палец, длины, приблизился к губам старика.
- Тс-с-с! - только и произнес Чиун.
К счастью, с экрана полилась тихая органная музыка, потам откуда-то выскочил вредный ребенок и испортил маме игру в карты только для того, чтобы поведать ей о состоянии своих зубов, чему последняя несказанно обрадовалась. Не менее довольными почувствовали себя и другие участники игры в покер, у каждого из них оказалось полное каре. Может быть, поэтому всем захотелось узнать, какой пастой этот ребенок чистит зубки.
- Тебе не нужно находиться на пределе возможного постоянно, - заговорил наконец старик, - как автомобилю не требуется постоянно ездить со скоростью девяносто миль в час.
- Но когда автомобиль будет участвовать в гонках, его скоростные возможности могут пригодиться, - возразил Римо.
- Все зависит оттого, кто с кем соревнуется, - заметил Чиун. - Автомобилю не нужна скорость, чтобы победить черепаху.
- Не хочешь ли ты сказать, что весь мир для меня - черепаха? Я правильно тебя понял, учитель?
- Правильно, сын мой. Весь мир для тебя черепаха.
- А что если мне попадется слишком быстрая черепаха? - спросил Римо.
- Тогда ты заплатишь последний взнос нашей профессии, - ответил старик невозмутимо.
- Вот спасибо! С тобой я чувствую себя в полной безопасности. Только вот завтра вечером я должен быть готов выполнить новое задание.
- Тогда начинай работать со стенами, - посоветовал Чиун. - И еще об одном хочу сказать тебе, сын мой.
- О чем же? Говори!
- Гнев убьет тебя быстрее, чем самая быстрая черепаха. Гнев отнимает у разума глаза, а твоей жизнью управляет разум. Человек физически слабее буйвола и медленнее коня. Ногти его не столь крепки и остры, как когти льва. Но именно человек правит миром, потому что ему дан разум. Гнев затуманивает разум и...
- Папочка, - прервал его Римо.
- Да? - Чиун с удивлением уставился на своего питомца.
- Попробуй высморкаться через ухо!
Римо вернулся к себе в спальню и начал работать со стенами. Он набегал на одну стену и тотчас отскакивал назад, потом - на другую и опять отскок; отойдя в угол комнаты, он стал прыгать с одной стены на другую. Туда-обратно, со стены - на стену; туда-обратно, со стены - на стену... С каждым прыжком скорость увеличивалась, пока, наконец, Римо не стал двигаться, подобно мотоциклу в аттракционе "Кольцо смерти", по стенам вокруг комнаты, не касаясь покрытого ковром пола.
Отличное упражнение, чтобы избавиться от лишней энергии и гнева, - подумал Римо. - Старик, как всегда, прав; все зависит от разума. Многие ли умеют полностью использовать свои силы и управлять ими? Единицы. Сам Римо даже в состоянии полной готовности мог использовать их процентов на пятьдесят. Зато старый Чиун, его бессменный тренер. Мастер Синанджу, человек, заменивший ему отца, которого он никогда не знал, использовал свои способности на все семьдесят пять процентов.
И все потому, что оба они постоянно занимались самосовершенствованием.
Римо терпеливо поджидал мальчика-подносчика, который понуро брел со стороны зеленой лужайки, окруженной глубокими песчаными ямами-ловушками. Поскольку лужайка находилась на некотором возвышении, сигнального флажка у лунки видно не было. Слабые порывы ветра доносили до Римо терпкий запах сочной травы, за которой здесь постоянно ухаживали. Приятно щекоча ноздри, он наполнял легкие свежестью. Слева от гладкого поля, ведущего к лужайке с лункой, сухо треснула ветка, будто на нее наступила нога крупного зверя. Звук этот раздался в роще, окруженной кустарником.
Вернулся мальчик и стал сбивчиво рассказывать:
- Около восьми футов от переднего края зеленой лужайки... как раз вдоль линии песочных ям-ловушек... Площадка гладкая, наклон травы в вашу сторону... Площадка расположена на склоне, уходящем от вас вниз... - Мальчик показал рукой воображаемый угол склона. - Расстояние отсюда... ярдов сто семьдесят... Судя по тому, как вы бьете по мячу, вам необходимо приподнять траекторию...
Римо понял, что игра не сложилась. От раздражения и злости он стремился набрать побольше очков, нимало не заботясь о том, чтобы загнать мяч в песочную ямку-западню или закатить его на нестриженную часть поля. Римо намеренно посылал мяч в воображаемые лунки, находящиеся на расстоянии нескольких футов от лунок настоящих. Он старался играть результативно, тем более в присутствии постороннего человека. Однако в его игре не было расчета, блеска мысли, виртуозного мастерства.
- Вы совсем не думаете об игре, мистер Дональдсон, - сказал подносчик, называя самую последнюю фамилию Римо.
- Подай мне клюшку четыре с металлическим набалдашником, - бросил Римо, делая вид, что замечание подростка его не касается.
- Как забавно вы посылаете мяч, мистер Дональдсон?! - не унимался мальчик. - Я никогда прежде не видел, чтобы так ударяли по мячу.
- О чем это ты?! - изобразил удивление Римо.
- Для начала "двойной орел" совсем неплохо, - подносчик попытался загладить свою неловкость. - На каждой лунке вы экономите по два удара.
- Ты не перепил вчера, случаем, сынок? - Римо подозрительно взглянул на подростка. - Или еще не совсем проснулся? За первую лунку я набрал наибольшее число очков при минимальном количестве ударов, а за вторую - стандартно. Кто лучше знает, сколько ударов я сделал, ты или я? Небось, накурился вчера?
Мальчик сконфуженно молчал.
Римо взял из его рук клюшку четыре, тщательно выбрал позицию, сделал два пробных замаха, а затем точно выверенным ударом с подкруткой послал мяч на расстояние в сто семьдесят ярдов; семьдесят ярдов вперед по прямой и сто - в сторону.
- Черт побери! - воскликнул Римо, швырнув клюшку на мягкое травянистое поле. - Только игра пошла... и вот!
Он посмотрел пристальным взглядом на подростка, стараясь понять, помнит ли он о первых двух лунках, но ответа в его глазах прочитать не успел - на их месте кровью разлилась глубокая рваная рана. Римо услышал жужжание пули раньше, чем хлопок выстрела, прозвучавшего со стороны рощи.
Пуля в буквальном смысле опрокинула мальчика, он упал, рассыпая деревянные и металлические клюшки. Укрываясь от следующего выстрела, Римо - он не сомневался, что стреляли именно в него, - распластался рядом с подносчиком, как бы дублируя контуры его тела, но с противоположной от рощи стороны. Еще две пули врезались в обмякшее тело мальчика. Перекрестного огня вроде бы нет, - отметил про себя Римо. По жужжанию пуль, их тяжелым ударам в цель он определил, что стреляли со стороны рощи из однозарядной винтовки крупного калибра, типа "магнум-357". Что ж, кто бы ни был этот не очень меткий стрелок, он умрет!
Выждав момент, Римо вскочил и бросился в сторону рощи. Сначала он бежал по прямой, а потом сделал резкий рывок в сторону, уклонившись тем самым от очередной пули. Римо моментально изменил тактику: теперь он двигался в направлении стрелка, прыгая из стороны в сторону и при каждом прыжке переворачиваясь в воздухе, что походило на полет шарика во время игры в пинг-понг. Расстояние между противниками неумолимо сокращалось. Очередная пуля, выпущенная из винтовки, взбила фонтанчик земли у самых ног Римо. И тут он заметил, что стрелок был не один: еще два крепких парня в комбинезонах болотного цвета вышли из-за кустов и стали по обе стороны от первого. Все трое напоминали боевиков из отрядов "коммандос": сумрачные лица чем-то измазаны, армейские ботинки со шнуровкой начищены до слепящего блеска, на головах черные спортивные шапки, в руках короткоствольные автоматы, точность боя которых ограничена сорока ярдами. Этим ребятам не стоило бы появляться всем вместе и двигаться гуськом.
Римо вмиг оценил обстановку. Ботинки для гольфа - долой. Шипы замедляют бег. Любая экипировка мешает быстро менять направление. Такие великие футболисты, как Гейл Сэйерс, понимали это и делали, казалось, невероятные вещи. Обувь ослабляет чувствительность стоп, ограничивает маневренность. От Римо потребуется мгновенная реакция, когда все трое выстроятся в затылок и, значит, смогут стрелять только по очереди.
Оборот, взмах ногами в воздухе, секундная остановка, еще оборот, еще взмах, и шиповок как не бывало. Теперь Римо, оставшись в одних носках, мог бежать по густой влажной траве, как по упругому резиновому мату. Он дождался нужного момента и ринулся прямо к ближайшему боевику в сорокоярдовый сектор эффективного боя. Двигавшиеся следом парни не поняли маневра Римо и попытались отодвинуть своего товарища, чтобы самим вступить в бой. Образовалась небольшая заминка, которой грех было не воспользоваться, и Римо воспользовался.
Сделав головокружительный скачок, он очутился лицом к лицу с первым боевиком. Ладонью правой руки с жестко оттопыренным большим пальцем Римо нанес противнику молниеносный удар снизу в пах, отчего тот, слабо охнув, замертво повалился на стоявшего за ним товарища. Тихое "о-о-ох!" и вмиг посиневшие губы свидетельствовали о том, что добрая половина мошонки обезумевшего от боли парня находилась в районе левого легкого и что теперь он вряд ли сможет продолжить род человеческий. Одновременно левой рукой Римо ухватил второго боевика, пытавшегося разрядить в него свой автомат, и всадил ему в лицо ногти с такой легкостью, будто в головку сыра.
Странно повел себя третий. Вместо того, чтобы перезарядить винтовку или воспользоваться висевшим на бедре пистолетом сорок пятого калибра, он встал в боевую позицию каратэ - ноги шире плеч, носки внутрь, руки с твердо сжатыми кулаками слегка закруглены и нацелены на противника.
Перед Римо был высокий мускулистый человек с огромными кулачищами - каждый размером с фунтовую банку кофе. Про таких парней обычно говорят, что они из Техаса. Он стоял и спокойно поджидал Римо, весело скаля белоснежные зубы, блеск которых мог сравниться разве что с блеском орлов на его полковничьих погонах.
Римо остановился.
- Ты, должно быть, шутишь, парень? - усмехнулся он.
- Подходи ближе - узнаешь! - рыкнул полковник. - Твое время пришло!
- Неужели?! - Римо насмешливо оглядел полковника с ног до головы и расхохотался. Потом отступил чуточку назад, на твердую почву.
Поле боя являло собой грустную картину: один боевик лежал без сознания, другой истекал кровью.
Полковник едва взглянул на своих товарищей и начал тихо напевать какую-то мелодию.
Римо сделал еще один шаг назад, а его противник продвинулся вперед. Сделав резкое движение вправо, полковник шагнул, готовясь нанести перевернутым кулаком прямой удар снизу.
- Кто тебя научил такому великолепному приему, красавец? - спросил Римо, отпрыгивая назад и зорко следя за тем, чтобы противник не воспользовался пистолетом.
- Ну, чего ждешь, мерзкий подонок?! - зарычал полковник. - Я собираюсь очистить Америку от таких, как ты.
- Но только не с помощью приема "уракен шита-учи", - рассмеялся Римо. - И уж, конечно, не ты сделаешь это!
- Принимай бой, негодяй! - взревел разозленный полковник.
- Только после того, как ты скажешь, кто научил тебя всем этим штукам.
- Согласен! Этим штукам, как ты изволил выразиться, меня обучили в войсках специального назначения Соединенных Штатов Америки! - отчеканил полковник и, сделав обманное движение, выбросил правую руку вперед, целясь в лицо Римо.
К несчастью для себя, этот человек не мог видеть завершающую часть своего великолепного приема, а она была не менее интересна, чем начало: рука его, не без помощи Римо, вышла из плечевого сустава и двигалась дальше сама по себе, а тело, проделав в воздухе пару кульбитов, которым позавидовал бы любой акробат, плюхнулось на землю и уткнулось лицом в одну из песчаных ямок ловушек невдалеке от третьей лунки.
Коротким ударом полураскрытого кулака Римо загнал голову полковника глубоко в песок, так чтобы ее нельзя было вытащить никакими самыми расчудесными клюшками. Он сделал это по всем правилам игры в гольф исключительно из уважения к местному клубу, члены которого будут наверняка шокированы, узнав, что отныне имя полковника специальных войск навсегда связано с третьей лункой.
Затем Римо прикончил обоих боевиков - все равно не жильцы. Какими умиротворенными бывают лица мертвых, - с изумлением подумал Римо. - Они уходят в небытие, полные согласия с собой и окружающими.
Надежды на то, что юный подносчик чудом остался жив, практически не было, но Римо поспешил к нему: А вдруг... Но чудес, как известно, не бывает.
После этого Римо покинул поле для игры в гольф, сойдя с него у семнадцатой лунки, недалеко от того места, где проходила неширокая грунтовая дорога. Он уходил с поля боя в полном порядке, если не считать разорванную на плече спортивную серо-голубую рубашку - след от пули. И после этого Чиун будет уверять Смита, что я могу функционировать практически в любом состоянии! - злость с новой силой закипала в душе Римо.
Правда, на следующий день от этой злости и следа не осталось, когда он увидел реакцию доктора Харолда Смита на сообщение о том, что тайна их суперсекретной организации - КЮРЕ раскрыта, а Римо Уильямс, известный под именем Разрушитель, находится под колпаком. В качестве доказательства он показал зацепленную пулей рубашку для игры в гольф.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Четвертого июля, в один из дней жаркого уик-энда, когда Америка устами политиков разглагольствовала перед людьми, собравшимися на раздачу бесплатного пива, о цене свободы личности, 48-летний генерал ВВС США Блейк Дорфуилл поднял розничную цену этой свободы на мировых рынках до наивысшей планки. Он сделал единственное, что умел: произвел бомбардировку одного из крупных городов - Сан-Луиса.
К счастью, бомба мощностью десять мегатонн, способная разрушить четыре Сан-Луиса и подвергнуть радиоактивному заражению большую часть штата Миссури, не взорвалась. Что-то там не сработало. Обошлось, как говорится. Фактический ущерб выглядел так: глубокая воронка посередине мусорной свалки и незначительное радиационное заражение самого мусора.
Воздушная, военная полиция и ФБР оградили свалку от любопытных и оказали содействие представителям Комиссии по атомной энергетике в изъятии и транспортировке неразорвавшейся бомбы.
Куда более значительный ущерб причинил сам генерал-майор Блейк Дорфуилл. Его тело, сломав телевизионную антенну, пробило крышу веранды частного дома в пригороде Спрингфилд и разрушило детские качели на ней. Останки бравого генерала с трудом собрали в пластиковые пакеты, а стены замыли губкой. Владелец дома, узнав, что причиной разрушений стал генерал ВВС США, потребовал двойную компенсацию не только за материальный ущерб, но и ущерб моральный. К последнему он отнес невозможность из-за сломанной антенны смотреть в течение целой недели телевизионные передачи, а это, извините, - вынужденная изоляция его и его семьи от цивилизованного мира. Когда же все претензии домовладельца были удовлетворены, а счета оплачены наличными долларами, он впал в глубочайшую депрессию, коря себя за то, что не потребовал платы в пятикратном размере. А вдруг заплатили бы?
Второй пилот бомбардировщика, подполковник Лейф Андерсон, давал объяснения о случившемся целой комиссии, в которую входили его командир, непосредственный начальник его командира, ЦРУ и какой-то доктор Смит с лицом египетской мумии, недавно вошедший в аппарат президента. Суть сообщения Андерсона сводилась к следующему. Генерал осуществлял тренировочный полет в районе базы ВВС "Эндрюс", неподалеку от Вашингтона. Затем взял курс на Сан-Луис, над которым и сбросил бомбу. По словам подполковника Андерсона, генерал игнорировал его запросы об изменении планового курса. Кроме того, - этот момент подполковник подчеркнул особо - для приведения бомбы в боевую готовность необходимы усилия двух человек, стать вторым он наотрез отказался.
- А вас просили об этом? - поинтересовался доктор Смит.
Подполковник молчал, словно не слышал вопроса.
Генерал ВВС, входивший в комиссию, взглянул на зануду гражданского так, будто он только что при всех испортил воздух, сопровождая это неприличными руладами.
Однако гражданский не сдавался.
- Лично вас Дорфуилл просил об этом? - повторил он свой вопрос.
- Нет, не просил, - ответил Андерсон и углубился в пространные рассуждения о высоте полета, скорости ветра, времени бомбометания, схеме движения авиационного транспорта...
- Объяснил ли вам генерал, почему он решил отклониться от заданного курса? - прервал его доктор Смит.
Генерал ВВС вновь раздраженно засопел. И когда эти гражданские научатся понимать, что генералы не объясняют своих действий подчиненным?
- Никак нет! - по-уставному кратко ответил подполковник.
- А во время полета он говорил что-нибудь? - не унимался доктор Смит.
- Никак нет! Он что-то тихо напевал.
- Что именно?
Совещание проходило в Пентагоне, в специальном зале заседаний. Участники разбирательства сидели за длинным столом, освещенным лампами дневного света. Кряжистый генерал ВВС, который особенно эмоционально реагировал на вопросы доктора Смита, на этот раз не смог сдержать себя.
- Черт побери! Какая разница, что он там напевал?! - раздраженно начал он. - На американский город сброшена атомная бомба. Чудом не случилось беды. Мы пытаемся понять, как это произошло, и не допустить подобного впредь. Мне непонятно, уважаемый доктор Смит, зачем нам знать, что он напевал? Бред какой-то!
Маленький человечек с лицом мумии, оставив без внимания генеральский пафос, повторил свой вопрос:
- Скажите, подполковник, что он напевал?
Подполковник Лейф Андерсон, моложавый мужчина крепкого телосложения лет тридцати с гаком, впервые был на таком совещании. Он вопросительно взглянул на генерала, но тот недовольно передернул плечами.
- Отвечайте, раз просят! - не то разрешил, не то приказал он усталым голосом.
- Видите ли, я не совсем уверен... - начал подполковник
- Пропойте несколько тактов, - пришел ему на помощь доктор Смит.
При этих словах на лицах представителей ФБР также появилось неудовольствие. Подполковник затравленно взглянул на генерала, но тот пожал плечами и отвернулся. Люди из ФБР уставились на доктора Смита.
- Пропойте тихонько несколько тактов, - повторил он свою просьбу так, как если бы был руководителем оркестра, пытающимся удовлетворить просьбу пьяного.
- Та-та-та-та-там-та-там-там-та-та-та-та-там-там, - прочитал нараспев Андерсон. Получился своеобразный речитатив, как у Рекса Харрисона.
Сидевшие за столом, не сговариваясь, посмотрели на доктора Смита, который, ничуть не смущаясь, вынул из кармана блокнот и стал записывать.
- Значит, говорите. Та-та-та-та-там-ма-там-там-та-та-та-та-там-там. Я правильно записал? - переспросил он.
- Ну, это уж слишком, черт добери! - громыхнул генерал.
- Да, довольно необычно, - осторожно заметил один из фэбээровцев.
- Пропойте еще раз, пожалуйста, - попросил доктор Смит.
- Это вы из аппарата президента? - спросил генерал без особого почтения.
- Я! - коротко бросил доктор Смит, даже не взглянув на генерала. - Итак, послушаем песню еще раз.
- Что-то я никогда не видел вас в Белом доме, - задумчиво сказал генерал, делая ударения на словах: "никогда" и "вас".
- Надеюсь, вы внимательно ознакомились с моими полномочиями? - спросил доктор Смит, сохраняя абсолютную невозмутимость.
- Да, ознакомился, - кивнул генерал.
- Вот и отлично! - На лице мумии мелькнуло подобие улыбки. - Тогда, если, конечно, вы не захотите позвонить президенту, чтобы узнать его мнение, мы прослушаем песню еще раз. Прощу вас, подполковник!
- Та-та-та-та-там-та-там-там-та-та-та-та-там-там, - пропел Андерсон. Получилось даже более монотонно, чем в первый раз. От напряжения и смущения подполковник покраснел, как вареный рак.
- А не смогли бы вы пропеть это еще раз, но поживее?
- О, Боже! - застонал генерал, прижимая ладони к вискам.
Фэбээровцы дружно хмыкнули, а представитель ЦРУ отправился, как он выразился, облегчиться.
- Больше жизни, пожалуйста! - подбодрил певца доктор Смит.
Подполковник согласно кивнул и покраснел еще сильнее. Уставившись в потолок, словно там были разложены ноты, он тихо пропел еще раз, пытаясь сделать это как можно лучше, и вопросительно взглянул на Смита:
- По-моему, я уже слышал эту мелодию, - сказал он, как бы извиняясь.
- Спасибо, подполковник. А теперь о генерале Дорфуилле... Вы упомянули, что он снял парашют.
- Именно так, сэр.
- Не говорил ли он когда-нибудь, кто перевел его на базу ВВС "Эндрюс"? - в глазах мумии засверкали недобрые огоньки.
- А какая разница, кто переводил? - вновь загромыхал генерал. - Так случилось, что это был я.
- Кто "я"? Не соблаговолите ли сообщить, как правильно пишется ваша фамилия? - попросил все тем же ровным бесцветным голосом доктор Смит.
- Генерал Ванс Уитерс, сэр! "В" - как "виктория", "А" - как "атака", "Н" - как "нация", "С" - как "субординация". В-А-Н-С. "У" - как...
- Спасибо, генерал. Этого вполне достаточно. Днем вас можно найти в...
- Здесь, в Пентагоне, - торопливо ответил генерал.
- А живете где?
- В Александрии, штат Вирджиния.
- Чудненько! И вас можно найти там по телефону вечером?
- Да. Вечерами я обычно дома. Что-нибудь еще?
- Нет, от вас ничего больше не требуется, - сказал Смит и повернулся опять к подполковнику Андерсену, подумав, что Римо наверняка оценит такую предусмотрительность, он не любит тратить время на поиски адресов своих жертв.
- Вы пытались помешать генералу Дорфуиллу, когда он отстегивал свой парашют?
- Это невозможно, доктор... Простите?..
- Смит. Доктор Смит.
- Это невозможно, доктор Смит, ведь он генерал, а я подполковник.
- Да-да, - согласно кивнул доктор Смит, помечая что-то в своем блокноте. - Раньше вы говорили, что истребители-перехватчики догнали вас над Спрингфилдом и что именно они заметили нечто необычное, когда генерал Дорфуилл оказался за бортом бомбардировщика. Что это было, господин подполковник? Расскажите возможно подробнее.
- Необычное? - растерянно переспросил пилот. - Но он покинул самолет без парашюта. Что может быть более странным?
- Ну, а как он себя вел, когда падал вниз? Что делал? - допытывался доктор Смит.
- Да-да, конечно... он летел вниз, двигая руками, словно управлял парашютом. Это очень удивило пилотов истребителей, которые видели его падение.
- Не мог бы я надеяться, джентльмены, что у кого-либо из вас есть фотографии, запечатлевшие выражение лица генерала Дорфуилла во время падения?
Вопрос был задан больше для порядка: вряд ли доктор Смит всерьез рассчитывал увидеть такие снимки.
- Он выглядел очень несчастным, сэр, - неожиданно подал голос генерал Уитерс. - Несчастнее не бывает. Поверьте!
Смеялись все: подполковник, люди из ФБР, цэрэушник... даже сам генерал, которому понравилась собственная шутка, и только на безжизненном лице доктора Смита не дрогнул ни один мускул.
- Я лично так не думаю, господа, - сухо заметил он, засовывая блокнот обратно в карман пиджака. - Спасибо всем! Я услышал, что хотел. - С этими словами доктор Смит удалился.
- И такие вот мумии окружают президента! - сокрушенно покачал головой генерал Уитерс, когда странный доктор из аппарата президента покинул зал заседаний.
Общая атмосфера сразу изменилась: стало шумно, пропала скованность. Генерал Уитерс начал выяснять самые главные, на его взгляд, вопросы: о планировании и обеспечении полета, о надежности радиосвязи, о сути оперативных приказов и команд... Наклонившись вперед и как бы нависнув над столом, он внимательным взглядом изучал собеседника. В подобные минуты его мужественное лицо, не раз украшавшее обложки журналов, становилось особенно привлекательным.
Таким лицо генерала останется еще добрых четырнадцать часов, до того момента, как будет раздроблено и превратится в бесформенную массу. Произойдет это в его доме в Александрии, штат Вирджиния, в его собственной спальне, на его собственной подушке, рядом с мирно спящей супругой.
Все будет проделано быстро и абсолютно бесшумно. Супруга генерала проснется лишь тогда, когда почувствует на своем плече что-то мокрое и липкое. Опять расслюнявился, - подумает она сквозь сон о муже и повернется к нему, чтобы...
Генерал Уитерс не совершал никаких преступлений, а мог быть лишь возможным связующим звеном в цепи, которую любой ценой хотела разорвать суперсекретная организация, называющая себя КЮРЕ. Смертным приговором генералу стала его собственная подпись на документе о переводе Дорфуилла на военно-воздушную базу "Эндрюс". О том, что эта подпись подлинная, доктор Смит знал через сорок пять минут после того, как покинул стены Пентагона. Еще через полтора часа он держал в руках пачку фотографий, запечатлевших падающего человека. Съемка велась шестнадцатимиллиметровой камерой, скорее всего, с борта самолета.
Первым удивился печатавший снимки лаборант. Какое странное выражение лица! - подумал он, внимательно рассматривая еще влажные после промывки снимки. - Человек летит навстречу смерти и при этом абсолютно спокоен... Нет, скорее равнодушен... - Лаборант взял увеличительное стекло. - Губы немного вытянуты, словно он насвистывает какую-то мелодию. - Последняя мысль показалась ему просто абсурдной.
В течение нескольких часов снимки изучались психологами. Их заключение и заключение доктора Смита были закодированы и введены в компьютеры санатория Фолкрофт в Райе под Нью-Йорком для сопоставления с уже известными фактами по делу Кловиса Портера.
Компьютер пожужжал, анализируя варианты, щелкнул и выдал текст: "Нуждаюсь в точных подробностях смерти Кловиса Портера. Что он делал в последний момент жизни? Он напевал или насвистывал что-то? Подтвердите!"
И закрутилась гигантская машина сбора информации в стране и за рубежом, колесиками, шестеренками и винтиками которой являлись десятки, сотни тысяч людей самых различных профессий. В результате поисков стало известно, что некий банкир предлагал услуги одному богатому клиенту, не зная, что таким образом попадает в поле зрения мощной секретной организации КЮРЕ, ведущей борьбу с преступностью. Теперь, надо думать, он уж ничего не узнает: КЮРЕ не терпит свидетелей, если даже они о ее существовании и не подозревают. Банкиру не повезло.
Организацию КЮРЕ создали много лет назад, когда Америка медленно увязала в хаосе и анархии. Гордиться не приходилось; появление подобной организации свидетельствовало лишь о том, что конституция Соединенных Штатов Америки не работает. Такое признание сделал не кто иной, как сам президент США. Война с преступностью, растущей как на дрожжах, была практически проиграна. Беспорядки увеличивались. У Америки не было выбора: либо гибель, либо создание полицейского государства. И молодой президент решился.
Осознав истину, что чем больше институтов для подавления насилия и сохранения законности, тем вольготнее чувствуют себя те, с кем они призваны воевать, президент решил создать нелегальную организацию, которая могла бы бороться с преступностью без оглядки на законы демократического общества. Он создал КЮРЕ. А чтобы у его преемников не возникло желания использовать столь мощную внезаконную силу в борьбе за расширение собственных полномочий, был заключен негласный договор, по которому президент вправе отдать только один приказ - о роспуске организации, в остальных случаях он может только просить КЮРЕ.
Одновременно ограничивались действия и самой тайной организации: силу мог применять только один-единственный человек. В КЮРЕ мудро решили, что таким суперменом должен стать обычный человек, смерть которого не вызовет ни у кого сожаления. На эту роль присмотрели молодого полицейского из Ньюарка, приговоренного позднее к смерти на электрическом стуле. После мастерски инсценированной публичной казни молодой человек остался жив, чтобы превратиться в сокрушительную силу. Так появился Разрушитель, Дестроер.
Поначалу о КЮРЕ знали три человека. Но когда вербовщик Римо оказался в клинике прикованным к больничной койке, возникла опасность, что он попадет в поле зрения разведывательных служб. Разрушителю было приказано сделать так, чтобы знающих о КЮРЕ осталось двое. С тех пор они работают вдвоем: Римо Уильямс и доктор Харолд Смит, руководитель КЮРЕ, который время от времени удовлетворяет просьбы президента... просьбы. Заметьте, просьбы о помощи, а не приказы.
Только они знали о КЮРЕ, а десятки тысяч людей в стране и за рубежом, активно работавших на организацию, даже не догадывались о ее существовании. Федеральные агенты, инспекторы по качеству зерна, маклеры, таможенники в различных странах, мелкие уголовники... - все они являлись частью всемирной Службы сбора информации, которая поставляла факты для прожорливых компьютеров КЮРЕ. С недавних пор информатором Службы стал и некий молодой банкир из Европы, который оказывал услуги одному богатому клиенту, пытаясь одновременно выяснить, что делал перед смертью некто по имени Кловис Портер.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Но в тот вечер в Вашингтоне говорили не о Кловисе Портере. Всех занимало случившееся в Сан-Луисе. Прильнув к экранам телевизоров, люди с вниманием слушали комментарий офицера службы ВВС по вопросам информации, мраморно-спокойное лицо которого ярко светилось в лучах юпитеров.
...На мусорную свалку в Сан-Луисе упал пустой бензобак, оторвавшийся от фюзеляжа самолета... Да, это был ядерный бомбардировщик, но никакой бомбы сброшено не было... Нет, такая бомба не взорвалась бы, если бы даже и упала... Да, первый пилот разбился насмерть при падении на землю. Трагический несчастный случай... Да, остается в силе политика, направленная на безопасность гражданского населения... чтобы никакое ядерное оружие не перевозилось самолетами над жилыми районами Америки...
- Тогда почему бомбардировщик летел над Сан-Луисом? - допытывался телерепортер. - И как это увязывается с заботой ВВС о безопасности населения?
- Навигационные неполадки.
- А не может ли такое повториться? - не отставал дотошный журналист.
- Нет даже одного шанса на миллион, - заверил офицер.
По легкому кивку посла дворецкий выключил телевизор. Среди собравшихся в шикарной с приспущенными шторами гостиной старинного особняка на Адамс-стрит - резиденции французского посла - послышались смешки. Вновь зазвенели бокалы. Какой-то мужчина громко расхохотался.
- И дело даже не в том, что Америка, как бы это сказать помягче, лукавит, - заметил посол Пакистана. - Но слишком уж неумело. Может, нужно больше практики?
- Вы, ребята, вляпались в очередную кучу... - не то спросил, не то констатировал очевидный факт атташе британских ВВС, обращаясь к сидевшему напротив американскому адмиралу.
- Я не знаю, на что вы намекаете, полковник, - холодно ответил адмирал, делая ударение на слове "полковник".
- Помилуйте, дружище, всему миру известно, что ваши парни грохнули атомную бомбу на свой город.
- Мне об этом ничего не известно, - процедил сквозь зубы адмирал.
- Будем надеяться, что и ваше имеющее право голоса население пребывает в столь же блаженном настроении. Что ни говорите, а ядерные боеголовки - не лучший бизнес. Ваше мнение, господин адмирал?
Супруга французского посла, желая разрядить обстановку и снять напряженность, поинтересовалась, почему мужчины-военные намного сексуальнее мужчин других профессий.
- Все мужчины становятся более активными, когда рядом красота, - отбил подачу британский атташе.
- О-о, полковник! - рассмеялась супруга французского посла, приняв комплимент на свой счет.
- Я заметил, что старшие офицеры и генералы, особенно те, которые стоят на страже наиболее сильных государств, не располагают временем для частого сексуального самовыражения, - сухо сказал адмирал.
Улыбка на лице жены французского посла слегка потускнела, но не уменьшилась ни на миллиметр.
- Что делать, адмирал, у каждого свои проблемы, - вяло парировал британский полковник.
На француженке была легкая, почти прозрачная блузка, но гостей, приглашенных на коктейль, ее прелести не привлекали, как никого не удивляли и генеральские звезды.
Неожиданно шум затих, и жена французского посла увидела, как гостиную будто заполнили сначала светлые распущенные волосы, потом лицо необыкновенной, но какой-то холодной красоты и, наконец, улыбка, заставившая мужчин изумленно раскрыть рты. Это была чудесная улыбка, ослепительная, как бриллиант, и естественная в своей чарующей прелести, как норвежский фиорд.
Француженка, только что сиявшая, окончательно помрачнела. Другие дамы, надев маски безразличия, внимательно следили за реакцией своих мужей.
Приоткрытые рты, вытаращенные глаза, пересохшие губы, которые приходилось то и дело облизывать - было на что посмотреть. А одна несчастная, заметив, что ее муж тайно вздохнул, не удержалась от напоминания о его возрасте и здоровье.
- Знаю, черт побери! - честно ответил супруг. Однако по его интонации можно было понять, что теперь он не скоро навестит спальню жены.
- Клянусь Юпитером! Она - само совершенство! - воскликнул британский полковник. - Кто эта женщина?
- Доктор Лития Форрестер, - тихо сказала супруга французского посла. - Мила, не правда ли?
- Самая красивая из женщин, которых я видел! - выдохнул полковник.
- На вид - отменного здоровья, - заметил адмирал, думая в этот момент о ее упругих грудях, двигающихся раскованно и по-молодому привлекательно под тонким шелком черного платья.
- Отменного здоровья? - изумился полковник. - И это все, что вы можете сказать?!
Адмирал задумчиво покрутил рюмку с "Мартини".
- Лет этак через двадцать ее фигура превратится в шар... Ничто не остается неизменным на этом свете. Ничто! - подытожил он философски.
- И через двадцать лет, адмирал, она сохранит свою необыкновенную красоту, - настаивал полковник. - Я не встречал женщины прекраснее!
- Грудь есть грудь, нос есть нос, а рот остается ртом, и все становятся удивительно похожими в могиле, полковник. Так уж устроен мир!
- Но сейчас-то мы не в могиле! - возразил британец. - По крайней мере не все!
- О-о, она, кажется, идет сюда, - заволновалась жена французского посла. - Привет, дорогая! Я рада тебя видеть!
Британский полковник заученным движением поправил галстук, одернул китель и подтянулся - не хватало только, чтобы он вытянулся во фрунт и щелкнул каблуками. Адмирал медленно отпил очередной глоток "Мартини".
- Джентльмены! Я хотела бы представить вас доброму другу посольства доктору Литии Форрестер. - Жена французского посла поняла, что роль гостеприимной и любезной хозяйки - ее спасение. - Это полковник сэр Делси Рамсей-Пак, атташе Британского посольства... А это адмирал... Простите, я не уверена, что правильно запомнила ваше имя.
- Краст. Джеймс Бентон Краст. Вы можете называть меня просто адмирал.
Жена французского посла вспыхнула от такой бесцеремонности. Полковник нахмурился. А доктор Лития Форрестер громко рассмеялась, потянувшись к руке адмирала, словно хотела опереться. Адмирал, поддавшись ее веселью, тоже хохотнул.
- Адмирал, я так рада вас видеть! - В голосе доктора Литии Форрестер слышалась неподдельная искренность.
- Можете называть меня Джимом, - совсем расшутился адмирал. - Только не дотрагивайтесь до меня!
Лития Форрестер снова весело рассмеялась и на глазах у всех (многие делали вид, что не интересуются ею, и наблюдали исподтишка: мужчины уловили суровые послания в глазах своих жен) поцеловала адмирала в щеку.
- Надеюсь, не об этом шла речь?
- Нет, это разрешается, - радостно хмыкнул адмирал.
- А вы, оказывается, уже знакомы?! - удивилась жена французского посла.
- Нет, мы только что познакомились, - возразила доктор Форрестер.
- Вот как?! - воскликнул полковник сэр Долей Рамсей-Пак.
Через какое-то время все отметили, что любую тему разговора доктор Форрестер умело переводит на адмирала Краста. Первой, извинившись, отошла жена французского посла. Затем свернул свой флаг полковник. Он никогда не понимал, что сделало Америку процветающей, но если это "что-то" существует, то, несомненно, оно есть и у адмирала Краста, грубоватого вояки средних лет. Полковник присоединился к другой группе гостей.
Сэр Долей Рамсей-Пак сложил оружие после того, как безуспешно попытался прервать монолог доктора Форрестер о трагической судьбе генерала Дорфуилла, побывавшего в ее медицинской клинике. Он был одним из тех пациентов, которые, по ее определению, страдают "синдромом власти". Они легко поддаются психологической корректировке, так как не больны в общепринятом значении этого слова, просто они нормально реагируют на не совсем нормальные стимуляторы.
- Это напоминает профессиональные заболевания, - продолжала доктор Форрестер. - Взять хотя бы футболиста. Сам он здоров, ноги тоже в порядке. Но его постоянно преследуют коленные травмы. Спрашивается, почему? Потому что колени человека не рассчитаны выдерживать давление веса футболиста в двести пятьдесят фунтов, пробегающего сто ярдов за десять секунд, да еще при жутком нервном напряжении...
- В Бирме мы обратили внимание на то, - попытался вступить в разговор сэр Делси Рамсей-Пак, - что солдаты, у которых...
- Простите меня, полковник, - прервала его доктор Форрестер, - но людей, пробирающихся через джунгли, нельзя сравнивать с теми, в чьих руках ядерное оружие. Я считаю, что наша страна отличилась в высшей степени, не взорвав весь этот чертов мир. Я бы, например, не могла спать спокойно, если бы знала, что контроль за атомной энергией находится в руках подобных людей.
Высказав все это, доктор Лития Форрестер вновь повернулась к адмиралу, который вырос в глазах окружающих еще на полтора дюйма, и продолжила историю о том, как она могла бы вылечить бедного генерала Дорфуилла, если бы у нее было достаточно времени. После такого афронта полковнику ничего не оставалось, как извиниться и отойти. Однако это не помешало ему заметить, что вскоре красавица попрощалась за руку с адмиралом и уехала. Атмосфера в гостиной заметно потеплела: женщины успокоились и оживились.
Лития Форрестер вышла из здания посольства и, мельком взглянув на шофера, удобно устроилась на заднем сиденье "роллс-ройса". Покоя не давал один вопрос. Она обдумывала его всю дорогу: когда машина ехала по улицам Вашингтона, въезжала в Мэриленд, а потом на территорию научного Центра по изучению подсознания, петляла по длинной, более шести миль, дороге, ведущей к десятиэтажному зданию, затерявшемуся среди пышной зелени холмов. Лития продолжала размышлять над этим, поднимаясь в кабине лифта на свой десятый этаж...
Войдя в круглую, богато обставленную комнату типа гостиной и убедившись, что никого нет, Лития Форрестер выскользнула из своего, черного шелкового панциря, и отбросила его в сторону.
Вопрос, мучивший ее все это время, оставался пока без ответа, и это раздражало.
Чушь какая-то! - недоумевала Лития Форрестер, уже в который раз прокручивая в голове факты и события последнего времени. Ее не волновала гибель генерала Дорфуилла. Это предусматривалось планом. - Кому нужно, чтобы такой болван вернулся на землю и стал блеять, пытаясь объяснить, зачем ему вздумалось бомбить Сан-Луис?.. Кловиса Портера тоже пришлось убрать. Кто знал, что он споткнется на этой программе? Допустим, он был банкиром... Но он был еще и республиканцем... к тому же из Айовы. В его задачу входило провести расследование, и никакой инициативы. Никакой! Но он стал копать слишком глубоко. Это-то его и погубило... Хуже с полковником войск специального назначения. Тут произошла досадная непоправимая ошибка. И беда не в том, что за нее пришлось заплатить слишком высокую цену, а в том, что попутно вскрылись ранее неизвестные обстоятельства...
Лития Форрестер подошла к столу с мраморным верхом, достала из ящика записную книжку в желтом переплете и, соединяя точки, расположенные вдоль векторной стрелки, вычертила кривую фактов и событий. Получилось нечто вроде диаграммы.
Первая точка - охранник телефонной компании, - решила она. - Он обнаружил специальную скрамблерную линию, идущую в санаторий Фолкрофт. Это - вторая точка... В тот день секретарь Кловиса Портера посетила Белый дом, и в тот же день скрамблерной линией воспользовался президент, а чуть позже по ней говорили о каком-то "особом человеке". Это - последняя точка. Но не слишком ли много совпадений для одного дня?.. - Лития Форрестер чувствовала, что ответ где-то рядом. - Особый человек... он находится в Майами-Бич... Сомнений нет, это особый специалист по расследованиям.
Здесь доктор Лития Форрестер ошибалась.
Осуществление программы шло полным ходом. Лишние глаза и уши могли помешать, поэтому было решено убрать "особого специалиста". И тут Лития Форрестер допустила первую оплошность, использовав в этом деликатном деле полковника войск специального назначения.
Казалось, все логично. Полковнику требовалось восстановить уверенность в своем мужестве и силе... А тут такой случай! Огромных трудов стоило убедить его действовать не в одиночку, как Тарзан, а с подстраховкой хотя бы из двух спецназовцев. Лития Форрестер успешно справилась с этой задачей.
И все-таки агент по имени Римо Дональдсон остался жив. Но почему? - в сотый раз спрашивала себя доктор Форрестер. - И как это полковник, опытный "коммандос", умудрился позволить убить себя? Правы были ее сотрудники, считавшие людей из войск специального назначения, разных там парашютистов-десантников, разведчиков-диверсантов и других, безмозглыми сорвиголовами и жалкими шутами, способными провалить серьезное дело. Дорфуилл или Кловис Портер выполнили бы это задание намного лучше, - с горечью подумала Лития Форрестер. - А число изувеченных и убитых тем временем растет... Что ж, мистер Дональдсон, вам предстоит встретиться с людьми, которые не проигрывают! - решительно тряхнула головой доктор Лития Форрестер и начертала над последней точкой диаграммы большую букву "X".
Почувствовав некоторое облегчение, она взглянула на потемневшее небо, проглядывавшее сквозь прозрачный пластик потолка. Куполообразная крыша из искусственного стекла была последним достижением архитектуры. Сомневаться в его оригинальности не приходилось, ибо доктор Лития Форрестер сама была автором проекта. В ее практике неудачных работ не было.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Человек, обозначенный в диаграмме доктора Литии Форрестер последней точкой, находился в то время в аэропорту "Даллес" близ Вашингтона, где пытался безуспешно объяснить своему работодателю доктору Харолду Смиту, почему он намерен закончить свою деятельность.
- Это совершенно особый случай, - не соглашался доктор Смит. - Возможно, такое бывает раз в жизни. С подобным делом мы никогда не сталкивались и, даст Бог, никогда не встретимся.
Римо Уильямс, известный Литии Форрестер как Римо Дональдсон, решился на этот раз идти ва-банк.
- Сморкайтесь через ухо! - сказал он фразу, позаимствованную у Чиуна. - Каждый раз, когда кто-нибудь теряет канцелярскую скрепку, я в пожарном порядке срываюсь и мчусь очертя голову на другой конец света. Вы не осознаете, - чтобы принести себя в состояние полной готовности, мне необходимо иметь две недели. Минимум! Вместо этого я мотаюсь, как...
Римо отпил глоток воды и брезгливо отодвинул в сторону рис. То была имитация натурального неочищенного риса, рассчитанная на массового потребителя, которому было важно, чтобы при варке рисинки не склеивались одна с другой и сохраняли свежесть в течение одной минуты. Минуты вполне хватало! Такой рис по питательным качествам равнялся плевку. С неменьшей пользой можно было бы есть сахарную вату.
Даже вода, которую Римо пил, только называлась водой, а на самом деле была коктейлем из химикатов. Пришла на память проскользнувшая где-то фраза: "Вода содержит все элементы, необходимые для питания, включая те, из которых состоит чау мейн - китайское рагу".
Уроки старого Чиуна не прошли даром. Римо придавал воде особое значение. Он редко позволял себе расслабиться, опрокинуть рюмку-другую горячительного, запить кружкой пива и "закусить" все это ароматной сигаретой.
- Что-то не так? - встревожился официант, заметив отставленный в сторону рис.
- Нет-нет, с рисом все в порядке, - ответил за Римо доктор Смит. - Просто у некоторых людей весьма своеобразные вкусы.
- Такие, как вкус к жизни, - буркнул Римо, наблюдая через окно за прилетающими и улетающими самолетами.
Теперь его внимание привлек "Боинг-747", похожий на огромный опрокинутый отель, который завис над землей, решая, падать ему или нет.
- В чем дело на это раз? - безучастно поинтересовался Римо, не отрывая взгляда от самолета.
- Продается правительство Соединенных Штатов Америки, - прошептал, перегнувшись через стол, доктор Смит.
- Эка невидаль! - Римо мрачно посмотрел на стоявший перед ним стакан с водой, перевел задумчивый взгляд на лоснившуюся румянцем свежую булочку и спросил: - Что тут нового?
- Я имею в виду, что оно продается на мировых рынках как обычный товар, - уточнил доктор Смит.
- Значит, теперь оно будет, наконец, международным? Хотя вот уже четверть века оно, собственно, таковым и является, - высказал свое мнение Римо.
- Кто-то выставляет на продажу контроль за ключевыми министерствами в правительстве Соединенных Штатов Америки. Речь идет о министерствах обороны, национальной безопасности, финансов, разведывательных систем и других. На про-да-жу! - произнес по слогам доктор Смит. - Представляете?
- Что тут сказать? Покупайте!
- Будьте серьезнее, - не поддержал шутку доктор Смит.
- А я совершенно серьезен, дорогой коллега. Мне совсем не до шуток, - вновь посуровел Римо. - Я серьезен, когда оставляю без головы какого-нибудь парня, о котором сроду не слыхивал. Я серьезен, когда решаю, в какую сторону кинется стоящий передо мной человек. Я серьезен сейчас, когда говорю, что все это не имеет ко мне никакого отношения, как, впрочем, никогда и не имело. Мы были глупцами, если думали иначе. Я долго размышлял, Смит, и, наконец, решился.
Римо вновь отвернулся к окну, продолжая наблюдать за самолетами.
- О'кей! - не стал спорить Смит. - Давайте выйдем отсюда. Я хочу кое о чем рассказать.
- Если вы надеетесь устранить меня, не пытайтесь. Не сможете!
- Я не так глуп, Римо, как вы думаете. Да и жить мне пока не надоело.
- Ерунда! Вы ничем не связаны, поэтому готовы на все ради этой страны. Мне следовало бы убрать вас, а потом посмотреть, на какие спусковые крючки станут нажимать компьютеры Фолкрофта.
- Оставьте, Римо! Я хочу рассказать вам о человеке по имени Кловис Портер.
- Он что - проводник в вагоне? - усмехнулся Римо. - Вы, истинные американцы, любите придумывать имена со значением.
- Может быть, вы тоже истинный американец?
- Вряд ли, мне повезло бы больше. Кловис Портер? Я не стал бы рассказывать о Кловисе Портере даже вербовщику с кнутом. Кловис Портер?..
- Да, именно Кловис Портер, - вновь заговорил Смит. - А теперь послушайте.
Но потребовалось какое-то время, пока они добрались на такси до города, после чего он смог подробно пересказать досье Кловиса Портера, не забыв сообщить, что сто лет назад семья Портеров разорилась. Они еще долго бродили по Вашингтону.
- Кловис Портер израсходовал все свои деньги, чтобы выяснить тайну мировых аукционов. Как и многие другие американцы, он считал, что за Америку можно отдать не только состояние, но и жизнь.
Продолжая беседовать, они пересекли незримую границу, отделяющую так называемый "черный" квартал от остального Вашингтона.
Здешняя граница - понятие условное, но люди, живущие по обе ее стороны, свято соблюдают неписаные законы улицы. Квартал славился не столько обилием развалюх, сколько отсутствием белых, которые не могли ужиться с местным населением.
Дважды в день линия границы менялась: к вечеру квартал как бы увеличивался, а к утру возвращался на прежние позиции. К белым относились по-разному, в основном настороженно, поэтому появление двух джентльменов, да еще в такой час могло сравниться лишь с сиянием полуденного солнца, лучи которого редко заглядывали сюда. Это событие не осталось без внимания. Шторки во многих окнах подозрительно шевелились.
- Таким же идеалистом, как Портер, был еще Макклири. Вы помните его, Римо?
- Да, очень хорошо помню, - Римо с силой пнул валявшуюся на дороге банку из-под пива.
- Он тоже был уверен, что Америка стоит человеческой жизни, - продолжал Смит. - Моей, вашей, его собственной...
- И где же этому конец?
- Для Макклири? - переспросил Смит. - Когда вы убили его... Кстати, он знал, почему вам пришлось сделать это.
Римо положил руку на плечо Смита, который удивленно взглянул на него: на морщинистом, усохшем лице доктора запечатлелась вся его жизнь, тоже сморщенная и иссохшая.
В свое время Макклири завербовал молодого полицейского, но по иронии судьбы именно Римо в качестве первого задания поручили убить своего вербовщика. Тяжелораненный Макклири лежал в больнице, и Организация боялась, что под воздействием лекарств он может заговорить.
- Я не убивал Макклири! - сказал Римо твердо. - Не убивал! Слышите?
- Что это значит?
- Только то, что я не смог убить его. Он умолял, чтобы я убил его, а я не смог. Понимаете? Он сделал это сам.
- Не может быть!
- Может! - жестко отрезал Римо. - Когда я прочитал об этом, подумал: "Что ж, первое задание выполнено. По глупости Макклири".
- Я этого не знал, - задумчиво сказал Смит, и его голос дрогнул.
- Ладно, что теперь говорить? С того самого дня все и началось: одно задание переходило в другое, другое - в третье и... конца-края нет. Благодаря усилиям Чиуна я начал думать, что в этом и есть мое главное предназначение. Потом стало еще проще: убить человека - все равно, что отметиться в журнале о приходе на работу. Вы когда-нибудь задумывались над тем, что я испытываю, когда убиваю людей?
- Нет, - тихо сказал Смит.
- Еще бы... Конечно, нет, черт побери! - вспылил Римо. - Половину времени я обдумываю, как сделать это с минимальными затратами энергии. А речь идет о живых людях!
- Что вас тревожит?
- Да я только об этом и твержу последние полчаса! - разозлился Римо. - Вы что, не слушаете меня?!
- Ничего вы толком не говорите. И почему вдруг сейчас?
- Вовсе не вдруг! Это долго копилось...
- Вас тревожат ваши лица? - спросил Смит.
- Вряд ли вы сможете понять меня, - вздохнул Римо.
- В следующий раз, я обещаю, мы восстановим ваш первоначальный вид или близкий к нему, - сказал Смит.
- Если не прикажете хирургу нечаянно ошибиться, - заметил Римо. - Я ведь теперь не только подозрителен для вас, но и опасен. Не так ли?
- Я не сделаю этого.
- Такую операцию я выдержал бы и без наркоза, - сказал Римо, с завистью взглянув на полчища насекомых, кружившихся под лампой уличного фонаря в безумном вихре жизни.
- Не сомневаюсь.
- Вероятно, Чиун выполнит ваше поручение, если вы захотите убрать меня?
- Кто же еще? - На застывшем как маска лице доктора Смита не дрогнул ни один мускул. - Он ведь профессионал.
- Именно! В большей степени, чем я.
Смит повернул свой портфель замками к свету уличного фонаря, секунду поколдовал и открыл его. Римо, готовый к любым неожиданностям, внутренне напрягся. Однако на этот раз все было по-честному: Смит вынул из портфеля магнитофон.
- Хочу, чтобы вы послушали эту запись, - сказал он и нажал кнопку.
Говорил Кловис Портер.
На одной из грязных улиц черного квартала в Вашингтоне, округ Колумбия, в свете уличных фонарей, окруженных полчищами насекомых, Римо услышал, как фермер из Айовы прощался со своей женой, единственной женщиной которую он любил; прощался потому, что еще больше любил свою страну.
И Римо сдался:
- О'кей, сукин вы сын! Но это в последний раз!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Удивительно, но факт. Волоките опротивело грабить. Поросенку и Костяшке надоело шататься по улицам. А Бум-Бум почувствовал тягу к работе - любой, только не руками.
Сказать, что Бум-Бум или его приятели с работой были на "ты", значило обидеть их. Когда-то Волокита, Поросенок и Костяшка пробовали работать поденщиками в фирме "Ауто-Куики-Кар-Шайн", но так давно, что уже нельзя припомнить точно, правда это или нет.
Теперь каждый из них получил право на пособие из фондов социального обеспечения, но особой радости от этого почему-то не было. Наверное, потому, что в палате неотложной помощи больницы Фероукс они чувствовали себя не в своей тарелке. Поросенок обвинял Волокиту в глупости и посылал то к одной, то к другой маме. Костяшка никого не обвинял, поскольку не успел разглядеть, как все произошло. Бум-Бум стонал, ругая неизвестно кого. Если бы нашелся человек, пожелавший узнать, что он там бормочет, то был бы обескуражен: Бум-Бум несправедливо обвинял свои руки в том, что они сильно болят. Кисти-то рук перемолоты, а запястья... сплошное кровавое месиво.
Разве Волокита думал, что все так кончится? Начиналось так славно. Перед самым закрытием баров двое белых гусей одиноко стояли в центре квартала и проигрывали на магнитофоне голос какого-то кота, который забавно мурлыкал.
Волокита, Поросенок, Костяшка и Бум-Бум привычно скучали, препираясь из-за того, где и чем можно поживиться в этот поздний час. И вдруг - удача: двое подгулявших Чарли, да который постарше и худой еще и с портфелем. Грех не воспользоваться случаем, и ребятки решили устроить театр.
- Наше вам с кисточкой, господа хорошие, - раскланялся Волокита, изображая шута.
Старый Чарли, мельком взглянув на появившихся из темноты чернокожих парней, продолжил разговор с пижоном помоложе.
- Я говорю привет, братва! - начал заводиться Волокита.
- Здорово, мужики! - присоединились к нему Бум-бум, Костяшка и Поросенок.
- Добрый вечер, - ответил тощий гусь с портфелем. При этом на лице его не было ни удивления, ни испуга, ни даже волнения.
- Монеты есть? - набычился Волокита.
- А банан пососать не хочешь? - спросил гусь помоложе.
- Чего-чего?
- Сказал, чтобы ты шел сосать бананы. Здесь не подают.
- Хо! Да ты никак грубишь! - искренне удивился Волокита. - Хоть знаешь, где ты есть-то?
- Уж не в зоопарке ли среди обезьян?
- А за это ты схлопочешь, Чарли. Будешь кровавыми слюнями харкать!
- Послушайте, молодые люди, - заговорил тот, который постарше и с портфелем. - Мы не хотим неприятностей. Идите своей дорогой, и мы вас не тронем.
От такой наглости со стороны Чарли Поросенок расхохотался, Костяшка ухмыльнулся, обнажив желтые от курева зубы, а Волокита как-то странно хихикнул. Зато Бум-Бум повел себя с достоинством. Он вытащил небольшой пистолет, блеснувший в свете уличного фонаря.
- Я как вижу такого гуся убиваю сразу, - процедил сквозь зубы Бум-Бум.
- Он очень испорченный мальчик, - доверительно сказал Волокита, обращаясь к обоим Чарли. - О-о-очень!
- Таких уничтожал бы в зародыше! - прохрипел Бум-Бум. - И с тобой цацкаться не буду!
- Давай, братва, кончать с ними!
Но белые никак не прореагировали на угрозы, будто здесь не было ни Волокиты, ни Поросенка, ни Костяшки, ни даже Бум-Бума с пистолетом.
- О'кей, договорились, - сказал тот, что помоложе. - Генерал будет первым сегодня вечером. Остальное уточним утром. И пока я еще не в форме, возьму с собой Чиуна.
- Не возражаю, - кивнул тощий. - Теперь, надеюсь, вы понимаете, почему так важно наше участие в этом деле? Все остальные известны, поэтому под подозрением.
- У меня плохие новости, сэр, - вновь заговорил молодой Чарли.
Бум-Бум взглянул на Волокиту и недоуменно пожал плечами, а Костяшка и Поросенок, не сговариваясь, покрутили пальцами у висков, показывая, что у белых гусей крыша поехала. А как это объяснить иначе? В самом центре черного квартала в Вашингтоне четыре здоровенных негра, вооруженных пистолетом, угрожают двум белым замухрышкам, а те вместо того, чтобы кричать, бежать или молить о пощаде, знай себе беседуют, как расстроить одно дело да как организовать другое, будто их жизнь не висит на волоске.
- И что это за новости? - спросил тощий.
- Кто-то интересуется нашими делами, а может быть, кое-что уже знает, - сказал тот, который помоложе. - В Майами на меня напали. Думаю, что нашу линию прослушивают и...
- Есть только один человек, который...
- Верно! - согласился молодой Чарли.
- Боже мой! - воскликнул тощий. - Надеюсь, это не то, о чем я только что подумал.
Пробормотав какое-то ругательство, Бум-Бум направил пистолет в лицо гуся помоложе:
- Ты тут плетешь всякое, чего я не секу. Я вас граблю, ясно?
- И сколько вы бы хотели? - в голосе молодого гуся прозвучала снисходительная жалость. Это не понравилось Бум-Буму.
- А сколько у тебя есть? - спросил он грубо.
- Я дам вам, парни, по сто долларов каждому. Идет?
- Пятьдесят! - твердо сказал старый гусь с портфелем.
- Да пусть будет сто, - настаивал молодой шизик. - Сегодня на пятьдесят не больно-то разгуляешься.
- Сотня здесь, сотня там - вот и набегают суммы. Дайте им по семьдесят пять и ни цента больше.
- О'кей! Пусть будет по семьдесят пять.
Бум-Бум кожей почувствовал, как из его рук уплывают еще не полученные, но уже мысленно потраченные денежки, и распсиховался:
- Могу я помешать вашей чертовски интересной беседе? - ехидно заметил он, энергично размахивая пистолетом. - Это - мое ограбление, и только я один решаю, сколько мне получать!
- Семьдесят пять долларов тебя устроят? - спросил молодой белый.
- Нет!
- Никогда! - дружно заорали Поросенок и Костяшка. - Мы хотим все! Все, что у вас есть... И портфель тоже!
- Ну, тогда извините, ребята, - мягко сказал белый помоложе.
Остальное произошло так быстро, что поначалу никто ничего толком не понял. Бум-Бум дико взвыл и, подпрыгивая, затряс руками, перебитые кисти которых беспомощно болтались на каких-то эластичных веревочках, похожих на резинки. Поросенок и Костяшка с переломанными ногами бездыханно лежали на земле. Волокита смутно помнил, как в ночном уличном свете сверкнула белая рука и... Очнулся он только в отделении неотложной помощи.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Миссис Уитерс сообщила полиции не все.
- Да, я проснулась ночью и увидела мужа в постели мертвым. А вместо лица... Это было ужасное зрелище!.. Нет, я ничего не слышала. Ничего! Я спала...
- Вы хотите сказать, мадам, что кто-то убил и изуродовал вашего мужа, спавшего рядом с вами, а вы абсолютно ничего не слышали? - переспросил полицейский.
Сыщик раздражал ее. Рассевшись в своем 75-долларовом костюме на ее 1800-долларовом кожаном диване, он не имел права так грубо, так неуважительно разговаривать с ней, делая пометки в потертом блокноте.
Всего лишь сержант, а то и меньше, и туда же! - подумала она с неприязнью, а вслух спросила:
- Вашему полковнику известно, что вы так разговариваете с людьми?
- Я полицейский, мадам, а не солдат!
- А вот генерал Уитерс был солдатом! - холодно заметила миссис Уитерс.
В спешке она набросила на себя что-то розовое и прозрачное и теперь жалела: надо было надеть что-нибудь поплотнее. Например, костюм. И беседовать на веранде, а не здесь. Ей все больше не нравился этот сержант, который вел себя так развязно. Какое неуважение к памяти покойного генерала Уитерса!
Санитары вывезли на каталке тело генерала через гостиную. Белая простыня закрывала то, что осталось от его головы.
- Мадам, мы хороши сознаем, что ваш муж был солдатом, - сказал полицейский. - Но сейчас речь о другом.
- Да, но в вашем голосе слышится неуважение, сержант, а в поведении нет и намека на субординацию, - возразила миссис Уитерс.
- Я еще раз повторяю, мадам, что я полицейский, а не солдат.
- Это бросается в глаза!
- Мадам, вы были единственным человеком, находившимся в этот трагический момент рядом с генералом. Боюсь, что это ставит вас под подозрение.
- Не говорите ерунды, сержант! Генерал Уитерс был четырехзвездным генералом и первым кандидатом на получение пятой звезды. Для чего же мне его убивать?
- Звезды и звания - не единственное, что связывает людей, мадам. Особенно мужчину и женщину.
- Вы не солдат!
- Вы уверены, что ничего не слышали?
- Уверена! - отрезала миссис Уитерс, запахивая поплотнее розовый ночной халатик.
Бесспорно, она была привлекательна, женщина на пороге увядания, когда огонь последних желаний испепеляет тело, не предназначенное более для продолжения рода.
У миссис Уитерс действительно был секрет, которым она не захотела делиться. Слушая неряшливого капрала или как он там себя называет, она вспоминала те удивительные бархатные руки. Ее разбудил легкий шум. Миссис Уитерс повернулась на другой бок, но глаза открыть не успела: чьи-то восхитительные трепетные руки коснулись кончиками пальцев ее век, а затем скользнули по телу, будя в каждой его клеточке самые затаенные чувства. Она проснулась от желания, страстного, требовательного, все поглощающего. А потом... потом пришло исполнение, о котором она не мечтала в самых смелых снах. "О-о, Ванс! Ванс!" - стонала она в экстазе. Восхитительные руки продолжали ласкать ее тело и после, касаясь самых укромных его уголков, а потом легким пухом опустились на веки, не давая глазам открыться. В этом блаженном состоянии миссис Уитерс вновь заснула и проснулась только тогда, когда почувствовала что-то мокрое на своем плече. Повернувшись к мужу, она не поверила своим глазам. Кругом была кровь, а голова Ванса, его лицо... О, ужас!
- Нет! Нет! - только и смогла вымолвить миссис Уитерс.
Потом она позвонила в полицию и теперь сидела потрясенная, но... не очень. Хотя Ванс, конечно, был достоин пятой звезды. Умереть накануне своего триумфа! Нет, она искренне сожалела о смерти мужа.
- Я должен спросить вас, миссис Уитерс, еще раз. Как могло случиться, что голова вашего супруга буквально отделена от туловища, а вы ничего не слышали? Даже вскрика? В эго трудно поверить.
- Я не слышала ничего. Нельзя слышать, как двигаются руки.
- Руки?! Откуда вы знаете, что это были руки?
Да-а, я допустила промах, - отметила она про себя.
- Надеюсь, леди не думает, что мы готовы поверить, будто такое можно сделать руками? - не отставал полицейский.
Миссис Уитерс пожала плечами. Все-таки до чего же глупы эти солдафоны.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Должность секретаря по особым поручениям в старинном банкирском доме Рапфенбергов имела определенные преимущества: хорошее жалование и частые разъезды, а кроме того ощущение приподнятого настроения и причастности к особо важным делам.
Что может быть приятнее для двадцатичетырехлетней американки, приехавшей в Цюрих кататься на лыжах? - подумала Эйлин Хамблин, пытаясь убедить себя в том, что последние три месяца оказались не такими уж пропащими, хотя, конечно, лучше бы куда-нибудь поехать. Можно догадаться, что главной причиной огорчений молодой американки стал сидячий образ жизни. В течение последних трех месяцев, пока господин Амадеус Рентцель выполнял какую-то важную работу, она вынуждена была сидеть за этим противным столом. Впервые в ее душу закралось подозрение, что банковское дело может быть не просто скучным, а очень скучным. Да, от такой работы, - совсем не по-швейцарски думала она, - задница ноет.
Если бы она была секретарем, который заинтересован в делах фирмы, то могла бы попытаться узнать что-нибудь о банковском деле, финансах и монетарной политике, а, значит, и разделить волнение тех, кто связывает с этим всю свою жизнь. Для Эйлин Хамблин золото было только золотом, а серебро только серебром, из которых делают ювелирные изделия, порой довольно милые. А вот деньгами платят за жилье, покупки в магазинах, и ей никогда не приходило в голову, что между этими бумажками и горой золота, упрятанной в каком-нибудь форте, существуют прямые причинно-следственные связи.
Господин Рентцель попытался однажды попроще объяснить ей суть банковского дела, но, поняв, что это абсолютно бесполезно, бросил. За последние три месяца он сильно изменился, стал совсем другим: сутками сидел за рабочим столом, изучая сводные отчеты о состоянии наличности и резервов, движении золота в стране и за рубежом.
Эйлин Хамблин хорошо помнила день, который перевернул всю ее так хорошо наладившуюся жизнь. Помнится, господин Амадеус Рентцель выскочил из своего кабинета и взволнованно воскликнул:
- Запасы золота на Нью-Йоркской фондовой бирже сокращаются!
- Вот и хорошо! - брякнула она не подумав.
- Хорошо?! - вытаращил он глаза. - Да как ты такое говоришь?! Ужасно! Все ужасно!
- А мы можем что-нибудь сделать?
- Абсолютно ничего, черт побери! - бросил он, скрываясь за дверью своего кабинета.
С того самого дня и до сих пор ее каждодневным делом стало составление списка цен на золото на крупнейших фондовых биржах мира. За последний месяц они сильно выросли, и пропорционально их росту улучшалось настроение мистера Рентцеля. Неожиданно он стал чрезвычайно популярным. Раньше, чтобы увидеться с клиентами, они с Эйлин Хамблин ездили по всему свету, а теперь клиенты сами приезжают к нему. Целый месяц люди. Просто Организация Объединенных Наций. Соседи, гости с Востока, даже русские...
А на днях его посетил человек, на визитной карточке которого напечатаны всего два слова: "Мистер Джоунс".
Встречая его, Эйлин Хамблин позволила себе сдержанно улыбнуться. Человек говорил с акцентом Людвига фон Дрейка, из чего она сделала вывод, что он такой же мистер Джоунс, как она Жаклин Онассис.
В данную минуту мистер Джоунс беседовал с мистером Рентцелем в его кабинете, нервно постукивая кончиками пальцев по замкам черного кожаного кейса, пристегнутого к руке старомодным наручником.
- Я рад, что ваша страна решила участвовать в торгах на аукционе, - сказал хозяин кабинета, обращаясь к гостю.
Рентцель был высокий подтянутый мужчина с гладко зачесанными светло-русыми волосами и выглядел моложе своих пятидесяти. На нем была добротная одежда несколько устаревшего фасона, но не потому, что он не знал в этом толка, а из убеждения, что солидный банкир должен одеваться именно так.
Его собеседник, представившийся мистером Джоунсом, был полной противоположностью: тучный, лысоватый, маленького роста и в роговых очках с толстыми стеклами. Он молча и без особого интереса рассматривал мистера Рентцеля - так в вагонах метро читают расклеенные по стенам рекламы.
- По-моему, демонстрация бомбардировки Сан-Луиса произвела большое впечатление, не так ли? - спросил господин Рентцель.
Джоунс пробормотал что-то утвердительное и снова надолго замолчал.
- Деньги у меня, - выдавил он наконец.
- В долларах?
- Да.
- Надеюсь, с правилами вы знакомы?
- Напомните, пожалуйста, - Джоунс потянулся за ручкой к внутреннему карману мешком сидевшего на нем толстого синего пиджака.
- Пожалуйста, никаких записей! - предупредил Рентцель, сопроводив слова выразительным жестом из арсенала уличных регулировщиков.
Рука Джоунса медленно возвратилась назад. Рентцель обошел стол орехового дерева, сел в свое кресло напротив Джоунса и начал объяснять:
- Ваши два миллиарда долларов будут храниться у меня как залог серьезных намерений со стороны вашей страны. Торги начнутся через семь дней в нью-йоркском бюро Виллбрукского союза.
- Никогда о таком не слышал, - прервал его Джоунс.
- В этом их сила, мистер Джоунс, - улыбнулся Рентцель. - Они банкиры, а не агенты по связям с населением, нм лишняя реклама ни к чему. Во всяком случае, торги на аукционе буду вести я сам. Каждая из стран-участниц имеет право назначить любую цену, но только один-единственный раз. Минимальная цена - один миллиард долларов. Золотом. Побеждает назначивший наивысшую сверх одного миллиарда...
- Миллиард - внушительная сумма, - опять заговорил Джоунс.
- Но и товар внушительный, - вновь улыбнулся Рентцель. - Контроль над правительством сверхдержавы дорогого стоит. Да, вам следует знать о конкурентах, - продолжал Рентцель. - Наряду с вашей страной в аукционе примут участие Россия, Китай, Италия, Франция, Великобритания... Ну и Швейцария, конечно.
- Вы, швейцарцы, всегда любили острые ощущения, - усмехнулся Джоунс.
- А вас, немцев, всегда завораживала возможность контролировать других, - не остался в долгу Рентцель. - Да, чуть не забыл. Предлагаемые цены сдаются в письменном виде в запечатанных конвертах. Проигравшим возвращаются их залоговые суммы. А сейчас я выпишу вам квитанцию о принятых на хранение деньгах.
- Должно быть, интересно чувствовать себя продавцом правительства, - сказал Джоунс задумчиво. - Казалось бы, единственным человеком, который видится в этой роли, мог стать сам президент, - добавил он.
- Разве гак уж важно, кто этим занимается? - пожал плечами Рентцель. - Пока это делает мой клиент. Инцидент с атомной бомбой продемонстрировал его безграничные возможности. Завтра будет организован еще один случай. На этот раз он коснется ЦРУ. Когда вы о нем услышите - сразу обо всем догадаетесь. А если вы победите на аукционе, власть над такого рода акциями перейдет в ваши руки.
- И все-таки целый миллиард долларов золотом! - продолжал Джоунс. - Сколько же золота потребуется?
- Около тысячи тонн, - сказал Рентцель уверенно и тут же успокоил гостя: - В Швейцарии прекрасные возможности для хранения золота. Да и наш клиент нам доверяет.
- Мы, возможно, не будем участвовать в аукционе, - мрачно сказал Джоунс скорее из неприязни к человеку, у которого есть ответы на все вопросы.
- Весьма сожалею, но вы много потеряете, - сказал Рентцель. - Другие страны готовятся. Посмотрите, как бешено растут цены на акции золотодобывающих компаний.
Джоунс был уверен, что его собеседник прекрасно информирован о "золотой лихорадке" на фондовой бирже Германии. Германия накапливает золото для участия в аукционе.
- Ладно, посмотрим, - сказал Джоунс без энтузиазма и, щелкнув замком наручников, положил кейс на стол перед Рентцелем. - Будете считать?
- Нет! Не вижу необходимости, - заверил Рентцель. - В таких делах накладок не бывает.
Он встал и попрощался за руку с мистером Джоунсом, который быстро вышел из кабинета. Рентцель открыл оставленный гостем кейс и с профессиональным равнодушием осмотрел аккуратные пачки тысячедолларовых купюр. Два миллиарда. Даже не потрудившись закрыть кейс и убрать его со стола, банкир вышел в приемную. Джоунса уже не было, а секретарь красила лаком ногти.
Она подняла глаза и с разочарованием выслушала слова банкира:
- Обратите внимание на цены акций золотодобывающих компаний в Париже и Лондоне, - а потом, усмехнувшись, добавил: - И закажите билеты на воскресный вечерний рейс до Нью-Йорка.
К сожалению, он слишком быстро исчез за дверью кабинета, а то увидел бы сияющую улыбку на лице Эйлин Хамблин. Нью-Йорк! Вот здорово! - ликовала она. - Банковское дело имеет и приятные стороны!
Рентцель тоже улыбался в эту минуту. Инцидент с ЦРУ принесет свои плоды, - радостно потирал он руки. - После него все страны выстроятся в очередь на аукцион.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

- Добрый вечер, Бертон! - пропела доктор Лития Форрестер.
В дверях стоял атлетически сложенный, сильно загоревший мужчина в сандалиях на босу ногу, домашних брюках и рубашке с распахнутым воротом, открывавшим густо заросшую грудь. Глядя на него, не сразу скажешь, что этот человек лечится от нервного потрясения.
Брови Бертона Баррета медленно сошлись на переносице, а два темных мешка под водянисто-голубыми глазами красноречиво свидетельствовали о жертвах, приносимых на алтарь душевных мук.
- О-о! Да-да! Добрый вечер! - дотронулся он до виска.
- Может, войдете, Бертон?
- Конечно, для этого, собственно, я и пришел, доктор Форрестер. Иначе зачем?
Доктор Форрестер приветливо улыбнулась и плотно закрыла дверь за Бертоном Барретом, начальником одного из оперативных отделов Центрального разведывательного управления. Баррет восстанавливал силы в ее клинике после сильного нервного срыва, который он объяснял просиживанием штанов впустую.
Пятнадцать лет одно и то же: бесконечная череда докладов и сообщений непонятно о чем, неизвестно кому, от кого и зачем... Было отчего загрустить и сломаться! Теперь вот его ремонтировали. Очень нужный человек, поэтому пациент "номер один".
- Не хотите присесть, Бертон?
- Нет, доктор Форрестер, спасибо! Мне больше нравится стоять на голове.
Лития Форрестер сидела за столом, скрестив ноги. Бертон Баррет, не глядя на доктора Форрестер, плюхнулся на кожаный диван и уставился в небо. Он смотрел и ничего не видел: ни звезд, ни бликов на пластиковом потолке. Это называлось "сосредоточенным невидением" объекта. Но больше всего Бертон Баррет не хотел видеть Литию Форрестер.
- Да, именно на голове! - повторил он капризно. - Вам ведь абсолютно все равно, не так ли?
- Сегодня, Бертон, вы ведете себя особенно враждебно. Есть причины?
- Нет, все как обычно.
- Может быть, вы чем-то озабочены?
- Озабочен? - удивился Бертон. - Конечно, нет. Я - Бертон Баррет с Главной улицы, истинный американец. - Я богат и красив, у меня не может быть никаких забот. Я никому не симпатизирую, никого не люблю. Мои особенности - сила, алчность и, конечно, самоконтроль. - Бертон Баррет нервно забарабанил пальцами по коже дивана и что-то тихо запел. - Заботы? - повторил он тоскливо. - Нет у меня никаких забот. У Бертона Баррета нет друзей, ему не нужны друзья. Озабоченный Бертон Баррет работает в ЦРУ. Здесь есть сексуальный оттенок, правда?
- Ничего тут нет сексуального, Бертон, и мы это знаем: вы и я.
- Такая уж у меня сексуальная работа, что потребовались недели для ухода со службы и уговоров, чтобы получить отпуск для лечения в этой клинике.
- Что тут странного? В вашей организации особые порядки.
- Вы когда-нибудь обсуждали с агентом ФБР ваши личные проблемы? Точнее, с одним из агентов по имени Беннон, причем несколько часов подряд? А каково ждать, пока он оформит все документы и порекомендует психолога?! Должен заметить, - продолжал Бертон Баррет, - что агент Беннон - явление особенное. А может, я отношусь к этому ирландцу предвзято? Я стал забывать, кого дозволено осуждать, а кого - нет. Все так быстро меняется.
- Но вы не говорите главного, Бертон. Что вас беспокоит?
- Я ведь сегодня последний день, как вы знаете.
- Да, знаю, - кивнула доктор Форрестер.
- Меня не вылечили.
- Смотря что понимать под словом "вылечить". Это слишком широкое понятие.
- Спасибо, утешили.
- У вас будет возможность регулярно возвращаться сюда. Раз в неделю - обязательно.
- Одного раза мало, доктор.
- Это лучше, чем ничего. Мы обязаны исходить из реальных возможностей.
- О, Лития! - не выдержал Бертон Баррет. - Вы мне нужны, черт побери! Этим все сказано. Не пытайтесь меня убедить, что мне больше нужен терапевт Фильбенштейн.
- Давайте обсудим ваши пристрастия. Доктор Фильбенштейн - мужчина, я - женщина, а вы, как известно, человек гетеросексуальной ориентации.
- Да вы не просто женщина, а умопомрачительная женщина. Лития, я думаю о вас, я мечтаю обладать вами. Вы знаете об этом?
- Сначала поговорим о другом. Когда впервые вы испытали чувство страдания от того, что ваши желания не удовлетворены?
Бертон Баррет лег на спину, вытянувшись вдоль дивана, и закрыл глаза. Он вспомнил няню, мать, отца... свою красную коляску. Ему она очень нравилась.
Отличная была коляска. Ее можно было сильно разогнать, толкнув ногой, или загнать в толстые, как тумбы, ноги служанки. Ее звали Фло. Она при этом визжала и кричала.
Бертону строго-настрого запретили въезжать коляской в служанку, но он повторил шутку вновь. Тогда его строго предупредили и пообещали, если это еще раз повторится, отобрать коляску. Повторилось, и коляску отобрали.
Бертон плакал, отказывался есть обед и снова обещал, умолял, что никогда-никогда не будет пускать коляску в ноги служанки. Ему поверили и вернули коляску, но ненадолго: не прошло и часа, как он вновь таранил служанку. Она испугалась, заорала, стукнула его и была уволена. Он страдал, но коляску больше не просил: знал, что не отдадут.
- Почему вы повторяли со служанкой эту в общем-то жестокую шутку? - спросила Лития Форрестер.
- Не знаю, доктор. А почему люди поднимаются в горы? Служанка все время была рядом. Впрочем, какое отношение имеет коляска из моего детства к тому, что происходит сегодня? Завтра я возвращаюсь в свой поганый город, поганый кабинет, чтобы продолжать делать поганую работу, черт побери! Вы нужны мне, Лития! Без ума от вас - вот в чем проблема.
- По какой причине, вы можете объяснить? - спросила Лития Форрестер.
- Вы, Лития, самая красивая женщина на свете.
- А ваша мать? Разве она не была красивой?
- Нет. Это была просто моя мать.
- Одно другому не мешает. Она могла быть красивой.
- В нашей семье, так уж сложилось, мужчины женятся на некрасивых женщинах. И я не исключение. Если бы не роман с художницей из Нью-Йорка, я бы, наверное, просто свихнулся.
- Скажите, Бертон, если бы вы оказались в постели со мной, это помогло бы вам разрешить ваши проблемы?
- Вы это всерьез?! - вскричал Бертон, вскакивая с дивана будто его кнутом огрели.
Лития Форрестер загадочно улыбнулась, губы ее увлажнились.
- А вам как кажется? - спросила она с легкой хрипотцой. - Шучу я или нет?
- Не знаю... - смешался Бертон. - Вы же сами сказали...
- Но я ведь только спросила, поможет ли вам это.
- Да, конечно! - обрадовался он и, как ей показалось, достаточно искренне. - Значит, мы сможем заняться...
- Я не говорила этого, - прервала его буйные фантазии Лития Форрестер.
- Проклятие! Ну почему, почему, Лития, вы всегда даете эти дурацкие уклончивые ответы? - начал терять терпение Бертон Баррет. - Если бы кто-нибудь другой и в другом месте попытался разыграть меня, ему бы не поздоровилось. Я бы дал по роже! Серьезно говорю! Прямо по роже! А что касается моих агрессивных поступков, то в гробу я их видел! Лучше разберитесь вот с этим! - И глава оперативного отдела одной из самых мощных разведок мира расстегнул молнию на брюках.
- Я собираюсь, но не сейчас. - Поведение Бертона Баррета, казалось, ничуть не смутило Литию Форрестер. - Я вам это твердо обещаю! Но сначала вам тоже придется кое-что сделать.
Бертон Баррет смущенно замигал, заискивающе улыбнулся и, волнуясь и стыдясь, застегнул ширинку.
- Можно было оставить так, Бертон, - заметила Лития Форрестер без тени иронии. - Но мы займемся этим позже. А теперь давайте немножко выпьем и вместе напоем одну нехитрую мелодию. Я начну, а вы мне поможете.
- Все это как-то глупо выглядит, - растерялся Бертон.
- Таковы мои условия, дорогой. Если вы действительно собираетесь переспать со мной, вам придется их выполнить.
- Что это за мелодия? - спросил Бертон Баррет, беря, как говорится, быка за рога.
- Очень простая. Вот послушайте: та-та-та-та-там-та-там-там-та-та-та-та-там-там...
- Э-э, постойте. Кажется я знаю. Это из фильма...
- Абсолютно верно! А теперь давайте споем вместе. - Лития Форрестер встала из-за стола и направилась к дивану, на котором во всю длину разлегся Бертон Баррет.

Он все еще напевал этот незатейливый мотив, когда во второй половине следующего дня входил в вашингтонское здание национального пресс-клуба. Вспрыгнув на сцену, он предупредил собравшихся журналистов, что намерен сделать важное заявление.
После этого сообщил, что в Южной Америке на правительство Соединенных Штатов Америки работают семь бывших нацистов, оплачиваемых ЦРУ. Назвал их нынешние имена и точные домашние адреса с телефонами, а также их истинные имена, по которым этих нацистов вот уже много лет разыскивают израильтяне. Он пообещал в самое ближайшее время предоставить прессе фотодокументы.
Бертон Баррет назвал также имена четырех тайных агентов на Кубе. И дабы убедить газетчиков, что он из тех, кто располагает подлинной информацией, бросил служебный значок репортеру из "Вашингтон Пост", сидевшему в первом ряду.
- Почему вы все это рассказываете? - спросил его один из журналистов. - Вам приказали?
- А почему человек вообще что-то делает? - ответил Бертон Баррет. - Мне просто захотелось. Вот и все! Кстати, все сказанное мной, вы можете легко проверить. Ручаюсь, это правда! Действуйте, господа! А мне нужно побыстрее исчезнуть - с минуты на минуту за мной придут.
Он спрыгнул со сцены и не спеша прошагал через весь зал, игнорируя вопросы журналистов и не переставая что-то напевать.
Бертон Баррет не ошибался. Люди из ЦРУ сразу же кинулись по его следам. Однако не нашли его ни в рабочем кабинете в Лэнгли, ни в маленькой квартирке в Вашингтоне, ни в Центре по изучению подсознания.
Когда стемнело, Бертон Баррет появился в одном из читальных залов главного здания вашингтонской публичной библиотеки. Перед этим он купил несколько кожаных шнурков для обуви и связал их в длинный прочный жгут. Затем в туалетной комнате он размочил его в горячей воде и плотно намотал вокруг шеи. Через несколько минут размякшая кожа начала высыхать и сжиматься, все глубже и глубже врезаясь в горло.
Свидетели рассказывали позже, что он не выглядел обеспокоенным и, чуть слышно напевая, листал большую иллюстрированную книжку про Мэри Поппинс. А потом, ближе к пяти вечера, повалился головой на стол, захрипел и умер.
Самоудушение Бертона Баррета приобрело широкую огласку. Его прокомментировали на первых полосах все газеты мира. Правительство Соединенных Штатов получило жесткие ноты протеста как от Израиля, так и от латиноамериканской страны, которая приютила бывших нацистов. Четверых американских агентов на Кубе на следующий день нашли убитыми.
В Цюрихе швейцарский банкир из Дома Рапфенбергов получил сообщение, что Франция проявляет серьезный интерес к торгам на аукционе.
Данные о Бертоне Баррете были заложены в компьютеры штаб-квартиры КЮРЕ в Фолкрофте для анализа и сопоставления с информацией о Кловисе Портере и генерале Дорфуилле. Заключение гласило: "Проверить Центр по изучению подсознания как возможное связующее звено".
Люди, которые хотели бы разрушить Америку, приоткрыли дверь. Значит, в нее войдет Дестроер-Разрушитель.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В дверь постучали, когда Римо собирался звонить Смиту. Он положил трубку и хотел было крикнуть "Входите, открыто!", как дверь широко распахнулась и на пороге появился Чиун. За ним двое посыльных тащили три огромных сундука.
Чиун мог путешествовать целый год с одним только конвертом в кармане, раз того требовали обстоятельства, но если они изменялись к лучшему, загружал своими вещами два багажных вагона. Когда Римо позвонил в Майами и попросил Чиуна приехать, тот ограничился тремя сундуками. И только-то.
Чиун выехал сразу, как только закончилась мыльная опера, не став просматривать свои видеозаписи с параллельных телепрограмм. "Отложу до Вашингтона," - коротко сказал он Римо, который понимал, какую жертву ему приносят.
Из-за американской глупости, как выражался Чиун, все лучшие телешоу шли по разным программам в одно время, дабы невозможно было посмотреть их все. Чтобы компенсировать такие потери из-за бестолковости телевизионщиков, Чиун включал два видеомагнитофона и, когда смотрел фильм о докторе Лоуренсе Уолтерсе, психиатре, они записывали с других программ "Кромку утренней зари" и "Пока Земля вертится".
Чиун разрешил посыльным первыми войти в комнаты, где жил Римо. Пока вносили вещи, Римо засунул руку в карман и достал две долларовые бумажки. Чиун никогда не давал чаевых, считая "перенос тяжестей" гостиничной услугой, которую не следует выделять из числа прочих. Вместо чаевых он классифицировал посыльных по итогам их работы словами; "непригоден", "пригоден" и "хорошо". За свою жизнь он выставил только однажды оценку хорошо и бессчетное количество "непригоден". На этот раз все обошлось, посыльные получили оценку "пригоден" и с удивлением уставились на тщедушного старика. Но Римо сунул им по доллару, и они, кланяясь чуть не до полу, удалились.
- Бросаешь деньги здесь, бросаешь деньги там... тратишь, тратишь, тратишь, пока не окажешься в нищете. Ты, Римо, - истинный американец. - В слабом голосе звучало осуждение.
Слова "истинный американец" да еще "белый человек" были самыми оскорбительными в лексиконе Чиуна.
Когда Римо только начинал учиться основам боевого искусства, которого не знал до этого никто за пределами корейской деревни Синанджу, где родился и вырос Чиун, ему была доверена тайна о возникновении и мира, и населяющих его народов.
Римо хорошо помнил эту историю.
- Когда Бог решил создать человека, - тихо говорил Чиун, - то взял кусок глины и положил его в печь. Через какое-то время вынул и сказал. "Эта глина никуда не годится. Я создал белого человека". Потом Бог взял другой кусок глины и вновь положил в печь. Но чтобы исправить ошибку, решил подержать его подольше. Через какое-то время вынул его, рассмотрел и сказал: "О, я ошибся опять. Я передержал глину в печи. Я создал черного человека". После этого он долго выбирал новый кусок, делал это заботливо и с любовью. Наконец выбрал самый лучший и положил в печь. Через какое-то время вынул глину и сказал: "Это именно то, чего я хотел. Я создал желтого человека". От радости за успех Бог дал ему разум. Китайцам он дал похоть и бесчестность. Японцам - высокомерие и жадность. А корейцам - храбрость, честность, организованность, великодушие и мудрость. Получилось слишком много добродетелей. И тогда Бог сказал: "Я дам им еще бедность и завоевателей, что немного уравняет их с другими народами. Они воистину совершенные люди, я очень доволен своей работой". Так сказал Господь!
В то время Римо еще не совсем оправился от казни на электрическом стуле и слушал вполуха, но суть урока уловил.
- Ты ведь кореец, правда? - спросил он Чиуна.
- Да, - улыбнулся Чиун. - Как ты узнал об этом?
- Догадался.
Урок истории повторялся потом в самых разных вариантах много раз. Однажды, когда Римо безукоризненно выполнил одно особенно трудное упражнение, Чиун забылся и похвалил его: "Отлично!"
- Ты сказал "отлично", папочка?! - спросил приятно удивленный Римо.
- Да, для белого человека, - уточнил Чиун, - а для корейца "хорошо".
- Дьявол! - воскликнул тогда Римо. - Я же знаю, что смогу победить, пожалуй, любого корейца... Любого, кроме тебя, учитель.
- Сколько же корейцев знаешь ты, о, громко кричащий американский белый человек? - спросил Чиун тихо, и его глаза превратились в янтарные щелки.
- Ну, только тебя.
- И ты можешь победить меня?
- Тебя, наверное, нет.
- Наверное? Почему бы не попробовать?
- Не хочу.
- Ты что, боишься сделать мне больно?
- Высморкайся через уши!
- Вот вам образчик чисто американской логики, - произнес тогда Чиун. - Он, видите ли, уверен, что может победить любого корейца, кроме одного, хотя в глаза только этого одного и видел. А в благодарность за усилия сделать хоть что-то из него, куска недопеченной глины, слышишь разные гадости. Какая неблагодарность!
- Прости меня, папочка.
- Чтобы не просить прощения после - лучше просить его до! Тогда ты будешь человеком, который использует свой разум, чтобы строить дорогу, а не ремонтировать ее.
Римо низко поклонился учителю, а тот сказал:
- Ты можешь победить любого корейца, кроме, разве, одного.
- Спасибо, папочка!
- За что ты благодаришь меня? Я говорил о своем мастерстве. Оно действительно так велико, что я могу поделиться им даже с белым человеком. Я принимаю твое восхищение, но не твою благодарность.
- Я всегда восхищался тобой, папочка.
Чиун тогда впервые поклонился ему не как учитель ученику, а как равный равному.
Римо никогда не говорил Чиуну, что знает об истинном его отношении к нему, "белому ученику". Однажды Чиун спас его от китайских заговорщиков. Он нашел Римо умирающим и, конечно, не думал, что его гаснущее сознание уловит крик: "Где мой сын, которого я сотворил своим сердцем, своим разумом и своей волей? Где он?" Римо не вспоминал об этом, чтобы не ставить Чиуна в неловкое положение. Учитель проговорился, что думает о нем, как о корейце.
Римо взял телефонную трубку, когда Чиун начал распаковываться. Он много раз наблюдал эту церемонию. Первыми на свет появились магнитофоны, а потом из складок роскошного цвета золота кимоно было извлечено самое дорогое: кассеты с "Кромкой утренней зари" и серией "Пока Земля вертится". Чиун не доверял видеопленки багажу, который может пропасть, и возил их при себе, чаще всего в потайных карманах просторного кимоно.
Включив видеомагнитофон, он устроился на одном из сундуков, заблокировавших все двери в комнатах, и стал сосредоточенно смотреть, как Лаура Уэйд делилась с Брентом Уайтом своими опасениями по поводу здоровья знаменитого физика-ядерщика Ланса Рекса, который, по ее мнению, мог сойти с ума, если бы узнал, что обожаемая им Трисия Боннекат действительно любила герцога Понсонби, только что унаследовавшего главные фабрики по производству шелка и переработке лосося в Малвилле.
- Семьсот сорок четыре, - ответила трубка голосом Смита.
- Открытая линия, - сказал Римо.
- Да, конечно. Вы читали в газетах о нашем друге в библиотеке?
- Да.
- Он был частью этого, - произнес Смит, понизив голос, и добавил: - Вам нужен отдых. Очень хорошее место для этого - Центр по изучению подсознания, примерно в пятидесяти милях от Балтимора. Поезжайте и отдохните как следует. Зарегистрируйтесь как пациент. Я думаю, они будут рады принять на отдых господина Дональдсона.
- На чем нужно сосредоточиться?
- Направление выбирайте сами.
Римо недовольно буркнул и положил трубку.
Самому выбирать направление - это означало, что Римо должен стать на время мишенью, потом проследить весь путь от момента атаки до ее источника и уничтожить источник. При таком варианте велика опасность оказаться убитым раньше, чем убьешь сам. К тому же открытая линия связи в Вашингтоне, округ Колумбия, не худший способ "засветиться" и привлечь внимание к своей персоне. А если вспомнить недавние события в "Сильвер Крик Кантри Клаб", то Римо уже стал мишенью для кого-то, кто, вероятно, не спускает с него глаз.
Римо начал раздеваться, готовясь к тренировочным занятиям, которые начнутся сразу после окончания фильма "Пока Земля вертится". Сегодня он наденет синюю форму. Цвет имел значение не для него, а для Чиуна, у которого, кажется, улучшалось настроение, когда Римо был в синем.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Когда раздался стук в дверь, Чиун и бровью не повел, так был увлечен происходившим на экране. Римо принимал душ.
- В чем там дело, Чиун? - спросил он, выходя из ванной комнаты и торопливо заматывая бедра махровым полотенцем.
Вода струйками стекала с мокрого тела, образуя лужи. Думать о своих удобствах, когда мастер Синанджу смотрит мыльную оперу, считалось крайне эгоистичным и неделикатным. Поэтому, перепрыгнув через кровать и диван, Римо направился к двери, оставляя на ковре темные следы.
- Кто там? - спросил он недовольно.
- Федеральное бюро расследований, - раздался мужской голос за дверью.
- Я принимаю душ.
- Мы на одну минуту, - настаивал тот же голос.
Римо с обреченным видом обернулся и с опаской взглянул на Чиуна. Во время своих любимых телепередач тот становился неуправляемым и мог выкинуть любую штуку. Кто знает, как мастер Синанджу воспримет появление посторонних людей в тот момент, когда миссис Вера Халперс признается Уэйну Уолтону, что Брюс Бартон и Ланс Рертон скорее всего провели День Благодарения в мотеле в обществе Лизетт Ханоовер и Патрисии Тюдор? Такое вмешательство могло закончиться кровавыми метками на стенах.
Римо приоткрыл дверь.
- Смотрите, - прошептал он. - Я совершенно мокрый. Могли бы вы прийти через час?
За дверью стояли трое в коричневых шляпах, блестящих кожаных пальто, серых летних костюмах, белоснежных сорочках и неизменных галстуках. Их чисто выбритые лица сияли белизной, и ни у одного из них, насколько можно судить по внешнему виду, не должно было быть никаких скрытых дефектов, даже дупла в зубе.
Римо и раньше забавлял вид фэбээровцев, носивших "простую одежду переодетого сыщика", которая безо всякой дополнительной рекламы выделяла их из толпы. Если уж им не хочется выделяться, не относились бы к себе так серьезно и не напускали строгости.
Правильно Чиун как-то сказал: "Рыбу, сидящую на дереве, никто не примет за птицу".
Тот, кто был, судя по всему, старшим протянул пластиковую карточку с фотографией, удостоверяющую личность сотрудника ФБР. На ней было лицо инспектора Беннона, вполне добропорядочное: чистое, округлое, с симметричными чертами. Улыбка могла бы придать ему приятность. Но уж чего не было, того не было.
- Можно войти?
- Получите сперва ордер, - предложил Римо.
- У нас есть! - отрезал инспектор Беннон.
Римо пожал плечами.
- Ладно. Только без шума, - сказал он, снимая цепочку с двери.
Вошли все трое. Двое, стоявшие за Бенноном, с трудом скрывали напряжение. Римо понял это по их глазам. Фэбээровцы сняли шляпы и отошли друг от друга на некоторое расстояние, образуя равнобедренный треугольник.
Странно, но они следили за шефом более внимательно, чем за Римо. Они тоже протянули хозяину номера свои удостоверения, из которых следовало, что оба должным образом уполномочены делать все, на что имели должные полномочия.
Мурашки не исчезли с кожи Римо, продолжавшего стоять в одном узком полотенце на бедрах. Ростом он был немного ниже фэбээровцев, а сложением напоминал теннисиста. Беннон по своей комплекции походил на бывшего полузащитника, игравшего за "Баранов". Других можно было сравнить с теннисистами, правда вес их фунтов на двадцать превышал требуемый для выигрыша со счетом 6:0.
Беннон плюхнулся в мягкое кресло, так и не сняв шляпу.
Винарский и Трэйси разглядывали Чиуна. Римо закрыл дверь. Беннон углубился в изучение впадины на животе в районе собственного пупка. Римо видел, как Трэйси и Винарский обменялись недоумевающими взглядами.
- Человек с Востока? - спросил инспектор Беннон, указывая на Чиуна.
- Чш-ш-ш! - послышалось со стороны Чиуна, который сидел выпрямившись, как логарифмическая линейка, в отдалении от Беннона, на расстоянии в два вытянутых человеческих тела, если мерить по ковру.
Римо попытался знаками показать, что следует говорить потише.
- Значит, восточный человек... - задумчиво повторил инспектор, продолжая изучать район пупка.
- Вы Римо Дональдсон, так? - спросил Винарский.
- Да, верно.
- Римо Дональдсон! - произнес инспектор Беннон, отведя, наконец, взгляд от живота. - Почему вы убили тех людей из войск специального назначения во Флориде? Почему вы убили генерала Уитерса? Что вас толкнуло на такие тяжкие преступления, Римо Дональдсон?
Римо недоуменно пожал плечами, сделав вид, что не понимает, о чем речь. Одновременно он краем глаза наблюдал за Винарским и Трэйси.
- У нас есть основания считать, что убийства во Флориде - тоже ваших рук дело, - уточнил Винарский. - Мы намерены поговорить с вами об этом.
- Мы хотим добиться справедливости, - сказал инспектор Беннон размеренно. - В этом вся суть.
- Конечно, господин Дональдсон, вершить правосудие - не наше дело. Мы только собираем информацию. Мы даже не выдвигаем обвинений. - Голос Винарского звучал ровно и сдержанно, а взгляд был обращен прямо на Римо. - Вот и сюда мы пришли, - продолжал он, - чтобы получить от вас необходимые нам сведения, которые, кстати сказать, могли бы помочь и вам, если вы невиновны.
Беннон рассматривал потолок.
- Справедливость... - произнес он. - Что может быть превыше?
Трэйси наклонился и что-то зашептал ему на ухо, но инспектор оттолкнул его.
- Я не позволю, чтобы мне мешали! - заорал Беннон. - Когда ты потратишь на искоренение несправедливости столько же сил и времени, сколько я, тогда получишь право указывать мне, как допрашивать подозреваемого. Только тогда! Слышишь? Только тогда! А до тех пор прошу не вмешиваться! - Повернувшись к Римо, он сбавил обороты и почти спокойно спросил: - Господин Дональдсон, вы хоть раз были на исповеди? Вы когда-нибудь исповедовались в своих грехах перед правительством Соединенных Штатов Америки? Перед порядочностью? Перед демократией? Перед государственным флагом?
- Сэр, не лучше ли оставить здесь Трэйси, а нам с вами вернуться в штаб-квартиру? - попытался успокоить шефа Винарский.
Однако Беннон, не обратив на его слова никакого внимания, начал напевать незатейливую мелодию. Римо безуспешно пытался вспомнить, когда и где ее уже слышал.
- Мы никуда отсюда не уйдем! - заявил инспектор Беннон. - Мы не бросим нашу страну, увязшую в трясине несправедливости.
Складывалось впечатление, что он был как бы не в себе: долгое пристальные взгляды то на потолок, то на Римо... и это странное пение. Неожиданно ловким жестам он выхватил из кобуры под мышкой короткоствольный револьвер 38-го калибра и направил его на Трэйси, который инстинктивно поднял руки вверх. Все это инспектор проделал намного лучше, чем обычно получается у сотрудников ФБР. Он действовал как автомат, его движения были точны, решительны и пластичны. Вполне возможно, что за револьвер он схватился, плохо сознавая, какой в этом смысл.
В комнате воцарилась тишина, только голос женщины, улыбающейся с экрана, восторженно расхваливал одноразовые пеленки. По ее словам, каждая такая пеленка способна не только содержась малыша сухим, но и укреплять семейные узы. Равнодушный к рекламе, Чиун заинтересовался, что за оружие и на кого направлено. Оружие он чувствовал нюхом.
Когда Чиун увидел, что развалившийся в мягком кресле боров держит на мушке другого борова, то потерял всякий интерес к происходящему в комнате и предпочел обратить свой взор на телевизор, чтобы убедиться в чудодейственности бесфосфатного мыла "Лемон Смарт", способного придать любому белью свежесть и даже блеск. Чиун презирал людей, готовых применять оружие на близком расстоянии. "Так может убить и малый ребенок, - сказал он однажды. - Нажимай только на кнопки!"
- Сэр, остановитесь! - вскричал Винарский.
- Чш-ш-ш! - Чиун прижал к губам тонкий указательный палец с длинным остро отточенным ногтем.
- Успокой же, наконец, этого китайца, Трэйси! - Беннон дулом револьвера указал на Чиуна.
- Стойте! - попытался удержать их Римо. - Не подходите к старику! Только не сейчас! Не двигайтесь со своих мест!
- Чего-то ждешь, Трэйси? - начал закипать Беннон. - Или я проделаю в тебе такую же большую дырку, какую собираюсь сделать в Римо Дональдсоне, поправшем справедливость. Я - судья и палач, Дональдсон. И мой суд беспощаден.
- Сэр, - пролепетал Винарский, - но это... это не по инструкции...
Винарский, как понял Римо, почувствовал всю бессмысленность сказанного сразу, не договорив последнего слова.
- Шевелись, Трэйси! Или ты покойник! - Взгляд Беннона снова стал отсутствующим, как только он замурлыкал приставшую к губам мелодию.
Что же это за песня? Где я мог ее слышать? - пытался вспомнить Римо.
Беннон прикрыл глаза. Собрался. Уперся локтем правой руки в бедро, чтобы нельзя было выбить из нее револьвер. Короткоствольное оружие - самое удобное для стрельбы в упор. Пули этой маленькой пушки способны пробить в животе жертвы отверстие величиной с грейпфрут. Лоб Трэйси покрылся липкой испариной. Римо видел, как он судорожно сглотнул слюну. Беннон находился на расстоянии одного стремительного шага и одного простого удара, поэтому Римо мог в любой момент разоружить его.
В то же самое время Трэйси начал медленно передвигаться в сторону Чиуна, и Римо переключил все внимание на него.
- Остановитесь! - предупредил он фэбээровца. - Не приближайтесь к старику сейчас. Не подходите слишком близко!
- Мистер! - сказал агент Трэйси. - Дуло револьвера 38-го калибра направлено мне в живот, и я уже ощущаю пулю в своем теле, поэтому с вашего любезного согласия или без него я прикончу старикашку.
- Я видел много людей, оставшихся жить после пулевого ранения, но я никогда не...
Римо не услал договорить. Все дальнейшее произошло в считанные доли секунды.
Находясь в жутком нервном напряжении, Трэйси ухватил старика за пучок седых волос на лысеющей голове. Сделал он это левой рукой, не переставая наблюдать за Бенноном, так как считал револьвер главной опасностью для своей жизни. Возможно, Трейси даже не почувствовал, как переломилось его запястье, а потом его тело, подброшенное вверх, уже летело на пол. Старик, одетый в кимоно цвета золота, использовал его массу как точку опоры, когда вскакивал на ноги.
Римо не успел уследить, когда был нанесен смертельный удар по черепу Трэйси, который испытывал страх перед стрелковым оружием и заплатил по высшей ставке за свой просчет. Он грохнулся на ковер, испустив дух еще до приземления.
Доли секунды не хватило Беннону, чтобы нажать на курок. Узкая ступня Чиуна стрелой пронзила правый глаз инспектора и вонзилась в мозг, который не успел предупредить об опасности.
Римо догадался о случившемся только благодаря складкам золотистого кимоно, огненным вихрем взметнувшимся вокруг смертоносной стопы старика. Рука Винарского инстинктивно потянулась к кобуре, висевшей на поясе, а сам он развернулся в пол-оборота. И, будто следуя дурной инструкции, весь открылся противнику, подставив под удар грудь, сердце, горло, голову. Винарский, вероятно, был уверен, что делает все правильно и готов не только к защите, но и нападению. Римо помнил его белую рубашку - большую, открытую мишень... Он запомнил всю картину и в целом, и отдельные кадры: белая рубашка... беспомощная рука у пояса... золотистый вихрь... красное пятно на сером ковре, куда опустился большой палец смертоносной стопы, пронзивший глазницу Беннона. Сам Чиун, казалось, завис в воздухе, выбирая место на теле Винарского для очередного удара наповал.
Он поразил его ударом правой распрямленной руки в открытый висок со стороны руки фэбээровца, потянувшейся за пистолетом. Столкнувшись с множеством явных мишеней и судорожных непродуманных действий, Чиун предпринял молниеносную, но очень четкую атаку.
Винарский стоял на полусогнутых ногах, слегка подавшись вперед, в стойке, единственно удобной, согласно иструкции ФБР, для того, чтобы вынуть пистолет из кобуры, висящей на поясе. Он так стоял, пока над ухом не образовалось красное пятно. И некоторое время оставался в этой позе, хотя уже не дышал.
Не успел агент Винарский грохнуться на пол, как мастер Синанджу полностью погрузился в нескончаемые проблемы средних американцев. Чиун не раз говорил, что ценит поистине уникальное искусство Америки.
Перед Римо лежали три мертвеца: два на полу и один в кресле.
Придется, кажется, менять гостиницу... Хотя, зная неповоротливость некоторых организаций, может быть, и не стоит особенно торопиться, - подумал Римо, набирая номер телефона штаб-квартиры ФБР. Назвавшись именем одного из инспекторов, работавших в Ньюарке, он попросил инспектора Беннона. Секретарь ответила, что инспектор Беннон ушел обедать.
- А Винарский и Трэйси на месте? - поинтересовался Римо.
- Они пошли обедать вместе с ним.
- Вы не знаете, где бы я мог их найти? - настаивал Римо. - Дело срочное.
- Скорее всего, в "Плимут Ланченетт". Он говорил, что пойдет обедать туда.
- Спасибо, - сказал Римо и положил трубку. Значит, в штаб-квартире ФБР их еще не хватились.
Затем Римо позвонил портье.
- Меня никто не спрашивал в вестибюле? Я жду гостей.
- Нет, сэр, - ответил помощник портье.
Скорее всего Беннон действовал по собственной инициативе, без санкции начальства, - размышлял Римо. - Значит, следов не осталось.
Римо перетащил тела в ванную комнату, а потом надел летние брюки, спортивную рубашку и мягкие итальянские туфли. Ему хотелось как можно меньше привлекать к себе внимание там, куда он собрался.
- Никого не впускай, Чиун! - сказал он перед уходом тому, кто в роскошном кимоно цвета золота, с прядями серебристых волос важно восседал перед телевизором.
- Чш-ш-ш! - ответил мастер Синанджу, которому не нравилось, когда нарушали красоту.
- Чиун! - крикнул Римо с порога. - Если бы ты не был так хорош, ты был бы просто дерьмом.
Громко хлопнув дверью, он вышел из номера. Чиун никогда не убирал за собой тела убитых. Никогда!

Владелец магазина садового инвентаря заверил молодого симпатичного домовладельца, что мешки "Супер Гарб" не пропустят влагу, если даже листья будут сильно мокрыми. Кроме того, заверил он, мешки прошли специальные испытания на прочность и выдерживают до двухсот пятидесяти фунтов.
- Дайте мне три штуки.
Мягкие пластичные движения молодого домовладельца наводили на мысль, что он из "голубых".
- Заверните, - грубо повторил клиент.
- О-о! - разочаровано выдохнул владелец магазина, который растрачивал силы по мелочам, пытаясь найти общий язык с продавцом, вечно переутомленным, обиженным и чересчур гетеросексуальным.
... В тот же день Римо выяснил, что огромные чемоданы "Дюралит" изготовляются из полихромида.
- Спасибо, дайте мне три штуки, - сказал он продавцу магазина "Турист".
- У них также специальное покрытие, защищающее от царапин. И, что особенно важно, новая удобная застежка.
- Три! - повторил Римо.
- Кроме того, - не мог остановиться продавец, - они с гарантией на восемь лет. Восьмилетняя гарантия...
- Дайте мне три, пока я не сделал из вас отбивную котлету, - сказал Римо улыбаясь.
- Что вы сказали?! - продавец с трудом удержался, чтобы не выбросить хама за дверь. Но, во-первых, он сбывал залежалый товар, а во-вторых, ему тогда не найти нового места.
- Три, пожалуйста! - приказал Римо. - Доставьте их немедленно в мой номер. Немедленно! - снова улыбнулся он. - Иначе я за них не заплачу ни цента. У вас в запасе полчаса. Действуйте.
- Хотелось бы встретиться с ним еще раз, - сказал продавец напарнику, когда покупатель скрылся за дверью. - Желательно в темном углу бара.
... Джентльмен желает, чтобы его вещи были застрахованы?
- Конечно, - сказал Римо. - Для меня они очень ценны. Даже бесценны. Застрахуйте их на шесть тысяч долларов. Каждый чемодан на две тысячи.
- Антиквариат?
- Нет, рукописи. Для меня они не имеют цены.
- Отлично! Через час наш человек заберет их из вашего отеля.
- Это вам обоим за труды, - сказал Римо, подавая десятидолларовую бумажку. - Чемоданы тяжелые, имейте в виду. И прошу вас, не побеспокойте старика, который в гостиной смотрит телевизор. Пожалуйста.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Римо был вынужден взять Чиуна с собой.
Ничего другого не оставалось. Чиун опять кое-что натворил. Как обычно, кто-то его якобы оскорбил, потом возникло небольшое недоразумение. Вот и все.
- Я не надеюсь, что человек, позволивший себе сюсюкать с этими тремя кретинами, способен это понять, - заключил Чиун.
- Хорошо, давай вспомним все сначала, - предложил Римо, укладывая в свой единственный чемодан две стопочки нижнего белья и аккуратно сложенный костюм. Затем занялся вещами Чиуна. - Значит, ты мирно сидел внизу, в ресторане... Правильно?
- Это так, - кивнул Чиун, показывая длинным указательным пальцем, что белый и синий халаты следует вывернуть наизнанку.
Чиун мог упаковаться и сам, но тогда они выехали бы из гостиницы не раньше, чем через день.
- А человек за соседним столиком, - продолжил Римо, - рассуждал о странах третьего мира, верно ведь?
- Это так.
- И сам ты не вступал в беседу?
- Это так.
- А потом что случилось?
- Не надо меня расспрашивать, словно неразумное дитя. Положи зеленый халат сверху.
- Придется сообщить о случившемся Смиту, - сказал Римо, откладывая зеленый халат в сторону.
- Ну конечно. Я и забыл, что имею дело с человеком, который шпионит за мной, - заметил Чиун. - Я и забыл, что все, чему я тебя научил, пустяки. Я забыл, что правила, которые спасают тебе жизнь, уже не имеют ко мне отношения, ибо известны тебе, а сам я не состою в твоей замечательной организации. Мне даже неизвестно, что это такое, - продолжав Чиун. - Так меня ценят! Кто я? Бедный учитель, ничтожный слуга... Положи сандалии в мешок!
- Позволь мне напомнить, папочка, что именно ты рассказал Смиту о моей способности работать, не достигнув пика.
- Если кто-то чувствует себя лучше, посыпая старые раны солью, пусть не отказывает себе в этом удовольствии. Я всего лишь ничтожный слуга.
- Чиун, черт побери! - вскричал Римо, запихивая первую из восьми пар туфель в один из восьми пластиковых мешков. - Когда главный претендент на титул чемпиона по боксу в тяжелом весе оказывается сидящим на полу от удара восьмидесятилетнего старца, нужны же хоть какие-то объяснения. Ты не считаешь?
- Никто не видел моего удара, - заметил Чиун.
- Но зато многие наблюдали, как Али-Баба или как там его, летел на пол. Надеюсь, этого ты не будешь отрицать?
- Они не видели моей руки, как не видел и тот молодой джентльмен, который, позволю заметить, стал бы, вероятно, лучшим учеником, чем ты, - заявил Чиун. - Я заглянул ему в глаза. Да и физические данные у него намного лучше. Но доктор Смит не привел ко мне для обучения такого славного парня. Нет, он появился с обломком кораблекрушения в руке, всплывшим из клоаки Америки, который насквозь провонял мясом и алкоголем и у которого был затуманен разум и отсутствовало чувство равновесия. Я сделал из него настоящего мастера... - Однако спохватившись, что сказал лишнее, Чиун быстро добавил: - По американским стандартам, конечно.
- И все же, как это произошло? - не сдавался Римо.
- Я был занят своими личными делами, когда он бросил мне в лицо необоснованные оскорбления. Я их, как всегда, игнорировал, потому что не люблю, ты знаешь, лишних беспорядков. Кроме того, я помнил о твоей привередливости и ничем не подкрепленных подозрениях.
- А потом?
- Меня вновь оскорбили.
- Что он сказал? - спросил Римо.
- Мне не хотелось бы тревожить старые раны.
- Старые? Это случилось полтора часа назад, и теперь несчастный ублюдок зализывает свои раны в больнице. Что же все-таки произошло?
В царственном молчании Чиун смотрел в окно.
- Твоя видеоаппаратура не вечна, папочка, а мне хорошо известно, что на новую ты из собственных средств не потратишь ни цента.
- Я пригрел на груди змею, - вздохнул Чиун. - Что ж, это мне наказание за великодушие и доверчивость. Человек в ресторане бросил клеветнические слова в адрес моей матери. Но я не реагировал до тех пор, пока он не нападал на меня.
- Что он сказал о... Постой-постой, кажется, догадываюсь. Он сказал, что все люди третьего мира - братья. Я прав?
Чиун кивнул.
- И обнял тебя за плечи в знак дружбы, да? Вот тогда ты и раздробил ему запястье? Я прав?
- Я не убил его только потому, что знаю, как ты избегаешь огласки. Но благодарности никакой! Ни слова признательности за то, что он поверил, будто сам раздробил кисть руки, ударившись о стул. Никакой благодарности за мою бескорыстную заботу о тебе и твоей расчудесной организации, к которой, заметь это, я сохраняю лояльность. Ничего такого! Зато добрых два часа я выслушиваю чудовищные угрозы лишить меня наиболее ценной части моей личной собственности.
- Что ж, ладно, - вздохнул Римо, уложив зеленый халат поверх остальной одежды в громадный сундук и с шумом захлопнув крышку. - Ты поедешь со мной, Чиун. Я не оставлю тебя здесь одного.
Римо отправил бы Чиуна в Фолкрофт, но сейчас там небезопасно. Это первая трудность. Вторая состояла в том, что не было никакой ясности, как поведет себя Чиун в Центре по изучению подсознания. Спросить Римо не решался. Чиун не любил, когда вмешивались в его личную жизнь, особенно в ее эмоциональную сферу.

Дежурный администратор в приемном отделении Центра по изучению подсознания сообщила господину Римо Дональдсону, что, к сожалению, не сможет принять его вместе с инструктором по физическому воспитанию из-за отсутствия свободных мест. Все забронировано на ближайшие три года. Однако, если господин Дональдсон захочет встретиться с ней после работы, чтобы обсудить возможность устроиться в какой-нибудь другой клинике, она будет рада.
- Более чем рада, мистер Дональдсон.
Ей не было еще и двадцати. Тонкая белая блузка едва прикрывала хорошо сформировавшуюся грудь. Девушка провела языком по розовым свежим губам, как бы невзначай опустив взгляд пониже брючного ремня Римо
Он наклонился к ней и почувствовал тонкий аромат духов. Ее тщательно расчесанные волосы, каштановым водопадом спадавшие на плечи, коснулись его щеки. Он придвинулся еще ближе и низким завораживающим голосом прошептал ей на ухо:
- Послушай! Меня ты должна принять, а то ...обижусь.
Простые слова, произнесенные медленно и многозначительно, произвели нужное впечатление: лицо девушки зарделось, в глазах вспыхнуло желание.
- Мне хотелось бы... - произнесла она слабеющим голосом, - но доктор Форрестер лично регистрирует всех новичков. О-о, если бы я сама могла сделать это!
- Соедини меня с доктором Форрестером. Я поговорю с ним.
- С ней.
- Тем более.
- Увидев ее, вы забудете обо мне.
- Ты всегда будешь самой желанной.
- Правда?!
- Нет! - честно ответил Римо, улыбнувшись сладкому кусочку удовольствия.
- Мерзкий женоненавистник! - пролепетала она, с трудом сдерживая слезы.
- Что есть, то есть, - спокойно сказал Римо. - Женоненавистник, который не прочь затащить тебя в темный уголок.
- Я позвоню, но это бесполезно.
- Звони! - великодушно разрешил Римо, разглядывая просторную приемную. В Центре по изучению подсознания чувствовался размах: обширные помещения, пышные растения в горшках до пояса, огромные окна, открывавшие взору небо, землю и деревья. Девушка, лицо которой все еще пылало от возбуждения и неудовлетворенных желаний, нервно крутила диск плоского белого телефона, стоявшего на покрытом стеклом рабочем столе.
Римо медленно подошел к Чиуну, который наслаждался окружавшей его атмосферой и размышлял о деятельности Центра по изучению подсознания. Взглянув на Римо, он заметил:
- А ты ведь и на самом деле женоненавистник! С роду не видел такого циничного обращения с женщиной.
- Главное - результат!
- Почему ты не стал угрожать ей оружием? Результат был бы такой же.
Римо взял брошюру с журнального столика из хромированной стали, глянул первую страницу и усмехнулся:
- Тебе придется раздеваться в присутствии других людей, Чиун. Читай.
- У каждой проблемы есть решение, - сказал Чиун невозмутимо, даже не взглянув на брошюру. Он был увлечен созерцанием ландшафта за окном.
Римо пожал плечами. Ему ни разу не приходилось видеть Чиуна раздетым. Даже мокрой губкой старик обтирался под прикрытием складок одного из своих многочисленных кимоно. Меняя кимоно, он умудрялся делать это так, что снимал одно и надевал другое почти одновременно. Римо так не мог или, может быть, к этому не стремился.
Доктор Лития Форрестер проводила консультацию, когда раздался телефонный звонок. Полагая, что это ошибка коммутатора, где знали, с кем и когда ее соединять, Лития, Форрестер не ответила ни на первый, ни на второй... ни на пятый звонок. Но в конце концов все же подняла трубку.
- Я же говорила, что меня нельзя отвлекать во время консультаций! У нас нет ни одного места на ближайшие три... Дональдсон? Ты сказала Римо Дональдсон? Ну хорошо. Я побеседую с ним. Попроси его подняться ко мне через пятнадцать минут.
Она положила трубку, и рука ее неожиданно дрогнула.
- Он здесь! Он здесь! Он здесь! - В голосе Литии звучало предвкушение победы.
- Кто он? - спросил мужчина, с которым она только что беседовала.
- Тот, кого я мечтала заманить сюда. Этот человек может сорвать наши планы. Но теперь он здесь. Вот уж подарок судьбы.
- Но не бывает и добра без худа, - философски заметил мужчина.
Прежде чем Римо Дональдсон получил разрешение войти, доктор Лития Форрестер еще раз, без посторонних, ознакомилась с его досье.
Час назад, когда Беннон не позвонил ей в условленное время, она забеспокоилась.
Жаль, если он погиб, - подумала Лития Форрестер. - Всегда такой осторожный, основательный, исполнительный и аккуратный, инспектор ФБР Беннон... И его люди тоже... Генерал Ванс Уитерс отправился на тот свет. Полковник войск специального назначения, профессиональный убийца тоже погиб... и его люди. Что ж, добро пожаловать, Римо Дональдсон! - подытожила она мстительно. - Добро пожаловать для участия в турнире интеллектов, в котором и твой мозг, и твои половые инстинкты будут направлены против тебя. Мне известно о тебе многое. Ты - оружие в человеческом облике, но тебе предстоит состязаться с таким противником, который не только устоит перед тобой, но и уничтожит тебя.
Страх, который Лития Форрестер испытала, подумав о смерти Беннона, прошел. Она была готова к встрече.
Однако доктор Лития Форрестер не могла знать, что восемью этажами ниже старый человек с Востока, купаясь в лучах солнца, струившихся через большое окно, тоже размышлял о Римо.
Я подготовил тебя хорошо, сын мой, Шива, Разрушитель Миров, - шептали беззвучно губы старика. - Входи без страха в эту западню разума. Как бы ни была велика опасность, она не может противостоять мощи Человека. Наводнение, буря, шторм... - все бессмысленно перед ним. Все, включая и пространство, раскинувшееся до самых звезд. Теперь иди! Дух Разрушителя воспаряет над жалкими замыслами других смертных.
Девушке, которая только что направила Римо Дональдсона к доктору Форрестер, не забыв напомнить о встрече вечером, престарелый азиат показался забавным и совсем беззащитным.
- Простите, сэр, - обратилась она к нему, - мне не хотелось бы показаться излишне любопытной и лезть в чужие дела, но как вам удастся сохранять такими длинными ногти на руках?
Девушка так мило улыбнулась, что отказать ей в чем-либо было невозможно. С помощью подобной улыбки она в день своего шестнадцатилетия получила от отца в подарок автомобиль.
- Ты как раз лезешь в чужие дела, - улыбнулся в ответ милый беззащитный старикан.
А наверху Римо Уильямс, известный под именем Римо Дональдсон, прошел через двойную дверь и увидел самую красивую женщину, из всех с какими когда-либо стоял рядом. Она была совершенством природы и воплощением мужской мечты.
Лития сделала несколько шагов ему навстречу.
- Хэлоу, Римо Дональдсон. Я ждала вас.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Учреждение, носящее длинное название Центр по изучению подсознания, было "своеобразной мастерской для выявления в человеке побуждающих мотивов, углубленного их исследования и восстановления механизма преодоления с помощью соответствующих методов".
Так было написано в брошюре.
У Чиуна на этот счет было свое мнение, и он сообщил его Римо, когда они распаковывали чемоданы в отведенной им комнате:
- Это означает массовое раздевание при всех, употребление неприличных слов и, наконец, ощупывание друг друга.
- Ощупывание предусматривается, - подтвердил Римо. - Дай мне знать, если заметишь что-нибудь подозрительное.
- А что ты ищешь?
- Сам не знаю.
- Должно быть, увлекательное дело мыслить, как белый человек: иди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что. Это невозможно, сын мой!
- Я опять стал твоим сыном?
- Я не храню ни на кого зла.
Чиун был явно в настроении. Скорее всего, его развлекли тесты, которые им предложили после обеда. Чуть позже Римо встречался и беседовал с доктором Форрестер (мысленно он называл ее просто Литией). Он был так очарован ее красотой, что разоткровенничался и рассказал фальшивую историю своей жизни. Она внимательно выслушала Римо, назначила время для новых тестов и тут же отпустила, говоря с ним тоном учительницы.
Чиун не был зарегистрирован в качестве пациента, но вместе с Римо прошел через все психологические тесты. Ему они показались чрезвычайно забавными, и он развлекался.
- Послушай вот это, - веселился Чиун. - "Кем бы вы предпочли стать: чистильщиком рыбы, солдатом, уборщиком мусора или художником? Отметьте что-то одно".
- Итак, выбирай! - предложил Римо.
- Я не хочу быть ни чистильщиком рыбы, ни солдатом, ни художником. Мне нечего выбирать. - Взял ручку и через весь вопросник размашисто начертал: "Я предпочитаю быть Мастером Синанджу".
Следующий тест показался ему еще забавней. Требовалось из маленьких блоков сложить большой куб. Чиун быстро справился с заданием, но почему-то у него один блок остался. Краем ладони Чиун раздробил его в порошок, а затем посыпал порошком большой куб.
- Теперь все! - радостно воскликнул он.
В таких заботах и протекало время.
Римо старался как мог, но пока не знал ни своих результатов, ни того, будут ли они вообще.
Но вот однажды в их маленькой комнате раздался телефонный звонок. Римо поднял трубку:
- Дональдсон слушает.
- Доктор Форрестер хотела бы видеть вас, желательно сейчас же, - холодно произнес женский голос.
Был почти вечер, когда Римо вновь вошел в кабинет доктора Литии Форрестер. Она стояла у рабочего стола спиной к двери. Взглянув на нее, Римо понял, что никакой самоконтроль не сможет заглушить зова природы. Это было больше, чем сексуальное влечение. Это было неизведанное желание вместе с ней воспроизвести себя.
- Садитесь, мистер Дональдсон, - предложила она, указав на диван. - Я хотела поговорить о результатах ваших тестов.
Доктор Форрестер взяла со стола заранее приготовленную стопку бумаг и, подойдя к дивану, села рядом с Римо.
За тест на умение сложить из блоков куб, что означало способность к самосознанию и самоорганизации, Римо получил высшую оценку. Это его немного удивило, потому что когда он был еще Римо Уильямс и пробовал поступить на работу в полицию Ньюарка и Нью-Джерси, ему за то же самое поставили "удовлетворительно". Чиун был прав, ум можно развить, как мускулы рук и ног.
Потом обсуждалась возможность нервных срывов. Римо показал высокую степень подверженности. Это подтверждали какие-то кляксы или что-то в этом роде.
- А вот у вашего тренера этот показатель очень низкий, ниже я не встречала, - сказала Лития Форрестер, прислоняясь к плечу Римо. - Как вы думаете, почему?
Ее тело распространяло аромат редкой утонченности.
- Потому что ему удается рассеивать свое дурное настроение за чужой счет, - ответил Римо, усмехнувшись.
- А вот и нечто экстраординарное! У вас обоих отсутствуют составные агрессивности. Я хочу сказать, что вы абсолютно не агрессивны. Но так не бывает! Вы искренно отвечали на этот тест?
- Это где были линии, стрелы и еще какие-то штуки?
- Да.
- Вы меня удивили, - заинтересовался Римо. Тест выглядел настолько безобидно, что они с Чиуном ответили честно. - Не знаю, как можно приукрасить ответы на такой простой тест.
- Так он и задуман. Весь секрет в простоте. Замечательно! Абсолютно никаких признаков нормальных агрессивных инстинктов, - Лития поднялась с дивана, поправляя перекрутившееся платье из тонкого джерси. - Устраивайтесь поудобнее, мистер Дональдсон. Нам нужно побеседовать.
Римо откинулся на мягкую спинку и посмотрел вверх. Через пластиковый прозрачный купол проглядывало темнеющее небо. В его вышине плавно парил ястреб. Он казался неподвижным, но вдруг камнем бросился вниз. Римо не мог видеть его жертву, но не сомневался, что она там была.
Вот так атакует и Лития Форрестер, - мелькнуло в уме Римо. - Почему и женщины, и мужчины используют секс как оружие? Забавно, что он подумал об этом только сейчас.
Лития села в кожаное кресло напротив Римо и начала задавать вопросы, как умела делать лишь доктор Форрестер:
- Если бы кто-нибудь, когда вы стоите в длинной очереди за билетами в кино, попытался встать перед вами, что бы вы сделали?
- Я сказал бы ему, что все стоят в очереди и что он - не исключение.
- А если он все-таки откажется уйти?
- Ну и что? Какое значение может иметь один человек? Честно говоря, я, наверное, даже не стал бы с ним говорить.
- Вы когда-нибудь убивали людей, мистер Дональдсон?
- О да, конечно, доктор. Трудно даже вспомнить сколько.
- Во Вьетнаме?
- И во Вьетнаме тоже.
- А что если я скажу, что мы проверяли ваше досье, мистер Дональдсон, и не нашли буквально ничего? Вы, вероятно, знаете, что учреждения нашего типа большей частью связаны с правительственными кругами, поэтому каждый новый пациент тщательно проверяется. Похоже, о вас нигде ничего нет. Даже отпечатки пальцев отсутствуют.
- Что вы говорите, доктор? Просто удивительно!
- Мистер Дональдсон, вы прибыли сюда и зарегистрировались как профессиональный игрок в гольф, - продолжала доктор Форрестер. - Однако в среде профессионалов вас никто не знает, в списках профессиональных игроков имя Римо Дональдсона не значится. Вы упомянули о Вьетнаме, но военные не располагают никакими данными о вас и вашей деятельности. Согласитесь, что это, мягко говоря, странно. Итак, кто же вы на самом деле, мистер Дональдсон?
Вот и настало время представиться друг другу, - усмехнулся Римо, а вслух сказал:
- Я тот человек, который собирается убить вас, доктор Лития Форрестер.
Он с интересом наблюдал за ее реакцией, но Лития Форрестер ничем не выдала себя.
- О-о, вот и агрессия! - только и сказала она. - Проявилась впервые. Хорошо. Я думаю, ваша проблема заключается в боязни собственной агрессивности. Нежелание признать собственную враждебность. Подумайте об этом, мистер Дональдсон. Почему вы хотели убить меня? - спросила она спокойно и как бы между прочим.
- А кто сказал, что я хотел убить вас? Я только собираюсь, - ответил Римо, поняв, что спокойный вопрос доктора Литии Форрестер - лучшее из всех возможных свидетельств не в ее пользу.
- Вы хотите сказать, что не станете убивать меня?
- Не сейчас. Откровенно говоря, убитая вы напоминали бы окровавленную Богоматерь. Но мне придется убить вас.
- Почему?
- Потому что вы, вероятно, должны умереть.
- Но почему?
- Вы в числе намеченных к уничтожению.
- Вот оно что! А кто решает, кого убивать, а кого нет?
- Обычно я сам.
- Как вы относитесь к тем, кто вами приговорен к смерти?
- А что чувствуете вы по отношению к своим пациентам, доктор?
- У меня к ним нет чувства ненависти, мистер Дональдсон.
- И я редко ненавижу тех, кого решал убить.
- Сколько человек вы убили, мистер Дональдсон?
- Сколько мужчин вы завлекли в свою постель, доктор?
- Значит, вы связываете это с сексом? - подняла брови доктор Форрестер.
- Нет!
- Что вы чувствуете в тот момент, когда убиваете человека?
- Профессиональный интерес к эффективности приемов. Потом стараюсь восстановить в деталях, как, допустим, нанесен удар левой, полностью выпрямленной или нет.
- И никаких эмоций?
- Конечно, никаких. Убиваю-то я, а не меня. Большая разница, - рассмеялся Римо, довольный своей шуткой. Но оценить ее было некому, и его веселье быстро развеялось.
- И никаких эмоций... - повторила доктор Форрестер медленно. - А почему вы убиваете людей?
- Это моя работа. Точнее, профессия. Говорят, хорошо получается, Может быть, в этом мое призвание.
- А как у вас с сексом? - задала она вопрос на другую тему.
- Нормально.
- Как вы относитесь к родителям?
- Я не помню своих родителей. Воспитывали меня монахини в сиротском приюте. У меня к ним не было особой привязанности. Монахини как монахини, делали что могли.
- Понимаю. Значит, у вас не осталось воспоминаний, связанных с мужским началом. Расскажите, каким вы представляете себе идеального мужчину? Ложитесь, если хотите, на спину, закройте глаза и фантазируйте, лепите образ совершенного мужчины. Создавайте его для меня.
Римо согласно кивнул головой, улегся поудобнее на диване и для полного комфорта сбросил мягкие кожаные туфли.
- Идеальный мужчина, - начал он, - это тот, у которого внутри мир и покой, связанные с высшими силами. Идеальный мужчина не ищет опасности, но и не бежит от нее, спокойно идет ей навстречу. Для него смерть - естественное продолжение жизни, он озабочен тем, как умереть, а не когда. Для меня идеальный мужчина - это тот, кто способен часами тихо сидеть, положив свои мирно отдыхающие тонкие длинные пальцы поверх одежд. Он должен в совершенстве владеть каким-нибудь ремеслом и делать свое дело настолько хорошо, насколько это в человеческих силах. Я считаю совершенным такого мужчину, который становится учителем того, кого он полюбит...
- Этот человек с Востока - ваш отец? - прервала его доктор Форрестер.
- Нет.
- Вероятно, он вас вырастил?
- Не с детских лет.
- Вы его любите?
- А это не вашего ума дело, черт побери! - Римо резко поднялся с дивана.
- Вот и первая по-настоящему агрессивная эмоция! - обрадовалась доктор Форрестер. - Когда вы рассказывали байки об уничтожении людей, эмоций не было. Никаких! То, что мы должны сделать, - это уничтожить убийцу внутри вас, ваше второе "Я", мужчину и самца, которого вы придумали, чтобы компенсировать его реальное отсутствие в вашем детстве. Мы поможем вам, - продолжала доктор Форрестер, - сформировать совершенно новое представление о себе, как некой позитивной силе. В процессе лечения мы разрушим ту враждебную силу, которая обосновалась внутри вас и живет своей жизнью, сделав вас своим рабом. У этой силы есть какое-нибудь имя? Обычно бывает.
- А как же! Разрушитель. Или Дестроер.
- Вот и отлично! Нам придется уничтожить этого Разрушителя. Нам вместе с вами. - Она помолчала, а потом заговорила вновь: - На сегодня, пожалуй, хватит. Время уже позднее.
Римо стоял прямо и неподвижно, не отводя пламенного взгляда от лучистых голубых кристаллов ее глаз. Спокойная и чуть ироничная улыбка Литии возбуждала его и злила одновременно.
- Многие замышляли убить Дестроера, - усмехнулся Римо, - но погибли сами в неравной борьбе.
- Посмотрим, что удастся сделать нам, - улыбнулась доктор Лития Форрестер.
Именно тогда Римо почувствовал сильное желание не только вонзиться и проникнуть внутрь, но и воспроизвестись.
Будь, что будет, - решил Римо, прекрасно понимая, что может погибнуть. Он снова пристально вглядывался через прозрачный купол в вечернее небо, пытаясь отыскать того ястреба. Но его нигде не было.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

После ухода Римо Лития Форрестер долго сидела за своим рабочим столом и обдумывала сложившуюся ситуацию. Затем она на что-то решилась и набрала три короткие цифры, соединившись с одной из комнат Центра по изучению подсознания.
- Слушаю... - ответил скучный мужской голос.
- Он только что ушел, - сказала Лития. - Никаких сомнений. Его прислали сорвать наши планы.
- Тогда убей его, - посоветовала трубка.
- Ты прав. Но не здесь. Зачем привлекать лишнее внимание? Это может нам помешать.
- Тогда в любом другом месте. Выбор за тобой. Но сделай это обязательно. И не откладывай.
- Да-да, конечно, - поспешно согласилась Лития Форрестер, а потом тихим просительным голосом добавила: - Можно мне прийти сегодня? Мы так давно не виделись.
- Только не сегодня. Я зверски устал.
- Ну пожалуйста. Пожалуйста.
На другом конце провода возникла долгая пауза, потом послышался вздох.
- Хорошо, если тебе так хочется.
- Спасибо, милый, - сказала она с нежностью.
- Да-а, раз уж ты собралась зайти, принеси картофельных чипсов с соусом. Соус луковый. И большой пакет чипсов.
- Принесу все, что пожелаешь!
После того, как раздался щелчок и послышались звуки отбоя, Лития Форрестер еще долго прижимала к груди телефонную трубку, как школьница - первую любовную записку.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Было раннее утро. Чиун и Римо готовились участвовать в первом групповом занятии.
- Не будем волноваться, Чиун! - говорил Римо. - Обещай мне, что не позволишь словам затронуть себя независимо от того, кто и что будет говорить. Помни, это всего лишь слова.
Чиун снисходительно взглянул на Римо, будто привык спокойно реагировать на слова, и отвернулся к окну, продолжая разглядывать зеленые волны холмов.
Они вышли из комнаты, расположенной на шестом этаже, в центральную часть холла, где было предусмотрено влияние "успокаивающей среды". Холл именовался "районом физического перемещения". Подойдя к лифтам, Римо поинтересовался, как их здесь называют.
- Лифты, - ответил лифтер.
- А я, приятель, думал, как-нибудь по-научному, вроде "ячейки двустороннего перемещения".
Групповые занятия проходили в просторной комнате на третьем этаже. Пол и стены были обтянуты ковровыми покрытиями. Потолок был обит серой шерстяной тканью, которую прорезали длинные узкие отверстия, пропускавшие яркий свет мощных флюоресцентных ламп. Посередине гигантскими подушками был выложен круг. Возле каждой стояла керамическая пепельница. Римо и Чиун вошли в комнату, когда занятия уже начались. Доктор Лития Форрестер сидела на одной из подушек и молча наблюдала.
Шарообразная женщина с лицом, заставляющим вспомнить недоваренную овсяную кашу, и крошечным младенческим ротиком, извергающим потоки яда, потребовала, чтобы ей объяснили, кто такие Римо и Чиун и почему они позволяют себе опаздывать на занятия? Она заявила, что возмущена поведением обоих, но к Римо это относится в большей степени.
- Почему поведение мистера Дональдсона вас возмутило больше? - спросила доктор Форрестер.
- Потому что он вошел в комнату так, будто я хочу его. Он вышагивает, как король. Но он не король, и я не позволю ему даже дотронуться до себя, - громко кричала женщина в ответ, хватаясь пухлыми руками за свои тяжеленные груди.
Прямые, когда-то белокурые, а сейчас цвета грязней соломы волосы падали на рыхлое лицо. Живот, похожий на раздутую резиновую камеру, выпирал над шортами. Ее звали Флорисса, и была она специалистом по компьютерам в Пентагоне.
- Как вы себя чувствуете в нашем обществе, Римо? - спросила доктор Форрестер.
- А я должен что-то чувствовать? - пожал он плечами.
- Я ненавижу тебя! - продолжала надрываться Флорисса. - Я ненавижу этого самодовольного самца! Ты думаешь, что если уродился таким симпатичным, каждая женщина только и мечтает завалиться с тобой в постель?
- Что вы чувствуете, Римо? - вновь спросила доктор Форрестер.
- По-моему, чушь какая-то! - сказал он усаживаясь.
Флорисса в голос зарыдала, будто обилие краски на ее щеках и ресницах требовало полива. Теперь ее лицо напоминало плакат ведомства здравоохранения, осуждающий тех, кто игнорирует лечение.
Она заявила, что чувствует себя отверженной. Другие участники этой встречи, кроме доктора Форрестер и еще одного пациента, придвинулись к ней, стали легонько похлопывать ее по спине и лицу. При этом они нараспев уверяли, что нуждаются в ее обществе. Они убеждали себя и Флориссу, что все ее любят и всем она желанна.
- А он так не думает! - капризно топнула она туфелькой тридцать девятого размера. - Он считает меня безобразной и не хочет меня!
Римо взглянул на пациента, который не пожелал участвовать в массовом утешении Флориссы. Это был громадный мужчина, но не по росту и ширине плеч, а по массе тела, весившего не менее четырехсот пятидесяти фунтов. Он был черен, как последняя ночь перед концом света. На лице, совершенно заплывшем жиром, сохранялось выражение, которое свидетельствовало о твердом характере. Мужчина напомнил Римо великого черного короля. Вес мешал ему двигаться, дышать, даже шевелиться. Римо видел, как он, пользуясь карманным ингалятором, впрыскивал в рот какое-то лекарство, очевидно от астмы. Темные глаза, выглядывая поверх ингалятора, пылали огнем.
Внушителен, внушителен, - подумал Римо с уважением.
Не видя Чиуна рядом, Римо обеспокоенно обвел глазами комнату. И с удивлением обнаружил, что Мастер Синанджу присоединился к массовке вокруг Флориссы. Движением руки он попросил всех отодвинуться, а затем, проводя тонкими, длинными, чувствительными пальцами по позвоночнику женщины, начал нараспев внушать:
- Ты - цветок страстных желаний всех мужчин. Ты - само единение, текущее, словно шепот любви, от мужчины к женщине и от женщины к мужчине. Ты - совершенство сред, себе подобных, драгоценный камень редкого благородства и блеска. Ты - красива. Ты - женщина...
Римо увидел, как бесформенная квашня заколыхалась, ожила и засветилась. Она подняла свое испачканное расплывшейся тушью лицо и просветленно сказала:
- Я чувствую себя любимой.
- Ты любима, потому что достойна любви, - продолжал внушать Чиун. - Ты - драгоценный любимый цветок...
- Заставь его полюбить меня.
- Кого?
- Римо.
- Я не в состоянии победить его невежество.
Глянув на Литию Форрестер, Римо понял, в чем суть и секрет групповой терапии. Те, кто ею руководил, ни во что не вмешивались. В этом был смысл. Но в ней было и что-то толковое. Разве Чиун не заставлял Римо во время тренировок анализировать свои эмоции, чтобы потом использовать в работе то, что могло пригодиться?
Чиун мелкими шлепающими шажками вернулся к Римо и с легкостью пера вспорхнул на соседнюю подушку. Римо научился этому виртуозному движению лишь через несколько лет упорные тренировок. Он оглядел присутствовавших, желая убедиться, какая будет реакция на поведение Мастера. И вновь встретился с пристальным взглядом чернокожего, внимательно наблюдавшего за Чиуном. Лития Форрестер ничего не заметила. Она предложила группе представиться друг другу и высказать отношение к новичкам. Попробовать определить, чем каждый из них занимается.
Первым вызвался мужчина лет сорока пяти, который заявил, что не имеет права рассказывать о своей непосредственной работе, но до недавнего времени тоже чувствовал себя отверженным. По его мнению, Римо и Чиун работают в правительственных учреждениях, ибо только проверенные люди могут попасть в Центр по изучению подсознания.
- Римо скорее всего инструктор по физическому воспитанию в каком-нибудь заведении военного типа, а Чиун - переводчик в японском секторе госдепа, - заключил он.
- Вы думаете, что я японец, вероятно, потому, что сами трудитесь в системе ЦРУ, - оживился Чиун. - Вы говорите, как белый человек, который в течение многих лет пытался освоить язык китайских мандаринов. Вы работаете в отделе Азии, не так ли?
- Поразительно! - воскликнул мужчина восхищенно.
- Вы только что доказали и весьма успешно, что коммунизм потерпел поражение, ибо неумение добиться успеха против вас, шмуков, есть лучшее доказательство провала коммунизма, - заявил Чиун. - Я не японец, хотите вы этого или нет.
- Китаец? - спросил цэрэушник с надеждой.
- Шмук! - сказал Чиун, еще раз употребив слово, услышанное как-то от еврейки в пуэрториканской гостинице. Чиуну оно очень нравилось.
Человек из ЦРУ сконфуженно опустил голову и поведал свою историю. Он работал экспертом по надзору над зерновой продукцией, был одним из лучших в своем деле, отлично справлялся, и поэтому его перевели с повышением в отдел жаркой Азии, назначив заместителем руководителя сектора по оперативным вопросам. Однако на этой должности он оказался так слаб, что...
- Типичный случай! - прервал рассказчика черный мужчина. - Очень типичный.
О себе, своих делах и переживаниях он говорить не хотел. Но доктор Форрестер настаивала.
Чернокожий рассказал свою историю, получше бы этого не делал: теперь все сидели, опустив головы, и старались не смотреть друг на друга.
Ларри Гарранд родился в штате Коннектикут и рос, как все дети: был бойскаутом, в начальной школе - старостой класса, капитаном футбольной и бейсбольной команд. В те годы никому в голову не могло прийти, что он превратится в огромную бесформенную тушу. Ларри Гарранд хорошо учился и получал высокие оценки. Он благополучно избежал соблазна попробовать наркотики, хотя этим баловались тогда многие мальчишки. Девочки в удовольствиях не отставали от ребят: две его одноклассницы забеременели в одиннадцать лет. Но чего ждать от негров? Семья Ларри стояла ступенькой выше и считала себя принадлежащей другому классу. Это не значит, конечно, что их кожа была намного светлее; просто отец Ларри преподавал в Букер-колледже в Вашингтоне.
Ларри не пошел в этот колледж, а поступил в другой - Джеймс Медисон, где учились в основном белые. Он знал, что и там есть расисты, но Ларри объяснял это тем, что они не знакомы с настоящими чернокожими, просто не встречались с ними. Ларри решил доказать собственным примером, что не все негры плохие. Тем более, что в колледже считали, что из Ларри получится классный полузащитник.
- Полузащитник? - не поверил Римо.
- Да, полузащитник, - улыбнулся Ларри Гарранд. - Тогда я был стройным, как кипарис, и быстроногим, как олень.
Однако не этим решил он укреплять свой авторитет. Ларри вознамерился доказать, что негры не менее способны к наукам, чем белые парни. Приличные негры, о них речь!
Для этого в Медисон-колледже ему открылись новые возможности. Несмотря на блистательные успехи в начальной школе, здесь он тянул еле-еле, заняв место среди последней трети учеников. Посмотрев его табель, отец ничего не сказал, но, вероятно, подумал: с белыми тягаться трудно, поэтому лучше и не пытаться.
Но Ларри Гарранд решил не уступать. На подготовку к занятиям он стал тратить времени в два, а то и в три раза больше, но перед белыми делал вид, что дома почти не берется за книги. Десять часов непрерывных занятий ежедневно - такой он установил для себя режим. Во время каникул Ларри начинал изучать материалы следующего семестра. Он даже изобрел собственный метод скорочтения.
То было благословенное время Малколма Десятого и Мартина Лютера Кинга. Ларри считал, что оба они не правы. Когда белые увидят, каких выдающихся успехов добиваются негры, они изменят свое отношение к нам, - размышлял Ларри. - Но ни секундой раньше!
Труды не пропали даром. Ларри Гарранд стал стипендиатом Гарвардского университета, который окончил с отличием, несмотря на дикие головные боли, повторявшиеся каждые две недели. Ларри обращался за помощью ко многим врачам, но безрезультатно.
В то время у него не было отбоя от белых женщин, которые готовы были соединить с ним свою судьбу, но он сохранял независимость, желая показать, что чернокожие мужчины (он перестал употреблять слово "негры") интересуются не только развлечениями с беленькими кошечками.
Однажды вечером полиция проводила облаву в его родном районе Роксбери, где живут в основном негры. Был задержан и Ларри Гарранд, но его быстро отпустили: белые начали, наконец, понимать, что не все чернокожие ниггеры. Так ему казалось, по крайней мере.
Когда впервые объявились прически "афро". Ларри Гарранд упал духом. Они так глупо, так по-ниггерски выглядят, - думал он с раздражением.
Ларри Гарранду сначала присудили ученую степень магистра, а потом - доктора и не социологии или другой модной, но сравнительно легкой науки, привлекающей чернокожих соискателей, а доктора физико-математических наук. Головные боли все усиливались. Но Ларри ожидала блестящая карьера.
Доктор Лоуренс Гарранд был приглашен на работу в Коммисию по атомной энергетике при правительстве Соединенных Штатов Америки, где все называли его не иначе как "сэр". Ларри приглашали на приемы в Белый дом. В связи с одним открытием толстый журнал посвятил ему большую статью. Его мнением интересовались сенаторы. С ним советовались специалисты-практики. В его офисе только и слышалось: Доктор Гарранд занят... доктор Гарранд на приеме... доктор Гарранд будет позже... доктор Гарранд не сможет с вами встретиться, конгрессмен. Может быть, на следующей неделе...
Когда Гарранд понял, что стал признанным не только в Америке, но во всем мире авторитетом по вопросам захоронения отходов атомной промышленности, он впервые почувствовал удовлетворение от воплощения в жизнь мечты детства. Он купил золотистый "кадиллак" с откидывающимся верхом и теперь мог изредка слышать восторженный шепот:
- Вам известно, что этот выдающийся ученый и признанный авторитет сам водит свой золотой "кадиллак"?
Теперь Ларри Гарранд мог позволить себе слегка эпатировать публику: он стал коротко стричься а-ля африканец и носить дашики. В сочетании с золотым "кадиллаком" все это выглядело эффектно. Доктор Гарранд всегда практически помогал развитию афро-американских деловых контактов в отличие от тех, кто громко горланил на эту тему.
Однажды вечером, когда он ехал в деловую часть Нью-Йорка, машину остановил полицейский патруль. Выдающегося авторитета по вопросам захоронения атомных отходов остановили не в Мобиле, Билоксе или Литл-Роке, а в центре Нью-Йорка, и не за превышение скорости, проезд на красный свет или неправильный поворот.
- Всего лишь проверка, дружок! Выкладывай-ка водительские права и техпаспорт да побыстрее!.. Ну, конечно. Ты выдающийся авторитет по всем вопросам. Тебе все и обо всем известно...
- Я только пытаюсь объяснить, кто я такой.
- Послушай, ты, мистер Великолепие! Держи руки на руле, чтобы я их видел.
- Я запишу ваш личный номер, офицер. Вы получите неприятности.
- Я получу то, что мне нужно, - сказал патрульный, направляя луч ручного фонаря в лицо доктору Гарранду. - Заткнись и открой капот!
Ларри Гарранд нажал на кнопку для поднятия капота и мысленно представил себе, как этому наглецу в форме всыпет нагоняй его начальник, которого приструнят из Вашингтона. Сладость предстоящей мести заглушила обиду и гнев.
- О'кей, поезжай за мной! - приказал патрульный, возвращая документы.
- Что-нибудь не так?
- Следуй за мной! Нас будет сопровождать патрульная машина.
В тот памятный вечер всемирно известного специалиста по вопросам захоронения атомных отходов арестовали в Гринвиллском полицейском участке за неправильно оформленные документы на машину. В регистрационной карточке оказались другие номера. Доктору Гарранду разрешили позвонить по телефону. Поскольку из крупных политиков он знал только президента и нескольких сенаторов, то позвонил руководителю Комиссии по атомной энергетике. К телефону подошла его жена.
- О, прости, Ларри, но его нет дома. За что они тебя задержали?
- За неправильную регистрацию или что-то в этом роде. Я толком не понял...
- Это невероятно, Ларри! Скажи, чтобы они прислали тебе письмо. Я сообщу мужу сразу, как только он появится.
Затем его отвели в тюремную камеру, где уже находилось несколько человек: сутенер, не заплативший полицейскому, вечно пьяный мелкий хулиган, а также домушник. Все чернокожие.
Ларри Гарранд провел ночь в обществе этих жутких негров. Едва забрезжил рассвет, сумрачное холодное небо подернулось красноватой дымкой, что было видно через небольшое зарешеченное окно. И тут до него вдруг дошла одна простая азбучная истина, прогнавшая прочь и головную боль, и гнев, и обиду.
В тюремной камере находились не три негра и доктор Лоуренс Гарранд, а четыре негра, один из которых считал себя ведущим специалистом в области захоронения атомных отходов.
По какой-то труднообъяснимой причине он не мог думать больше ни о чем, кроме тех беленьких кошечек, которых сам когда-то отверг.
Конечно, Комиссия по атомной энергетике направила жалобу в полицейское управление Нью-Джерси, но Ларри это больше не волновало. Его по-прежнему почтительно называли "сэр", сенаторы просили у него совета, но Ларри Гарранд больше не заблуждался. Он уяснил, что в повседневной жизни, когда ночью едешь на автомобиле, ты просто негр. Ниггер.
Такая вот произошла история. В комнате установилась неловкая тишина.
Флорисса заметила, что доктор Гарранд слишком доверился белым. Цэрэушник предложил эмигрировать в Африку. Кое-кто попытался убедить доктора Гарранда, что переедание не может стать компенсацией за нанесенные оскорбления - слишком дорогая цена. Но Ларри Гарранд заявил, что нашел способ свести счеты, однако распространяться об этом не собирается. Доктор Форрестер не настаивала, чтобы он объяснился до конца.
И тут пожелал сказать свое слово Чиун.
- В мире сотни растений, которые расцветают каждое по-своему красиво, - начал он. - И все же ни одно из них не надеется, что другие признают это. Красота - это красота для всех, но каждый должен предпочесть ту, которая принадлежит лично ему и никому другому.
Все нашли выступление Чиуна весьма изысканным.
- Почему бы тебе не рассказать этому толстяку о глине, которую Бог слишком долго обжигал в печи? - шепнул Римо Чиуну. - Ему это понравится.
Многим захотелось узнать, о чем новички перешептываются, но Римо в ответ бросил довольно странную фразу:
- Сморкайтесь через уши!
Такой ответ был расценен как недружелюбный, а Флорисса нашла его особенно недружелюбным, хотя почти простила Римо за невнимание к своей персоне.
Дальше по программе присутствующие должны были касаться друг друга, прислоняться друг к другу и купаться в бассейне в чем мать родила. Доктор Форрестер при сем не присутствовала. Чиун объявил, что купание нагишом противно его религии, и поэтому одетым сидел у бортика бассейна.
Римо тоже попытался отговориться, заявив, что раздевание на глазах у незнакомых людей противоречит традициям американской культуры, но все дружно закричали, что он сам создает себе проблемы и американская культура тут ни при чем.
Римо разделся и плюхнулся в воду, проявив чудеса героизма, ибо на глазах у потрясенной публики вытащил начавшего тонуть мужчину, который особенно возражал против целомудрия американских традиций. Никто не заметил, как рука Римо совершенно случайно въехала в лицо мужчине, после чего он и пошел ко дну. Уже на поверхности Римо помог ему прийти в себя, применив особые приемы искусственного дыхания.
- Это только со стороны кажется, что я бью его по животу, - объяснил Римо.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Первым сигналом о том, что Франция намерена участвовать в аукционе, стало просочившееся из коридоров власти сообщение, что Париж начал активно скупать золото. Только от Южной Африки Франция получила золота на сумму в семьдесят три миллиона долларов.
Совершив эту грандиозную сделку, Франция уведомила Министерство финансов США, что предпринимает эти меры для укрепления покупательной способности франка. Из Парижа были получены заверения, что меры эти временные и никакого вреда американскому доллару не принесут. Секретность продиктована высшими интересами государственной политики. Францию заботит стабильность франка и ничего больше. Делая это заявление, глава финансового ведомства Франции не грешил перед собственной совестью, он знал именно это и не больше. Ему поручили увеличить золотой запас страны, и он выполнял это задание со свойственной ему добросовестностью. Вскоре еще двести миллионов долларов золотом поступили в хранилища Французского национального банка.
Американский министр финансов был озадачен. Обычно действия правительств, осуществляющих подобные операции, напоминают действия букмекеров на скачках. Игра делается по телефону, с помощью записей и только в редких случаях - за наличные деньги.
Франция - наш союзник, и это нельзя забывать, - подумал министр.
Действия Франции были понятны господину Амадеусу Рентцелю из Дома Рапфенбергов, и нельзя сказать, что они его полностью удовлетворяли. На международной арене Франция занимала особое место, приходилось считаться с тем, что коротко выразил Шарль де Голль, где-то обронив: "Как можно управлять страной, которая производит сто семнадцать сортов сыра?" Но еще более господина Рентцеля беспокоили Великобритания и Россия, которые пока не определились.
Нельзя допустить, - думал он, - чтобы какая-либо из приглашенных к участию в аукционе стран отказалась. В самый последний момент эта страна может по злому умыслу или случайно насторожить Штаты, и тогда пиши пропало - катастрофа неизбежна.
В тот день Рентцель начал наводить справки. Ответы не заставили себя ждать. Англия и Россия не сказали твердого "нет", но и с "да" не спешили. Случай с ядерным бомбардировщиком и откровения сотрудника ЦРУ сыграли свою роль, но все это кабинетные штучки, - рассуждал Рентцель. - Необходимо что-нибудь из ряда вон выходящее... Ну, а как насчет господства на море? Нужна гарантия, что в пакет предложений, выставляемых на торги, будет включен и контроль над военно-морскими силами США. Верная традициям морской державы, Англия заглотит эту приманку. Россию тоже интересуют морские просторы, оборудованные порты и контроль над американским флотом.
Вечером того же дня господин Амадеус Рентцель, швейцарский банкир, связался с Соединенными Штатами и имел непродолжительный телефонный разговор с частным лицом.
- Только Джон Буль и Иван продолжают колебаться, - говорил он почтительно. - Надо бы показать им что-нибудь, связанное с флотом.
- Каких еще демонстраций они ожидают с нашей стороны? - спросил скучающий томный голос. - Мы прошлись по ВВС и ЦРУ. Какого черта им еще надо?
- Вы правы, сэр! Но они хотят дополнительных гарантий.
- Ну, хорошо, попробуем что-нибудь сотворить, - согласился после долгой паузы скучающий человек. Он тяжко вздохнул, как это делают люди, которые всем верят, а их постоянно обманывают, и спросил: - А как другие страны? Они согласны?
- Да, сэр! Буквально рвутся в бой. Я уверен, вы обратили внимание, что газеты сообщают о движении огромных денежных масс.
- Да-да, конечно. Мы дадим им что-нибудь этакое... Морское... Чтобы запомнилось...

Доктор Лития Форрестер сидела в своем роскошном кабинете с прозрачным потолком на десятом этаже и обдумывала трудную задачу: "Римо Дональдсон должен исчезнуть... Но как?.."
Замигала лампочка на телефоне, разбрасывая тонкие лучи по рабочему столу. Лития Форрестер быстро сняла трубку.
- Да?
- Сделай что-нибудь с военно-морским флотом.
- Что, например?
- Например все, что только взбредет в твою хорошенькую головку, стерва. Но чтобы быстро и масштабно. Это важно. Ты поняла?
- Да, дорогой, - Лития выдержала паузу. - Я тебя увижу вечером?
- Мне кажется, мы быстрее реализовали бы все наши планы, если бы ты меньше думала о сексе и больше - о нашем проекте.
- Но это несправедливо, милый. Я сделала все, что было в моих силах. Все, что ты поручал.
- Тогда пусть понимание достигнутого станет для тебя сексуальным удовлетворением. Скорее начинай! Думай о флоте.
Услышав короткие гудки, Лития Форрестер медленно положила трубку. Откинувшись на мягкую, из тонкой кожи, спинку кресла, она уставилась в ночное небо... в свободное небо Америки, которое, благодаря ее усилиям, может навеки потерять свою свободу.
До аукциона осталось три дня... - отметила она автоматически. - Последние три дня... Дело, связанное с военным флотом, вероятно, важное, если все так спешно. "Что-нибудь сделай, Масштабно и быстро". Но что?.. А как с другой неотложной проблемой? Римо Дональдсон... Может, стоит попытаться сбить двух птиц одним камнем?

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Утром следующего дня доктор Лития Форрестер отсутствовала на групповом занятии.
Игнорируя злобные взгляды черного борова, доктора Лоуренса Гарранда, и не вслушиваясь в любовно-агрессивный бред сексуально озабоченной Флориссы, Римо все обдумал и принял важное решение.
Они с Чиуном находились в Центре по изучению подсознания уже тридцать шесть часов, но пока ни до чего не докопались. Во время первой встречи с Литией Форрестер Римо откровенно рассказал о своей цели, рассчитывая на ответную реакцию, но ее не последовало. Ждать дольше он не мог - время работало против него. Сегодня необходимо добраться до Литии Форрестер и сломить ее, а если потребуется, то и убить. Убить... Такая перспектива взволновала Римо. Сначала узнать о планах, а потом убить... Ситуацию следует оценивать только с профессиональных позиций. Из головы не выходил ее чарующий образ. Красивая, высокая, элегантная, светловолосая... Убью!.. Но сначала пересплю с ней! - решил он.
С профессиональной точки зрения достижения Римо в Центре по изучению подсознания равнялись нулю: он ничего не выяснил, ничего не заметил подозрительного, не нашел ни единой нити, которая могла бы привести к Беннону, к полковнику войск специального назначения, к пилоту, сбросившему бомбу на Сан-Луис, или к Баррету.
Римо был зол не столько на себя, сколько на Смита, который направил сюда его, Дестроера, с миссией сыщика. Если ему нужна информация, нужно было послать Грэя, нового парня из ФБР, или Генри Киссинджера, или нанять, наконец, для этого дела Джека Андерсена... но никак не Римо. Почему Римо? Все остальные под подозрением? Вполне возможно... Римо так ушел в свои мысли, что упустил момент конца занятия и понял это, когда все повскакивали со своих подушек и заспешили к выходу. Чиун продолжал жестикулировать на тему, зачем надо хоронить чью-то агрессивность. По его мнению, необходимо учиться принимать мир таким, каков он есть.
Вся группа сгрудилась у дверей зала, Римо пристроился в самом хвосте, продолжая анализировать ситуацию. Вдруг он услышал знакомую мелодию: ее напевал перед смертью Беннон, с нею на губах ушел из жизни полковник войск специального назначения, которого Римо прикончил на поле для игры в гольф. Римо не успел найти ее исполнителя: мелодия оборвалась так же неожиданно, как и возникла, не оставив никакого следа.

Лития Форрестер не могла присутствовать на групповом занятии, потому что ее не было в Центре по изучению подсознания. Все это время она провела в одной из фешенебельных гостиниц Вашингтона в приятном общении с адмиралом Джеймсом Бентоном Крастом.
Старый адмирал не забыл молодую красавицу, с которой случайно познакомился у французского посла. А если быть точным, то четыре дня, прошедшие с тех пор, он думал только о ней. Эти воспоминания будоражили фантазию, вызывали дрожь и давно забытые шевеления в паху.
Лития Форрестер позвонила рано утром в его кабинет в Пентагоне. Адмирал был удивлен и обрадован, но вел себя суховато, сдержанно сказав, что часто вспоминал ее и надеется увидеть. Лития охотно предложила встретиться. Для особой "природы" их свидания, как она выразилась, более всего подошла бы одна из гостиниц подальше от центра. Адмирал выразил свое согласие довольно официально, но положив трубку, издал не характерный для этого кабинета боевой клич.
По дороге в гостиницу он совершил еще один странный поступок: попросил шофера остановиться у винного магазина и купил бутылку самого лучшего "бурбона". Укладывая ее в объемистый кейс, адмирал чувствовал себя шаловливым сорванцом.
Лития ждала Краста в номере. Когда адмирал вошел, она стояла у окна и наблюдала за жизнью оживленных вашингтонских улиц. Платье из тонкого пестрого шелка, облегавшее ее тело, легко пропускало лившийся из окна дневной свет, который как бы раздевал ее. Краст отметил, что под платьем нижнего белья не было. Лития повернулась, чтобы приветствовать Краста. Ее упругие с острыми налитыми сосками груди слегка подпрыгнули под тонкой тканью, воскрешая в нем давно забытые ощущения и неясные предчувствия, которые он похоронил в себе несколько лет назад.
В комнате было светло: солнечный свет, соперничая с улыбкой Литии, явно проигрывал. Улыбаясь ртом, глазами, телом, она шагнула навстречу.
- Джим, я так рада, что у тебя все в порядке! - воскликнула она.
Адмирал с ужасом подумал, что со своим "бурбоном" он мог оказаться в наиглупейшем положении. Стараясь не вспоминать о грешных мыслях, с которыми он ехал сюда, и не встречаясь с Литией глазами, адмирал вернулся в прихожую и поставил кейс у двери.
- Как ты поживаешь, дорогая? - спросил он охрипшим вдруг голосом.
Она взяла его под руку, нежно чмокнула в щеку и усадила на диван, а сама села в зачехленное кресло напротив. Их разделял низкий кофейный столик.
- Джим, я знаю, что ты жутко занят, и прошу заранее извинить за беспокойство, - начала Лития.
Адмирал слушал вполуха, продолжая наблюдать, как при малейшем движении Литии солнечные лучи просвечивают ее платье и как червонным золотом отливают ее волосы. Он ощущал исходивший от нее аромат жасмина.
- Мне кажется, Джим, - продолжала Лития, - что твоя жизнь под угрозой.
- Моя жизнь под угрозой?! - рассмеялся адмирал Краст. - Со стороны кого или чего?
- Со стороны кого, - сказала она обеспокоенно. - Опасность исходит от одного из моих пациентов. Некоего Римо Дональдсона. Он намерен убить тебя, Джим.
- Впервые слышу это имя. Зачем ему убивать меня? - удивился адмирал.
- Не знаю. Это-то меня и ужасает. - По мере того, как Лития наклонялась вперед, ее платье поднималось все выше, обнажая стройные ноги, покрытые золотистым пухом, искрящимся в лучах солнца. - Мне кажется, что он на службе у какой-то враждебной нам державы.
Краст улыбнулся, не допуская даже мысли об угрозе своей персоне со стороны какого-то Римо Дональдсона, но Лития не успокаивалась:
- Джим, я не шучу! Я нарушила врачебную тайну, потому что боюсь за тебя.
Она поднялась с кресла и пересела к нему на диван. Через габардин синих форменных брюк Краст почувствовал теплоту ее бедра, по его ноге пробежала легкая дрожь.
- Я ценю твой поступок, Лития, - произнес он сдавленным голосом, - но не лучше ли рассказать все по порядку.
- Он появился у нас несколько дней назад, - сказала Лития задумчиво, вспоминая всю историю с самого начала. - Заполняя, как мы требуем, анкеты, он не сказал ни слова правды. Поначалу меня это не удивило, но немного насторожило. Хотя многие правительственные чиновники, приезжая к нам подлечиться, поступают аналогичным образом. Никто не хочет лишней огласки. Однако под воздействием гипноза он раскололся и рассказал мне... - Лития взглянула на адмирала. Она совсем рядом, на расстоянии одного поцелуя - подумал он. - Джим, его имя Римо Дональдсон, и он профессиональный убийца, работающий на политиков. Очередная его цель - ты, адмирал Джеймс Бентон Краст. Он проговорился.
- А не сказал почему? Почему именно я? - спросил Краст.
- Нет. Потом он начал приходить в себя, и я не решилась акцентировать внимание на этом факте. Не знаю почему, где и когда это должно случиться. Но в одном я уверена, Джим. Он собирается убить тебя.
- Что ж, есть только один верный способ разрешить все сомнения, - сказал адмирал Краст. - Я позвоню в ФБР. Пусть его арестуют и потрясут как следует, черт возьми! Надо же знать, что у него на уме.
Адмирал решил не откладывать дело в дальний ящик, но Лития остановила его. Она немного повернулась, чтобы сидеть лицом к собеседнику, и его левое колено оказалось как бы случайно в плену ее коленей.
- Тебе не следует так поступать, Джим, - сказала она тихо. - Он профессионал, и его арест мало что даст в смысле доказательств. Кроме того, это скомпрометирует и меня, и мою работу. Я хочу предложить другой вариант. - Она придвинулась еще на несколько сантиметров. - Я продолжу работу над ним и его сознанием. Одновременно ты должен предпринять все возможное, чтобы обеспечу свою личную безопасность. Обещай мне!
- Тебе удастся узнать, чего он добивается? - спросил Краст с сомнением.
- Сегодня вечером мы проводим очередное занятие. Если повезет, я смогу узнать, что они замышляют, - улыбнулась Лития. - Я умею добывать нужную информацию, особенно у мужчин.
- Не сомневаюсь, - рассмеялся Краст.
- Особенно у мужчин с проблемами, которые удается решать только мне.
Лития улыбнулась одной из своих завораживающих улыбок, и взгляд ее мерцающих голубых глаз, слился с его взглядом. Она положила руку на его колено. Теперь Краст мог полной грудью вдыхать аромат ее духов, густой и сильный запах жасмина, который расслаблял и будоражил одновременно.
Они поговорили еще какое-то время, решив, что сегодня же адмирал Джеймс Бентон Краст добьется приказа о назначении его командиром линкора "Алабама", стоящего на якоре в Чесапикском заливе. Его знания, опыт и звание позволяли это. Согласно выработанному ими плану, адмирал перебирается на несколько дней на корабль, который будут охранять преданные ему морские десантники. Они сумеют помешать Римо Дональдсону пробраться на судно, если он попробует это сделать, противопоставив ему свою смертоносную силу.
Адмирал пошел на все это, потому что ни в чем не мог отказать сказочной золотистой красавице, которая сидела рядом с ним на диване, хотя считал ее хитроумные предостережения абсолютно надуманными.
- И все-таки я не понимаю, кому понадобилась такая старая калоша, как я? - улыбнулся адмирал Краст.
- О-о, Джим! - воскликнула Лития. - Ты вовсе не старый и уж, конечно, не калоша. Ты полный жизни и тепла человек. Однако тебя гнетет какая-то проблема. Я это чувствую, чувствую как профессиональный психолог. Я ошибаюсь?
- Проблема? - Краст не хотел слышать о проблемах, он хотел утонуть в голубых озерах ее глаз. В то же время каким-то первобытным чутьем, данным человеку природой, он понимал, что проницательные голубые глаза знают его постыдную тайну.
- Почему бы тебе не расслабиться на несколько минут, Джим, и не рассказать мне о своей проблеме, - прошептала Лития Форрестер. - Я умею слушать и понимать. А еще я умею хранить чужие тайны.
Она бережно взяла его голову и медленно приклонила к своим коленям. Краст вытянулся вдоль дивана и уставился, не мигая, в потолок, чтобы не встречаться взглядом с Литией.
- Мне так неловко, - сказал он смущенно.
- Но я ведь врач, Джим, - попыталась успокоить его Лития. - Меня трудно чем-либо удивить или смутить. Да и есть ли на свете что-нибудь такое, чего я не слышала или не знаю?
Лития положила правую ладонь на голову Краста так, что подушечка среднего пальца оказалась в центре его уха. Теперь он чувствовал, как тепло и энергия ее молодого тела проникают в него, наполняя желанием.
- Я не был мужчиной последние пять лет, - признался он наконец.
- Почему?
- Я импотент. Когда я говорил о старой калоше, то имел в виду именно это.
- А ты пробовал?
- Да, в не раз, но потом перестал. Нет ни желаний, ни возможностей. Зачем лишний раз убеждаться в своей несостоятельности?
- А может, в этом виновата женщина?
- Женщины, - поправил ее Краст. - Неважно, которая из них. Так было с каждой, со всеми... У меня не было к ним влечения все пять лет... пока...
- Пока? - переспросила Лития с дразнящим оттенком в голосе.
- Пока... - Он немного помолчал, решаясь на очередную откровенность. - Пока не встретил тебя на том приеме. - Краст закрыл глаза, чтобы не страдать, видя смеющееся женское личико. - Пока не понял, что люблю тебя. Лития! - вымучил он наконец главное признание.
Его глаза все еще оставались закрытыми, когда Лития прижалась щекой к его лицу.
- Я не слышала, чтобы ты говорил об этом на приеме у посла. Но уловила другую твою фразу. Если мне не изменяет память, ты рассуждал о женских грудях... что-то вроде того, что грудь есть грудь...
Вдруг он услышал характерный звук раскрывающейся "молнии" и... почувствовал над собой ее дыхание.
- Грудь есть грудь... Это ты произнес тогда? - прошептала Лития.
Краст был смущен и чувствовал себя виноватым: как может судить о женских грудях мужчина, не испытывающий к ним никакого влечения? Он открыл глаза и хотел сказать ей об этом. Но она уже раскрыла "молнию", обнажив дивные плечи и золотистые груди, которые нависли над ним, а их твердые соски обещали нечто бесподобное.
- Ты настаиваешь на своем, Джим? - спросила Лития. - Ты уверен, что у всех женщин груди одинаковые?
Адмирала Джеймса Бентона Краста словно пружиной подбросило с дивана, он с силой обнял Литию, и их губы слились в долгом, захватывающем дух поцелуе.
Томительное ожидание чего-то сменилось бурной, все нарастающей страстью. Она целовала его жарко и нежно.
- Свершилось еще одно медицинское чудо! - выдохнула Лития, проводя рукой по оттопырившейся брючине адмирала, и улыбнулась.
Адмирал Джеймс Бентон Краст почувствовал возвращение молодости. Он жаждал обладать ею. Он хотел эту трепетную золотистую женщину, и силы его неутоленного желания было достаточно, чтобы восполнить с лихвой все потери пяти лет.
- Ты хочешь меня, Джим? - спросила она с хрипотцой.
- Ты... ты нужна мне... Я... я хочу тебя!
- Так и будет, милый! - улыбнулась Лития и поцеловала его долгим, жарким, мучительным поцелуем.
Потом она поднялась, и тонкое шелковое платье змеей соскользнуло к ее стройным золотистым ногам. Вызывающе свежая, трепетно прекрасная и совершенно нагая, она прошла через всю комнату к столу, на котором лежал ее портфель. И вмиг на столе, как на скатерти-самобранке, появились коньяк, две рюмки и коробка шоколадных конфет.
Она повернулась к адмиралу, великолепная и манящая в своем вызывающем бесстыдстве.
- Я твоя, Джим! - сказала она просто. - Но сначала выпьем, а потом я хочу пропеть с тобой одну песенку.
Адмирал Джеймс Бентон Краст не испытывал больше угрызений совести за бутылку "бурбона" в своем кожаном кейсе.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Чиун вместе со всей группой дурачился в парке на траве, когда Римо выскользнул из здания, чтобы позвонить.
Часы показывали второй час дня, когда Римо закончил шестимильный марш-бросок по извилистой дороге на территории клиники и вышел к телефону-автомату на шоссе.
Набрав специальный, не требующий оплаты номер, он услышал короткое:
- Смит.
- Римо.
- Есть новости?
- Ни черта! Я испробовал все, кроме нападения на хозяйку притона. Потом сел и стал выжидать. И снова - ничего!
- Хочу, чтобы вы были в курсе, - сказал Смит сухо. - Похоже, Франция примет участие в аукционе. Мы пытаемся выяснить, когда и где он состоится. В этом замешаны и другие страны, о чем можно с уверенностью судить по перемещению золота. Нет сведений только из Англии и России...
- Ладно, меня это не касается, - прервал его Римо. - Послушайте, я иду на эту докторшу с открытым забралом, лоб а лоб, вдруг расколется. Я могу устранить ее, но не хочу, пока не узнаю, что, как и зачем она собирается делать.
- Согласен. Решайте сами, исходя из обстоятельств, но помните: дело очень важное.
- Да-да, конечно. Очень важное, как всегда. Кстати, вы узнали что-нибудь о мелодии?
- Какой еще мелодии?
- Не Знаю. Обыкновенной. Тот парень из ФБР, Беннон, надеюсь слышали про него, напевал что-то. Похоже, из него сделали зомби. Полковник войск специального назначения напевал то же самое... А сегодня я случайно услышал это здесь, в Центре по изучению подсознания. Мне кажется, все одна и та же песня. Как считаете?
- Возможно, возможно, - сказал Смит задумчиво. - Какой мотив? Напойте!
- Мой Бог! - вскричал Римо. - Я же не Элис Купер! Откуда, черт побери, я знаю, как это поется?! Та-та-та-та-та-там-та-там...
- По-моему, вы ошиблись. Вот послушайте: та-та-та-та-там-та-там-там-та-та-та-та-там-там...
- Вы знаете эту мелодию? - удивился Римо. - Откуда? Где слышали?
- Генерал Дорфуилл мурлыкал ее, сбрасывая бомбу на Сан-Луис, Кловис Портер насвистывал эту песенку перед тем, как искупаться в канале для городских нечистот. Мы думаем, что и тот парень из ЦРУ, Баррет, тоже напевал эту мелодию, когда покончил с собой: в Национальной библиотеке.
- Ну, в что она означает?
- Пока непонятно. Может, своего рода опознавательный сигнал... Или что-то еще...
- Вы мне очень помогли, Смит! Никогда не думали заняться шоу-бизнесом? С этой песней мы могли бы сорвать бешеный успех, а свою группу так бы и назвали: "КЮРЕ". Чиун будет играть на барабане. Выпустим пластинку.
- Боюсь, ваша идея не имеет перспективы, - заметил Смит. - У меня плохой слух.
- С каких пор это стало иметь значение? Я дам о себе знать! - бросил Римо, а потом добавил: - Будьте осторожны! Они знают обо мне, поэтому могут докопаться и до вас.
- Спасибо, я примял меры предосторожности, - сказал Смит, немало удивившись, что Римо проявляет такую заботу.
- О'кей! - Римо повесил трубку.
Настроение у Римо было неважное, и он решил заняться тренировочной ходьбой, благо расстояние до клиники это позволяло. Около трех дня он бодро вышагивал по извилистой дороге недалеко от десятиэтажного здания основного корпуса. Услышав шорох шин, Римо остановился. Серебристый "роллс-ройс", управляемый шофером, подрулил прямо к нему и замер. Задняя дверца со стороны Римо открылась, и голос Литии Форрестер окликнул его:
- Мистер Дональдсон! Садитесь, я подвезу вас.
Римо скользнул внутрь, захлопнул дверцу и, когда тяжелый автомобиль бесшумно двинулся вперед, взглянул на Литию. Ее золотистые волосы были в некотором беспорядке, а платье из тонкого китайского шелка слегка помято.
- Вы выглядите так, словно только что выбрались из постели, - заметил Римо с присущей ему деликатностью.
- Вы очень проницательны, а главное любезны, - не осталась в долгу Лития Форрестер. - Какие еще будут наблюдения?
- Э-э, а удовольствия-то особого вы не получили.
- Как вы это определяете?
- По вашим глазам. В них все еще светятся огоньки. Они гаснут, когда женщина получает удовлетворение.
- Вы говорите так, словно эксперт по выключению огоньков.
- Что есть - то есть! - поклонился Римо, приложив руку к сердцу.
- Я должна просить проинструктировать меня в этом вопросе, - сказала доктор Форрестер.
- К вашим услугам. Выбирайте время и место. Может, сегодня вечером? Я был бы свободен, если бы не ваша замечательная программа: сначала групповые вопли и дурацкие песнопения, с восьми до девяти вечера - совместное купание нагишом, а потом ловля друг друга - с девяти до девяти тридцати, пока Флорисса не устанет бегать за мной...
- Давайте сегодня вечером, - согласилась Лития Форрестер. - У меня в кабинете после ужина... Часов в семь.
- Договорились! - Римо коснулся ее, когда машина замирала перед центральным входом в десятиэтажное здание основного корпуса. - Сохраните для меня хоть один огонек.
- Вы единственный, кому я разрешила бы загасить все огоньки, - сказала она на прощание.
Дверца захлопнулась, и машина укатила к тыльной стороне здания, где располагались гараж и личный лифт Литии Форрестер.
Римо решил, что не будет ужинать в общей столовой вместе со всеми, хотя Чиун утверждал, что овощи великолепны, выращены на органических удобрениях и придают силу для выполнения любого задания.
- А не лучше ли проглотить дюжину сырых устриц? - подумал Римо вслух, но, заметив на лице Чиуна гримасу отвращения, тотчас исправился. - Шучу.
Секретарши доктора на посту уже не было. Римо подошел к двойным дубовым дверям, преграждающим путь в кабинет и квартиру Литии Форрестер, и постучал.
- Входите! - послышалось изнутри.
Римо с некоторым усилием открыл тяжелую дверь и вступил в апартаменты доктора. В кабинете царил интимный полумрак. Над прозрачным куполом потолка нависла темень неба. Лития Форрестер переоделась в длинное красное шелковое платье. Она держала в руках два наполненных бокала.
- Рада видеть вас, Римо! - сказала она со значением и протянула ему один. - За то, чтобы все огоньки были погашены!
Римо без особого удовольствия взял его и поднял, чтобы чокнуться, отпил глоток... как бы отпил, потому что тут же незаметно выплюнул жидкость обратно.
Последний раз он выпивал очень давно. Забытая жидкость жгла язык, небо, десны, но одновременно и оживляла в памяти воспоминания о прежних днях, когда Римо мог пить бочками, не отчитываясь ни перед кем. И в этом тоже была заслуга Чиуна, который разрушил в нем тягу к алкоголю точно так же, как разрушил его беспорядочную половую жизнь, подчинив секс строгой дисциплине, Последний раз Римо наслаждался сексом с дочерью политика из Нью-Джерси, и не его вина, что удовольствие закончилось для нее смертью.
- За выключение огней! - Римо поднял бокал, делая вид, будто коньяк что надо.
Один бокал, наверное, не принесет особого вреда, - подумал он, не особенно довольный собой. - Поможет настроиться на этот вечер... -
Римо ощупал взглядом тело Литии, красивое, изящное, скрываемое рябью складок красного шелка, ее грудь, гордо возвышающуюся над повязанным чуть выше талии кушаком, и вновь ощутил то самое, выходящее за пределы похоти желание.
Он поднес бокал ко рту и осушил его одним махом. Жжение опустилось вниз, как и должно быть от целой рюмки крепкого коньяка, который по правилам следует пить смакуя, маленькими глотками. Было в этом коньяке что-то инородное. Римо пытался распробовать, что именно, и скоро понял: наркотик. Он хорошо помнил наставления по наркотикам еще на самых первых занятиях в КЮРЕ. Ошибка исключалась. Коньяк отравлен.
Как это ни покажется странным, но открытие обрадовало Римо. Он устал ждать хоть каких-нибудь событий, а теперь они шли к нему сами. Ему не придется их добывать у Литии, ему не придется ее убивать... пока... до того, как он проведет с ней ночь и откроет ей сладкую тайну: как загасить все огоньки в глазах женщины.
Римо чувствовал, что наркотик проникает в кровь.
- Пойдем посидим на диване. - Лития взяла его как ребенка за руку и медленно повела в другой конец комнаты.
Римо глубоко вдыхал воздух, заставляя сердце бешено биться, требуя от него наполнения крови кислородом, добиваясь гипервентиляции всего организма, заставляя его сопротивляться наркотику. Лития уложила Римо на диван, забрала пустой бокал и поставила на пол, а освободившуюся руку его опустила себе на бедро.
Курсировавший по телу Римо кислород усиливал осязание, он ощутил подушечками пальцев не только шелковые нити ткани, но и мягкую гладкую кожу под ней. Лития бережно положила голову Римо к себе на колени. Он расположился удобно, как для отдыха, но краткий прилив сонливости от наркотика уже прошел: кислород сделал свое дело. Римо чувствовал себя нормально. Особыми тренировками Чиун научил его организм расщеплять любой наркотик на составные, а они, как известно, безвредны для организма. Римо позволил Литии поудобнее устроить себя на ее коленях и сделал вид, что засыпает.
Он начал вбирать воздух в легкие медленнее, чтобы ослабить биение сердца, преодолевая таким образом головокружение - неизбежное последствие гипервентиляции организма. А потом задышал ровно и легко, впадая в глубокий сон. Лития Форрестер расстегнула пуговицы на его рубашке, провела рукой по обнаженной груди, а потом обозначила кончиками пальцев кружочки на его теле.
- Ты будешь слушать только меня и слышать только мой голос, - произнесла она ровным бесстрастным голосом. - Ты чувствуешь себя легко и свободно.
Римо слегка всхрапнул во сне и сладко причмокнул губами.
- Как тебя зовут?
- Римо... Дональдсон, - сказал он медленно.
- На кого ты работаешь?
- Центральное разведывательное управление.
- Кто такой Дестроер?
- Я. Кодовое имя, - говорил он не совсем четко, как бы во сне.
- Почему ты здесь?
- Заговор... против Америки. Должен узнать, кто... руководит.
- Тебе известно, кто руководит заговором?
- Нет.
- Тебе известно, кто стоит за этим заговором?
- Нет... не знаю.
- Римо! Слушай меня внимательно, - произнесла Лития, четко произнося каждый звук. - Я хочу тебе помочь! Ты меня слышишь?
- Да, слышу.
- Я хочу помочь тебе.
- Слушаю тебя.
- Есть заговор против нашей страны. План захвата Соединенных Штатов Америки. За ним стоит один человек. Его имя Краст. Адмирал Джеймс Бентон Краст. Повтори!
- Адмирал... Джеймс... Бентон... Краст...
- Адмирал Краст - преступник, - чеканила слова Лития Форрестер. - Он хочет подчинить себе страну. Его необходимо остановить! Ты должен остановить его!
- ...должен остановить его... - эхом повторил Римо.
- Он на борту линкора "Алабама" в Чесапикском заливе. Через несколько часов он начнет приводить в действие свой план завоевания Америки. Ты должен остановить его! Ты знаешь как?
- ...знаешь как?.. Нет, не знаю...
- Ты должен попасть на борт "Алабамы" и убить адмирала Краста. Понял? Повтори!
- Я убью адмирала Краста. Остановлю план завоевания Америки.
- Ты сделаешь это сегодня ночью! Сегодня ночью! Понял?
- Понял! Убью Краста сегодня ночью.
Лития нежно погладила левый сосок на груди Римо, а потом наклонилась и поиграла с ним кончиком языка.
- Тебе нравится секс? - спросила она, прильнув к самому уху Римо.
- Да, очень.
- Ты хочешь меня?
- Да! Я хочу тебя!
- Сейчас ты будешь крепко спать, - сказала Лития проникновенно. - Проснешься освеженным, радостным, наполненным новой силой и энергией. Я была с тобой все это время. Я была твоя. Ты подарил мне минуты истинного наслаждения. В постели мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой. Ты загасил огоньки в моих глазах. Мне очень хорошо, Римо! Мне никогда не было так хорошо! Когда ты проснешься, будешь помнить только это. А потом ты пойдешь и убьешь адмирала Краста. Ты спасешь страну! А теперь спать... спать... спать...
- Сплю. Я должен спать, - вздохнул Римо и якобы погрузился в глубокий безмятежный сон.
Лития легко спорхнула с дивана, переложив голову Римо со своих колен на подушку.
Она хочет, чтобы я убил адмирала Краста, - размышлял между тем Римо. - Но почему? Может, Краст о чем-то догадывается? А может, отказался выполнять приказы? Или это ее шеф, которого она решила убрать с дороги?
И тут Лития допустила ошибку, которая помогла Римо понять, что Краст - не шеф, а очередная жертва. Доктор Форрестер подошла к столу, сняла трубку и набрала номер из трех цифр.
- Как прошел ужин? - спросила она.
Должно быть, говорит с кем-то из этого здания, - додумал Римо. - Только здесь трехзначные номера.
- Все сделано! - доложила она радостно. - Точно так, как ты хотел.
Значит, ее партнер, а может, и шеф, находится где-то поблизости, - решил Римо.
- Завтра? - ответила она твердо.
Что значит завтра? - ломал голову Римо. - Может, убийство Краста должно привести в движение что-то еще?.. Но что?
- Я люблю тебя, милый! - сказала она с чувством и положила трубку.
Лития Форрестер была счастлива. Сегодня ночью этот Римо Дональдсон будет убит адмиралом Крастом и его телохранителями. А завтра адмирал устроит инцидент на флоте, который подтолкнет Англию и Россию к участию в торгах. Это был идеальный безошибочный план. Лития взглянула вверх на прозрачный купол и громко рассмеялась, взорвав интимную тишину кабинета. А потом она вдруг запела... запела ту самую мелодию, которую Римо за последние несколько дней слышал много раз, мелодию, которая так или иначе приводит к катастрофам и смертям.
Римо сразу узнал ее. Лития вернулась к дивану и, окинув презрительным взглядом мирно спавшего Римо, скинула платье, а потом прижалась своей обнаженной грудью к его обнаженной груди.
- Римо, проснись! - прошептала она ему в самое ухо. - Проснись, милый!
Римо начал медленно поворачиваться, как бы просыпаясь. Затем широко раскрыл глаза и, увидев рядом Литию, притянул ее к себе. Их губы слились в долгом жарком поцелуе.
- Вот так бывает! - сказал он тоном победителя. - А теперь подойди к зеркалу. Ты увидишь, что огоньки в твоих глазах погасли.
- Я знаю это и без зеркала, - сказала Лития. - Никогда раньше я не испытывала ничего подобного.
Римо поднялся с дивана.
- Разве ты не останешься, милый? Я хочу, чтобы ты повторил это еще раз, - сказала она просительно.
- Не могу. Нужно кое-что сделать. Теперь ты можешь на меня рассчитывать, если потребуется погасить огоньки.
Римо подошел к ней и жарко обнял. Скользнув рукой под платье, которое она успела надеть, он крепко, почти до боли, сжал ее ягодицы.
Потом оттолкнул и, не оглядываясь, ушел, чтобы предупредить адмирала Краста о нависшей над ним смертельной опасности.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Ночью круизное судно, сверкающее гирляндами разноцветных лампочек, с залитыми светом прожекторов палубами напоминает разгуливающую по морям шлюху.
В противоположность ему военное судно можно сравнить с девушкой из рабочих кварталов бедной, но гордой и честной. Никаких излишеств, никаких украшений, все естественно и предназначено для долгого и трудного семейного счастья, а не для кувыркания в сене.
Линкор "Алабама" - именно такой корабль, - думал Риме, стоя на пирсе, омываемом волнами, и вглядываясь в Чесапикский залив, где в четырехстах ярдах от берега покачивался на волнах линкор - гора металла, вспыхивающая темно-серыми отблесками от случайного луча света.
На таком расстоянии трудно было рассмотреть дюжину вооруженных до зубов людей в комбинезонах морских десантников-подрывников, которые по распоряжению адмирала Краста охраняли его каюту, имея приказ стрелять без предупреждения при любом подозрении.
Сам адмирал находился в это время в каюте капитана, расположенной за ходовой рубкой, и возлежал на широкой кровати, именуемой в соответствии с уставами ВМС койкой.
Адмирала занимали мысли, далекие от военных дел и личной безопасности. Подобно матросам-первогодкам, отправившимся в конце недели в увольнение в незнакомый порт, он думал только об одном: как бы трахнуться с какой-нибудь красоткой. После пяти лет вынужденного воздержания было приятно вновь почувствовать себя в форме, которую он обрел благодаря Литии.
Лития Форрестер, - мысленно повторил он дорогое имя. - Моя жизнь опустеет без тебя... опустеет, но не закончится. Ты подарила мне возможность наполнить ее. Твой бесценный дар будет приносить радость и счастье без тебя, но благодаря тебе.
Адмирал Джеймс Бентон Краст был уверен, что влюблен в Литию, но это не исключало других женщин. Он намеривался проверить на практике эту заманчивую теорию. Многократно проверить! - хохотнул он про себя, предвкушая необыкновенные похождения, на пороге которых он стоял.
А в это время к борту корабля бесшумно подошла небольшая моторная лодка и тихо закачалась на волнах под носовой частью линкора, где не просматривалась с палубы. Расстояние до ватерлинии составляло примерно шесть футов.
Римо Уильямс привязал лодку к толстому якорному канату и, оттолкнувшись от сиденья, ловко, как обезьяна, полез вверх. Ухватившись за палубный леер, он подтянулся, чтобы лучше рассмотреть через прорези в стальном борте, что происходит на корабле. Почти у самого борта прошел автоматчик в хлопчатобумажной куртке защитного цвета, надетой поверх спортивного свитера. Чуть подальше виднелись еще двое вооруженных парней.
Дождавшись, когда автоматчик повернулся к нему спиной, Римо легко перемахнул через невысокое палубное ограждение, бесшумно в несколько прыжков преодолел двадцатиярдовое расстояние до боковой двери в палубной надстройке и тенью юркнул внутрь. Оказавшись в узком коридоре, Римо быстро снял свою спортивную рубашку и надел ее застежкой назад. В сочетании с темными брюками этот маскарад делал его похожим на матроса.
Не теряя времени, Римо направился к центру корабля, полагая, что где-то там должна находиться каюта капитана. Через три пролета он повернул налево по переходу и оказался у люка и траповый колодец, который и вывел его к центру корабля. Перед одной из дверей стоял вооруженный автоматом матрос. Вероятно, это и была каюта капитана.
Не долго думая, Римо снял со стены огнетушитель и, держа его на руках, как держат обычно младенцев, направился по-матросски вразвалочку в самый конец коридора с заветной дверью посередине.
Завидев его, матрос, охранявший каюту командира, насторожился. Римо приветливо кивнул ему, продолжая что-то тихо напевать.
- Стой! - крикнул матрос. - Куда идешь?
- Вон туда, в конец коридора. Велено заменить огнетушитель, - ответил Римо, держа баллон так, чтобы не была видна рубашка. - Старый пойдет на перезарядку.
Матрос сначала заколебался, потом махнул рукой.
- Ладно, иди. Только побыстрее.
- Есть! - отчеканил Римо и сделал шаг в сторону матроса. Поравнявшись с ним, он ударил охранника огнетушителем по голове. Матрос рухнул на пол.
Надеюсь это надолго, но не навсегда, - подумал Римо и шагнул к двери каюты.
Адмирал Краст сидел на кровати, собираясь позвонить Литии. Ему безумно хотелось ее увидеть и ради этого он готов был подключиться к ее глупым лечебным программам.
Неожиданно дверь каюты распахнулась и тотчас закрылась. Перед удивленным взором адмирала предстал неизвестный ему молодой человек.
- Адмирал Краст? - спросил он бесцеремонно.
- А вы искали здесь Джона-Пола Джоунса? Какого черта вы вламываетесь без стука а мою каюту? Кто вы?
- Все это не имеет значения, адмирал, - сказал Римо спокойно. - Я пришел сообщить, что ваша жизнь в опасности.
Еще один псих явился предупредить о Римо Дональдсоне, - подумал Краст. Но, взглянув повнимательнее в холодные глаза незнакомца, понял, что перед ним стоит Римо Дональдсон собственной персоной. Теперь от умения вести себя в столь щекотливой ситуации зависела его жизнь.
- Входи, приятель! - пригласил адмирал. - О чем все-таки речь?
- Адмирал, я знаю, что вы знакомы с доктором Литией Форрестер, не так ли?
- Да, это так.
- Она намерена убить вас. Более того, она абсолютно уверена, что я сейчас убиваю вас ради нее, - сказал Римо тихо.
- Я встречался с этой красивой женщиной всего два раза в жизни, - удивленно поднял брови адмирал. - Зачем ей понадобилось убивать меня? Не понимаю.
- Она участвует в антиправительственном заговоре, адмирал. Мне неизвестны его детали, но вы каким-то образом мешаете им, поэтому вас решили убрать.
- А ты кто такой? - воскликнул ничего не понимающий Краст. - Откуда ты обо всем этом знаешь?
- Я всего-навсего простой государственный служащий, адмирал, - сказал Римо, делая шаг по направлению к Красту. - Мне по службе положено знать это.
- Какие действия следует предпринять? - спросил адмирал деловито.
- Удвойте охрану на корабле. Прикажите не пускать к вам никого из посторонних в течение ближайших двух-трех дней.
- А что будет потом?
- Думаю, через пару дней все закончится, - сказал Римо. - У меня мало времени, адмирал. Но поверьте мне и не показывайтесь нигде хотя бы два дня. Особенно опасайтесь контактов с доктором Форрестер. Будьте бдительны и осторожны! Извините, что не могу рассказать больше.
- Секретно?
- Совершенно секретно.
Внезапно за спиной Римо распахнулась дверь, и он почувствовал приставленное к шее дуло автомата...
- С вами все в порядке, адмирал? - спросил вошедший.
- Да, а что с матросом, стоявшим у двери?
- Лежит без сознания. Мы заметили его в коридоре и решили прорываться к вам.
- И правильно сделали, - кивнул адмирал, продолжая сидеть на кровати.
Наступившую тишину нарушил телефонный звонок. Адмирал жестом приказал охранникам подождать и снял трубку.
- Да, Лития, - проворковал он. - Одну секунду. - Адмирал улыбнулся Римо, отчего у того засосало под ложечкой: попался в западню и так по-глупому. - Матросы! - обратился Краст к охране. - Проводите господина Римо Дональдсона до берега. Сделайте все возможное, чтобы это маленькое путешествие стало интересным, - заключил он, улыбаясь.
- Будет сделано, адмирал! Он запомнит это путешествие! - сказал матрос, державший Римо под дулом автомата, и, подтолкнув пленника к выходу, добавил: - Ну, пошел! Чего размечтался?!
Боже! Какой же я идиот! - сокрушался Римо. Попался на пустяке, как школьник. Докторша расставила ловушку, а я, как полковой оркестр, вошел в нее сходу под барабанный бой. Шумно и по-дурацки!
Уходя из каюты, Римо оглянулся и увидел, что Краст прижал трубку к уху, а глаза его маслянеют. Поплыл, - подумал Римо сокрушенно. Адмирал слушал так, словно на другом конце провода обещали путевку в рай, а потом запел все ту же знакомую мелодию.
Римо готов был укусить самого себя, проклянуть за потерю бдительности. Адмирал знал мое имя еще до того, как я пришел, - думал он раздраженно. - Лития предупредила его. А теперь позвонила, чтобы удостовериться в результатах своей работы. Жаль, что расплачиваться будут вот эти трое!
В коридоре стонал матрос, оглушенный огнетушителем, но никто не обратил на него внимания. Он остался лежать в той же неудобной позе, в какой оставил его Римо.
- И как же ты проник сюда, красавец? - спросил тот, которого двое других называли "шефом". Он не был похож ни на одного из тех морских десантников-подрывников ВМС, которые изображаются во многих голливудских фильмах. Шеф напоминал широкую приземистую бочку с жиром, увенчанную шапкой кудрявых, но местами редеющих волос. По мнению Римо, его место было за прилавком конфетной лавки где-нибудь в Бронксе, а не на борту военного корабля.
- Приплыл, - ответил Римо коротко.
- Хорошо, наверное, плаваешь? - спросил шеф не без ехидства.
- Держусь на воде... малость.
- А почему одежда сухая? - продолжал допрашивать шеф.
Римо не хотел говорить о маленькой моторной лодке, привязанной к якорному канату, она могла пригодиться. Если мне повезет... и им тоже, я не стану убивать охрану, - решил Римо.
На главной палубе в центре корабля, куда они вышли, было пустынно. Их окружал плотной стеной влажный, пропитанный солью воздух. Внизу у бортового трапа стоял небольшой катер, куда должен был спуститься Римо в сопровождении трех матросов - один впереди, двое сзади. Его усадили посередине. Первый матрос занял место на носу, шеф продолжал держать Римо под дулом автомата, а третий матрос пошел на корму готовить катер к отплытию. Отвязав линь и отшвартовавшись от линкора вручную, он нажал сначала кнопку электростартера, а потом педаль дросселя, и катер начал быстро удаляться в чернильную тьму Чесапикского залива. До берега было не более четырехсот ярдов: огни жилых домов и других построек на берегу подмигивали им, словно зазывали в гости.
Однако не пройдя и сотни ярдов, катер остановился.
- Конечная остановка твоего маршрута, мистер Дональдсон, - хохотнул шеф.
- Такова жизнь, - заметил Римо философски. - А вы не передумаете, если я добровольно поступлю к вам на службу? Конечно, нет. Я же понимаю, что не захотите. Вы - ребята бывалые, а я... - Римо на секунду замер, а потом испуганно вскрикнул: - Что это за чертовщина впереди?!
Сидевший на носу матрос был простым моряком, а не полицейским, поэтому он повернулся взглянуть, что же такое увидел пленник. Римо, не теряя ни секунды, крутанул головой, чтобы отбросить холодившее затылок дуло автомата, толкнул шефа в грудь и перевалился вместе с ним за борт. Автомат вывалился из рук охранника и с легким всплеском ушел на дно.
Старшина Бенджамин Джозефсон, которого все называли шефом, был отличным подводником-подрывником, хотя, глядя на его расползающееся тело, этого не скажешь. Однако на смену мастерству скоро пришло ремесленничество, а профессиональной уверенности - самоуверенность. Уважение к собственной персоне успешно соперничало с искренним уважением товарищей к его опыту и умению работать к воде и под водой.
Но Римо не оценил его талантов. Бесцеремонно обхватив старшину за шею, он старался отплыть подальше от катера, понимая, что пока они вместе, матросы стрелять не будут.
Неожиданно Джозефсону также удалось зацепить Римо за шею, увлекая под воду. Через минуту они вынырнули на поверхность. Джозефсон прорычал:
- Ты мертвец, Дональдсон!
- Не спеши, старая каракатица! - огрызнулся Римо и потянул шефа за собой на дно.
Драться в воде было бесполезно, поэтому Римо ухватил Джозефсона за кисти рук и так сдавил их, что повредил нервные волокна. Пальцы охранника, душившие Римо, разжались.
Они оба вновь всплыли на поверхность, чтобы набрать воздуха в легкие и погрузились обратно. Джозефсон попытался ударить Римо головой, но тот увернулся, и удар прошел мимо.
Римо усиленно работал ногами, стремясь отплыть как можно дальше от катера. Всплыв опять, он осмотрелся и понял, что это ему удалось. Не было слышно и шума мотора: судя по всему, оставшиеся на судне матросы продолжали поиски своего шефа в воде, двигаясь в сторону берега. Римо решил плыть назад к "Алабаме". Теперь они находились вне досягаемости пуль, и Римо могло конца разобраться с Джозефсоном.
Он поднырнул под него сзади и, захватив его шею "в замок", прошептал в самое ухо:
- Ты хочешь жить, старина?
- Пошел ты, мертвец поганый!
Джозефсон попытался звать на помощь, но вместо крика в горле у него что-то забулькало.
- Э-э, ребята... - прошептал он и замолк.
- Извини, парень! Тебе не повезло, - сказал Римо, отпуская обмякшее тело. - Поднять якорь!
Какое-то время на поверхности воды колебались длинные кудри Джозефсона, напоминая отрубленную голову Медузы Горгоны, пока морская пучина не поглотила его совсем.
Римо полной грудью вдохнул влажный соленый воздух и быстро поплыл к линкору. Позади ничто не нарушало тишину: матросы на катере продолжали поиски.
Доплыв до корабля, Римо забрался в лодку, отвязал ее от якорного каната и, не запуская мотора, пошел на веслах к берегу.
Неожиданно за его спиной раздался скрежет и страшный грохот. Лодка подпрыгнула и Римо почувствовал, как вздыбился и завибрировал океан. Линкор "Алабама" запустил двигатели. Римо отложил весла, включил мотор и, оставляя пенистый след, помчался к берегу. На полпути он увидел катер с двумя матросами. Отказавшись от дальнейших поисков, они спешили на линкор.
Здорово она провела меня! - вспомнил Римо о Литии Форрестер. - Пока счет в ее пользу, но еще есть время.
Мощные двигатели линкора "Алабама" продолжали набирать обороты. Куда он направляется? - подумал Римо, когда его лодка входила в порт. - Может, мелодия, которую напевал адмирал Краст, призывала его к очередному разрушению и новым смертям?

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Солнце уже поднялось над Манхэттеном, пробиваясь с трудом сквозь дневной смог, когда линкор "Алабама" вошел в Нью-Йоркский залив.
На пороге ходовой рубки матрос пытался объяснить что-то вахтенному офицеру.
- Мне кажется, с ним не все в порядке, сэр.
- Что ты имеешь в виду?
- Видите ли, сэр, перед тем, как выгнать меня, он напевал какую-то странную мелодию.
- Напевал мелодию?
- Так точно, сэр!
- Ну, и что же тут плохого? - спросил офицер. - Адмиралу захотелось петь... Хорошее настроение...
- Ничего плохого, сэр! Но это не все, сэр.
- Что еще?
- Я не знаю, как сказать, сэр.
- Скажи, как есть.
- Адмирал... - Матрос замялся, не решаясь вслух произнести то, что вертелось на языке.
- Что адмирал? - спросил офицер нетерпеливо.
- Адмирал... ну, он играл сам с собой, сэр.
- Что такое?
- Играл сам с собой, сэр. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?
- А может, тебе следует показаться врачу? Пройди-ка в медицинский отсек.
Матрос ушел в полной растерянности.
- Да-а, дела-а, - протянул вахтенный офицер, почесывая затылок.
Адмирал Джеймс Бентон Краст и правда "играл сам с собой", как выразился матрос. Однако теперь он решил лучше петь, петь без слов. Порой, чтобы разнообразите программу, он начинал насвистывать.
Время от времени, отдавая приказ этим лодырям и симулянтам, которые не знают толком, что такое морской флот, адмирал кричал в переговорник:
- Прибавить ходу! Полный вперед!
В машинном отделении недоумевали: линкор от самого Вашингтона шел на предельной скорости.
Адмирал Краст, напевая, с интересом рассматривал рубку, где каждая панель отполированного дерева хранила атмосферу и традиции военно-морского флота, дела жизни настоящих мужчин. Адмирал Джеймс Бентон Краст - отличный моряк, умелый дипломат, превосходный любовник - отвечал всем высшим требованиям.
Линкор шел полным ходом к намеченной цели. Уже виднелись окутанные дымом нефтеперерабатывающие заводы Бейонз, просматривался Бруклин и проявлялись величественные очертания Манхэттена. Чуть левее - остров Свободы и статуя Свободы с высоко вознесенным в небо факелом. Медная облицовка местами позеленела: милосердная улыбка навеки застыла на каменном лице, обращенном к людям. За спиной статуи притаился, как в засаде, Джерси-Сити. О делах этого Богом проклятого места статуе Свободы лучше бы и не знать, - подумал Краст.
- Добавить ходу! - крикнул он в переговорник. - Что вы там спите, трюмные крысы?! Это военный корабль, а не экскурсионный катер, черт побери! А ну, подбавьте жару!
- Он, вероятно, думает, что у нас здесь матросы до сих пор бросают уголь лопатами, - заметил один из техников машинного отделения. - Интересно, где мы сейчас находимся?
- Не знаю, - ответил молоденький лейтенант, - но если идти на такой скорости, то второпях можно попасть черти-куда.
Оставшись в рулевой рубке один, адмирал Джеймс Бентон Краст повернул штурвал.
Постепенно линкор, уходя влево, вышел из своего фарватера и пересек фарватер судов, идущих обратно, в южном направлении. Адмирал выправил штурвал, и корабль взял курс на статую Свободы.
Краст продолжал напевать прилипшую мелодию. При хорошей погоде и большой скорости движение корабля не ощущается. Казалось, что статуя Свободы сама плывет по поверхности воды ему навстречу.
Расстояние сокращалось, а Краст все пел и пел, ускоряя темп, пока не начал подпрыгивать, хлопая ладонями по бокам.
- Прибавить ходу! Полный вперед! - взвизгнул адмирал в переговорник.
Корабль летел по волнам, оставляя за собой пенистый бурун, который перевернул парусник "Отдых" и каноэ с двумя членами муниципального совета, решившими прогуляться перед обедом. Экскурсионное судно, направлявшееся к статуе Свободы, избежало столкновения с линкором только благодаря опыту капитана, который вовремя прибавил скорость. Правда, от сильной качки двое туристов все-таки свалились в воду.
Военные самолеты, кружившие над "Алабамой" с того самого момента, когда линкор без всякого приказа снялся с якоря и, не отвечая на радиозапросы, пошел полным ходом к Манхэттену, передавали тревожные сообщения на ближайшую авиационную базу ВМС.
До берега оставалось двести ярдов, когда нос огромного корабля начал вгрызаться в илистое дно залива. Двигатели натужно ревели. Корабль больше не плыл, а как бы скользил по дну, пока не воткнулся в каменный пирс, срезав его, как срезают тонкий слой с замороженного брикета масла. Наконец, огромная махина линкора замерла, войдя наполовину в тело острова, основу которого составлял спрессованный мусор. Двигатели продолжали реветь, прокручивая винты, поднимавшие фонтаны грязи и ила.
Корабль, содрогаясь и кряхтя, повалился набок, напоминая фыркающего раздраженного бегемота. А на острове в ужасе метались служащие парка.
Адмирал Краст выбежал из рубки и направился в машинное отделение. Матросы в панике разбегались по кораблю, не обращая внимания на команды офицеров. Некоторые попрыгали на берег, хотя не было никакой опасности, судно уже не могло перевернуться или затонуть. Воздух вокруг наполнялся воем судовых сирен и ответными гудками прогулочных катеров, торговых барж и буксиров, находившихся в это время поблизости и готовых прийти на помощь попавшему в беду линкору.
Адмирал Краст словно ничего не видел и не слышал. Весело напевая, он бежал по палубе, приветственно помахивая рукой знакомым матросам.
- Всем немедленно покинуть корабль! - скомандовал он, появляясь в машинном отделении.
Матросы толпой бросились к выходу.
- Выходить организованно! - приказал адмирал сердито, и они пошли по одному быстрым шагом.
- Слушаюсь, адмирал! - вытянулся командир машинного отделения - старший лейтенант. - Могу я быть чем-то вам полезен?
- Да, можете! Убирайтесь отсюда! Быстро!
- Слушаюсь, сэр! А как вы?
- Адмирал покажет вам, глупым почитателям современного флота, как должен умирать старый моряк: вместе со своим кораблем!
Прокричав это, он выгнал лейтенанта из машинного отделения, задраил все двери и, радостно напевая, открыл кингстоны. 501
Черная, маслянистая, смешанная с илом вода начала заливать машинное отделение. Когда она поглотила громадные дизельные двигатели, которые зачихали и остановились, помещение наполнилось вонючим маслянистым паром.
- Паруса! Паруса! - захихикал адмирал. - Ребята, скорее ставьте паруса! Йох-хо-хо! И бутылку рому... - пропел он возбужденно.
- Адмирал! Впустите меня! - стучал в дверь старший лейтенант.
- Я знаю, что делаю! Именно так поступают настоящие моряки! - прокричал он в ответ.
Лейтенант еще стучал какое-то время, а потом не осталось уже никого, кто мог бы его услышать. Адмирал Джеймс Бентон Краст оказался прижатым давлением воды к металлическому потолку машинного отделения. Даже умирая, он продолжал петь какую-то мелодию - последнее, что он делал в этом мире.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Отдых Римо был прерван настойчивым телефонным звонком. Он повернулся на другой бок и накрыл голову подушкой, но звонок не унимался.
- Чиун, подойди к телефону! - крикнул Римо сонно.
Но Чиуна в комнате не было, он делал зарядку на свежем воздухе, которая состояла главным образом в сборе цветов. Римо ничего не оставалось, как снять трубку.
- Да-а! - сказал он сердито.
- Смит.
- Вы что, сбрендили?! Какого черта звоните по открытому телефону?
- Теперь, если не будет хоть каких-нибудь результатов, это уже не имеет значения. Вы слышали что-нибудь об адмирале Красте?
- Мне знакомо это имя, - сказал Римо, просыпаясь окончательно и принимая вертикальное положение. - А что случилось?
- Сегодня утром старый морской волк тараном въехал на линкоре в статую Свободы, после чего утопился в машинном отделении. При этом он все время напевал какую-то мелодию без слов.
- Бедняга, - вздохнул Римо. - Вчера вечером я был у адмирала Краста и хотел предупредить его, но опоздал. Он уже заглотил наживку.
- Если повезет, - сказал Смит, - я буду знать о торгах на аукционе сегодня после обеда.
- О'кей! - одобрил Римо. - Я перезвоню позже, а теперь хочу избавиться от лишнего хлама.
- Не поддавайтесь эмоциям! - предупредил доктор Смит. - Осторожность, осторожность и еще раз осторожность!
- Я всегда осторожен, - буркнул Римо и положил трубку.
Западня получилась классная, - подумал он с горечью. - Краст, сам того не желая, должен был убить меня. После этого ему дали установку на инцидент в состоянии буйного помешательства.
Вчера вечером, когда Римо вернулся после морской прогулки, Литии дома не оказалось. Видимо, она где-то праздновала кончину обожаемого ею мистера Дональдсона. Лития уверена, что меня уже нет. Не будем разочаровывать, - усмехнулся Римо. - Однако, если кто и должен умереть, то это... она. Римо Уильямс заканчивает игру.
Приняв душ, он с удовольствием надел свежую рубашку. Вчерашняя одежда, затвердевшая от соли, валялась у кровати на полу.
Холл в столь ранний час пустовал. Римо поднялся на лифте на десятый этаж и прошел в приемную Литии. Секретаря на месте не оказалось, и Римо, открыв тяжелую дубовую дверь, беспрепятственно вошел в кабинет доктора Форрестер. Лучи солнца, свободно проникавшие сквозь прозрачный пластиковый потолок, хорошо освещали пустую комнату. Через дверь в дальнем углу, которую он заприметил еще во время прошлого визита, Римо проник в нарядную, выдержанную в желтых тонах гостиную с великолепными зеркалами. Здесь тоже никого не было.
Однако натренированное ухо уловило какие-то неясные звуки в дальних помещениях справа. Римо без особого труда открыл еще одну дверь и вошел в спальню, декорированную в темных тонах. Черный толстый ковер на полу гармонировал с такого же цвета портьерами и покрывалом на широкой, как футбольное поле, кровати. Единственным источником света была настольная лампа в виде статуэтки, похожей на работу старых китайских мастеров. Она стояла на туалетном столике возле кровати. Из ванной комнаты доносилось мелодичное женское пение, заглушаемое шумом воды. Римо прислушался.
- Супер-кали-фрагил-истик-экспи-али-дочиус... - напевала женщина, повторяя фразу снова и снова.
Римо удобно устроился на кровати и, не спуская глаз с приоткрытой двери ванной, стал терпеливо ждать, думая о том, что любой профессионал, даже если он - убийца, получает удовлетворение от результатов своего труда. Лития Форрестер - убийца без жалости и чести, - размышлял Римо. - Кловис Портер, генерал Дорфуилл, адмирал Краст, человек из ЦРУ по имени Баррет... А сколько еще других, имена которых неизвестны, погибли из-за нее? Скольких человек из-за нее убил я сам? Лития Форрестер задолжала Америке по крайней мере свою собственную жизнь, и я заберу ее, заберу... - решительно мотнул головой Римо.
Шум душа стих. Лития продолжала петь все ту же фразу, но уже тихо. Римо представил себе, как она вытирает полотенцем красивое стройное тело, которое может пробудить в любом мужчине сатира.
- Супер-кали-фрагил-истик-экспи-али-дочиус... - начал насвистывать он эту же мелодию.
Римо просвистел мелодию еще раз, но чуть громче, и был наконец услышан. Пение в ванной прекратилось, а через минуту на пороге появилась и сама Лития Форрестер. Освещение ванной комнаты создавало фантастическое сияние вокруг ее прекрасного обнаженного тела и пышных золотистых волос. Она радостно улыбалась в предвкушении чего-то необыкновенного, но, увидев сидевшего на кровати Римо, остолбенела, глаза ее округлились от ужаса и страха.
- Кажется, здесь нас не ждали? - улыбнулся Римо.
Лития на миг потеряла дар речи. Она смутилась, прикрыла руками голые груди и постаралась встать вполоборота, чтобы не особенно сиять своей наготой.
- Не поздновато ли скромничать, милочка? - бросил Римо. - Кажется, вчера вечером я погасил огоньки в твоих глазах? Сегодня я пришел сделать это еще раз.
На секунду Лития задумалась, потом, на что-то решившись, опустила руки и повернулась лицом к Римо.
- Я помню, Римо. Помню. Я никогда не была так счастлива. Я хочу испытать это снова. Сейчас! Именно здесь!
Она шагнула вперед и остановилась перед Римо. Их разделяли несколько дюймов. Его лицо оказалось на уровне ее талии. Лития обняла голову Римо и притянула к себе так, что он уткнулся в ее мягкий и все еще влажный живот.
- Что ты делал вчера вечером после того, как мы расстались? - спросила она с неподдельным интересом.
- Если тебя интересует, убил ли я адмирала Краста, как ты советовала, то отвечу: "Нет!" Попался ли я в расставленную тобой ловушку и был ли я убит людьми адмирала Краста? Как видишь, нет! Смог ли я помешать адмиралу вогнать линкор в статую Свободы? К сожалению, нет! - Римо говорил тихо, словно делился секретами с ее нервно подрагивающим животом. Он обхватил ее стройные длинные ноги и провел ладонями по бедрам, ягодицам, спине... В районе лопаток его нежные чувственные руки замерли, а потом, ухватив полные пригоршни пышных золотистых волос, резко отдернули ее голову назад. Римо вскочил на ноги, перевернул Литию и швырнул на кровать.
- Ты одурачила меня по всем статьям, дорогуша! - крикнул он весело. - И теперь тебе следует заплатить должок.
Она лежала, успокаиваясь после мгновенного испуга. Приняв одну из самых соблазнительных поз - слегка на боку, одна нога вытянута, другая полусогнута и подтянута коленом к животу, - она была олицетворением чувственности. Нежную белизну се тела подчеркивал черный фон покрывала.
- Вам завернуть или съедите прямо здесь? - спросила Лития, Ее белозубая улыбка, казалось, заставила потемнеть белоснежную кожу.
Лития протянула руки, зовя Римо в свои объятия. Упругие груди с воинственно торчащими сосками обещали страсть и негу. Никогда не видел более прекрасной женщины - подумал Римо перед тем, как броситься в омут безумной страсти, и их тела сплелись в обоюдном желании.
Лития была неутомима как дервиш, бредущий через пустыню. Он не мог раскрыть всех своих талантов, так как вынужден был думать о том, чтобы удержаться наверху.
Лития кричала и стонала, металась по кровати со страстью провинциальной актрисы, приглашенной на сексуальный эпизод в голливудском фильме, и вдруг Римо краем глаза увидел, как ее рука потянулась к тумбочке и вынула ножницы с длинными острыми концами.
Ярость переполнила его. Женщина, которая спокойно убивает других, лишена истинной страсти и любви. Ее наигранному африканскому темпераменту Римо решил противопоставить несокрушимую страсть ненависти. В результате Лития оказалась прижатой к спинке кровати, а он продолжал мучить ее. Она извивалась, стонала, но не от удовольствия, а от боли. Ухватившись обеими руками за ножницы, Лития занесла их над широкой спиной Римо, но за долю секунды до рокового удара он ужом выскользнул из-под ее рук, и ножницы вонзились в белоснежную грудь самой Литии Форрестер.
Она не сразу поняла, что случилось, и поэтому не почувствовала боли. Потом по ее лицу пробежала судорога, и Лития криво усмехнулась, глядя на Римо, отстраняющегося от нее. Он видел, как ручейки крови побежали по золотистому телу, образуя вокруг него пурпурные лужицы, как вибрировали ручки ножниц, освещенных единственной лампой, в такт затухающему пульсу.
- Вот что я имел в виду, когда говорил об огоньках, которые погашу в твоих глазах, дорогуша! - сказал Римо, наблюдая, как умирает Лития Форрестер.
Провожая одну из самых красивых женщин Америки в последний путь, он просвистел полюбившуюся ей мелодию:
- Супер-кали-фрагил-истик-экспи-али-дочиус...

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Доктор Харолд Смит сидел за рабочим столом в санатории Фолкрофт, повернувшись спиной к горам бумаг, и смотрел в окно с односторонними стеклами на спокойные воды залива Лонг-Айленд. Он ожидал телефонного звонка.
С тех пор, как в качестве противовеса в борьбе с преступным миром была создана организация КЮРЕ, Фолкрофт был ее секретной штаб-квартирой. Теперь Смит спрашивал себя, сохранилась ли эта секретность. Какие-то их тайны раскрыты. Об этом говорит нападение на Римо. Единственный, кто способен прояснить ситуацию, - это он сам. Только он может докопаться, на каком уровне происходит утечка информации. Смита передернуло от одной мысли об этом, но он привык подозревать всех, и Белый дом не составлял исключения.
На самый крайний случай Харолд Смит готов был укрыться в ящике из алюминия, находившемся в подвале, чтобы унести с собой в могилу все секреты, связанные с последней страницей отчаянной борьбы с преступностью в Америке.
Только Римо в состоянии устранить реальную угрозу свободе и демократии. Только Дестроер может спасти страну от тех зарубежных сил, которые готовы купить ее правительство и таким образом использовать в своих далеко не бескорыстных целях, - считал Смит со всей убежденностью фанатика идеи. - Но почему молчит телефон?
Харолд Смит, единственный бессменный директор КЮРЕ со дня основания организации, ожидал звонков из трех мест, но по-настоящему интересовали его только два: один из Швейцарии, другой от Римо. О третьем звонке Смит предпочитал не думать до тех пор, пока он не раздастся.
Наконец телефон зазвонил, и Смит так резко повернулся к столу, что услышал визг крутящегося кресла. Надо сказать, чтобы смазали, - подумал он машинально.
- Смит. - Голос доктора был, как обычно, спокойным и бесстрастным.
Звонил заведующий отделом КЮРЕ, который думал, что работает в Бюро по борьбе с наркотиками при правительстве Соединенных Штатов Америки. Он получил любопытную весточку от друга из Швейцарии, который в свою очередь имел беседу с приятелем, инструктором горнолыжного спорта. Инструктор рассказал, что его любимая ученица, молоденькая американка, работающая секретарем у одного из швейцарских банкиров, вылетает сегодня вечером вместе с шефом в Нью-Йорк и вернется обратно ровно через сутки.
Заведующий отделом КЮРЕ, который считал, что работает в Бюро по борьбе с наркотиками, имел какие-то основания предполагать, что этот швейцарский банкир был перевозчиком наркотиков, и поэтому спросил Смита, следует ли коммерсанта задержать прямо в аэропорту.
- Ни в коем случае! - ответил Смит. - Сделай так, чтобы на таможне его не досматривали.
- Но...
- Никаких "но"! - отрезал Смит. - Пропустите его без досмотра.
Положив трубку, он опять уставился в окно. Информация из Швейцарии дополняла ту, которой он уже располагал. Из дипломатических источников стало известно, что завтра в США состоится встреча руководителей разведывательных служб, которые намерены использовать для прикрытия миссии своих стран в Организации Объединенных Наций. Таким образом, и банкиры, и разведчики собирались в Штатах в одно время и на один и тот же срок. Это означало, что аукцион состоится завтра. Но где? Вопрос этот оставался пока открытым. Смиту не оставалось ничего другого, как терпеливо ждать, наблюдая, как за окнами плещутся воды залива Лонг-Айленд. Ждать и надеяться на чудо по имени Римо.
Телефон вновь зазвонил только в полдень.
- Смит.
- Римо, - ответил голос в трубке. - Она мертва.
- Аукцион назначен на завтра.
- Где? - спросил Римо.
- Не знаю. А может, из-за ее смерти аукцион отменят?
- Не думаю. Она занималась делами не одна, там есть кто-то еще.
- Кто?
- Пока не знаю, но узнаю.
- Получается, что мы так ничего толком и не узнали, - сказал Смит, почувствовав жжение под ложечкой.
- Не переживайте, Смит! Еще не вечер. К завтрашнему дню мы все это разузнаем. Предоставьте аукцион мне.
- Хорошо, Римо. Мы полностью полагаемся на вас. Поддерживайте связь!
После разговора с Римо у доктора Смита появилась надежда, хотя, если говорить честно, он не знал, как это можно организовать. Он встал из-за стола, собираясь покинуть кабинет, чтобы не слышать третьего звонка, но не успел. Пришлось взять трубку.
- Смит, - представился он и приготовился выслушать излияния о чувствах беспокойства, безысходности и робкой надежды.
- Да, я понимаю, - сказал Смит, чтобы поддержать беседу. - Да, я понимаю... Не волнуйтесь об этом, господин президент. Мы держим ситуацию под контролем.
Положив трубку, Смит задумался. Ну как можно сказать президенту правду? Как?! Да и где гарантии, что сам президент не оказался под влиянием неведомых растлителей умов?
Смит уселся за стол, решив сегодня не обедать. Он с головой ушел в бумажные дела, надеясь, что Римо, как всегда, сотворит чудо.

Несмотря на уверенность, которую Римо высказал в беседе со Смитом, сам он не имел четкого плана действий. Пока не имел.
Римо трижды пролистал досье, собранные в кабинете Литии Форрестер, но ничего интересного не нашел. Он сидел в кресле доктора Форрестер за ее рабочим столом и чувствовал себя в полной безопасности: дубовые двери защищали его от любопытных глаз. По всему столу были разбросаны папки. От бессилия и злости на себя за это бессилие он смахнул на пол бумаги, которые разлетелись по всей комнате. Несколько штук веером легли у дивана, на котором лежала связанная с кляпом во рту секретарша Литии Форрестер.
Она пришла на работу, как обычно, к девяти часам и обнаружила в кабинете Римо, занятого изучением досье. Вместо того чтобы закричать или убежать, она потребовала у неожиданного гостя объяснений и получила... удар по голове, после чего потеряла сознание. Теперь она лежала на диване и затравленно следила за каждым движением Римо.
В досье на себя и Чиуна Римо не нашел ничего заслуживавшего внимания: результаты тестов, заметки доктора Форрестер об агрессивных фантазиях Римо Дональдсона и еще какая-то ерунда в том же духе. И ни строчки о Дорфуилле, Портере, Баррете или Бенноне. Наверняка где-то хранятся секретные досье, - думал Римо. - Но где? Секретарша должна знать...
Он встал и направился к дивану. Секретарша глядела на него, как кролик на удава.
При великолепной внешности Литии, ей трудно было подобрать для работы женщину, которая могла бы составить ей конкуренцию, но она попыталась и, кажется, удачно.
На диване лежала миниатюрная статуэтка с рыжими волосами и огромными цвета изумруда глазами. А главное - живая, в отличие от той, мертвой, которая осталась на кровати в спальне.
Руки секретарши били замотаны за спиной клейкой лентой, которую Римо нашел на ее рабочем столе. От этого ее крупные груди под тонким свитером выпирали еще больше.
Римо сел на краешек дивана и, просунув руку под свитер, провел по вздрагивающему животу.
- Ты меня знаешь? - спросил Римо, глядя в изумрудные глаза.
Она кивнула.
- Ты поняла, почему я здесь?
Она пожала плечами.
- Где досье на меня?
Глазами она указала на шкафы, стоявшие у стены за столом.
- Его там нет, - слукавил Римо. - Где еще доктор Лития Форрестер держит досье на пациентов?
Секретарша снова пожала плечами.
Рука Римо змеей скользнула под свитер и замерла на ее правой груди. Вообще грудь не такая уж эрогенная зона, но надо знать, что делать. Римо слегка сжал грудь и тут же отпустил, нежно погладив.
- Подумай, как следует, где могут храниться остальные досье?
Свободной рукой он выдернул изо рта женщины кляп и, прежде чем она успела позвать на помощь, накрыл освободившееся место особым поцелуем, при котором язык играл важную роль. Не желая того, девушка возбудилась. Она уже не хотела звать на помощь, упиваясь неземными ласками Римо.
- Где находятся досье? - повторил он вопрос, отодвигаясь в сторону. - Это очень важно.
- Еще, еще... - задыхалась она.
- Где досье? - не уступал Римо.
- Некоторые из них... О-о-о... носят конфиденциальный характер. Если я скажу... меня уволят.
- Но не доктор Форрестер, - сказал Римо, нежно целуя девушку в шею. - Покойники мало интересуются делами земными.
- Покойники?! - вскрикнула секретарша.
- Я убил ее, - заявил Римо спокойно и впился во влажные губы девушки. А в это время его рука вычерчивала затейливые восьмерки и спирали вокруг ее груди. Особое внимание обращалось на сосок, которого он касался мимоходом, как бы случайно, отчего он каждый раз вздрагивал и набухал.
- Мне нужны эти досье, - сказал Римо твердо, - и я не остановлюсь ни перед чем.
Ласки расслабили волю секретарши, а грубый окрик подавил ее.
- В стенном шкафу в ее спальне, - пролепетала девушка. - Там встроенный в стену сейф. Но ключей от него у меня нет.
- Обойдемся! - улыбнулся Римо.
Он поцеловал девушку еще раз и нежно провел пальцем по губам, щеке, шее... и вдруг резко надавил на сонную артерию. Секретарша, радостно улыбаясь, потеряла сознание.
Римо вставил кляп на прежнее место и отправился в спальню. На тело Литии он даже не посмотрел.
Она лежала с открытыми глазами, в которых навечно застыли удивление и страх. Ручейки засохшей крови разрисовали ее прекрасное тело бурыми нитями. Ножницы замерли, перестав пульсировать.
Римо повозился с сейфом, но замок не поддавался. Тогда он стукнул по нему сжатым кулаком, и тяжелая дверь приоткрылась.
Внутри на трех полках ровными стопками лежали папки красного цвета. На каждой стоял порядковый номер. Римо трижды ходил из спальни в кабинет, пока не перенес их и не разложил аккуратно на столе.
Открывая первую сверху папку, Римо не знал, что он ищет и что может обнаружить. Ничего сенсационного он не увидел. Досье, составленное на заместителя министра обороны, ничем не отличалось от тех, которые Римо просматривал с самого утра: результаты тестов, через которые проходили все вновь прибывшие, страница карандашных заметок на листе желтой бумаги, сделанных мелким женским почерком. Римо пробежал эти записи: стандартный набор лекарской зауми. "Подавление чувства агрессивности. Безрадостное детство. Неприязнь к авторитетам", - передразнил он Литию Форрестер. - Интересно, почему проблемы разных людей кажутся такими одинаковыми, когда ими занимается психоаналитик?
Второе досье отличалось от первого только фамилией пациента и его служебным положением. Этот клиент работал в министерстве финансов.
Римо начал просматривать папки быстрее: номер три, четыре, пять... Во всех одно и то же: служащие государственных учреждений, результаты тестов и анализов, наблюдения доктора Форрестер.
Горы информации, и ни слова о том, что интересовало Римо.
Тяжело вздохнув, он встал из-за стола и начал мерить комнату мягкими бесшумными шагами. Ответ находится где-то рядом, в этих папках, - подумал Римо. - Но где? В которой? Теперь известен круг чиновников высшего ранга, которые обслуживались в Центре по изучению подсознания, а, значит, были подконтрольны Литии. Это важно! Очень важно! Но как она влияла на их поступки? Кто был ее партнером? Кто тот человек, перед которым она так рассыпалась вчера вечером по телефону? Надо искать дальше! - решил он. - Надо искать!
Очередная стопка папок: имена, должности, результаты тестов и анализов... И снова ничего интересного. Папка номер семьдесят один, семьдесят два, семьдесят три...
Нужная папка оказалась последней и не была пронумерована. Римо открыл ее - никаких анализов. На шести страницах, исписанных мелким неразборчивым почерком, содержалась краткая информация о работниках государственных учреждений. Римо пробежал глазами первую страницу и застонал: все те же имена, которые он уже видел в предыдущих папках, но внутренний голос приказывал: "Читай внимательнее! Читай внимательнее!"
Перед каждой фамилией стоял порядковый номер, после каждой фамилии - должность в госаппарате, номер служебного телефона и еще какие-то цифры. В колонке, озаглавленной "Тарифная сетка", после каждой фамилии значилась сумма гонорара. Римо даже присвистнул от удивления. Некоторые платили по двести долларов за один день пребывания в клинике, из которых половина шла на оплату ежедневного пятидесятиминутного "индивидуального собеседования". Большую часть расходов за услуги правительство брало на себя. Неудивительно, что страна задолжала четыреста миллиардов долларов! - подумал Римо с ненавистью.
Под каждой фамилией была еще одна запись, может быть, самая важная. Она делалась под рубрикой "Потенциал".
Итак, под номером один значился заместитель министра обороны Его потенциал: добывание секретов, фальсифицированные документы.
Под номером два значился ведущий чиновник министерства финансов. Его потенциал: безопасность золота в Форт-Ноксе.
Римо внимательно прочитал весь список до конца. В нем были фамилии людей, чьи должности позволяли при желании или злом умысле ослабить безопасность Америки:
Бертон Баррет: разоблачение агентов ЦРУ.
Дорфуилл: бомбардировка с воздуха.
Вот оно! - обрадовался Римо - Докторша помечала, как можно использовать своих клиентов в случае необходимости. Расписаны все семьдесят два номера.
Римо аккуратно сложил листочки и, тяжело вздохнув, упрятал их в правый задний карман брюк. Смиту может пригодиться, - здраво рассудил он. - Семьдесят два государственных служащих, скомпрометированных Литией Форрестер. Может, их и больше, но и от этого списка волосы встают дыбом. Теперь известны имена хотя бы семидесяти двух ее клиентов... Кстати, а почему семидесяти двух?..
Римо взглянул на красные папки, лежащие горой на столе, и стал лихорадочно их перебирать, пока не нашел папку под номером семьдесят три. Странно, - подумал он растерянно, - папок семьдесят три, а список составлен на семьдесят два человека. Кого же нет в списке?
Римо достал список с именами, написанными в алфавитном порядке, и стал внимательно читать. Баррет Беннон... Дорфуилл... имена на "К", на "С", на "Ф"... Но одного имени в списке не было, хотя красная папка на этого человека имелась. Теперь Римо точно знал, что искать. Он еще раз порылся в папках и нашел нужную. Римо видел ее и раньше, но не обратил особого внимания, решив, что она ничем не отличается от других и в ней вряд ли может быть что-либо интересное. Теперь он с трепетом ловца, выследившего зверя, открыл папку и был вознагражден сполна. Помимо необходимых медицинских записей и прочей рутины, здесь был весь план операции с подробными комментариями: о сути бессловесного пения, как Литии Форрестер следует контролировать своих клиентов и многое другое. Все это находилось в папке того самого партнера докторши, который, как выяснилось при дальнейшем чтении, был одновременно ее любовником и боссом. Человек этот и составил план продажи Америки.
Римо выдернул эти страницы, сложил вместе со списком и тоже упрятал в задний карман брюк. Затем разбросал папки и содержащиеся в них бумаги по всей комнате так, чтобы трудно было что-либо восстановить. Потом, по пути пиная их ногами, подошел к дивану. Секретарша начала приходить в себя.
- Постарайся устроиться поудобнее, детка, - прошептал Римо ей на ухо. - Скоро я пришлю кого-нибудь освободить тебя из заточения. Думаю, у нас будет возможность встретиться.
Он нежно поцеловал ее веки, а потом усыпил вновь.
Предстояла нелегкая работа.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Римо остановился у двери одной из комнат на шестом этаже, отведенном для пациентов Центра по изучению подсознания. Двери других комнат были выкрашены в серый цвет, на каждой - блестящая металлическая ручка. Эта дверь была сделана из хорошо отполированного дерева и выкрашена в черный цвет. Каждый проходивший мимо считал, что это одно из служебных помещений, непредназначенных для пациентов, и был прав.
Римо прислушался. Доносившийся до него звук показался знакомым, но точно определить его происхождение он затруднялся.
В черную дверь был вставлен сложный замок с задвижкой, и этим она тоже отличалась от других дверей, которые в Центре по изучению подсознания никогда не запирались. Этот тип замка был наихудшим для двустворчатых дверей. Любой взрослый человек, поднадавив, мог легко высвободить задвижку из прорези замка. Римо так и сделал, подцепив задвижку пальцами, чтобы не гремела.
Двери открылись легко и бесшумно. В огромной со вкусом обставленной комнате высилась гора из шоколада, на вершине которой торчала маленькая голова. Она с трудом повернулась в сторону посетителя и, издав свистящий звук астматического дыхания, изрекла:
- Убирайся отсюда! Видишь, я занят!
Все это лоснившееся, свистящее, колышущееся обнаженное великолепие цвета бобов какао принадлежало Лоуренсу Гарранду, всемирно признанному авторитету по вопросам захоронения атомных отходов, который стоял посередине комнаты, погрузив босые ноги в мягкую шкуру белого медведя. В бугристых руках, торчащих из-под лавины телесных складок, он держал игральные дротики - "дартс"
Гарранд повернул только голову, ибо для большего ему надо было бы осилить несколько шагов. Складки, перемежаемые гладкой кожей, превратили мощные ягодицы доктора Гарранда в карту автомобильных дорог штата. Его ноги напоминали огромные темные сталактиты, нависшие над шкурой заполярного зверя. Справедливости ради надо сказать, что, несмотря на столь чудовищные формы тела, черты лица Гарранда оставались утонченными и не лишенными привлекательности.
В комнате было прохладно. Приятно пахло мятой. Однако на лбу гиганта выступили капли пота - результат усилий при метании дротиков.
- Убирайся вон! - прохрипел Гарранд.
Римо никогда еще не чувствовал себя так легко и свободно. Не успел он сделать и двух шагов, как увидел, во что целился Гарранд. До того тело метателя закрывало мишень; как гора закрывает вид на долину, а мишенью служил прекрасный портрет Литии Форрестер чуть больше натуральной величины. Совершенно голая, она сидела на пурпурной подушке: одна нога согнута в колене, а другая вытянута, что давало возможность для полного и детального обозрения натуры. Отверстия, пробитые в голубых глазах, и многочисленные точки от дротиков на самых интимных местах прекрасного золотистого тела Литии говорили об особо изощренном интересе метателя. Три красноперых дротика торчали в районе ее пупка, а она продолжала обольстительно улыбаться спокойной белозубой улыбкой, счастливая и уверенная в себе.
Римо перевел взгляд на Гарранда. Выдающийся специалист по вопросам захоронения атомных отходов ни на секунду не расставался с противоастматическим ингалятором, который болтался на шее на кожаном ремешке, терявшемся в складках кожи.
Он следил за Римо одними глазами, так как любые движения требовали энергии, а все силы уходили на метание дротиков. Грудям Гарранда могла позавидовать любая торговка с местного привоза, они были больше, чем у Литии. Он поднес баллончик ко рту и впрыснул очередную порцию адреналина.
- Мне показалось, - прошипел Гарранд, - что я уже просил тебя убраться восвояси.
- Я не глухой, - ответил Римо.
Гарранд едва заметно пожал плечами, но и этого было достаточно, чтобы по всему его телу пробежали волны жира.
Подняв дротик до уровня глаз, он прицелился и метнул его, объявив:
- Левая грудь!
Дротик с характерным звуком вонзился в левую грудь Литии чуть выше соска.
- Правый сосок! - объявил Гарранд, и дротик, пролетев восемь футов, вонзился в набухший сосок правой груди.
- Венерин бугорок! - сказал Гарранд, и дротик, сверкая красным оперением, затрепетал на золотистом лобке. - Ты так и не сказал, зачем вломился ко мне, - спросил он, протягивая руку за новой порцией дротиков.
- Игра закончена, Гарранд! - сказал Римо сухо.
- Значит, эта сука все-таки проболталась?
- Нет, она не сказала ни слова, если тебя это утешит, Она умерла молча.
- Браво! Я не знал, что эта шлюха могла быть хоть чем-то полезной. А теперь правый глаз! - прохрипел Гарранд, и дротик вмиг ослепил Литию. - Рот! - выкрикнул он, и очередной дротик метко поразил цель.
- Зачем все это, Гарранд? - спросил Римо, задумчиво разглядывая черного гиганта. - Неужели из-за того глупого случая и ареста в Джерси-Сити?
- А теперь туда! - вскричал Гарранд и дротик впился в золотистую завитушку над входом в пещеру сладострастия. - Не только из-за ареста, Дональдсон! Не только... Просто страна эта мерзкая, она заслуживает того, что с ней делается, а я заслуживаю того, что мне причитается за мою великолепную работу. Считай, что я возвращаю долг моему народу!
Столь длинная речь вызвала у Гарранда очередной приступ одышки.
- Твоему народу?! - удивился Римо. - Но если бы этот чудовищный план сработал, многие представители твоего народа пострадали бы не меньше, чем все остальные.
- Да, кому-то из тех, кто привык жить на положении домашнего раба, пришлось бы умереть. Невезение да и только! - пояснил Гарранд. - Послушай, раз уж ты здесь, подай, пожалуйста, несколько дротиков. Они вон там на столе в коробочке.
Римо приблизился к высокому белому столику с мраморным верхом, который был частью великолепного мебельного гарнитура. Интерьер комнаты был выдержан в белых тонах. На столике стояла черная коробочка величиной со среднюю буханку хлеба, в которой рядами лежали дротики, как бомбы в арсенале. Римо вынул три штуки, взяв за аккуратно подрезанные натуральные перья. Деревянные корпуса дротиков оказались немного тяжелее тех, которые применялись в спортивных соревнованиях. Передав дротики Гарранду, Римо отступил назад.
- Большой палец левой руки! - выкрикнул Гарранд и с силой метнул дротик.
- А кому принадлежит идея? - Спросил Римо.
- Мне, конечно! Разве она со своими куриными мозгами могла, додуматься до такого?! - сказал он, с трудом разворачиваясь навстречу Римо. - Я оценил открывающиеся возможности сразу, как только прибыл сюда на лечение. Таким обилием государственных служащих, в руках которых реальная власть, необходимо было воспользоваться, и я решил, что Лития может превратить их в послушных марионеток.
- Как тебе удалось добиться ее согласия участвовать в твоей дикой затее? - спросил Римо.
- Ты можешь не поверить, Дональдсон, но она любила меня.
- Оказывая влияние на пациентов, вы использовали гипноз и наркотики?
- Да, если упрощать ситуацию, - ответил Гарранд. - Плюс, конечно, чары и соблазнительная задница Литии Форрестер, которой, поверь, она умела вилять. Мужики просто балдели от нее. Стоило ей стрельнуть глазом, как они были готовы на все. Я этого, по правде говоря, никогда не понимал. Не так уж она была и хороша.
- Мне казалось, что трудно заставить человека действовать против собственной воли, даже под гипнозом, - заметил Римо.
- Типичный образчик глупости из книжки комиксов, - усмехнулся Гарранд. - Сначала нужно убедить каждого, что он действует во имя высокой цели. Тот полковник, например, был уверен, что ты русский шпион. А генерал Дорфуилл бомбил не Сан-Луис, а Пекин в отместку за внезапное нападение. А адмирал Краст? Он считал, что анархисты, собиравшиеся захватить Америку, обосновались в статуе Свободы. Вот он и решил уничтожить зло одним махом. Так это делается, господин Дональдсон.
- Ну, а мелодия? - не мог успокоиться Римо.
- И это моя идея! - улыбнулся Гарранд с видом победителя, его белоснежные зубы жемчужинами засияли на темном атласе лица. - Нужно быть осторожным в выборе слов, которыми человек запускается в действие. Если настроить объект на рядовое слово, то, услышав его в случайной беседе, он может начать действовать задолго до того, как вы сами будете к этому готовы. Но много ли найдется людей, употребляющих в обычной речи нечто вроде "Супер-кали-фрагил-истик-экспи-али-дочиус"?
- Хороший план, - сказал Римо. - Вы, доктор Гарранд, достойны уважения! Где будет проходить аукцион?
Гарранд игнорировал вопрос.
- Одно меня угнетает, Дональдсон, - прохрипел он, впрыскивая очередную порцию адреналина, - что не смог просчитать тебя. Я продумал все до мелочей, да и правительство этой страны не настолько хорошо работает, чтобы ни один из наших источников не прослышал о твоем существовании. Откуда ты взялся? Если не хочешь, чтобы эти птички вонзили свои коготки в твои глаза, виски или еще куда-нибудь, расскажи мне, откуда ты появился и кто тебя породил? Только этот вопрос занимает меня сейчас.
- Ты проиграл! - Римо смеялся, глядя прямо в лицо доктору Гарранду. - Ты проиграл и должен платить!
Он увидел, как взметнулась рука и как полетели остроконечные дротики, неся на своих перьях смерть. Римо и бровью не повел в ответ, но его руки молнией взлетели к лицу и схватили оба дротика, зажав их между большими и указательными пальцами. Схватили перед самым лицом.
Глаза Гарранда от удивления полезли на лоб, а рот так и остался открытым. Он нерешительно протянул руку к дротикам, но... она оказалась приколотой к столу.
- Большой палец правой руки! - объявил Римо, метнув дротиком.
Гарранд взвыл от боли. Проявляя впервые за последнее время недюжинную активность, он оторвал руку от стола и пошел тяжелой слоновьей поступью на Римо. И тут случилось непредвиденное. Гарранд почувствовал, как его ноги взлетели к потолку, а еще через секунду он уже торчал головой вниз из шкуры белого медведя. Он задыхался от тяжести собственного тела и медвежьей шерстя, забившей рот, нос, глаза.
- Итак, мой дорогой, где будет проводиться аукцион? - спросил Римо.
Гарранд попытался сделать вдох, но не смог. Кровь прилила к голове, и его кожа цвета шоколада приобрела пурпурный оттенок.
- Где будет аукцион? - настаивал Римо, вдавливая ноги Гарранда в его поясницу.
- Виллбрукский союз, - с трудом прохрипел Гарранд. - Нью-Йорк. Завтра.
- О'кей, мой дорогой! Время отправляться на покой, баиньки, - усмехнулся Римо.
- Ты не имеешь права меня убивать! - запротестовал Гарранд. - Я - всемирно известный специалист по вопросам захоронения атомных отходов. Я должен жить.
- Несомненно, мой красавец! Несомненно! А как насчет Кловиса Портера, генерала Дорфуилла? Других погубленных тобой жизней?
- Тогда вызови полицию! Ты не можешь убить меня. Если бы я был белым, ты не посмел бы убить меня.
- Я убил бы тебя, будь ты хоть в клеточку. - Римо глянул на возвышающуюся над шкурой медведя гору шоколада, и его глаза встретились с глазами всемирно известного авторитета по вопросам захоронения атомных отходов. Он поднес оставшийся дротик к лицу Гарранда и объявил: - Шейная вена!
Фонтанчик бурой венозной крови брызнул из шеи доктора Гарранда, куда вошел, как в масло, брошенный умелой рукой дротик, и огромная коричневая туша рухнула на медвежью шкуру. Корчась в предсмертных судорогах, Гарранд прохрипел что-то трудноразличимое. Позже, вспоминая эту сцену, Римо решит, что он сказал примерно следующее: "Я знал... Я знал, что этим кончится..."

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Когда Римо вошел в комнату, Чиун сидел в позе лотоса перед телевизором и внимательно смотрел на экран. На приветствие он ответил жестом, требовавшим тишины.
Только после того, как затих последний аккорд органной музыки, Чиун потянулся вперед и выключил телевизор.
- Добрый вечер, папочка! - вновь приветствовал его Римо. - Был ли этот день приятным для тебя?
- Относительно да, сын мой, относительно да! - прошептал старик. - Хотя мне и надоело убеждать массу особей женского рода, что они любимы. А для тебя день был приятным? - поинтересовался в свою очередь Чиун.
- Очень, папочка, поэтому мы должны покинуть этот гостеприимный дом.
- Наша работа закончилась, не так ли?
- Здесь закончилась, но в другом месте начнется.
- Я буду готов к отъезду через минуту, - сказал Чиун и был точен как никогда.
Римо понял, что столь нехарактерная для Мастера Синанджу поспешность подогревалась желанием поскорее возвратиться в номер вашингтонской гостиницы, чтобы записать на видео и просмотреть все "самые красивые фильмы".
Однако в вашингтонской гостинице они пробыли недолго: ровно столько, сколько потребовалось для оплаты номера и для того, чтобы Римо успел сунуть бригадиру посыльных стодолларовую бумажку за отправку багажа по несуществующему адресу. Сразу после этого они сели в заранее арендованный автомобиль с откидывающимся верхом и отправились в аэропорт Даллеса.
Чиун всю дорогу ворчал, назвав кретинизмом то, что они не взяли с собой портативный видеомагнитофон для записи телепередач, и в конце концов выжал из Римо обещание купить в Нью-Йорке, куда они летели, новую аппаратуру.
Вечером, как только они разместились в гостинице "Манхэттен", находящейся в центре города, Чиун настоял на том, чтобы Римо немедленно дал ему пятьсот долларов на покупку аппаратуры, которую он тут же осуществил, добавив к ней пять кимоно, складной нож и свисток. Приобретение ножа и свистка Чиун объяснил интересами самообороны. Улицы Нью-Йорка просто кишат преступниками, - заявил он с вполне понятным беспокойством за свою жизнь и жизнь своего ученика.
На следующее утро они поднялись чуть свет, и Чиун поработал с Римо над равновесием и ритмом. Расставив цепочки из чайных стаканов, он заставил Римо бегать босиком по их верхним краям.
Предвкушая успех в завершении дела, Римо чувствовал себя просто отлично. После душа и бритья он надел свежую сорочку, новый костюм и даже повязал привезенный с собой галстук в горошек. Уж если решено участвовать в торгах за Америку, выглядеть следует достойно, - сказал он мысленно отражению в зеркале, когда критически осматривал себя еще раз. Римо застегнул на все пуговицы новый двубортный пиджак синего цвета и улыбнулся - получилось значительно, благородно и даже с некоторым шиком.
Перед уходом он вручил Чиуну списки Литии Форрестер, предупредив:
- Береги пуще собственного глаза!
Чиун был погружен в утреннюю медитацию, поэтому лишь слегка кивнул, но это означало, что он все понял. Списки оставались лежать на полу прямо перед Чиуном.
В магазине для мужчин, расположенном в вестибюле гостиницы, Римо купил строгий неброский галстук в мелкую полоску, а тот, что был на нем, бросил в урну около прилавка.
В телефонном справочнике он нашел номер Виллбрукского союза и попытался связаться. Ответил приятный женский голос. Назвавшись вкладчиком одного из банков, Римо сказал, что хотел бы получить консультацию по поводу налогов.
- В какое время я могу подъехать? - спросил он озабоченно.
- Боюсь, сегодня это не получится, - сказала женщина. - Наше здание будет закрыто с полудня до трех часов дня. Я могу назначить вам время на завтра.
- Какой странный способ ведения дел, - заметил Римо голосом оскорбленного клиента.
- Вы знаете, сэр, откровенна говоря, мы немного запустили наши помещения, и к нам приглашен дезинсектор.
- Значит, там сегодня никого не будет? - удивился Римо.
- Только мистер Богест, наш учредитель и казначей, - пояснила женщина. - Но он будет занят с дезинсектором и не сможет уделить кому-либо внимание.
- О'кей! Я позвоню вам завтра. Спасибо за помощь! - сказал Римо и положил трубку.
Значит, аукцион состоится сразу после обеда, когда все покинут здание, - рассудил Римо. - Надеюсь, там найдется свободное место еще для одного участника.
Римо находился в холле восьмого этажа перед входом в помещение Виллбрукского союза, когда сразу после полудня десятки его сотрудников сплошным потоком хлынули на выход к лифтам, окрыленные перспективой трехчасового отдыха за счет Союза.
Последним шел молодой брюнет с длинными волосами, атлетического сложения, который окинул Римо оценивающим взглядом и закрыл дверь изнутри на ключ.
Холл опустел, а Римо, якобы замешкавшись, остался ждать прихода свободной кабины. Через несколько минут он услышал, как в конце коридора призывно зазвонил телефон, потом замолчал - кто-то, вероятно, взял трубку. Буквально через минуту в конце холла открылась дверь, из нее вышли восемь человек, и направились в сторону Римо. Он нетерпеливо нажимал на кнопки лифта, не выпуская из вида странную группу мужчин, похожих на участников совещания в рамках Организации Объединенных Наций. У каждого из них на лице и одежде отражается государственный флаг их страны, - подумал Римо. - Интересно, неужели и я так же похож на американца, как они на иностранцев?
Группа проследовала мимо основного входа в Виллбрукский союз и направилась к соседней двери, которая была не закрыта. Когда делегаты вошли, дверь быстро захлопнулась и, судя по щелчку, была заперта на замок.
Лифт остановился уже в который раз, но Римо не вошел в него, заявив находившейся там пожилой леди, что ждет свободную кабину, чтобы ехать сидя. Все это он произнес приятным голосом, чем окончательно сбил с толку старую женщину, которая так и не поняла, почему молодой человек не захотел ехать с ней вместе.
Римо подождал еще минут пять, а затем приблизился к двери, за которой скрылась группа мужчин, представлявших все континенты. Прислушался, но ничего, кроме отдаленного гула голосов, не уловил. Они, должно быть, находятся не в этой, а в следующей за ней комнате, - предположил Римо. Толкнув легонько дверь, он убедился, что она закрыта на замок.
Тогда Римо вернулся к двустворчатой стеклянной двери основного входа, на которой красовалась вывеска: ВИЛЛБРУКСКИЙ СОЮЗ. Римо не сомневался, что мистер Богест где-то поблизости охраняет покой делегатов, поэтому достал из кармана монетку и постучал ею по стеклу. Никакого ответа. Он постучал еще раз: тихо, но настойчиво, и дверь, подстрахованная цепочкой, слегка приоткрылась. Римо увидел знакомого уже брюнета с атлетической внешностью.
- Мистер Богест? - спросил он на всякий случай.
- Да.
- Я дезинсектор! - заявил Римо и, просунув левую руку в образовавшуюся щель, ухватил молодца за адамово яблоко. Правой рукой он снял цепочку и беспрепятственно вошел внутрь. Затем Римо повернул замок изнутри и, сопроводив Богеста в секретарскую, усадил его в мягкое кожаное кресло.
- Вы любите своих детей? - спросил Римо.
Тот молча кивнул головой.
- Но не больше, чем я, - заявил Римо. - Поэтому будет очень обидно, если они останутся сиротами. Почему бы вам не посидеть здесь и не подумать о своих очаровательных крошках?
Указательным пальцем правой руки Римо нажал на височную артерию, и Богест потерял сознание. Минут на двадцать он отключился, - решил Римо, потрепав атлета по щеке. - Этого времени вполне достаточно.
Римо шел, ориентируясь на гул мужских голосов. Миновав нагромождение секретарских столов, он повернул направо в проход к приоткрытой двери, за которой проходило какое-то действо. Римо приблизился на цыпочках и стал прислушиваться. До него доносился хорошо поставленный голос европейца (но не англичанина), говорившего по-английски:
- Вам, джентльмены, хорошо известны правила, и вы все с ними согласны. А теперь я хотел бы получить запечатанные конверты с вашими предложениями, которые я вскрою в соседней комнате. Затем я вернусь объявить победителя. Все остальные могут уезжать и уже на следующей неделе получить "вклады доброй воли" своих правительств в моей конторе в Цюрихе. С обладателем выигравшего лота я поговорю отдельно о встрече с патроном и о переводе золота. Все ясно?
Ответом стал многоязычный хор:
- Йа! Ви! Да! Йес! Си!..
- Позвольте мне получить ваши конверты, господа, - напомнил собравшимся человек, открывавший аукцион.
До ушей Римо донеслись шорох бумаг и звук отодвигаемого кресла.
- Теперь я пойду в соседнюю комнату, чтобы изучить ваши предложения.
- Один момент, мистер Рентцель! - прозвучал чей-то гортанный голос. - Какие гарантии, - что вы скажете нам правду? Назовете ли вы сумму, которую выложит победитель?
- Сначала отвечу на второй вопрос, - сказал Рентцель. - Я не оглашу сумму, уплаченную победителем, так как сбор средств на приобретение лота мог быть для страны-покупательницы деликатным вопросом. Что касается первого вопроса, - продолжал Рентцель, - то было бы глупо приглашать вас всех на аукцион, если бы мы хотели продать лот какому-то определенному покупателю. Кроме того, сэр, дом Рапфенбергов связан с этим делом, а эта достаточно серьезная фирма не стала бы рисковать своей репутацией. Есть ли еще вопросы?
Ответом было молчание.
Послышались звуки шагов человека, направлявшегося туда, где притаился Римо. Он бесшумно перебежал в одну из маленьких комнат, которые стояли открытыми по обе стороны узкого прохода, ведущего к залу заседаний, где проходил аукцион. Римо готов был в случае необходимости схватить Рентцеля за горло и втолкнуть в любую из пустых комнат.
Но шаги повернули к тому кабинету, где он укрылся. Не успел мистер Рентцель щелкнуть выключателем, как дверь за ним закрылась и он столкнулся лицом к лицу с Римо.
- Кто вы такой, черт побери?! - вскрикнул он удивленно.
- Я хотел бы попросить взаймы денег на покупку подержанного автомобиля, - сказал Римо.
- Учреждение сегодня уже закрыто! - завопил Амадеус Рентцель, банкир дома Рапфенбергов. - Убирайтесь отсюда побыстрее, пока я не вызвал полицию.
- Если не хотите одолжить денег на машину, куплю что-нибудь другое, например правительство. У вас есть подходящее по сходной цене?
- Я не понимаю, о чем вы говорите, - пожал плечами Рентцель.
- Тогда поясню. Я пришел, чтобы назначить цену.
- Какую страну вы представляете? И почему ваша страна не внесла "залог добрых намерений"?
- Я представляю Соединенные Штаты Америки, - заявил Римо с гордостью. - Страну Кловиса Портера, генерала Дорфуилла, Бертона Баррета, адмирала Краста... Хватит? Предлагаемая мною цена - их жизни. За все заплачено сполна и вперед. Никакого другого залога не требуется.
Рентцель взглянул в глаза Римо и тотчас отбросил мысль о мелком мошеннике или чокнутом. Он понял, что это - конец.
Трезво оценив ситуацию, Рентцель воспринял весть о случившемся со спокойствием истинного швейцарского банкира.
- Что вам известно о моем патроне? - спросил он, усаживаясь на край стола и проводя пальцем по острой, как лезвие ножа, стрелке на брюках.
- Он мертв!
- Каким он был человеком? Я ведь никогда его даже не видел.
- Жил бешеной собакой и умер так же, - сказал Римо.
- А что будет со мной?
- У меня нет желания убивать вас, господин Рентцель, - заявил Римо устало. - После того, что произошло сегодня, вам следует вернуться в Швейцарию и остаток своей карьеры посвятить тому, чем занимаются все банкиры: обиранию вдов и сирот, присваиванию государственных средств, получению займов под пять процентов и выдаче ссуд и кредитов под восемнадцать процентов.
- Что ж, я согласен, - улыбнулся Рентцель, радуясь, что так легко отделался. - Мне остается пойти и сказать им, что аукцион отменяется.
- Нет. Это удовольствие я оставлю для себя. - Римо взмахнул рукой, и сустав согнутого указательного пальца слегка коснулся виска банкира. Господин Рентцель тихо охнул и потерял сознание.
Римо забрал пачку конвертов из его руки и направился в большую облицованную ореховым деревом комнату для заседаний. Он толчком распахнул двери и вошел. Семь пар алчущих глаз уставились на него, но увидев, что это не Рентцель, вернулись к прерванным разговорам. И только азиат спросил:
- А где господин Рентцель?
- Он покинул нас на минуточку, - сказал Римо, направляясь к председательскому месту. - Я уполномочен завершить это дело.
Он встал во главе длинного покрытого стеклом стола и внимательно оглядел присутствующих. В зале наступила гнетущая тишина.
- Перед тем, как назвать страну-победительницу в этом турнире, - начал Римо, - я хотел бы сделать несколько замечаний по ходу ведения аукциона. - Он оперся кулаком о стол, вторая рука все еще сжимала пачку конвертов. - По первоначальному условию оплата ставок должна производиться только золотом, не так ли? Однако один из покупателей, предложивший наивысшую цену, оплатил ее храбростью, кровью, решимостью. Храбрость помогла противостоять силам зла, кровью политы земли отечества, решимость сохранила людям свободу, независимость и демократию. Итак, джентльмены! - Римо сделал внушительную паузу. - Победителем аукциона объявляются Соединенные Штаты Америки.
Послышались возгласы возмущения и протеста. Один из присутствовавших, судя по костюму - русский, вскочил, отбросив кресло, грохнул кулаком по столу и крикнул:
- А мы готовы удвоить нашу цену!
- Мы тоже! - выкрикнул азиат. - Мы сделаем все, чтобы помешать ревизионистским свиньям осуществлять контроль над Соединенными Штатами Америки, - заявил он безапелляционно, глядя в глаза русскому.
Вспыхнула яростная словесная перепалка, но Римо прекратил беспорядки.
- Торги закончены! - объявил он. - Вы все проиграли! - Он окинул присутствовавших долгим тяжелым взглядом. - Я предлагаю вам, джентльмены, возвратиться туда, откуда вы приехали, потому что через несколько минут я позвоню в ФБР, и у ваших стран могут возникнуть нежелательные осложнения. Да, не забудьте довести до сведения своих правительств, - подчеркнул Римо особо, - что Соединенные Штаты Америки не продавались, не продаются и продаваться не будут. А кому захочется приобрести их, пожалуйте с оружием. Встретим, не пожалеете! Теперь, джентльмены, уходите, пока у вас еще есть такая возможность. Ваши заявки останутся у меня, на всякий случай. Вдруг ими заинтересуется наше правительство. Вы свободны, джентльмены! Идите! - И Римо указал рукой с зажатыми в ней конвертами на дверь.
Неудовлетворенные, побежденные, они с возмущением покидали зал. Когда последний из кандидатов в победители исчез за дверью, Римо сел на стол и разложил перед собой конверты. Во что же оценили Соединенные Штаты их враги? - подумал он, отрывая уголок у одного из конвертов. Но потом вдруг передумал, снова собрал все конверты в стопку и отложил в сторону. - Лучше этого не знать, - решил он. - Пусть Смит изучает, если хочет.
В помещении Виллбрукского союза стало тихо.
Римо соскочил со стола и вышел из комнаты заседаний. Проходя мимо кабинета, в котором был заточен Амадеус Рентцель, он убедился, что, банкир жив, но все еще без сознания. Ничего, скоро оклемается, - усмехнулся Римо, направляясь к выходу. В служебном помещении начинал приходить в себя молодой атлет. Хорошо, что не пришлось убивать его, а то дети и вправду остались бы сиротами, - подумал Римо, покидая навсегда этот странный дом.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Время близилось к обеду, когда Римо возвратился в гостиницу. Чиун по-прежнему был занят видеоаппаратурой, однако на этот раз он отреагировал на появление Римо радостным приветствием. Бумаги, оставленные ему на хранение, лежали на полу на том же месте.
- Чем вызвана такая любезность? - удивился Римо.
- Утром у тебя были плохие глаза, словно предстояло сделать что-то ужасное, - пояснил Чиун. - Я рад, что ты вернулся победителем, переполненный успехами и язвительностью.
- Но из чащи мы пока не выбрались, - заметил Римо, снимая трубку и набирая условный код, благодаря которому можно было дозваниваться до Смита из любого уголка любой страны мира.
- Смит, - ответила трубка.
- Римо. Когда-нибудь, когда я не застану вас на месте, я потребую у Бюро древностей или какой-либо другой организации сведений, где вы получаете заработную плату. Это поможет упрятать вас за решетку на несколько месяцев за неуплату налогов. Шутка!
- Перестаньте дурачиться! Есть новости?
- Аукцион закончен. Мы победили!
- Благодарение Господу! - воскликнул Смит радостно. - Ну, а... - Он замялся. - Персональные потери есть?
- Никаких.
- Отлично! Значит, не придется улаживать международные конфликты, да и...
- Подождите секунду, - прервал его Римо. - Чиун, когда у тебя все это закончится?
- В три часа тридцать минут, - сообщил Чиун, не отрывая взгляда от телевизора. - Ну и намучился я с новой аппаратурой!
- Послушайте, Смит! - вернулся Римо к прерванному разговору. - Чиун будет в штаб-квартире в четыре тридцать. Приедет на такси. Пусть кто-нибудь встретит его и заплатит шоферу.
- Дайте ему денег, - сказал Смит. - Видит Бог, вы получаете прилично.
- Не выйдет. Он не захочет передавать деньги таксисту через окошечко. Чиун уверяет, что это заставляет его чувствовать себя преступником. Пусть кто-нибудь встретит его и заплатит таксисту. Чиун привезет списки от нашей подружки. Кого там только нет: высокопоставленные чиновники всех видов, сенаторы, конгрессмены, один из помощников президента... Готов поспорить, что именно этому помощнику мы обязаны тем, что о нас узнали. Я уповаю лишь на то, что список полный.
- А как все это срабатывало? - спросил Смит.
- Наркотики и гипноз. Клиентов кодировали на определенные слова или группы слов. Располагая этими кодами и методикой работы с ними, вы могли бы вернуть их к нормальной жизни.
- Вероятно, это возможно, - задумался Смит. - Однако доверять этим людям опасно. Хотя что я говорю?! Не можем же мы уволить конгрессмена! Другое дело, если он сам подаст в отставку.
- В любом случае вам нужно во всем разобраться, - сказал Римо. - Чиун привезет и списки, и заявки на аукционы, и другие бумаги. Изучайте! Могут пригодиться.
- Вы говорите, что приказ действовать отдавался кодовым словом? - Спросил Смит. - Я правильно понял?
Римо с волнением и страхом ждал этого момента.
- Да, - ответил он тихо. - Мелодия той песни...
- Какой песни? Напойте!
Римо откашлялся, прочищая горло.
- Вы слушаете, доктор Смит?
- А что же я делаю по-вашему, черт побери? - начал сердиться Смит.
- Супер-кали-фрагил-истик-экспи-ади-дочиус, - медленно нараспев произносил Римо. - Вы забудете о том, что когда-то существовал я. Тот эксперимент восьмилетней давности не удался. Человек по имени Римо Уильямс умер на электрическом стуле. Его больше нет. Он не существует!
Наступила долгая пауза. Римо не мог видеть, как по лицу доктора Смита расплылась улыбка, но зато он услышал пение. Доктор Смит начал тихо напевать прямо в микрофон ту самую мелодию без слов. А потом неожиданно сказал:
- О своей идее забудьте! Нас с вами, Римо Уильямс, может разлучить только смерть. Я буду ждать Чиуна с бумагами, - и положил трубку.
Римо пытался снова связаться со Смитом, но телефон молчал. Без конца набирая код, Римо призывно взглядывал на Чиуна, который не мог двинуться с места, пока не наступит очередная развязка в очередном телевизионном представлении.
Римо поднял с пола списки и сунул их в большой конверт, который нашел в шкафу своего номера. Туда же он положил и все остальные бумаги.
Через четверть часа они спустились вниз, где их ожидали два такси, которые Римо предусмотрительно заказал через портье.
- Запомни, Чиун, - напутствовал он Мастера Синанджу, усаживая его в первую машину, - этот конверт ты должен отдать только доктору Смиту в его собственные руки. Позже я свяжусь с ним.
- Ты считаешь, что в моем возрасте прилично слушать лекции об осторожности? - спросил Чиун надменно.
- Поедете в Рай ...санаторий Фолкрофт, - сказал Римо таксисту. - Там вас будут ждать. Это ваши чаевые, - протянул он двадцатидолларовую бумажку. На Смита надеяться рискованно. - И большая просьба: не разговаривайте со стариком во время езды. Ведите машину осторожно, постарайтесь ничем его не расстроить, иначе я за вас не ручаюсь.
- Спокойно, шеф! - бросил шофер, пряча доллары в карман, после чего машина умчалась в сторону местечка Рай.
Римо сел во второе такси и попросил отвезти в аэропорт Кеннеди.
Во время долгой изнурительной дороги в полуденном потоке автомашин Римо старался ни о чем серьезном не думать. И тут же вспомнил, какое облегчение испытал, когда узнал, что Смит не скомпрометирован. В самолете он старался не думать обо всех скомпрометированных, которым необходимо подыскать работу вдали от государственных тайн, чтобы не появился соблазн продать Америку вторично. По пути от аэропорта до Вашингтона он старался не думать о последнем звене в цепи головоломок - Литии Форрестер. Оставался только один человек, которого нельзя отстранить от государственных секретов и перевести на другую работу. Он старался не думать, что могло бы случиться, если бы этот человек только упомянул о существовании КЮРЕ. Надеюсь, что у него не было возможности проявить такую слабость и что список Литии Форрестер полный, - подумал Римо тоскливо.
- Вот мы и дома возле Белого дома! - рассмеялся таксист каламбуру. - Пенсильвания авеню, 1600. - Шофер выглянул из окна, чтобы посмотреть на белое здание. - У того парня за забором чертовски сложная работа! Надеюсь, он знает, что делает.
- Думаю, что он сам надеется на это, - сказал Римо, подавая двадцатидолларовую бумажку таксисту и выходя из машины на тротуар. Увидев охрану у главных ворот на территории Белого дома, Римо усмехнулся.
Смит вышел встретить такси, на котором прибыл Чиун. Он помог старику, прижимавшему к груди большой конверт, выйти из машины.
- Сколько? - спросил Смит у таксиста.
- Девятнадцать долларов семьдесят пять центов, - ответил водитель, взглянув на счетчик.
Смит извлек из бумажника двадцатидолларовую бумажку, убедился, что она не слиплась с другой, и, протянув ее шоферу так, будто давал золотой, величественно бросил:
- Сдачи не надо!
Машина уехала.
- А где Римо? - поинтересовался Смит.
- Он сказал, что у него важные дела и он не знает, увидитесь вы или нет.
Они прошли на территорию вместе, но перед главным зданием Чиун приотстал, пожелав совершить вечерний моцион. Смит забрал у него конверт и прошел в свой кабинет с окнами на залив.
Он скрипел зубами от негодования, когда читал все эти мерзости. Перед Смитом предстал срез всего американского правительства, и ему потребовалось несколько часов на детальное изучение ситуации и выработку комплексной программы выведения людей из постгипнотического состояния. Очень деликатное дельце, - забарабанил он пальцами по столу. - Очень! Без президента не обойтись!
Он потянулся к трубке, но телефон зазвонил сам.
- Смит.
- Мне казалось, что сегодня днем вы информировали меня о благополучном исходе дела, не так ли? - зазвучал в трубке резкий властный голос.
- Да, это так.
- Тогда почему они здесь? Они обвели вокруг пальца охрану и сейчас находятся в Белом доме.
- Не может быть, господин президент! - Смит даже привстал. - Расскажите, пожалуйста, все по порядку.
- Я шел по коридору в сторону личных апартаментов, когда из-за портьеры появился необычного вида человек и преградил мне дорогу.
- Что он сделал, сэр?
- Ничего. Стоял на месте и нес какую-то чепуху.
- Он что-то говорил? - переспросил Смит.
- Да бред какой-то: супер-мупер... что-то в этом роде.
- А вы что сделали?
- Я спросил, здоров ли он, и сказал, что ему лучше убраться отсюда, а то мне придется позвонить в службу охраны. Он и ушел.
- А вы?
- Я позвонил, конечно, в охрану. Но они не смогли его обнаружить. Как сквозь землю провалился. Может, стоит командировать сюда вашего человека? Ну, пока все не утрясется с продажей правительства.
- Все уже утряслось, господин президент, - сказал Смит твердо. - И этот человек был у вас.
- Вы хотите сказать, что...
- Именно.
- Что он здесь делал?
- Обеспечивал гарантии свободы нашей страны, господин президент. Я буду в Вашингтоне завтра и все подробно объясню.
- Хотелось бы, - сказал президент задумчиво. - Значит, это был он? Но он не показался мне таким уж крутым...
Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир. Исцеление смертью