<< Главная страница

Уоррен Мерфи И Ричард Сэпир. Последний оплот



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Бен Айзек Голдман аккуратно разделил холодные и тонкие дольки, загрузил их в клетки из нержавеющей стали, опустил в кипящее масло и стал наблюдать, как они жарятся.
Затем погребению в море кипящего масла были преданы золотистые ломтики в бледных гробиках из сырого теста.
На следующий день Бен Айзек наблюдал, как обжариваются круглые, плоские кусочки мясного фарша (проверено инспекцией министерства сельского хозяйства США - содержание жира не более двадцати семи процентов). Когда загоралась красная лампочка и раздавался звонок таймера, он автоматически переворачивал их и посыпал солью обожженные спинки.
Третий день был всегда самым любимым у Бена Айзека Голдмана. Он выравнивал в ряды свои жертвы в хлебной оболочке с сыпью из кунжутного семени и отправлял их в печь. Когда они были готовы, он заворачивал их в цветастые бумажные саваны и укладывал в гробики из пенопласта.
В течение двух лет день за днем по восемь часов кряду совершал Бен Айзек подобные жертвоприношения, и они вселяли в его душу удивительное очистительное облегчение.
Но теперь вес изменилось. Он утратил веру в оба символа - в свастику, во имя которой трудился тридцать лет назад, и в Золотую арку "Макдональдса", где он работал помощником управляющего филиала в Балтиморе, штат Мериленд, проводя три дня в неделю за научно разработанным методом расправы над беззащитными продуктами.
Теперь он выполнял положенный ритуал: нахлобучив на свои седые кудри бумажный колпак, он, шаркая черными, лоснящимися от жира туфлями, расхаживал от секции к секции. Голдман проверял, чтобы молочные коктейли в пластиковых стаканчиках весили столько, сколько положено, чтобы специально взвешенные перед обработкой гамбургеры не находились в контейнерах на раздаче более семи минут, чтобы контейнеры с луком, помидорами, пикулями, а также соусами не пустели более чем наполовину.
Теперь он просто ждал того момента, когда наступит конец рабочего дня и можно будет снять дешевые белые перчатки, которые он ежедневно покупал в аптеке Уолгрина и выбрасывал, уходя домой.
С недавних пор у него появилась привычка постоянно мыть руки.
Итак, воскресным вечером в апреле, явно обещавшим жаркое, как доменная печь, лето, Бен Айзек Голдман снял крышку с мусорного бака, стоявшего у их кафе, и тут кто-то еще бросил в бак пару белых перчаток.
Бен Айзек бросил туда и свои перчатки и лишь затем поднял глаза. Так он впервые столкнулся с Идой Бернард, немолодой опрятной особой, уроженкой Бронкса, работавшей в кафе-мороженом, находившемся рядом с его "Макдональдсом".
Она тоже носила белые перчатки на работе, потому как слишком часто ей приходилось соприкасаться с холодным мороженым. Она делала торты с мороженым - специально для Дня Матери, особо - для дней рождения, а также изготовляла пломбиры, мороженое с фруктами, "летающие тарелки", а также простое мороженое в пластмассовых рожках. Она работала под надзором старика, который всю свою энергию посвящал, однако, не столько производству мороженого, сколько просмотру телевизионных рекламных роликов, а говорил так, словно ему начисто удалили гортань.
Внезапно разговорившись - не отходя от мусорного бака, - Бен и Ида обнаружили, что, помимо белых перчаток, у них имеется немало общего. Например, оба они ненавидели гамбургеры. И мороженое во всех его видах. И они ужасались нынешним ценам. И были уверены, что грядущее лето будет кошмарным. После того как установилось это родство душ, решено было продолжить столь волнующий диалог, где-нибудь вместе отобедав.
Поэтому в восемь часов тридцать минут воскресным вечером Бен Айзек Голдман и Ида Бернард отправились на совместные поиски такого ресторана, где бы не подавались ни гамбургеры, ни мороженое.
- Лично я люблю морковь с горошком, а вы? - осведомилась Ида, взяв Бена Айзека под руку.
Она была выше и стройнее него, но длина шага у них совпадала, и поэтому он не замечал некоторые несоответствия в их наружности.
- Салат! - говорил упоенно Бен Айзек Голдман. - Хороший салат!
- Салат тоже хорошо, - отозвалась Ида, которая терпеть не могла салат.
- Не просто хорошо! Салат - это чудо!
- Да, - сказала Ида, без особого успеха пытаясь изгнать из реплики вопросительные интонации.
- Да, - с нажимом отозвался Бен Айзек. - И самое замечательное в салате то, что это не гамбургер, - продолжил он и рассмеялся.
- И не пломбир, - дополнила Ида и тоже рассмеялась. После этого они ускорили шаг и еще энергичнее стали искать место, где можно отведать хороших овощей. И салата.
"Ну вот, наконец-то и я оказался в Земле Обетованной", - думал Бен Айзек. Что, собственно, означает жизнь? Работа, жилье, женщина рядом с тобой. В этом и состоит смысл жизни. А вовсе не в желании отомстить. Не в разрушении. Здесь никто за ним не следил, не назначал тайных встреч, не подслушивал его телефонных разговоров. Здесь не было пыли, солдат, пустыни, песков. Здесь не было войны.
Он не закрывал рта во время обеда, в каком-то подозрительном месте, где им подали сморщенный горошек, белесую морковь и салат, который был похож на мокрую промокательную бумагу.
Когда подали жидкий и горький кофе, Бен Айзек уже держал в своей руке руку Иды.
- Америка и в самом деле золотая страна, - сказал Бен Айзек Голдман.
Ида Бернард кивнула, не спуская глаз с широкого улыбающегося лица человека, которого она видела каждый день, когда он направлялся на работу в свое царство гамбургеров и которого она решила подкараулить на автостоянке у контейнера с использованными перчатками.
Она только теперь увидела, как Голдман улыбается. Она только теперь обратила внимание на искорки в его карих глазах и румянец на его бледных щеках.
- Они считают, что я старый зануда, - сказал Голдман и широко повел рукой, словно сметая в кучу всех нахальных гамбургер-жокеев в Америке, презрительно фыркающих на замечания заместителя управляющего: не сморкаться возле продуктов. Рука Голдмана задела газету, торчавшую из кармана мужского пальто, которое висело на вешалке. Газета упала на пол, а Голдман, смущенно оглянувшись, нагнулся, чтобы подобрать ее. Он продолжал:
- А! Что они все понимают?! Дети! Они ведь не...
Его взор упал на заметку в углу газеты, и Голдман замолчал.
- Да? - напомнила ему о себе Ида Бернард. - Чего "они ведь не..."?
- Они ведь не видели того, что видел я, - машинально закончил Голдман.
Лицо его сделалось пепельным. Он сжимал газету в руке так, словно это была эстафетная палочка, а он профессионал-легкоатлет на дистанции.
- Мне пора идти, - пробормотал он Иде. - Большое спасибо за приятный вечер.
Затем, по-прежнему сжимая в руке газету, Бен Айзек Голдман встал из-за стола и удалился, и не подумав даже оглянуться.
Официант устало осведомился у Иды, не желает ли она заказать что-нибудь еще. Его совершенно не удивило внезапное исчезновение Голдмана: кулинарное искусство здешних поваров нередко оказывало именно такое воздействие на желудки представителей старшего поколения, еще помнивших иные времена, когда все было куда лучше, чем сейчас.
Ида сказала, что больше ничего не хочет, заплатила по счету, но когда она встала, чтобы уходить, то заметила на вешалке шляпу Голдмана. Самого его уже не было видно, но на внутренней стороне ленты шляпы химическими чернилами были выведены его имя и адрес - причем не один раз, а целых два.
Оказалось, что живет он всего в нескольких кварталах от ресторана, и поэтому Ида решила пройтись пешком.
Ида шла по улице мимо опустевших контор и офисов с цепями на дверях и окнами, закрытыми наглухо металлическими шторами, - островки безмолвия в бушующем людском море Балтимора. Она прошла мимо распахнутых дверей и наглухо забранных панелями окон баров "Клуб фламинго" и "Теплая компания". Ида шла мимо приземистых жилых домов на четыре семьи, построенных по единому образцу. На крышах у них были одинаковые телевизионные антенны, а на ступеньках сидели одинаково полные хозяйки в качалках, обмахивавшиеся веерами из газет и отгонявшие сажу и копоть.
Голдман жил в многоквартирном доме, напомнившем Иде каменный замок, который в течение последних двух веков находился под непрерывной осадой гуннов. Улица, на которой стоял этот обшарпанный, видавший виды кирпичный кубик, выжила в губительных расовых беспорядках десятилетней давности с тем, чтобы теперь умереть естественной смертью от старости.
Иде снова стало жаль этого маленького человечка. Материнские инстинкты, дремавшие с тех пор, как скончался ее муж, драгоценный Натан, забушевали, словно ураган в пустыне. Она заставит Голдмана забыть прошлое, она найдет для них обоих цели, ради которых стоит жить вместе. Она будет готовить для него, наводить порядок, напоминать ему о калошах в дождливые дни, она обеспечит его новыми белыми перчатками, чтобы их можно было менять каждый день. Она никогда не будет кормить его ни гамбургерами, ни мороженым.
Ида с трудом отыскала фамилию "Голдман", выведенную бледными чернилами под кнопкой звонка парадной двери, и позвонила. Никто не отозвался. Полминуты спустя она позвонила еще раз. Неужели он пошел не домой, а куда-нибудь еще? Она представила себе, как он бродит по городу и к нему пристают пьяницы и хулиганы.
В динамике что-то затрещало, потом тонкий голос сказал:
- Уходите!
Ида наклонилась к самому микрофону и крикнула что было сил:
- Бен! Это я, Ида. У меня ваша шляпа!
Тишина.
- Бен, вам нечего бояться. Честное слово. Это правда я, Ида.
Опять тишина.
- Бон! Прошу нас, откройте. Я только хочу вернуть вам вашу шляпу!
Несколько секунд спустя раздался пронзительный звонок, отчего Ида чуть было не выпрыгнула из собственных чулок. Дверь распахнулась, и Ида вошла.
В подъезде пахло мочой, блевотиной и дряхлостью. Этот комбинированный аромат одержал победу нокаутом над запахом дезинфекции. Лестница была бетонная, с железными перилами. Площадки освещались голыми лампочками по сорок ватт.
Ида карабкалась по лестнице, слушая шум Пенсильвания-авеню: гудки старых "кадиллаков", вопли чернокожих ребятишек и смех проституток.
Квартира А-412 была угловой. Ида стояла на холодном полу, над головой у нее был гулкий серый щербатый кафель. Немного поколебавшись, она постучала в дверь.
К ее великому удивлению, дверь распахнулась почти мгновенно. В дверном проеме стоял Голдман. За это время он постарел на много лет. Быстро замахав руками, он сказал:
- Входите же! Скорей! Скорей!
В квартире уличные звуки немного приглушались оштукатуренными стенами. Свет горел только в ванной, но и одной-единственной лампочки было достаточно, чтобы Ида разглядела обитель Бена Айзека.
Глядя на грязные бежевые стены, она решила, что такие квартиры можно увидеть разве что в кошмарном сне. Она уже начала было в уме производить ремонт и реконструкцию, как перед ней вырос Бен Айзек.
Глаза его были безумны, руки дрожали. Рубашка выбилась из брюк, пояс был расстегнут.
- Вы принесли мне шляпу? - спросил он, выхватывая из рук Иды свой головной убор. - Отлично. А теперь уходите. И поскорее!
Он хотел выпроводить ее, стараясь не дотрагиваться до нее, словно физический контакт мог заразить ее какой-то страшной болезнью, но Ида ловким маневром обошла его и двинулась к выключателю.
- Я вас умоляю, Бен, - сказала она, щелкая выключателем. - Право же, я вас не обижу.
Голдман только жмурился в залившем комнату свете голой лампы в сто пятьдесят ватт и молчал.
- Вы не должны меня бояться, - сказала Ида. - Я ведь могу и обидеться.
Она направилась в ванную, чтобы выключить горевший там свет. Стены и сиденье унитаза были влажные. На кафеле стен виднелись жирные отпечатки пальцев, а пустые полки справа и слева выступали как импровизированные подлокотники.
Ила сделала над собой усилие и выключила свет. Ее сочувствие смешивалось с жалостью. Когда она взглянула на Бена Айзека Голдмана, у него был такой вид, словно он вот-вот расплачется.
Ида посмотрела ему в глаза и развела руками.
- Не надо меня стесняться, Бен, - сказала она. - Я все понимаю. Ваше прошлое не в состоянии повредить вам. - Тут она изобразила на лице улыбку, хотя решительно не представляла себе, какое прошлое было у этого человека.
Широкое лицо Голдмана было белым как мел. Он посмотрел в большие, понимающие, мечтательные глаза Иды - и вдруг рухнул на кровать и зарыдал.
Ида подошла, села рядом с Беном, дотронулась рукой до его плеча и спросила:
- В чем дело, Бен?
Тот продолжал плакать и только махнул рукой в сторону двери. Ида посмотрела туда, но не увидела ничего, кроме помятой газеты.
- Вы хотите, чтобы я ушла? - осведомилась она.
Внезапно Бен Айзек встал и начал действовать. Он повесил шляпу на место, поднял с пола газету, вручил ее Иде, а сам отправился на кухню и начал неистово мыть руки над кухонной раковиной. Ида посмотрела на газету: именно ее Бен поднял тогда в ресторане.
Ида посмотрела на заголовок: "Сексуальные шалости в министерстве финансов", затем обернулась к Голдману:
- Вы-то здесь при чем, Бен?
Бен, не выключая воду, подошел к ней, ткнул пальцем в заметку в нижнем правом углу, затем вернулся на кухню и продолжил ритуал омовения.
Ида принялась читать заметку, на месте которой образовалось мокрое мыльное пятно.

"ИЗУВЕЧЕННЫЕ ОСТАНКИ ОБНАРУЖЕНЫ В ИЗРАИЛЬСКОЙ ПУСТЫНЕ НЕГЕВ
Как сообщает агентство "Ассошиэйтед пресс", сегодня утром молодыми археологами на месте раскопок обнаружено изуродованное тело. Человеческие останки были уложены так, что образовывали свастику, которая, как известно, являлась символом мощи нацистской Германии три десятилетия тому назад.
Израильские власти, однако, отказались подтвердить эту информацию. Они лишь сообщили, что останки принадлежат Эфраиму Борису Хегезу, промышленнику из Иерусалима.
На вопрос относительно возможных убийц представитель правительства Тохала Делит заявил, что эти останки, похоже, находились на месте раскопок со времени последнего выступления арабских террористов. Тохала Делит выразил сомнение, что раскопки, цель которых обнаружить следы двух израильских храмов, существовавших в 586 году до нашей эры, могут быть приостановлены в связи с этой грустной находкой".
Ида Бернард перестала читать и подняла глаза. Бен Айзек Голдман снова и снова вытирал руки бумажным полотенцем, которое, похоже, до этого уже использовалось в этом же качестве.
- Бен... - начала Ида.
- Я знаю, кто убил этого человека, - сказал Голдман. - И я знаю, почему его убили, Ида. Потому что он дезертировал. Я тоже из Израиля. И я тоже дезертир.
Бросив на пол бумажное полотенце, Бен Айзек опустился на кровать рядом с Идой и закрыл лицо руками.
- Вы знаете, кто убил?! - переспросила она Бена. - В таком случае надо сейчас же сообщить об этом полиции. Вы меня слышите? Сейчас же!
- Не могу, - сказал Голдман. - Тогда они разыщут меня и убьют. Они задумали нечто столь ужасное, что я даже не могу себе это толком вообразить. Господи, ведь с тех пор прошло столько лет, столько лет...
- Тогда надо сообщить в газету, - посоветовала Ида. - Через газеты вас никто не сможет отыскать. Вот, пожалуйста, посмотрите.
Она взяла газету, лежавшую у нее на коленях.
- Это "Вашингтон пост". Звоните им и скажите, что у вас есть самая настоящая сенсация. Они непременно вас выслушают.
Голдман крепко стиснул ее руку, отчего Иду словно пронзило электричеством.
- Вы так думаете? У меня есть шанс? Вы считаете, они в состоянии положить конец этому кошмару?
- Ну разумеется, - успокоительным голосом произнесла Ида. - Я не сомневаюсь в этом, Бен. Я верю, что вы в состоянии решиться на этот шаг. "Ида Голдман, - подумала она. - А что, звучит неплохо. Очень даже неплохо".
Бон Айзек уставился на нее. В его глазах появилось нечто похожее на благоговение. У него были тоже кое-какие мечты и надежды. Но неужели это и в самом деле может случиться? Неужели у этой миловидной женщины есть ответы на все его вопросы? Голдман схватил телефон, стоявший в изголовье кровати, и набрал номер справочной службы.
- Алло! Справочная? Не могли бы выдать мне номер "Вашингтон пост"?
Ида улыбнулась.
- Что, что? - спросил Голдман и затем, зажав рукой микрофон, обратился к Иде: - Редакция или отдел подписки? Что нам нужно?
- Редакция, - скачала Ида.
- Редакция, - проговорил Бен Айзек в трубку. - Так, так. Два, два, три... шесть, ноль, ноль, ноль. Большое спасибо. - Бен Айзек положил трубку, посмотрел на Иду и снова стал крутить диск.
- Два, два, три, - говорил он, работая пальцем, - шесть, ноль, ноль...
- Попросите Редфорда или Хоффмана... Вернее, Вудворда или Бернштейна, - сказала ему Ида.
- Понял, - отозвался Голдман. - Алло! - сказал он в трубку. - Я бы хотел поговорить с Редвудом или Хоффштейном, если можно.
Несмотря на свое невеселое настроение, Ида не смогла сдержать улыбку.
- Ах, вот как? - говорил между тем Голдман. - Что? Ах да, конечно. Благодарю вас. - Он обернулся к Иде: - Они сейчас соединят меня с репортером. - Он ждал, покрываясь испариной. В трубке по-прежнему была тишина, и он обратился к Иде: - Вы и правда думаете, они могут помочь?
Ида кивнула головой. Голдман явно черпал силы от общения с ней.
- Ида, я должен сказать вам теперь всю правду. Я... я уже давно наблюдаю за вами. Я говорил себе: какая красивая женщина. Неужели такой женщине я могу понравиться? Нет, я и не мог на такое надеяться, Ида. И я ничего не мог предпринять, потому что боялся, что меня настигнет прошлое. Много лет назад я обещал кое-что сделать. Это было продиктовано необходимостью. Тогда это было нужно. Теперь это бессмысленно. Это приведет к полному уничтожению...
Голдман замолчал и пристально посмотрел в глаза Иде. Она же, стараясь не дышать, сидела и кусала ногти, очень напоминая влюбленную школьницу. Она даже толком не слушала его признаний. Она хорошо знала, что ей хотелось бы услышать, и напряженно ждала этих слов.
- Я уже старик, - начал Голдман, - но когда я был молодым... Алло! - Он снова направил все внимание на телефонную трубку. Его соединили с репортером.
- Алло! Это Редман? Нет, нет, извините... Да... Ф-фу, я, собственно... - Прикрыв рукой трубку, он снова обернулся к Иде. - Что сказать-то? - пробормотал он растерянно.
- У меня для вас есть сенсационная история, - подсказала Ида.
- У меня для вас есть сенсационная история, - послушно повторил Голдман в трубку.
- По поводу останков бизнесмена, найденных в израильской пустыне, - продолжала Ида.
- По поводу останков бизнесмена, найденных в израильской пустыне, - вторил Голдман. - Да? Что? - Голдман энергично закивал головой Иде, снова прикрыв трубку ладонью. - Они хотят со мной поговорить, - доложил он.
Ида закивала головой с неменьшей энергией. "Наконец-то я нашла его, - говорила она себе. - Голдман - достойный человек". Она поможет ему выпутаться из трясины проблем - не может быть, чтобы он совершил что-то ужасное! - и они будут вместе коротать остаток дней. Наконец-то в ее жизни снова появился человек, ради которого стоит жить. Этот кошмарный Балтимор с его наглыми подростками не будет иметь значения. И медицинская страховка тоже не будет иметь никакого значения. И пенсия. Главное, они обретут друг друга.
- Нет, - говорил тем временем Голдман. - Нет, вы приезжайте ко мне. Да, лучше прямо сейчас. Меня зовут Бен Айзек Голдман, квартира "А" тире четыре двенадцать. - Он продиктовал адрес на Пенсильвания-авеню. - Да, да, приезжайте прямо сейчас.
Голдман повесил трубку. Лицо его покрывала испарина, но он улыбался.
- Ну, как я выступил? - осведомился он у Иды.
Ида наклонилась к нему и крепко его обняла.
- Отлично! - сказала она. - Я уверена, что вы сделали именно то, что требовалось.
Он приник к ней, и Ида повторила еще раз:
- Я совершенно уверена, что вы поступили правильно.
Голдман снова принял прежнее положение.
- Вы удивительная женщина, Ида, - сказал он. - Таких, как говорится, теперь больше не делают. Я очень рад, что судьба свела нас вместе. Я уже немолод, и силы уже не те, но с вами я просто молодею.
- У вас еще есть силы, - сказала Ида.
- Может, вы и правы, - устало улыбнулся Голдман. - Может, все еще будет хорошо.
Ида коснулась пальцами его лба и стала вытирать капли пота.
- У вас буду я, у меня будете вы, - сказала она.
- У вас буду я, а у меня будете вы, - повторил Бен Айзек Голдман.
Горечь и одиночество пятидесяти лет одновременно обрушились на них, и они бросились друг к другу в объятья.
Тут в дверь постучали.
Они вскинули головы, оторвавшись друг от друга, один в испуге, другая в разочаровании. Голдман посмотрел на Иду, а та, смиренно пожав плечами, стала поправлять слегка растрепавшиеся волосы.
- Возможно, у "Вашингтон пост" есть отделение в Балтиморе, - сказала Ида.
Черпая уверенность от ее присутствия, Голдман встал и открыл дверь.
За дверью он увидел невысокого человека в простом, но дорогом костюме. Голдман заморгал, вглядываясь в неулыбчивое лицо незнакомца и его темные волнистые волосы. Голдман надеялся увидеть журналистское удостоверение или блокнот с ручкой, но видел только пустые руки с широкими запястьями.
Когда же человек улыбнулся и заговорил, Голдман начисто утратил недавно обретенную уверенность в себе и, шатаясь, отступил назад, в квартиру.
- Хайль Гитлер! - сказал незнакомец и распахнул дверь квартиры.
Голдман испачкал штаны.

Дастин Вудман нажимал одну за другой кнопки домофона в вестибюле многоквартирного дома на Пенсильвания-авеню и ругался себе под нос на чем свет стоят.
Он ругал своих родителей за то, что те не назвали его Морисом, Чонси или Игнацем. Он ругал кинокомпанию "Уорнер бразерс" за то, что она не пожалела восемь миллионов долларов на один фильм, и ругал публику - за то, что та обеспечила этому самому фильму грандиозный успех. Он ругал секретаршу на телефоне, которая считала, что это очень остроумно - соединять с ним всех психов, пьяниц, шутников и домохозяек, которые спрашивали Вудворда, Бернштейна, Хоффмана или Редфорда.
А главное, он ругал - причем самыми последними словами - редактора, который заставлял его отвечать на все эти звонки. "В интересах газеты", - пояснял этот негодяй. Туда-то к такой-то матери эту газету со всеми ее растакими интересами!
Звонили все кому не лень - прямо в главную редакцию. Звонили психи, которые видели у себя в холодильнике отплясывающих канкан пьяных конгрессменов, звонили те, кому посчастливилось раскрыть коварный план отравления женских гигиенических тампонов. Всех их отсылали к Вудману.
Зазвенел звонок, щелкнул замок на двери. Открывая дверь, Вудман сунул руку в карман за пластинкой особой жевательной резинки без сахара, которую обычно рекомендуют четверо из пяти зубных врачей тем, кто всерьез намерен сохранить свои зубы в порядке. Вудман в последнее время стал выказывать признаки второго журналистского проклятья - склонности к полноте, и у него обозначилось брюшко. Первым проклятьем людей его профессии - отсутствием загара - он уже был наделен вполне, а что касается третьего - алкоголизма, - то его пока что спасала молодость. Но он решительно вступил в борьбу с лишним весом и потому выбросил сахар из своего рациона и, кроме того, стал подниматься пешком по лестнице, шагая через ступеньку.
Снова зазвенел звонок.
Вудман, по своему обыкновению, штурмовал лестницу, шагая через ступеньку, но довольно скоро понял, что одновременно жевать резинку и прыгать через ступеньку - это, пожалуй, чересчур.
Он почесал в затылке, когда оказался на площадке третьего этажа. Его светлые волосы намокли. С его пальца слетела капля.
"Ну и дом, - подумал он. - В довершение ко всему еще и трубы текут!"
Стряхивая с руки влагу, он услышал, как внизу в третий раз прозвенел звонок.
Внезапно он заметил, что его штанина и пол под ногами покрылись красными капельками. Вудман поднес к глазам руку и уставился на пальцы. Средний был украшен красной полоской. Это явно была кровь.
Вудман поднял голову и увидел, что с площадки четвертого этажа стекает кровавый ручеек, Вудман с шумом втянул воздух и, сам не понимая, зачем он это делает, вытащил из кармана карандаш. Осторожно пробираясь дальше по ступенькам, он сочинял заголовок и ударные фразы для своей будущей газетной статьи.
"Самая обыкновенная квартира Балтимора пропахла кровью"... Нет, это не пойдет.
Он оказался на площадке четвертого этажа. Он увидел, что кровавый ручеек бежит из-под полуоткрытой двери квартирыА-412. В голове сложилась другая фраза: "Переборов свой страх, журналист решил выяснить..."
Он распахнул дверь и остановился как вкопанный, пораженный тем, что увидел.
В комнате из человеческих рук и ног были сложены две страшные свастики. Одна была короче и волосатее, но обе помещались в огромной луже крови. Впрочем, Вудман не обратил внимания на детали. Он видел только Кровавую Сенсацию. Это будет бестселлер - лучшая книга месяца по разделу документальной прозы, а может быть, на худой конец, роман, но так или иначе его, Вудмана, творение будет красоваться в списке бестселлеров "Нью-Йорк таймс".
Но это было далеко не все. Когда Вудман заглянул в ванную и обнаружил в ванной две головы, лежавшие рядышком, ему представился фильм с Клинтом Иствудом в роли его, Вудмана. Кинофильм или телесериал по Эн-би-си.
Вудман стоял и неистово чиркал в своем блокноте. Он и не подозревал, что его газете, равно как и издателям книг в мягкой обложке, нет никакого дела до очередного жуткого убийства. Им нужен был международный заговор. Им хотелось чего-нибудь такого, особенного...
Заметку Вудмана похоронили на странице номер тридцать два следующего номера, а сам он снова отправился выслеживать танцующих нагишом конгрессменов и отравителей женских гигиенических тампонов. Лишь в среду его статья попалась на глаза доктору Харолду В. Смиту.
Ему этот репортаж показался куда более впечатляющим, чем любой роман с продолжениями в "Плейбое" или романы в сокращенном виде в "Ридерс дайджест". Для него это означало следующее: скоро может не стать Ближнего Востока.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Его звали Римо. Под ногтями у него застряли частички ржавчины. Они не представляли опасности для здоровья, но порядком раздражали. Римо слышал, как ногти, с набившейся под ними ржавчиной, постукивают по металлическим конструкциям, когда он протягивал руки выше и выше над головой, словно прокладывая себе дорогу, чтобы протиснуться дальше всем туловищем.
Туловище продвигалось медленно, словно метроном, который вот-вот остановится. Римо глубоко вдыхал воздух, набирая побольше кислорода в легкие. Ноги были расслаблены, но тем не менее оставались в постоянном движении. Они не столько боролись с земным тяготением, устремляясь вместе со всем телом вверх, сколько игнорировали это самое тяготение, существуя в мире, где особое время и пространство.
Снова кончики пальцев коснулись очередной металлической конструкции, снова раздался характерный звук, затем подтянулись ноги, а потом, в соответствии с заведенным ритмом, руки поднялись над головой.
Римо почувствовал холод - первый признак того, что он уже находится достаточно высоко. Он решил и сам немного охладить свое тело, дабы его температура и температура окружающей среды оказались в определенном соответствии. Он умел это делать. Далеко внизу под ним серели кварталы Парижа и чернела паутина проводов.
Римо снова протянул руки вверх и коснулся кончиками пальцев влажной поверхности горизонтальной металлической перекладины. Потом еще более медленным движением он подтянулся на уровень этой балки. Тут главное было не торопиться. Спешка могла все погубить. Разрушить его единство с этой конструкцией. Так горнолыжник, стрелой промчавшийся по крутому склону, торопится в отель, чтобы поскорее похвастаться своими успехами, и, споткнувшись на ступеньках, ломает себе руку. Нет, главное - не торопиться. Поспешишь - людей насмешишь.
Римо перебросил тело через балку и оказался на небольшой площадке. Он стоял на верхушке Эйфелевой башни и смотрел на раскинувшийся внизу Париж.
- Никто не предупреждал, что башня насквозь вся проржавела, - проворчал Римо. - Впрочем, эти французишки кладут тертый сыр в картошку... Разве можно ожидать от тех, кто ест картошку с сыром, что они станут беречь башню от ржавчины?
Собеседник Римо уверил худощавого, с широкими запястьями американца, что он прав. Совершенно, абсолютно, несомненно прав.
Француз знал, что у Римо сильные руки, потому что только их он мог толком и разглядеть, болтаясь вверх ногами над городом Парижем.
Римо промолчал, и тогда француз добавил еще несколько "совершенно верно" и "сущая правда", отчего его аккуратная бородка клинышком запрыгала вверх и вниз.
- Я уже лет десять не ел картошки, - заметил Римо. - Но когда я угощался этой едой, никакой сыр я туда не клал.
- Да, да, только американцы знают, как правильно питаться, - отозвался француз, в поле зрения которого появилась худая фигура Римо, потому как налетел порыв ветра, болтающееся туловище француза повернулось в воздухе, и подвешенный увидел краем правого глаза крепкую руку Римо, обнявшую его за шею.
Римо кивнул и сказал:
- А бифштекс? Помнишь бифштекс?
Француз уверил последнего Римо, что готов лично отвезти его в дюжину, нет, даже в две дюжины ресторанов, где тот может отведать самый лучший, самый сочный, самый нежный бифштекс. Один бифштекс, два бифштекса, десяток бифштексов, стадо бифштексов, ранчо бифштексов...
- Я и бифштексов больше не ем, - отозвался на это Римо.
- Я вам обеспечу все, что вы только пожелаете, - с жаром пообещал француз. - Можем отправиться прямо сейчас. Куда только скажете. Полетим в моем личном самолете. Только втащите меня на башню. Необязательно даже на площадку. Мне бы только оказаться в непосредственной близости от перил. А я уж как-нибудь спущусь сам. Я видел, как вы ловко карабкались...
Француз судорожно сглотнул и попытался изобразить на лице улыбку. У него был вид очищенного волосатого грейпфрута.
- А лететь вниз даже легче, чем лезть наверх, - согласился Римо. - Хочешь попробовать?
Он разжал руку, и француз, пролетев в воздухе пять футов, упал на металлическую перекладину. Он попытался зацепиться за нее, но его руки, не выполнявшие работы более тяжкой, нежели поднятие ведерка со льдом для бутылки рома или шампанского, не могли удержать тяжесть туловища. Француз чувствовал, как мокрые хлопья ржавчины отделяются от перекладины и летят вниз. Его руки, которые не держали ни грамма из тех сотен килограммов героина и кокаина, которые он экспортировал из года в год, не выдерживали такой нагрузки. Его ноги, которые служили ему для того, чтобы из машины попадать в дом и из дома в машину, тоже не соответствовали поставленной задаче.
Француз отчаянно пытался закрепиться на перекладине, но несмотря на все усилия, у него ничего не вышло, и он почувствовал, как ноги его оказались над бездной. Француз разинул рот и издал такой вопль, какой издает свинья, столкнувшаяся с овцой на скорости шестьдесят миль - или сто километров - в час.
Внезапно рука американца снова ухватила его за шею, и он оказался в метре от Эйфелевой башни, над Парижем.
- Ну, видишь? - спросил его Римо. - Если бы не я, ты бы полетел вниз. А я вовсе не хочу, чтобы это случилось. Я хочу сбросить тебя туда сам.
Француз побледнел, и дули его ушла в пятки.
- О-хо-хо-хо! - выдавил он из себя, стараясь не шевелиться. - Вы всегда шутите. Ох и забавники вы, американцы!
- Нет, - отрезал Римо. Он закончил вычищать ржавчину из-под ногтей левой руки и теперь перехватил этой рукой француза, а сам стал освобождать от ржавчины ногти правой руки.
- Очень ух вы крутые ребята, американцы, - пробормотал француз. - Одни такие весельчаки зажали мне пальцы ящиком стола... Но когда я дал им то, что они хотели... Я и вам дам кое-что... Отдам часть своего бизнеса, только оставьте меня в покое. Сколько хотите? Половину? Все?
Римо покачал головой и снова начал карабкаться по металлическим переплетениям.
Француз залопотал что-то в том смысле, что, дескать, всегда был верным другом Америки. Римо не слышал его, потому что думал совсем о другом. Он сосредоточился на том, чтобы слиться воедино с рыжим осыпающимся железным каркасом - он двинулся вверх, то сгибая, то выпрямляя ноги и одну руку.
Он пытался выбросить из головы сетования на то, что никто не предупредил его о ржавчине. Он старался не злить себя мыслью о том, каким легким делом казалась кое-кому эта операция. Его задание состояло в том, чтобы припугнуть французских торговцев наркотиками. Но американское правительство не могло назвать имена виновных, речь шла только о подозреваемых. А это означало, что министерство финансов, управление по борьбе с наркотиками и десяток других организаций будут лезть из кожи вон, чтобы добыть и предъявить доказательства вины тех или иных лиц. Ну а от ЦРУ было мало толку, потому что они слишком много времени тратили на то, чтобы удостовериться: не расстегнулась ли собственная ширинка. А уж операциями за рубежом им заниматься было и вовсе недосуг.
Поэтому все замыкалось на нем, Римо, и он решил упростить все сложности путем прямого и пристрастного допроса.
Раскалывайся или... погибай. Простая тактика, но действенная. Вот так Римо и вышел на крупного наркодельца, француза с бородкой клинышком.
А француз все говорил о том, как Америка помогала его родной стране в годы первой мировой войны, когда Франция рухнула после первого же выстрела немцев.
Когда Римо добрался до второго туристского уровня Эйфелевой башни, закрытой для посещения на ночь, француз в его руке уже стал вспоминать, как Америка помогала его родной стране в годы второй мировой войны, когда глупые французы прятались за линией Мажино и играли в безик, а силы вермахта сначала обошли их с тыла, а затем и победили.
Когда Римо преодолел половину расстояния до третьего уровня, а башня сделалась гораздо круче, француз выказал полнейшую солидарность с Америкой в сражении за цены на нефть.
- Франция - верный партнер Америки, - заявил француз. - Мне нравятся очень многие американцы. Спиро Агню, Джон Коннели, Фрэнк Синатра...
Римо взглянул на Париж во время короткого привала на своде, расположенном над третьей площадкой обозрения на высоте девятьсот пятьдесят футов над уровнем моря.
Ночь выдалась ясная, и французская столица была залита огнями квартир, кафе, театров, дискотек и офисов. Казалось, в Париже горели все возможные огни. Нет, здесь и речи не могло быть об энергетическом кризисе, с какой стати - когда французские политики обшарили все карманы и перецеловали все задницы!
Торговец наркотиками запел песнь "Янки Дудль". Римо подождал, пока тот споет "...и в шляпу воткнул перо" - и отпустил его.
Наркобизнесмен врезался в землю, не успев закончить соло.
Гулкий удар тела о землю заставил прохожих поднять взоры на башню. Они увидели только человека на второй площадке, который напоминал ночного сторожа. Он тоже смотрел наверх. Несколько секунд спустя "ночной сторож" продолжил свой обход, а прохожие сосредоточили все внимание на разбитом всмятку человеке на мостовой.
Ночной же сторож, насвистывая "Братец Жак", спустился по ступенькам, перемахнул через железный забор высотой в восемь с половиной футов и растаял в толпе.
Римо шагал в утренней толпе парижских подростков-тинейджеров, пытающихся походить на американцев, с их дискотеками, гамбургерами и джинсами.
Римо был американцем и никак не мог взять в толк, чего этим французам не хватает. В их возрасте он не танцевал до утра, закусывая в "Макдональдсе". Римо Уильямс был патрульным в Ньюарке, штат Нью-Джерси, а если и танцевал, то только перед собственным начальством, чтобы иметь возможность жить дальше.
Но его юношеский идеализм привел лишь к тому, что на него навесили обвинение в убийстве, а наградой за его усердия стала путевка на электрический стул.
Только стул оказался не до конца электрическим.
Римо поплутал по извилистым улочкам, пока не оказался у бокового входа в парижский "Хилтон". Он содрал с себя одежду ночного сторожа, швырнув в мусорный бак и разгладил морщинки на синих легких брюках и черной тенниске, которые у него были поддеты внизу.
Жизнь и смерть Римо Уильямса. Позаимствованная униформа ночного сторожа, подъем по Эйфелевой башне, которую французам было лень чистить от ржавчины. Демонстративная расправа над торговцем наркотиками с тем, чтобы желающие заступить на освободившуюся вакансию крепко призадумались, стоит ли игра свеч. Приведение в порядок синих брюк и черной тенниски.
"Смерть" Римо на электрическом стуле выглядела куда живописнее. Его смерть была инсценировкой, дабы он начал работать на секретную организацию КЮРЕ. Далеко не все было в порядке в Соединенных Штатах Америки. Чтобы убедиться в этом, достаточно было высунуть голову из окна. Те, кто после этой процедуры умудрялись сохранить ее на плечах, убеждались, что дело было плохо. Волна преступности захлестывала страну.
Потому-то молодой президент и создал организацию КЮРЕ, нигде и никогда официально незарегистрированную. В ее ряды и вступил Римо Уильямс, официально считавшийся скончавшимся. Его задача заключалась в том, чтобы неконституционными методами защищать Конституцию.
Первым и единственным директором этой организации был Харолд В. Смит. Впрочем, в глазах Римо он тоже, в общем-то, и не существовал. Рационалист, логик, аналитик, Смит был начисто лишен воображения. Он жил в мире, где дважды два всегда равнялось четырем, хотя даже дети из выпуска шестичасовых новостей могли узнать, что жизнь устроена похитрее.
Римо шел по вестибюлю парижского "Хилтона", прокладывая себе дорогу через толпу улыбающихся, усатых служащих в беретах, которые сосредоточенно выказывали свое полное равнодушие.
Кроме них, в вестибюле не было ни души, и никто не воспрепятствовал молодому темноволосому американцу, который прошел к лестнице и пешком поднялся на девятый этаж, минуя "le coffee shop", "le drug store", "le souffle restoaurant", "le bistro" и магазин одежды "Ласкот".
Несколько мгновений спустя Римо оказался в номере люкс на девятом этаже, где и увидел Чиуна. Тот был точно там же, где Римо оставил его, уходя на задание: сидел на плетеном коврике на полу посреди гостиной.
Для всякого, кто впервые увидел бы Чиуна, тот показался бы маленьким, хрупким пожилым восточным господином с кустиками седых волос, окаймлявших большую лысину. Это было внешне правильно, но не более того. Точно так же можно сказать о дереве, что оно зеленое.
Дело в том, что Чиун был также Мастером Синанджу, последним представителем корейской династии великих специалистов в искусстве убивать. Именно Чиун обучил Римо искусству Синанджу.
От Синанджу произошли все прочие боевые искусства: каратэ, кунг-фу, айкидо, тай-кван-до, и каждое из них напоминало Синанджу, примерно как кусок ростбифа напоминает быка. Некоторые из этих дисциплин представляли собой окорок, некоторые филе из вырезки, но Синанджу являло собой единое целое.
Чиун научил Римо и ловить пули, и убивать такси, и лазить по ржавым эйфелевым башням. Все это достигалось с помощью бесконечных ресурсов силы мышления и мускульной силы.

Поначалу все было просто. Президент Соединенных Штатов Америки хлопал Смита по плечу, тот указывая перстом и говорил: "Уничтожить", и Римо, естественно, уничтожал то, на что указывал перст начальства.
Поначалу это было даже занятно. Но одно задание неизбежно тянуло за собой другое, третье, десятое, двадцатое, и в конце концов Римо уже не мог вспомнить ни одного лица своих многочисленных жертв. Изменилось его сознание - изменился и весь организм. Римо, например, больше не мог питаться, как все прочие представители человечества. Равно как спать и любить.
Чиун был великим Мастером своего дела, а потому под его неусыпным надзором Римо превратился в нечто большее, чем простой смертный. А впрочем, и в нечто меньшее тоже. У него отсутствовало то самое качество, что отличает человека от машины, - способность к несовершенству.
Римо один мог уничтожить целую армию - в любое время и в любом месте. Вдвоем с Чиуном они были способны выпустить кишки земному шару.
Но сейчас Мастер Синанджу был не в самом лучезарном настроении, что выводило Римо из состояния покоя.
- Римо, - осведомился он тонким голосом, в котором, казалось, сосредоточилась вся скорбь земная. - Это ты?
Римо двинулся через комнату по направлению к ванной. Чиун прекрасно знал, что это он, Римо, и, скорее всего, догадался об этом, когда тот еще был на седьмом этаже, но Римо поспешил ответить, потому как безошибочно распознал интонации в голосе Чиуна: пожалейте этого бедного, всеми оплеванного корейца, который вынужден держать на своих хрупких плечах всю планету, не получая никакой поддержки от своего неблагодарного американского партнера.
- Да, это я, чемпион Америки по уничтожению всех, кто того заслуживает, наделенный силой и навыками, каких нет у простых смертных. Это я - Римо. Тот, кто способен менять политику коррумпированных правителей, голыми руками сгибать юристов и подковы.
Римо вошел в ванную, не переставая говорить.
- Быстрее молнии, мощнее урагана, способный одним прыжком перемахнуть через континент.
Римо включил воду, надеясь, что ее шум заглушит голос Чиуна. Но когда тот заговорил, то без труда перекрыл грохот маленького водопада.
- Кто поможет бедному несчастному старику добиться мира и спокойствия? - вопрошал Чиун. - Когда же эти несправедливости прекратятся?
Римо открыл второй кран. Не помогло. Тогда он вдобавок включил еще и душ.
- Мне не нравится это новое задание, - слышал он Чиуна так отчетливо, словно тот находился рядом. А потом и забрался прямо в голову Римо. Тогда Римо спустил воду в туалете.
С тех пор как Чиун взялся обучать Римо, мир сильно переменился. Об этом позаботилась организация, возглавляемая Смитом. Невозможно было добиться астрономического количества приговоров по делу о коррупции, постоянно прореживать стройные шеренги организованной преступности и постоянно решать кризисные ситуации в стране, обладающей такой военной мощью, что ее хватило бы, чтобы уничтожить земной шар тысячу раз, - невозможно было заниматься этим, не привлекая внимания посторонних наблюдателей.
Поэтому теперь весь мир тянулся, чтобы обменяться рукопожатиями с Соединенными Штатами. Кто-то делал это вяло, кто-то норовя исподтишка вонзить колючку, кто-то от всей души.
Американская конституция, оставаясь пактом между гражданами Соединенных Штатов, сулила надежду другим странам. Задача Римо и заключалась в том, чтобы надежда эта не угасала. Ранее это входило в обязанности других организаций, но теперь КЮРЕ поддерживала порядок на всей планете.
Разумеется, Конгресс США, лихо потрошивший ЦРУ при первом удобном случае, не имел к деятельности КЮРЕ никакого отношения. Иначе и быть не могло.
- Мне не хватает дневных драм, - закончил Чиун. Было такое впечатление, что он говорит в пустом зале.
Римо знал, что Чиун всегда берет верх, а потому выключил душ, вымыл руки над раковиной, выключил оба крана, после чего вернулся в гостиную.
- Как это понимать? - осведомился он, вытирая руки полотенцем, на котором огромными зелеными буквами было выведено "Хилтон-Париж". - А впрочем, ясно. Смит, похоже, перестал посылать видеокассеты.
Чиун оставался в позе лотоса, слегка наклонив голову и скосив глаза, которые грозили вот-вот вспыхнуть пожаром.
- Я могу оправдать нечестность. Это как-никак характерная черта белого человека. Но наглый обман?! И это награда за годы преданной работы?
Римо подошел к личному видеомагнитофону Чиуна, который лежал на боку в другом конце комнаты.
- Мужайся, Чиун. Но в чем, собственно, дело? - спросил Римо, подняв аппарат и возвращаясь к корейцу.
- Смотри! - сказал Чиун и вложил кассету, которая со щелчком стала на место.
Римо посмотрел на экран. Пятьсот пятьдесят две вертикальные серые линии превратились в цветную картинку. Домохозяйка в мини-платьице, похожем на детское, внесла большую миску в комнату.
У нее были густые каштановые волосы, заплетенные в две толстые косы, и челка, кончавшаяся над самыми глазами.
- Я принесла ему куриного бульона, - сказала она подруге, очень напоминавшей цыпленка в брюках. - Я слышала, что он заболел.
Домохозяйка, похожая на цыпленка, взяла миску с куриным бульоном и передала ее своему пьяному мужу, который сидел, укутавшись в одеяло. Затем обе присели на диван и стали о чем-то разговаривать.
Римо уже собирался поинтересоваться, чем, собственно, Чиуну не нравится эта лента - она была такая же унылая и бесконечная, как и "мыльные оперы", смотреть которые Чиун испытывал настоятельную потребность. Туг телевизионный муж, находившийся в пьяном ступоре, упал головой в миску с супом и захлебнулся.
Римо обернулся к Чиуну, который заворчал:
- Император Смит обещал исправно посылать мои любимые дневные драмы. Знаменитую "Пока Земля вертится". Несравненную "Все мои отпрыски". И вместо этого я получаю... - И без того высокий голос Чиуна поднялся до визга: - Мери Хартман! Мери Хартман!!!
Римо хмыкнул, когда обе дамы обнаружили захлебнувшегося в курином бульоне мужа, и сказал:
- Не понимаю, что тут такого ужасного, папочка.
- Конечно, тебе этого не понять, бледное свиное ухо! Человеку, который пускает в ванной воду, чтобы не слышать справедливых слов своего наставника, любая гадость может показаться чудом искусства.
- А что тут такого плохого? - обернулся Римо к корейцу, показывая на экран.
- Что тут плохого?! - возмущенно повторил старик. Он сказал это так, словно и ребенок мог понять, что дело скверно. - А где доктор-алкоголик? Где мать-одиночка? Где пытающаяся то и дело покончить с собой жена? Где дети-наркоманы? Где все то, что сделало Америку великой нацией?
Римо снова посмотрел на экран.
- Я уверен, что все они там, Чиун, просто в этом сюжете чуть больше реализма.
- Если мне захочется реализма, я всегда могу поговорить с тобой или с другим болваном. Но когда у меня возникает потребность в красоте, я включаю эту машину и смотрю дневные драмы.
Чиун поднялся с коврика одним быстрым неуловимым движением, словно вихрь желтого дыма. Он подошел к четырем огромным лакированным синим с золотом сундукам, которые стояли друг на друге в углу, возле кровати. Пока Римо смотрел на экран, Чиун открыл верхний чемодан и стал выбрасывать из него содержимое.
Римо обернулся, когда вокруг него стали падать куски мыла.
- Что ты делаешь? - осведомился он, когда у него на плече оказалось полотенце с надписью "Холидей Инн".
- Ищу контракт между Домом Синанджу и императором Смитом. Посылая мне "Мери Хартман, Мери Хартман!" вместо "Молодой и дерзновенный", они нарушают наше соглашение. Если они не ценят мои услуги, то я сочту за благо подать в отставку, пока не случилось худшее.
Римо подошел к сундуку, в котором копошился Чиун.
- Возьми себя в руки, папочка. Произошла ошибка. Они ведь, кажется, больше не совершили ничего предосудительного, или я ошибаюсь?
Чиун проворно выпрямился, на его пергаментном лице появилось выражение притворного удивления.
- Они мне прислали тебя, - прокудахтал он, после чего снова согнулся над раскрытым сундуком. - Хи-хи-хи! - засмеялся он. - Они прислали мне тебя, скажешь, нет? Хи-хи-хи!
Римо начал собирать разбросанные предметы, которые усыпали пол комнаты, словно осенние листья землю после ливня.
- Постой, постой, папочка. А это что такое? - Римо поднес к свету бутылочку. - "Сиграмс"? Угощение от "Америкен эрлайнз"? А это что? - подобрал он вторую бутылочку - "Джонни Уокер", черная этикетка? На память об "Истерн эрлайнз"? Отлично. А это смирновская водка - благодарим за то, что вы выбрали ТВА?
Чиун оторвался от сундука, всем своим видом напоминая медленно распускающийся бутон невинности.
- Никогда не известно, когда эти штучки могут пригодиться, - пояснил он.
- Мы же не пьем. Так, а это что такое? Спички из ресторана "Времена года"? Зубочистки? Господи, а вот этим мятным конфетам лет пять, не меньше!
- Мне их подарили, - сказал Чиун, - и я счел неудобным отказываться.
Римо поднял последнюю находку.
- А откуда пепельница с надписью "Чинзано"?
Чиун обернулся, и на лице его отразилось легкое недоумение.
- Пепельницы не помню. Она, случайно, не твоя? Ты, часом, не провозил контрабандой свое барахло вместе с моими сокровищами?
Римо снова повернулся к телеэкрану и сказал:
- А я-то никак не мог понять, чем набиты твои сундуки. Оказывается, все эти годы я таскал с собой мелочную лавку.
- Я не могу найти контракт, - объявил наконец Чиун, - а стало быть, я лишен возможности разорвать его и удалиться от дел. Дело в том, что для меня слово чести - святыня, чего никак нельзя сказать ни о тебе, ни об этом сумасшедшем Смите.
- Да, да, - сочувственно покивал головой Римо.
- Тем не менее я должен принять меры, чтобы положить конец этим безобразиям. Смит должен увеличить жалованье Синанджу и впредь посылать настоящие записи настоящих сериалов.
- Будет тебе, папочка. Синанджу получает от нас столько денег, что можно покрыть кровлей из платины ваши хибары.
- Золотом, а не платиной, - поправил Чиун. - Они платят нам золотом. И в недостаточных количествах. Нам никогда не хватает. Ты не помнишь страшное бедствие, которое посетило нашу маленькую деревеньку несколько лет назад?
- Вам платят в количествах, вполне достаточных, - возразил Римо, зная, что его возражение не помешает Чиуну в тысячный раз пересказать легенду о Синанджу, маленькой рыбацкой деревушке в Корее, жителям которой приходилось выступать в роли наемных убийц, чтобы побороть нищету, заставлявшую их топить детей в бухте, так как они не имели возможности прокормить их.
Из столетия в столетие Мастера из Синанджу преуспевали в своем ремесле. Во всяком случае, с финансами у них было неплохо. А лучше всех шли дела у Чиуна, нынешнего Мастера. Даже несмотря на инфляцию.
- Достаточно или недостаточно, - закончил Чиун, - но небеса все те же, моря все те же, и Синанджу остается такой же, какой была всегда.
Римо попытался подавить зевоту и сказал:
- Хорошо. Отлично. Можно, я немножко посплю? В ближайшее время Смитти выйдет с нами на связь. А пока надо отдохнуть.
- Да, сын мой. Можешь поспать. Как только мы примем меры, чтобы оградить других от пагубного воздействия этой "Мери Хартман, Мери Хартман".
- Мы? - откликнулся Римо уже с кровати. - А, собственно, почему мы?
- Мне нужен ты, - пояснил Чиун, - потому что требуется грубая физическая сила. - Чиун подошел к письменному столу, выдвинул ящик и вытащил оттуда бумагу и ручку. - Я хочу знать, кто несет ответственность за появление "Мери Хартман, Мери Хартман", - сказал он.
- Думаю, что это Норман Лир, Норман Лир, - отозвался Римо.
Чиун кивнул и сказал:
- Я слышал об этом человеке. Он приложил немало усилий, чтобы погубить американское телевидение. - Чиун взял бумагу, ручку и, подойдя к Римо, положил и то и другое ему на живот. - Сейчас я продиктую письмо, - сказал он.
Римо издал звук, похожий на рычание, а Чиун опустился на коврик в позе лотоса.
- Ты готов? - спросил Мастер Синанджу.
- Готов, - буркнул Римо.
Чиун прикрыл глаза и положил ладони на колени.
- Дорогой Норман Лир, Норман Лир, - произнес он. - Берегись! Подпись: Чиун.
Римо выждал паузу, затем спросил:
- "Искренне Ваш" добавлять не будем?
- Я завтра проверю, все ли там верно, а потом ты его отправишь, - сказал Чиун и, сидя с прямой спиной на соломенном коврике, погрузился в первую стадию сна.
Зазвонил телефон. Римо задумался, не ему ли звонят. Слишком много телефонных звонков раздавалось ночью. Римо слышал их через стены. Он также слышал, как пробирается где-то между стен мышь, совершая марш-бросок по внутренностям здания. За мышкой никто не гнался, потому что других звуков Римо не услышал.
В ночи раздавалось немало разных звуков. Полной тишины не бывает. Для Римо вот уже десять лет не существовало такого понятия, как тишина. Любители мяса и воины спят, отключив мозги. Но это не сон, а потеря сознания. Настоящий сон дает отдых голове и телу, позволяет быть в курсе того, что происходит вокруг. Такой сон отключает сознание не более, чем отключает дыхание. Да и зачем такое отключение?
Первобытные люди, возможно, так и спали. Но их потомки устроены по-другому. Большинство из них спят как бревна. Но, как учил Чиун, позволять себе такой сон означало просто-напросто умереть раньше срока. А потому Римо слышал во сне все, что происходило вокруг. Это все равно как слышать музыку за стеной. Он слышал все, но не принимал участия. Итак, зазвонил телефон. И когда Римо понял, что он звонит слишком громко, а стало быть, не за стеной, а в этой комнате, то встал и снял трубку.
Поднося трубку к уху, услышал, как забормотал Чиун:
- Неужели этот чертов телефон должен звонить час, прежде чем ты пошевелишься?
- Спокойствие, папочка, - отозвался Римо. - Алло! - рявкнул он в трубку.
- Это я, - услышал он едкий голос, от которого у него зачесались барабанные перепонки.
- Поздравляю, Смитти! Вы хотите пожелать мне спокойной ночи?
Доктор Харолд Смит был явно разочарован.
- Я звоню достаточно рано, и ваша ирония неуместна.
- Отдел иронии фирмы КЮРЕ работает круглосуточно. Звоните завтра в то же время - и результат будет точно такой же.
- Хватит, - перебил Римо Смит. - Ну, что, вы навели порядок в купле-продаже известного вам товара?
- Надеюсь.
- Где коммерсант?
- Не важно. Главное, работа сделана.
- Отлично, у меня для вас новое задание.
- Что на этот раз? - осведомился Римо. Опять поспать не удастся. - Ну, кого надо пристукнуть?
- Это не телефонный разговор, - отрезал Смит - Встречаемся через двадцать минут в кафе на улице с северной стороны отеля.
Раздался щелчок, потом в трубке послышались гудки, в которых, Римо был готов поклясться на Библии, слышался отчетливый французский акцент.
- Это звонил безумный лунатик Смит? - осведомился Чиун, по-прежнему сидевший на коврике в позе лотоса.
- Кто еще может звонить в такое время?
- Отлично. Мне с ним надо поговорить.
- Если так, то почему же ты не снял трубку?
- Потому что это дело обслуживающего персонала, - сказал Чиун. - Ты отправил?
- Что именно?
- Мое послание Норману Лиру, Норману Лиру, - пояснил Чиун.
- Папочка, но я только что встал.
- На тебя нельзя ни в чем положиться! Тебе следовало уже давно отослать письмо. Тот, кто ждет, прождет целую вечность.
- "Кто рано ложится и рано встает здоровье, богатство и ум сбережет", как гласит пословица! Кстати где тут север?
Харолд Смит, директор КЮРЕ, сидел в бистро меж весело чирикающих, пестро одетых французов, словно сыч на приеме с коктейлями.
Когда Римо опустился на стул напротив Смита, то заметил, что тот был одет в серый костюм и черный жилет. И еще на нем был действовавший Римо на нервы дартмутский галстук. Шли годы, кто-то умирал, кто-то продолжал жить себе припеваючи, но Харолд Смит и его костюм не менялись.
Чиун занял позицию за соседним, таким же белым, столиком, который, к счастью, не был никем занят, и Чиуну не пришлось заниматься принудительной эвакуацией. Посетители косились на странное трио, а один молодой человек счел, что Чиун - звезда азиатской эстрады, прибывшая в Париж на рок-концерт.
Официанты, впрочем, уже видели трио раньше. Тот, что постарше, в костюме двадцатилетней давности, смахивал на продюсера. Худой, в черной тенниске походил на режиссера. Кореец сидел за столом с таким видом, словно ему принадлежал весь ресторан. Поэтому он скорее всего был актером, приглашенным на роль Чарли Чэна или Фу Манчу, а может, и кого-то другого. Короче, это приехала очередная идиотская американская съемочная группа.
- Привет, Смитти, - сказал Римо. - Что стряслось и почему нужно было непременно меня будить?
- Римо! - сказал Смит вместо приветствия. - Чиун!
- Сущая правда, - согласился Римо Есть и Чиун, и Римо.
- Привет, о великий Император, мудрый хранитель Конституции, над которым не властно время, - сказал Чиун, отвешивая глубокий поклон, несмотря на то, что его ноги были закинуты на стол. - О кладезь премудрости и благородства!
Смит обернулся к Римо и спросил:
- Чего он хочет от меня на этот раз? Когда он называет меня "великим Императором", это неспроста. Он всегда в таких случаях чего-то хочет.
- Скоро он сам заговорит, и все станет понятно, - отвечал Римо, пожимая плечами. - Ну, так в чем дело?
Смит говорил примерно двенадцать минут, в раздражающе уклончивой манере, которую он усвоил еще с шестидесятых годов, когда в моду вошли подслушивающие устройства. Римо смог понять, что речь идет о смерти двух израильтян, и, хотя убийства произошли в точках, отстоящих одна от другой на тысячи миль, между этими событиями имелась связь, и она указывала на нечто весьма серьезное.
- Ну и что? - спросил Римо.
- Сообщения из соответствующих регионов, - отвечал Смит, - указывают на человека, внешность которого весьма напоминает вашу.
- Ну и что? - повторил Римо.
- То, что эти люди были не просто убиты, но и к тому же изувечены, - сообщил Смит так, словно это объясняло все остальное.
Римо сморщился от отвращения.
- Идите к черту, Смитти, я так не работаю! Кроме того, я на службе и не люблю совместительства.
- Прошу прощения. Я просто хотел еще раз в этом удостовериться, - сказал Смит. - Мы установили, что обе жертвы имеют отношение к ядерной зоне.
- К чему, к чему?
Смит откашлялся и предпринял новую попытку.
- У нас есть основания полагать, что эти жертвы означают подготовку нападения на некоторые новшества в израильском военном арсенале.
Римо махнул рукой перед носом, словно отгоняя надоедливую муху.
- Виноват, не понял. Если можно, то же самое, только по-английски.
- Эти убийства могут быть связаны с появлением у Израиля мощного оружия, которое представляет серьезную угрозу прочим странам.
- Понял, - сказал Римо и прищелкнул пальцами. - Речь идет об атомном оружии. Он говорит про атомные бомбы, - сообщил он Чиуну.
- Ш-ш-ш, - зашипел Смит.
- Вот именно, ш-ш-ш! - громко отозвался Чиун. - Если великий Император желает говорить про атомные бомбы, я готов защищать его право делать это. Не стесняйтесь, о великий, и говорите об атомных бомбах, ничего не страшась.
Смит посмотрел ввысь, словно ожидал увидеть вестника от Всевышнего.
- Минуточку, - сказал Римо. - Была убита и женщина?
- Она была ни при чем, - сказал Смит. - Возможно, просто ей не повезло и она оказалась там по чистой случайности.
- О'кей, - сказал Римо. - Куда же мы направимся из Парижа?
- В Израиль, - сказал Смит. - Это может быть увертюра к третьей мировой войне, Римо. Оба погибших имели отношение к израильскому атомному оружию. Когда начинается разгул терроризма, трудно предугадать последствия. Кто знает, что может стрястись. Вдруг заварится такая каша, что не станет вообще Ближнего Востока. А то и всей планеты.
Смит говорил спокойно, словно диктовал рецепт салата с курицей. У Римо сделался серьезный вид. А Чиун, напротив, выказывал все признаки удовольствия.
- В Израиль? - прочирикал он. - Отлично. Мастера Синанджу не бывали в Израиле со времен Ирода Чудесного.
- Ирода Чудесного? - переспросил Римо, не без удивления глядя на Чиуна.
Тот спокойно выдержал взгляд и сказал:
- Ну да, Чудесного. Его поливают грязью, хотя он всегда платил вовремя. И неукоснительно держал свое слово, чего никак нельзя сказать о некоторых других императорах, которые обещают одно, а присылают другое.
Смит встал. Похоже, ему стоило немалых усилий сделать вид, что он не понял прозрачных намеков Чиуна.
- Выясните, что там происходит, и положите этому конец, - приказал он Римо. А Чиуну лишь сказал: - Всего хорошего, Мастер Синанджу.
Когда он повернулся, чтобы уходить, Чиун заметил:
- Ваши последние слова порадовали мне душу, Император Смит! Настолько порадовали, что я не буду больше докучать вам горестями, что не дают покоя вашему покорному слуге.
Смит взглянул на Римо. Тот обнажил верхние зубы в оскале, призванном изобразить то ли Мери Хартман, Мери Хартман, то ли Хирохито, Хирохито.
- Вот вы о чем, - протянул Смит. - Знайте же: мы разобрались с человеком, в чьи обязанности входило заниматься этой проблемой. Ваши дневные драмы будут тотчас же доставлены вам, как только вы окажетесь в Земле Обетованной.
На сей раз, прежде чем поклониться, Чиун встал на стол и громко выразил свою благодарность и признательность, добавив, что теперь, несмотря на все советы Римо, ни за что не станет добиваться повышения содержания для деревни Синанджу, даже если стоимость жизни за последний месяц и возросла на семь десятых процента.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

В горах Галилеи расположены города Сафед и Назарет. Местные жители возделывают землю, выращивают апельсины, откармливают индюшек и живут себе припеваючи, не зная горя и печали.
В заливе Хайфа расположен один из самых оживленных портов Средиземноморья. Помимо огромных портовых складов, там есть металлургические заводы, нефтеперерабатывающие комбинаты, фабрики по производству удобрений, тканей и стекла.
В Иудее есть такой город, как Иерусалим. При всех разительных контрастах между старой и новой частью города, его жителей объединяет общность веры и взгляда на мир.
Ну а в Тель-Авиве есть небольшая организация, члены которой - при всей их малочисленности - несут ответственность за безопасность израильского ядерного оружия и использование его в случае, если Израиль окажется под угрозой уничтожения со стороны тех, кого в дипломатических кругах Вашингтона называют "их арабские соседи". Вернее, называли до тех пор, пока количество еврейских детей, уничтоженных арабскими террористами, не превысило все критерии добрососедства, даже с точки зрения аналитиков "Нью-Йорк таймс".
На двери этой организации имеется табличка с надписью на иврите "Захер лахурбан", что в переводе означает: "Помни о разрушенном храме". Секретная организация действовала "под крышей" статуса археологической исследовательской группы, а ее миссия заключалась в том, чтобы государство Израиль не превратилось в сноску в исторических штудиях.
В офисе сидел человек, закинув ноги на стол и пытаясь удержаться и не чесать правую сторону лица. Доктор рекомендовал ему не делать этого, поскольку зуд носил фантомный характер. Вообще-то у Йоэля Забари правая сторона лица отсутствовала начисто. Нельзя же, в самом деле, считать частью лица сочетание зарубцевавшейся ткани и кожи, пересаженной в ходе ряда пластических операций.
Правого глаза у Забари не было. Вместо этого ему вставили немигающий стеклянный протез. Вместо правой ноздри виднелось отверстие на зловещем бугорке, а правая часть рта была просто щелью, результатом работы хирурга.
Год назад кто-то оставил старый диван возле торы мусора неподалеку от его офиса. Когда Забари вышел из здания и повернул налево, раздался взрыв. Осколки изуродовали правую часть лица - от щеки до переносицы. Левая часть осталась невредимой, если не считать шишки, которую набил Забари, брошенный взрывом на землю.
Все же Йоэль Забари уцелел. Двенадцати другим мужчинам и женщинам, возвращавшимся, на свою беду, в этот час с работы и оказавшимся возле офиса Забари, повезло куда меньше.
Премьер-министр Израиля назвал это чудовищным преступлением против невинных мирных граждан. Новый американский представитель в ООН, разрываясь между гласом души и проблемой цен на нефть, от комментариев воздержался. Ливия приветствовала новый успех в борьбе арабского народа за свои права. Уганда назвала это возмездием за агрессию.
Забари вовремя направил руку выше и почесал седеющие завитки на макушке. В этот момент вошел его первый заместитель - Тохала Делит. Он явился с ежедневным докладом.
- Привет, То! - воскликнул Забари. - Рад тебя видеть. Как прошел отпуск?
- Отлично, - отозвался Тохала Делит. - Вы, кстати, отлично выглядите.
- Ты так думаешь? - отозвался директор организации "Захер лахурбан", ведавший проблемами как ядерной безопасности, так и археологических изысканий. - Я только недавно смог заставить себя смотреться в зеркало. Когда видишь только половину румянца, это немного действует на нервы.
Делит рассмеялся без признаков смущения или стеснения и уселся на привычное место - в красное плюшевое кресло у зеленого металлического стола.
- Семья в порядке? - осведомился он.
- Они молодцы, - отозвался Забари. - Собственно, ради них я и живу. Свет никогда не меркнет в очах моей супруги, а младшая дочь на этой неделе выразила желание стать балериной. Во всяком случае, на сегодняшний день. - Забари пожал плечами. - Повторяю, это на этой неделе. Поглядим, что взбредет ей в голову на следующей.
Изувеченное лицо и приятный голос принадлежали человеку по имени Йоэль Забари. Солдат, шпион, герой войны, безжалостный убийца и ярый сионист, он был также хороший муж, любящий отец и человек с чувством общественного долга. Несмотря на то, что у него была, по сути, лишь половина рта, он не испытывал трудностей со словесным выражением своих мыслей.
- Тебе обязательно нужно жениться. То, - сказал он заместителю. - Как гласит Талмуд, неженатый еврей не может считаться полноценным человеком.
- В Талмуде также говорится, что невежда прыгает первым, - рассмеялся Делит.
- Понятно, - тоже со смехом проговорил Забари. - Ну а какие ужасные новости ты мне принес сегодня?
Делит раскрыл папку на коленях.
- Наши агенты из Нового Света доносят, что сюда направлены еще двое американцев.
- Что в этом нового?
- Это не простые шпионы.
- Все американцы убеждены, что каждый из них представляет особый случай. Помнишь, один из них уговаривал поделиться нашим ядерным арсеналом с тем, кто возглавлял ливанское правительство?
Делит фыркнул.
- Ну а что хотят эти двое?
- Мы пока не знаем.
- От какой они организации?
- Это еще предстоит уточнить.
- Откуда они?
- Это мы и пытаемся выяснить.
- У них два глаза или три? - спросил Забари, с трудом сдерживая свое неудовольствие.
- Два, - отозвался Делит, на лице которого не дрогнул и мускул. - А всего, стало быть, четыре на двоих.
Забари улыбнулся и погрозил пальцем.
- Мы знаем только, что одного зовут Римо, а другого - Чиун, а также, что они должны прибыть завтра. И знаем мы это только потому, что американский президент сообщил это нашему послу на официальном обеде.
- С какой стати он это сделал?
- Наверное, чтобы показать свое дружеское отношение, - предположил Делит.
- Хм... - задумчиво проговорил Забари. - Беда с новыми шпионами заключается в том, что мы никогда не знаем, что представляет собой очередной новичок - пустышку или нечто весьма серьезное.
Делит поднял взгляд от папки, лицо его было серьезным.
- Эти люди действуют по инструкциям из Вашингтона, недалеко от которого был убит Бен Айзек Голдман.
Левая сторона лица Забари потемнела.
- А мы сидим в Тель-Авиве, недалеко от которого был убит Хегез. Я это понимаю, То. Приставь человека к этим двоим, надо выяснить, что у них на уме.
- Что-то шевелится в песках, - мрачно сказал Делит. - Сначала это убийство, затем усиление движения на маршруте между Ближним Востоком и Россией. Наконец, появление этих Римо и Чиуна. Мне это все не нравится. Тут существует какая-то взаимосвязь.
Забари наклонился вперед, поднял руку, чтобы почесать правую щеку, но, вовремя спохватившись, опустил и принялся барабанить пальцами по крышке стола.
- Нет человека, которого это волновало бы больше меня, - сказал он. - Будем начеку, примем все меры предосторожности, будем следовать по пятам за этими американскими агентами. Если окажется, что они хотят посягнуть на нашу безопасность, мы с ними разберемся.
Забари откинулся в кресле и глубоко вздохнул.
- Ладно, То, хватит о мрачном. Лучше скажи, писал ли ты в отпуске стихи?
Делит заулыбался.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

- Примерно в двухтысячном году до нашей эры, - вещала стюардесса, - Израиль назывался землей Ханаан. Согласно преданиям, это была прекрасная страна, изобиловавшая реками, водопадами, горами и долинами. Там росли пшеница и ячмень, виноград, фиги и гранаты. Это была страна, где делали мед и оливковое масло.
- Страна скупердяев, - буркнул Чиун.
- Ш-ш! - сказал Римо.
Самолет кружил над аэропортом Лея, стюардесса сообщала о достопримечательностях Израиля, а Римо и Чиун вели оживленную дискуссию.
- Ирода Чудесного смешали с грязью, - говорил Чиун. - Род Давида постоянно плел против него интриги. А между прочим, Дом Синанджу не получил от них работы даже на один день.
- Но Дева Мария и Иисус Христос происходили из рода Давидова, - напомнил Римо.
- Что с того? - отозвался Чиун. - Они были бедняки. Благородной крови, но бедняки. Вот что бывает с родом, который не желает должным образом использовать ассасинов.
- Что бы ты ни говорил, - упорствовал Римо, который был воспитан монахинями в приюте, - лично я очень даже люблю Иисуса и Деву Марию.
- Естественно. Ты ведь предпочитаешь веру знанию. Если бы все были такие, как Иисус Христос, мы бы в Синанджу умерли с голода. Кстати, раз ты такой поклонник Девы Марии, ты отослал его?
- Что?
- Письмо Норману Лиру, Норману Лиру.
- Пока нет.
Самолет наконец получил разрешение на посадку и стал медленно снижаться. Стюардесса закончила свой монолог:
- Израиль процветал как нация пастухов и земледельцев, торговцев и воинов, поэтов и ученых.
- И скупцов, - добавил азиатский голос с одного из задних мест.
Римо удалось убедить Чиуна в целях простоты передвижения ограничиться лишь двумя из четырех лакированных сундуков.
Поэтому Римо пришлось затаскивать в автобус "Аэропорт - Тель-Авив" только два сундука, поскольку старик кореец наотрез отказался поместить их на крышу, вместе с багажом других пассажиров. Когда ему предложили сдать багаж, он только фыркнул:
- Багаж! Багаж? Неужели золотые пески - всего-навсего пыль? А кудрявые облака - дым? А голубые небеса - черная бездна?
- Ну хватит, - устало произнес Римо. Он сидел, зажатый двумя прыгающими чемоданами, а старый автобус пробирался по извилистым улочкам предместий Тель-Авива.
Чиун сидел позади Римо. Только они двое сидели ровно, в то время как прочие пассажиры подпрыгивали вверх и вниз вместе с сундуками Чиуна.
- Да, тут все пришло в запустение, - проворчал Чиун, глядя в окно.
- В запустение? - удивился Римо. - Ты только посмотри хорошенько. Всего несколько лет назад тут была пустыня. Пыль и песок. А теперь - плодородная земля, жилые дома.
- Во времена Ирода здесь стояли дворцы, - пожал плечами Чиун.
Римо оставил реплику без ответа и уставился в окно. Правда, чемоданы прыгали и мешали наслаждаться пейзажем, но, так или иначе, ему удалось составить себе хотя бы представление о том, что такое Тель-Авив.
Разговоры на иврите смешивались с ароматом только что поджаренных кофейных зерен и звуками американского рок-н-ролла. Выкрики арабских торговцев сочетались с запахом оливкового масла, на котором что-то жарилось, и вареной кукурузы, которую готовили тут же на жаровне.
С другой стороны автобуса донеслось нестройное пение хором - мимо проехал военный грузовик с солдатами. То здесь, то там раздавались оживленные словесные перестрелки: из-под навесов уличных кафе, из дверей ресторанчиков, из-за столиков кофеен, расставленных прямо на тротуаре, из заполненных покупателями книжных лавок. И повсюду - большие вывески на иврите. Автобус проехал по набережной, за которой раскинулась бирюзовая морская гладь, углубился в белые пыльные лабиринты новых жилых кварталов. Сквозь серое марево сверкали красные и синие неоновые вывески и пробивалась зелень ранней весны.
Когда автобус резко остановился возле отеля, Чиун вышел через заднюю дверь, а Римо стал проталкиваться через толпу американских подростков в дорогих джинсах и с рюкзачками за спиной, пожилых парочек, пытающихся отыскать свои исторические корни за две недели отпуска, и японских туристов, поглядывавших на швейцарские часы и щелкавших немецкими фотоаппаратами все, что только шевелилось.
Римо поставил сундуки на тротуар перед отелем "Шератон". В этот момент за спиной Чиуна выросло трое улыбающихся людей.
- Привет, привет, мистер Римо! Добро пожаловать в Израиль! - сказал один из них.
- Да, да, мистер Римо, - сказал другой, протягивая руку, - мы рады видеть вас и вашего партнера, - я хотел сказать, коллегу, мистера Чиуна...
- Нам в американском консульстве велели встретить вас, - сказал третий, - и отвезти вас и мистера Чиуна к консулу.
- Да, да, - сказал первый. - За углом ждет машина, так что милости прошу.
- Вот именно, - сказал второй. - Так что, пожалуйста, джентльмены, вон туда...
Римо не шелохнулся. Он посмотрел на третьего и спросил:
- А вы что молчите? Кажется, теперь ваша очередь?
Троица продолжала улыбаться, но глаза их беспокойно постреливали по сторонам. Это были смуглолицые курчавые ребята в ярких гавайских рубашках и мешковатых черных в полоску костюмах.
- Нам надо поторапливаться! - воскликнул третий. - Американский посол ждет!
- Прошу в машину, - сказал первый.
- Вот там, за углом, - сказал второй.
- А мои сундуки? - осведомился Чиун.
Снова взгляды троицы заметались в недоумении. Римо возвел свои очи к небу.
- Да, да, - сказал третий. - О них, разумеется, должным образом позаботятся.
- Ну что ж, - сказал Римо, - если о сундуках должным образом позаботятся и если нас ждет то ли посол, то ли консул, то нам как-то не к лицу отказываться, верно?
- Да, да, конечно, истинная правда, - загомонили хором все трое, подталкивая Римо и Чиуна в направлении машины, которая, по их словам, стояла за углом.
- Не знаю, не знаю, - сказал Чиун. - Эти люди не собираются заниматься моими сундуками, а потому мы не обязаны следовать за ними.
- Тс! - шепнул Римо. - Так даже лучше. Мы сможем узнать от этих ребят, кто стоит за всеми этими убийствами. К тому же мне не хотелось бы, чтобы они открыли пальбу среди толпы.
- Эти люди ничего не знают, - сказал Чиун. - Поговори с ними - и у тебя будет три мертвеца. А если ты потеряешь мои сундуки, у тебя будет вечный комплекс вины.
- Ну и что прикажешь делать? - осведомился Римо, но Чиун сложил руки на груди и губы его упрямо сжались.
За их спинами троица перебрасывалась какими-то оживленными репликами, и Римо спросил:
- Ребята, вы вроде как говорите не на иврите. Вы что, арабы?
- Нет, - сказал первый.
- Нет, нет, - быстро отозвались второй и третий.
- Хо-хо-хо! - сказали они все трое хором.
- Мы из Перу, - сообщил первый.
- Да, да, мы перуйцы, - подтвердил третий.
Римо посмотрел на Чиуна и скорчил презрительную гримасу.
- Они перуйцы, Чиун, - сказал он.
- А ты болван, - отозвался кореец.
- А на каком языке говорят в Перу? - мягко осведомился Римо.
- Пришельцы - на испанском. Коренное население - на одном из индейских диалектов.
- А эти лопочут на каком наречии?
- На арабском. Они как раз решают, как они станут нас убивать. - Он помолчал, прислушиваясь к разговору троицы, затем крикнул: - Эй, хватит! Погодите!
Трое разом замолчали. Чиун выдал короткую пулеметную очередь по-арабски.
- Что ты сказал им? - поинтересовался Римо.
- Мне надоело сносить оскорбления, поэтому я позволил себе немножко пооскорблять их.
- И что теперь?
- Они же признались, что хотели убить нас.
- Ну?
- Они назвали нас двумя американцами. Я же дал им знать, что ты действительно американец, что видно по твоей уродливости, лени, глупости и неспособности научиться дисциплине. Я же, напротив, - кореец. Разумное существо. Вот, собственно, и все, что я им сообщил.
- Потрясающе, Чиун!
- Я тоже так думаю.
- Теперь им никогда не сообразить, какие у нас с тобой имеются планы на их счет.
- Это не моя проблема. Главное - защитить представителей моей нации от необоснованных оскорблений существ, изъясняющихся на каком-то птичьем языке.
Трое "перуйцев" между тем попятились назад, извлекая из-за пазух пистолеты. Римо выбросил вперед левую ногу, и самый рослый полетел кубарем по мостовой, а пистолет покатился в другую сторону.
Двое других "перуйцев", разинув рты, уставились на худощавого американца, выпустив из поля зрения на какую-то долю секунды Чиуна. Это их и сгубило. Когда эта самая доля секунды закончилась, они обнаружили, что валяются в пыли, уткнувшись носом в землю.
- Просто ужасно, - заметил Чиун, - что пожилой человек, решивший спокойно попутешествовать, сталкивается на своем пути с жуткими опасностями. Мне некогда развлекаться с тобой, Римо, я должен вернуться к моим сундукам. Эти ужасные люди, понятия не имеющие о том, что такое собственность, меня сильно расстроили, скажу тебе откровенно.
Чиун повернул к отелю, а Римо подошел к "перуйцам". Один из них как раз поднимался на ноги. В руке у него был пистолет. Он торжествующе осклабился, прицелился в кротко улыбающегося Римо, но, когда грянул выстрел, перед его рубашки превратился в огромное кровавое пятно и он рухнул на землю, проклиная по-арабски судьбу и неверных богов.
Двое его соратников поднимались на ноги. Но Римо отпихнул ногой подальше их оружие и заставил одного из оппонентов полететь верх тормашками. Он счел его главарем, так как пиджак сидел на том почти впору.
Подобрав один из пистолетов, Римо поднес его ко рту поверженного противника.
- Что ты сделал с Рахмудом? Ты ведь был в пяти футах от него, а он прямо-таки взорвался.
- Это я буду спрашивать, а ты отвечать, - перебил его Римо Он ткнул стволом пистолета в зубы противнику и сказал: - Имя, будьте добры!
Человек почувствовал во рту холодную сталь и увидел выражение глаз Римо. Он заговорил невнятно, потому как сильно мешал пистолетный ствол:
- Афмуд-акабар-шуман-розали.
- Понял тебя, Аф, - сказал Римо. - Национальность.
Ахмед Акбар Шаман Разули увидел, что его сообщник встал и оказался за спиной у Римо. В руках у него была бутылка с отбитым дном, которую он подобрал с земли.
- Я уже говорил, - пробормотал Ахмед. - Мы из Перу.
- Неправильный ответ, - прокомментировал Римо.
Не оборачиваясь и не меняя положения, он ударил ногой наступавшего со спины. Бутылка вылетела у того из рук и мягко шлепнулась в пыль. За ней с куда более тяжким стуком приземлился нападавший и больше не шелохнулся.
Ахмед Разули посмотрел на своих мертвых товарищей, потом на человека, который, похоже, умел видеть затылком, и быстро и угодливо заговорил:
- Я ливанец! Счастлив приветствовать вас в Израиле, этом плавильном котле Ближнего Востока. Я буду счастлив ответить на все ваши вопросы.
- То-то, - сказал Римо. - Кто вас послал?
- Никто. Мы просто обыкновенные воры и решили облапошить пару американских туристов - Тут он вспомнил про Чиуна и быстро поправился: - Одного американца и одного человека из Кореи.
- Последний шанс, - напомнил Римо - Кто вас послал?
Тут Ахмеду явился Аллах. Последний был на редкость похож на Мохаммеда Али. Он сказал Ахмеду:

На вопрос американца готовь ответ,
Или отправишься на тот свет.
Советую все ему рассказать,
Если не хочешь, дружок, умирать.

Ахмед как раз собирался поделиться с Римо своим чудесным видением, как с ним случилась беда.
Глаза его вылетели из орбит, щеки вздулись, а нижняя челюсть отвисла. Но это бы еще ничего, если бы левое ухо, шевелюра и подбородок не улетели в неизвестном направлении.
Римо посмотрел на труп Ахмеда, затем повернулся и увидел женщину в форме цвета хаки.
- Римо Уильямс? - осведомилась она.
- Похоже, что так, - отозвался Римо. - По крайней мере, все остальные, бездыханные трупы.
Женщина в мини-юбке хаки и форменной рубашке набросила автомат "узи" на левое плечо и протянула Римо освободившуюся правую руку.
- Зава Фифер, из израильской самообороны, - сказала она, и Римо отметил, что губы у нее полные и нежные. - Добро пожаловать в Израиль. Что вас сюда привело?
- Изучаю, насколько вы гостеприимны, - сказал Римо и пожал протянутую руку, которая, несмотря на то, что только что нажала на спуск автомата и разможжила человеческую голову, оставалась удивительно прохладной.
- Шутки в сторону, - сказала женщина. - Какое вы получили задание?
- Вы всегда так деликатны? - осведомился Римо.
- У меня нет времени играть в игры, мистер Уильямс, - холодно сказала женщина. - Если не ошибаюсь, вы мне обязаны жизнью. Вам повезло, что я появилась именно в этот момент, а не позже.
- Лично мне это представляется весьма сомнительным, - сказал Римо, оглядываясь. - Впрочем, почему бы нам не оставить это место, здесь становится скучновато. Лучше отправимся куда-нибудь еще, где сможем забыть о форме и расслабиться.
Зава Фифер глубоко вздохнула, и тесно облегающая форма вздохнула вместе с нею.
- Мне очень удобно в этой форме, - сказала она сухо.
Римо посмотрел на ее грудь, оказавшуюся в каких-то полутора дюймах от его груди, и сказал:
- Странно.
- Что странно?
- Мне при виде вашей формы становится как-то не по себе.
- Как говорят у вас в стране, это ваша проблема.
Она посмотрела в глаза Римо и улыбнулась:
- Ваш мистер Чиун ждет вас в ресторане отеля. Там мы сможем спокойно побеседовать.
- Отлично, - сказал Римо без особого воодушевления. - Давненько мы не виделись с Чиуном.
- Я бы вмешалась раньше, - говорила Зава Фифер, - только вот с магазином получилась неувязка.
- В магазине одежды задержались или в обувном? - поинтересовался Римо.
- Нет, мистер Уильямс. Я оставила магазин от автомата в книжном киоске.
И она показала на "узи", висевший на спинке стула.
Ресторанчик был отделан зеленым и оранжевым пластиком, а скатерти были красные, чтобы, решил Римо, не очень бросалась в глаза пролитая кровь. В Нью-Йорке человек в форме и при оружии вызвал бы, наверное, панику, если бы вот так запросто зашел в ресторан. По крайней мере, такой визит вызвал бы наряд полиции и переговоры с администрацией ресторана. В израильском же ресторане, предназначенном для туристов, вооруженные автоматами и гранатами люди в форме преспокойно сидели за столиками, ели, пили и никто не обращал на них никакого внимания. Если кто-то и поглядывал на Заву Фифер, то исключительно как на женщину, а не воина.
- Могу ли я вам помочь? - обратился к Римо официант по-английски, но с сильным акцентом.
- Помочь? - удивился Римо. - Разве вы не знаете, кто я такой? Все остальные жители этой страны, кажется, уже давно об этом догадались.
- Хорошая рыба у вас имеется? - спросил официанта Чиун.
- Да, сэр, - отозвался тот и, что-то нацарапав в блокноте, сказал: - Хорошая жареная рыба.
- Нет, - сказал Чиун, - я не просил подать мне жареный жир. Я только поинтересовался, есть ли у вас рыба?
Официант растерянно заморгал.
- Но вы можете ее очистить, сэр, - пробормотал он с надеждой в голосе.
- Отлично, - сказал Чиун, - тащите рыбу, я сниму с нее шкуру и брошу на пол, а потом вы заплатите мне за то, что я выполняю вашу работу.
- Нам, пожалуйста, минеральной воды, - перебил его Римо. - А если нет минеральной, то два стакана простой.
- А мне ничего не надо, - сказала Зава.
Официант исчез.
- Итак, - обратился Римо к Заве, - кто же убивает евреев и превращает их останки в свастики?
- Если бы вы проявили больше терпения, то мы бы узнали от этих троих, - сказала Зава.
- Виноват. В следующий раз я постараюсь не отбиваться, когда на меня кто-то нападет.
Зава посмотрела в глаза Римо и, к его удивлению, вдруг покраснела и начала теребить край салфетки.
- Извините, - сказала она. - Это я виновата. Я слишком рано открыла огонь. Еще немного, и мы бы все узнали, а я вот...
Она быстро поднялась и устремилась к женскому туалету. Навстречу ей шел официант, она чуть было не сбила его с ног и прошмыгнула в дверь.
Римо обернулся к Чиуну, который изучал столовые приборы, пытаясь определить степень их чистоты.
- Она, похоже, и впрямь расстроилась, - заметил Римо. - Убежала, а автомат оставила.
"Узи" по-прежнему висел на спинке стула.
- Очень умная девушка, - отозвался Чиун, попрежнему созерцая вилку. - Провела с тобой несколько минут и уже в слезах. Очень умная. Она оставила автомат, но забрала штуку, в которой пули.
Официант поставил на стол два стакана с водой и посмотрел сначала на Чиуна, а потом на Римо, который проверял автомат Завы. Магазина в нем и впрямь не оказалось. Римо обернулся и увидел четырех израильских солдат за соседними столиками, которые не сводили с него глаз. Когда он снова сел, солдаты несколько расслабились и убрали руки со своих автоматов.
Чиун взял стакан с водой и начал внимательно его рассматривать. Римо обернулся к двери в туалет. Чиун фыркнул, созерцая чистую влагу в стакане. Римо подумал: "Какая странная эта Зава Фифер. Только что глазом не моргнув убивает человека и тут же начинает рыдать ни с того ни с сего. То ли неуравновешенная натура, то ли просто играет в крутого воина, то ли пытается заручишься моим сочувствием. А может, нашла способ убраться без лишних объяснений. Или же отправилась докладывать своему начальству. Или..."
Римо решил больше не думать об этом, потому как ничего придумать не мог.
Но кое-что все же было совершенно очевидно. Во-первых, она убила единственного человека, который мог бы кое-что рассказать. Во-вторых, как и покойник Ахмед, она знала, кто такой Римо.
Когда Чиун пригубил воды из стакана, в зал вернулась Зава. Глаза у нее были сухие, и она держала голову высоко. Кореец же, так и не проглотив воду, посмотрел на потолок, немного покатал ее во рту и выплюнул на пол. Потом поглядел на официанта и отправил туда же содержимое стакана.
Когда Зава подошла к столику, Римо встал и подал ей "узи".
- Любитель воды недоволен, - сказал он и добавил: - Чиун, увидимся попозже.
- Хорошо, - отозвался тот. - Попробуй достать хорошей воды.
- Я думаю, что ответственность за эти убийства несет ООП, - сказала Зава.
- А кто же еще, - откликнулся Римо, который понятия не имел, что такое ООП. - Я с самого начала знал, что без ООБ дело не обошлось.
- ООП! - поправила его Зава. - Организация освобождения Палестины. Римо, вы меня удивляете! Я думала, что вы в курсе дел...
Они шли по Аленби-роуд, где было более сотни книжных лавок и магазинчиков, в которых израильские военные и гражданские лица, а также арабы, итальянцы, швейцарцы и все остальные приобретали и обсуждали содержимое более двух с половиной сотен еженедельников, ежемесячников, ежеквартальников, а также ежегодников, издаваемых в этой стране. Независимо от темы дискуссии все они были удивительно похожи друг на друга.
- Я расскажу вам то, что я знаю, - запальчиво отозвался Римо. - Похоже, все в этой стране знают, кто я такой. Вот нам конспирация и секретность! Кое-кто попытался меня убить. Да уж, работа секретного агента нынче сильно отличается от того, что было раньше.
- Я, например, не знаю, кто вы такой, - возразила Зава.
- Человек, который прибыл защитить ваши атомные бомбочки, - сказал Римо.
- Какие такие бомбочки? - удивленно переспросила Зава.
- Те, о которых я читал в журнале "Тайм", - сказал Римо.
- Кто верит тому, что написано в журнале "Тайм"? - откликнулась Зава.
- Но все-таки они у вас есть? - спросил кротко Римо.
- Что у нас есть? - спросила Зава.
- Кстати, я давно хотел узнать, почему евреи всегда отвечают на вопрос вопросом?
Зава засмеялась.
- Кто сказал, что евреи всегда отвечают на вопрос вопросом? - сказала она.
Они оба рассмеялись, и Римо спросил:
- Кто хочет это знать?
- Кто знает? - Зава засмеялась еще сильней.
- Кого это интересует? - спросил Римо, и Зава залилась смехом так, что из глаз у нее потекли слезы. Она пыталась захлопать в ладоши, но никак не могла попасть ладонью в ладонь. Наконец-то, решил Римо, его час настал.
Он наклонился и прошептал ей в ухо:
- Меня прислали оберегать ваши бомбы. Хотите, я покажу свое большое красное удостоверение?
Зава вскрикнула от восторга и чуть было не упала. Римо улыбнулся и вовремя поддержал ее. Она же, побагровев, как свекла, сотрясалась от хохота. Прохожие улыбались и обходили их стороной.
Зава взяла Римо за руки и уткнула лицо ему в грудь. Ее снова охватил приступ смеха, и она в изнеможении колотила его по лопаткам.
- Ой, не могу! - стонала она. - Но - хи-хи-хи! - могу сказать одно - ха-ха-ха! - И она громко икнула.
Римо понял, что воспользоваться ее состоянием вряд ли удастся. Он продолжал улыбаться и поглаживать ее по спине, пока она окончательно не пришла в себя. Внезапно он почувствовал, как она напряглась и высвободилась из его объятий. На лице Завы промелькнула тень испуга. Она снова вернулась в свое прежнее обличье девушки-солдата, только солдата, одержимого икотой.
- Вот что я вам скажу, - нарушил молчание Римо. - Попробуем-ка поиграть в ассоциации. Вы должны сказать первое, что вам придет в голову.
- Хвост.
- Рано. Я должен первым сказать слово.
- Дело.
- Господи, ну погодите же минуту! - взмолился Римо. - Вот теперь начали. Дом.
- Киббуц!
- Пустыня.
- Море.
- Работа.
- Игра.
- Смерть, - попытал счастья Римо.
- Секс, - отозвалась Зава.
- Судьба.
- Любовь.
- Бомбы.
- Ик! - икнула Зава.
- Что такое "ик"? - не понял Римо.
Зава еще раз икнула.
- Вот что, давайте поговорим где-нибудь в другом месте, - сказал Римо.
- Что, что? - переспросила Зава.
- Перенесем разговор.
- Обед.
- Что?
- Танцы.
- Танцы?
- Отлично, - сказала Зава. - Вот и договорились о свидании. Встречу вас у отеля попозже днем.
Она послала Римо воздушный поцелуй, который выглядел несколько искусственно, и исчезла в толпе.
Римо покачал головой. "Ну и солдаты теперь пошли", - подумал он.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Как гласит Талмуд, "лев рычит, когда он доволен, человек грешит, когда у него есть самое главное"...
- В Талмуде также говорится: "Жуй ртом, и тогда у тебя будет сила в ногах!"
- Опять ты меня победил! - рассмеялся Йоэль Забари. - Ну, что еще докладывает агент Фифер?
- В общем, больше ничего, - отозвался Тохала Делит. - Если не считать того, что она договорилась о новой встрече с этим самым Римо и надеется, что получит дополнительную информацию.
Они оба сидели на своих обычных местах. На коленях у Тохалы Делита были разные бумаги, а Йоэль Забари вертел в руках "фотокубик", который привез из Америки. Четыре стороны кубика содержали фотографии его детей, а верх был оставлен для портрета жены. Забари любил, размышляя, глядеть на родные лица.
- Наша Зава - отличный агент. Что она думает по поводу своего задания?
- Она считает, что и американец, и его восточный друг - большие эксцентрики, но, по ее мнению, оба обладают разрушительным потенциалом огромной мощности.
- Я не про то, - сказал Забари. - Я имел в виду ее состояние. Ты уверен, что она готова снова функционировать как секретный сотрудник?
Делит оторвал глаза от бумаг.
- Если вас смущает мой выбор, - начал он, - я всегда могу...
- Да нет, конечно, То. Разве я когда-нибудь сомневался в действенности твоих методов? Дело просто в том... Короче, Зава Фифер пережила тяжелую потерю, - напомнил Забари.
- Я решил, что лучшее средство от тяжких переживаний - это работа, - отозвался Забари.
- И ты, конечно, прав. Хм... - задумчиво произнес Забари. - А скажи, по-твоему, есть какая-то связь между двумя убитыми израильтянами и тремя террористами?
- Никакой! - ответил Делит.
- Никакой? - переспросил Забари.
- Абсолютно никакой.
Забари встал. Его левый глаз сверкал, и левая часть лица пылала румянцем.
- Плохо. Очень плохо! Либо это все совершенно фантастические совпадения, либо наши враги предпринимают огромные усилия, чтобы избежать столкновений с нами.
Он обошел кабинет. Миновал шкаф с книгами, шкаф с дипломами и грамотами, шкаф с семейными реликвиями и вернулся к письменному столу. Взял "фотокубик" и еще раз сделал круг, потом другой. Книжный шкаф, шкаф с наградами, шкаф с семейными реликвиями, письменный стол, снова и снова. Забари остановился, вертя в руках кубик, возле карандашного рисунка, изображавшего ракету со звездой Давида. Ракета неслась к зеленой луне, похожей на головку сыра.
Рисунок был сделан на плотной цветной бумаге, а к нему был прикреплен другой листок - желтый и линованный, на котором было написано: "Волшебная ракета Мира" - Дов Забари, 8 лет". И красным карандашом отметка учителя: пять с плюсом.
- Продолжайте проверку, - сказал Забари, вертя в руках кубик. - Тут непременно должна быть какая-то взаимосвязь.
- Так-то оно так, - сказал Делит, - но если хотите знать мое мнение...
- Ну конечно. То, говори.
- По-моему, нам надо сосредоточиться на этих двух новых шпионах. На Римо и Чиуне. Они и выведут нас на то, что мы хотим узнать. Террористов вокруг хоть отбавляй. Если тратить драгоценное время на новые проверки, есть опасение, что мы так ничего и не выясним. Я бы даже сказал, что есть такая гарантия...
- Верно, в теории, - согласился Забари, - но в реальности не существует никаких гарантий. Продолжай в том же духе. У меня есть предчувствие, что мы кое-что найдем. Наши американские друзья кое о чем подозревают. Ты сам это говорил. Фифер знает, что делает. Если ей понадобится помощь, окажи ей содействие.
Они поговорили еще минут двадцать о проблемах, связанных с археологией и законностью кое-каких операций, в том числе о ввозе в страну новых устройств оборонного назначения, после чего Делит извинился и вышел в ванную.
Забари почесал левую щеку и подумал, не стоит ли ему отрастить половинку бороды.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

- Ты мелок и по-детски избалован! - сказал Римо.
- Спасибо, Римо, - откликнулся Мастер Синанджу со своего коврика, расстеленного между двумя кроватями.
Номер люкс выглядел как любой другой номер люкс в отелях "Шератон", каковых по всему миру выстроено немало. Римо хотел было взять номер на одного, поскольку Чиун все равно никогда не пользовался кроватью, но клерк, ведавший бронированием мест, не желал и слышать об этом.
- Сколько вас? - спросил он Римо.
- Меня? Один, конечно, - отозвался тот.
- Нет, я имею в виду всех вас, - не унимался дежурный администратор, у которого к лацкану была прикреплена красно-белая пластиковая табличка с именем: "Шломо Артов".
- Двое, - грустно признался Римо.
- Значит, вам требуется номер на двоих, верно?
- Нет, я хотел бы взять номер на одного, - попытался настоять на своем Римо.
Шломо явно рассердился.
- Не хотите ли вы сказать, - начал он гневно, - что этот симпатичный дедушка останется вообще без постели? Неужели вы хотите ему отказать в этом?
Чиун в этот момент давал инструкции четырем посыльным и их шефу, которому выпала горькая участь в этот день и час быть на дежурстве, - он обучал их высокому искусству перетаскивания сундуков. Услышав слова администратора, кореец обернулся.
- Отказать? Отказать? - тревожно заговорил он. - В чем ты собираешься отказать мне, Римо, на сей раз?
- Не обращай внимания, папочка, - буркнул Римо, оборачиваясь в его сторону.
- Ах, вот, значит, как! - воскликнул Шломо Артов. - Он, выходит, ваш отец! - Возмущению его не было предела. - И это уже случается не первый раз, так?
- Не первый, - признал Чиун. - За все эти годы он отказывал мне в самых разных вещах. О каком бы маленьком удовольствии я ни попросил, от него следует тотчас же отказ. Помнишь, как на прошлое Рождество я спросил тебя, легко ли достать Барбару Стрейзанд?
- Мы берем двойной номер, - сказал Римо.
- То-то же! - воскликнул Шломо, снимая со стены ключ. Тотчас же Чиун снова стал давать инструкции прислуге.
Когда Римо расписывался в регистрационной книге, Шломо предупредил его:
- Советую вам вести себя как следует, молодой человек. Если в нашем отеле вы будете проявлять неуважение к вашему отцу, то я добьюсь, чтобы вас арестовали без промедления.
Римо расписался как "Норман Лир-старший" и "Норман Лир-младший", после чего заметил Артову:
- Если вас это интересует, то мой отец предпочитает, чтобы его называли полным именем.
Не успел Артов ответить, как Римо забрал Чиуна и носильщиков с сундуками и все двинулись наверх.
- Ты мелок, мелок, мелок, мелок! - повторил Римо.
- Четырежды спасибо, - откликнулся Чиун. - Это самые приятные слова, которые я услышал от тебя, Римо, за время нашего пребывания здесь.
- О чем ты говоришь? - удивленно спросил Римо, переодеваясь в голубую рубашку с короткими рукавами и коричневые брюки, которые он украдкой провез между кимоно Чиуна.
- Я все понял, - спокойно отвечал Чиун, - Ты сравнил меня с тем великим американцем, который описывает круги, чтобы уничтожить страшные, загрязняющие воздух машины. Это, конечно, не бог весть какой комплимент, но для американца, у которого есть мало чего достойного, это тоже неплохо.
У Римо голова пошла кругом.
- У меня для тебя новость и очень важная, папочка, - сказал он. - Я не понимаю, о чем ты говоришь!
- Это как раз вовсе не новость, Римо. Далеко не новость. Хи-хи-хи! Но я тебе благодарен, потому как тоже борюсь за чистоту окружающей среды. Я выливаю на пол воду, если она содержит опасные количества магния, меди, ртути, йода и прочих токсичных соединений...
Только сейчас Римо понял, что подразумевал Чиун.
- Ах, вот ты кого имел в виду! Но я вовсе не хотел сказать, что ты - Ричард Меллок, знаменитый автогонщик. Я просто намеревался довести до твоего сведения, что ты мелок, то есть мелочен, придирчив, неглубок, придираешься к пустякам.
- Я пытаюсь делать то, что правильно, а ты за это обзываешь меня всякими словами. Когда рядом с тобой оказывается женщина, тебе становится все равно, грязная или чистая вода проникает в твой организм. Когда же ты оценишь мои старания? Когда мои усилия будут оценены по достоинству?
- Не волнуйся, - сказал Римо, надевая легкие коричневые туфли, в которых приехал в Израиль. - Я уверен, что о них теперь знает весь отель!
- Хорошо, это меня вполне устраивает, - сказал Чиун, садясь на коврик и включая имевшийся в номере телевизор.
- И у меня есть еще для тебя новости, - заметил Римо, подходя к двери. - Эта девица на самом деле - израильский агент.
- Такая же, какую мы когда-то встретили в Голливуде? - обернулся к Римо Чиун. - Она не сможет достать мне хорошей, настоящей воды?
- Нет, нет, она агент, но секретный. Из здешних спецслужб. Примерно как я, только работает на Израиль.
- В таком случае, - сказал Чиун, - от нее мне будет мало толку.
Римо открыл дверь и с порога сказал:
- Мне надо выйти позвонить. Телефон в номере явно прослушивается. Что-нибудь тебе нужно?
- Конечно, - сказал Чиун. - Мне очень хотелось бы стакан хорошей воды и сына, который оценил бы мои постоянные старания...
- Хорошо, - сказал Римо. - Воды я постараюсь достать.
Римо медленно шел по аллее, которая одновременно служила связующим звеном между всеми отелями Тель-Авива, выходившими на Средиземное море.
В этот весенний день тысячи людей высыпали на пляжи "израильского Майами", а потому Римо медленно шел и смотрел на туристов, тащивших на пляж шезлонги, подростков, носившихся с досками для серфинга, и на продавцов мороженого и сладостей. Неподалеку от дощатого настила волейболисты лупили по резиновому мячу.
Римо интересовало совсем другое: где находится телефон? Он не повысил температуру тела, чтобы соответствовать тридцатиградусной жаре вокруг. Ему хотелось немножко попотеть. Если Чиун и в самом деле говорил правду насчет воды, лучше поскорее вывести из организма ядовитые вещества. Римо вытер влагу со лба, проходя по запруженной Хагаркон-роуд, после чего вышел на главную приморскую улицу - Бен Йегуда.
Телефона видно не было. Римо прошел с квартал, потом спросил старика прохожего:
- Где телефон?
Старик махнул своей немощной рукой дальше по Бен Йегуда, давая понять, что до телефона путь неблизкий, и сказал:
- Шамма.
Римо двинулся дальше, с удовольствием поглядывая на загорелых прохожих и уличные кафе, с их разноцветными зонтиками над столами. Вернее, он смотрел с удовольствием кварталов пять, а потом ему это несколько приелось.
Римо остановил встречного туриста:
- Вы не знаете, где тут Шамма?
- Шамма? - переспросил тот. Этот пахнувший мясом толстяк был и впрямь туристом, потому что с его шеи свешивались два фотоаппарата, футляр для бинокля и мексиканский медальон.
- Сейчас поглядим, где эта Шамма, - продолжал толстяк, обдавая Римо запахом вчерашнего "фалафеля" - пирожка с начинкой из молотого и жареного мяса с турецким горохом.
Он расстегнул молнию на футляре для бинокля и извлек карту, лежавшую между бутылкой водки и бутылкой апельсинового сока. Он развернул карту, прижал ее к груди Римо и начал громко читать:
- Иудея, Самария, Газа, Синай, Голан, Сафед, Афула, Тибсрия, Гедера, Натания... ну прямо перекличка членов клуба Микки-Мауса, верно? Рамлех, Лидда, Регебот, Беер-Шеба. Нет, дружище, никакой Шаммы что-то не вижу. Может, посмотреть но арабской карте?
- Спасибо, не надо, - отозвался Римо, отделяясь от карты, прижатой к его груди.
- Все в порядке, друг, - сказал турист, снова складывая карту. - Всегда готов помочь.
Римо перешел через Алленби-стрит и там, на площади Мограби, заметил телефонную будку.
Аппарат выглядел примерно так же, как и телефоны на американской земле, но только над диском имелась наклонная стеклянная трубочка, в которую Римо попытался засунуть монету. У него ничего не вышло. Тогда Римо попытался запихать в прорезь долларовую бумажку. Снова неудача. Он подумал: нельзя ли позвонить в кредит? Вряд ли. Ну а как насчет чека? По чеку телефон позволит ему сделать хотя бы один-единственный звоночек? Вряд ли.
Когда-то давно, в Ньюарке, когда Римо и его дружкам нужно было позвонить, а платить было нечем, Ву-Ву-Вудфилд умел стукнуть по аппарату так, что тотчас же появлялся гудок. Римо попытался припомнить, как и куда ударял его приятель. Надо ли бить в пространство под диском или, напротив, над диском? Римо залепил аппарату легкую затрещину, отчего услышал вопль - но не телефона, а маленького арабского мальчика, который возник возле будки.
"Плохо дело", - подумал Римо. Впрочем, ему никогда и ни в чем не удавалось превзойти Ву-Ву. Арабский мальчик смотрел на Римо и качал головой, говоря при этом что-то, похожее на "нет-нет-нет".
Римо посмотрел на мальчишку. "Нет, приятель, тут нужен Ву-Ву-Вудфилд".
Мальчика звали не Ву-Ву-Вудфилд, а Арзу Рамбан Раши и, подобно Ву-Ву, он был непревзойденный мастер на разные хитрые штучки.
Кто-то из арабов пытался стать великим воином, другие делались проповедниками и последователями Аллаха. Третьи, напротив, пытались мирно уживаться с евреями на оккупированных арабских землях, но никто не мог сравниться с Арзу в том, что умел делать тот. Рамбан Раши в свои десять лет был самым великим специалистом по одурачиванию туристов в Израиле.
Мальчик с лицом смуглого арабского ангела шнырял по побережью, выжидая такую верную жертву, как незагорелый американец в будке телефона-автомата. Свою трудовую карьеру Арзу начал, продавая туристам собственноручно изготовленные им карты Израиля, на самом деле ничего общего с настоящим Израилем не имевшего. Добившись того, что его бизнес привел к самым невероятным казусам на дорогах, он двинулся дальше: стал продавать мороженое в чашках - в которых, при ближайшем рассмотрении никакого мороженого и в помине не было. Освоив этот полезный навык, Рамбан Раши занялся валютными операциями.
Рамбан Раши спешил на выручку многим туристам, выяснившим вдруг, что у них не хватает израильских денег, чтобы оплатить счет. Раши оказывал им неоценимые услуги и снабжал столь желанными дензнаками, но с трехсотпроцентной прибылью для себя.
Арзу Рамбан Раши уже принимал и дорожные чеки "Америкен экспресс", а это значило серьезную финансовую активность на местном черном рынке.
Арзу Рамбан Раши с огромным удовольствием наблюдал за неудовольствием Римо. Мальчишка засунул руку в карман и извлек оттуда пригоршню серебряных жетонов, какими пользуются в метро.
- Симмоним, - сказал мальчишка. - Жетоны для телефона, - пояснил он глупому туристу.
- Не "шамма"? - осведомился Римо, а Арзу, отступив на шаг, чтобы не рисковать своими сокровищами, повторил с улыбкой:
- Симмоним.
Римо поглядел на жетоны. Они были маленькие, с отверстиями посредине.
- Говоришь, жетоны, - пробормотал он, вытаскивая пятидолларовую бумажку.
Но Арзу покачал головой самым неистовым образом и сжал кулачок, в котором были жетоны.
Римо приятно улыбнулся и извлек из кармана брюк купюру в десять долларов. Арзу покачал головой, глядя на монеты так, словно это колода игральных карт с похабными картинками.
Тогда Римо вынул бумажку в пятьдесят долларов и помахал ею. Арзу Рамбан Раши подлетел к нему и с быстротой профессионала выхватил купюру, бросил на землю три жетона и пустился наутек.
Пробежал он три ярда.
Затем ноги его взмыли к небесам, голова оказалась внизу, и он повис вверх ногами в футе от тротуара.
Его смех перешел в испуганный вопль, сменившийся серией ругательств на разных языках. Поток непристойностей, вылетавших изо рта Рамбана Раши, продолжался, в то время как из карманов на землю хлынул поток монет - фунтов, долларов, йен, франков, монет разных размеров и форм, а также открывалок, часов, вееров и прочей мелочи.
Не успел Рамбан Раши позвать полицию, как снова был поставлен на ноги Римо успел собрать все жетоны, а оказавшиеся тут как тут дети забрали все остальное.
- Это называется добрая американская встряска, сообщил мальчишке Римо. - В твоем возрасте я обрабатывал только пьяных, а к трезвым не совался.
Он отсалютовал Рамбану и повернулся к автомату. Мальчик протиснулся сквозь детвору и попытался заехать Римо на прощание ногой по колену.
Но вместо этого он вдруг почувствовал, что летит над головами детей головой вперед. Он вполне насладился прелестями полета и достопримечательностями, например, фонарными столбами, забором и джипом, двигавшимся под управлением брюнетки-красавицы ему навстречу. Затем на пути Арзу попался пышный куст терновника, и полет завершился, после чего он наконец понял, на каком свете находится. Дружба с Римо не состоялась, и мальчишка понимал, что пройдет немало времени, прежде чем он соберется с силами снова выйти "на помощь" какому-нибудь туристу.
Римо принялся скармливать автомату жетоны, пока не заполнил ими до отказа наклонную трубку. Затем он набрал "О". Прошло несколько секунд. Никакого эффекта. Римо выждал еще немного, потом еще и еще.
Наконец в трубке раздался женский голос, который осведомился на иврите, чем может быть полезен абоненту.
- Что-что? - не понял Римо.
Телефонистка ответила ему в тон:
- Ма?
Именно в этот момент к телефонной будке подъехала в джипе Зава Фифер.
- Я вас искала, - сказала она Римо. - А подъезжая сюда, увидела, как мимо меня по воздуху пролетел арабский мальчик. Вы его в чем-то заподозрили?
- Это все ерунда, - отмахнулся Римо. - Вы говорите на местном наречии?
- Да.
- Отлично, - сказал Римо, передавая ей трубку. - В таком случае поговорите, а то телефонистка, кажется, считает, что я ее мамочка.
По просьбе Римо Зава Фифер попросила телефонистку международной телефонной связи, потом передала трубку обратно Римо, сообщив ему, что "ма" означает "что".
- Ясно, - сказал Римо, рассматривая Заву в ожидании, когда ему ответят. На ней опять были мини-юбка и рубашка хаки, но на сей раз они еще теснее облегали тело, а юбка была еще короче, если такое, конечно, было возможно. Загорелые руки и ноги были выставлены на всеобщее обозрение, равно как и ложбинка между полных грудей. Римо был рад, что в отличие от Чиуна не был склонен видеть в ней лишь представителя противоположного пола. Это была ЖЕНЩИНА! Черт побери! Ее волосы ниспадали на плечи и сверкали так, словно только что были вымыты. Губы были розовые, без каких-либо признаков помады. Несмотря на жару, от нее так и веяло свежестью.
Римо решил прогуляться с ней до "Шаммы" и заодно выяснить, где, черт возьми, была эта самая "Шамма".
- Международная телефонная станция, чем могу вам помочь? - услышал он голос телефонистки в трубке и сообщил ей номер Смита, тот, который функционировал на этой неделе.
Телефонистка пообещала соединить, и он стал снова разглядывать Заву, которая стояла, прислонившись к телефонной будке. Она стояла, прижавшись к стеклу левой грудью так, что цвет хаки рубашки, коричневый - руки и зеленый глаз создавали неповторимый пейзаж.
- Зава, - спросил Римо. - Где находится Шамма?
Зава некоторое время с удивлением смотрела на Римо, потом сказала:
- Там.
- Где?
- Там, - повторила Зава.
- Вы никуда не показываете, - сказал Римо. - Что значит "там"?
- Шамма! - отозвалась Зава.
- Алло! - послышался в трубке далекий голос. Несмотря на то, что звучал он тихо, он мог повергнуть в трепет половину планеты. Римо был, впрочем, рад его слышать, это позволяло отвлечься от той путаницы с Шаммой, в которую он угодил.
- Привет, доктор Смит, директор суперсекретной организации КЮРЕ!
Установилось глубокое и зловещее молчание. Когда последовал ответ, телефон успел проглотить целых два жетона.
- Я не могу в это поверить, - сообщил голос, в котором удачно сочетались потрясение, гнев, неудовольствие, досада и так далее, и тому подобное.
- Не волнуйтесь, Смитти, даже если кто-то нас и слушает, во что я не верю, потому как это обычный телефон-автомат, то кто в это поверит?
- Любой, кто смотрит телевизор, - последовал ответ. - Ну, что вы для меня припасли?
- Язву желудка, приглашение в Шамму, которая находится там, а также имена трех чудаков, которые попытались нас убить, как только мы появились в Тель-Авиве.
- О Господи! - устало вздохнул Смит. - Ну, как же их зовут?
- Минуточку, - сказал Римо и, когда автомат съел еще три жетона, обратился к Заве: - Как там звали этих типов, ну тех, что из ОПО?
- Из ООП! - поправила Зава и назвала все три имени, которые Римо повторил за ней в трубку.
- Кто там говорит? - поинтересовался Смит. - На голос Чиуна непохоже.
- Конечно, непохоже, потому как это вовсе не Чиун. Это представительница местных спецслужб. Она знала, где меня найти в Тель-Авиве, откуда я и как меня зовут. Она хочет также знать, какое задание я должен выполнить. Могу ли я посвятить ее в мои планы?
Смит ответил так, словно уперся носом в свой письменный стол:
- Римо, прошу вас, держите себя в руках.
- Никаких проблем. Я рассказываю об этом только своим самым близким друзьям. А у вас что-нибудь для меня имеется?
Прежде чем ответить, Смит несколько раз вдохнул и выдохнул.
- Да. Специальные устройства, о которых мы говорили, можно обнаружить в пустыне Негев, возле Содома - около завода по обработке сульфатов. На это стоит взглянуть. А я пока наведу справки насчет этой троицы.
Когда последний жетон был проглочен, Смит прекратил разговор с видимым облегчением. Римо улыбнулся Заве и вышел из будки.
- Это правда? - нерешительно спросила Зава. То, о чем вы говорили по телефону?
- Ну да, - жизнерадостно отозвался Римо. - Я суперсекретный агент, а Чиун - самый великий в мире убийца-ассасин. Он научил меня всему, чему только мог, и вдвоем мы составляем такую силу, перед которой атомная бомба покажется бенгальским огнем.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Джип несся по барханам пустыни Негев в юго-восточном направлении, к Мертвому морю. Зава подпрыгивала на сиденье и настолько была озабочена задачей не выпасть из машины, что не обратила внимания, что Римо и Чиун сидели абсолютно ровно, словно джип вовсе не трясло.
- Это было ужасно, - сказал Чиун, расположившийся на заднем сиденье серой армейской машины Завы. - Сначала этот жуткий человек нес какую-то околесицу по-английски, потом они запели песню. Дикари!
- Это, судя по всему, дневной урок английского, транслировавшийся по телевидению из университета Тель-Авива, - сказала Зава. - Я сама... о-о-о-ох! - Понадобилось несколько секунд, прежде чем она снова заняла прочное положение на сиденье и продолжила: - Я сама стала изучать ваш язык по этой телепередаче.
- Мой язык? - переспросил Чиун. - По-моему, вы совершенно напрасно меня оскорбляете.
- Ближе к делу, папочка, - крикнул Римо, сидевший за рулем. - Чем тебе не понравилось представление?
- Невежество не повод для веселья, - отозвался Чиун. - Ты сначала должен познакомиться с основными фактами, а потом уж я расскажу тебе о главном дикарстве.
Римо и Зава подобрали Чиуна у "Шератона", где он стоял под хрупким бумажно-бамбуковым зонтиком в гуще толпы. С тех пор он не переставая рассуждал о крайне низком уровне израильского телевидения.
- Там нет дневных драм, там нет поэзии, нет красоты. Есть какие-то потешные человечки, которые поют... О, у меня просто нет сил больше об этом говорить.
Зава выпрямилась на сиденье.
- Помню! - воскликнула она. - Помню! Это песня об отличном гамбургере.
Она захихикала совсем по-девичьи. Римо тоже засмеялся, а на лице Чиуна появилась и застыла гримаса крайнего отвращения.
- Бедняжка! - воскликнул он. - А я-то думал, что ты еще не безнадежна. В мире не существует такого понятия, как отличный гамбургер.
На это Римо только хмыкнул.
- Может быть, - сказала Зава, - но все-таки мне попадались очень даже неплохие гамбургеры.
- Это чувствуется, - сказал Чиун, усиленно принюхиваясь.
- Оставь ее в покое, - посоветовал Чиуну Римо.
Но тот стоял на своем.
- Солдат в юбке! - провозгласил он. - Я говорю это лишь один раз - и то исключительно ради твоей собственной пользы.
Зава посмотрела на Римо, который только передернул плечами.
- Это единственная тирада, которую он произнес только один раз. Так что выслушай его внимательно. Обратись в слух.
- Обратись в слух, - провозгласил кореец, и выслушай то, что гласит вековая мудрость Синанджу.
Зава обратилась в слух.
- Не существует такого понятия, как отличный гамбургер, - заговорил кореец. - Не существует такого понятия, как хороший гамбургер. Зато существует такое понятие, как вредный, опасный для здоровья, ужасный гамбургер. Книга Синанджу гласит: "То, что заполняет Вселенную, я считаю своим телом, а то, что направляет Вселенную, я считаю моей натурой". Лично я не намерен наполнять Вселенную гамбургерами.
- Очень мудро, - поддакнул Римо.
- Кроме того, я вовсе не намерен наполнять мою Вселенную бессмысленными телевизионными программами, в которых речь идет о том, как правильно читать, писать и думать.
- Эти программы вовсе не бессмысленные, - воскликнула Зава. - Наших детей следует учить думать...
Она обернулась и увидела холодные ореховые глаза Чиуна.
- Вокруг вас с десяток стран, объединенных общей целью - уничтожить ваше государство, - сказал Чиун. - Вам же нечего предложить миру, кроме как надежду и любовь, с тем чтобы мир оставил вас в покое. Ваши дети живут в пустыне, стараясь превратить ее в цветущий сад. Вы красивая молодая женщина, которая должна рожать детей и носить королевские одежды. Вместо этого вы носите армейскую форму и нянчитесь с автоматом. И после этого учите меня, что такое здравый смысл...
Зава открыла было рот, чтобы ответить, но передумала и, закрыв его, уставилась прямо перед собой. Чиун смотрел на ландшафты пустыни Негев. Остаток пути до Содома они проделали в молчании.
В юго-восточной части пустыни, у Мертвого моря, они обнаружили искомый комплекс по добыче и переработке серы. Это был целый город, включавший в себя сотни квадратных миль труб, огромных цистерн, башен, бункеров, машин, - все это было видно невооруженным глазом. Но, кроме того, имелся тут и атомный реактор в оболочке из бетона повышенной прочности, упрятанный глубоко под землей.
Римо и Чиун остановились на бархане примерно в пятистах ярдах от первой трубы.
- Молодая пожирательница гамбургеров сидит в машине в пяти милях отсюда, - сказал Чиун. - Мы прошли эти пять миль. Почему теперь мы остановились?
- Потому что мы здесь, - последовал ответ.
- Где?
Римо попытался придумать ответ, который бы содержал в себе такое объяснение, которое мог бы принять Чиун, но такого ответа не нашел и еще раз повторил:
- Здесь.
Впрочем, этого оказалось вполне достаточно. Чиун лишь сказал:
- Хорошо. Что мы здесь будем делать?
- Проверим это место с точки зрения безопасности.
- Зачем?
- Если тут с безопасностью дело обстоит плохо, то всему миру угрожают большие неприятности, - отозвался Римо.
- А как мы поймем, что тут с безопасностью дело обстоит неважно?
- Попробуем туда пробраться.
- Очень мудро, - отозвался Чиун. - Теперь-то я понимаю, что прошел пешком эти пять миль в обществе настоящего гения.
- Так, начинается. Ну, что тебя на этот раз не устраивает, скажи на милость?
- Значит, если тебе удастся пробраться на их атомный реактор, получается, что с безопасностью у них дело из рук вон плохо. Но если тебе не удастся, тебя застрелят. Скажи, как ты собираешься выиграть этот матч?
Римо поглядел на комплекс по переработке серы. Его слегка расширенные зрачки вбирали пространства, над которыми уже спускался вечер, пейзаж, отчасти напоминавший своей причудливой мертвенной бледностью лунный.
- М-да, ты действительно мелок, мелок, мелок, - сказал Римо после недолгого молчания.
Римо двинулся по песку к ближайшему забору. Чиун пожал плечами и пошел следом, ворча по-корейски, что даже Мастеру Синанджу не по силам превратить в тигровую шкуру ту бледную оболочку, что называется кожей белого человека.
- Это, судя по всему, электрический детектор, - сказал Римо, глядя на первую преграду, за которой возвышались новые.
- Он различает электричество? - осведомился Чиун.
- Нет, он с помощью электричества различает приближающихся людей, - пояснил Римо.
В пятидесяти ярдах от него начиналась вереница столбов. Между ними было расстояние ярда в три, но ни колючей проволоки, ни стальных перегородок не было.
- Ба! - воскликнул Чиун. - Какой же это детектор. Где увеличительное стекло, где револьвер? Нет, это вовсе не американский детектор.
- Ты перепутал детектор с детективом, - отозвался Римо. - Пошли.
Американец легко перепрыгнул через первый забор.
- Сначала я должен тащиться пешком, потом меня по-всякому обзывают, теперь мне отдают распоряжения, словно я слуга-китаец. Я не пойду. Если хочешь попасть в глупое положение, пожалуйста, только без меня.
И Чиун, не доходя до первого забора, сел в позу лотоса.
Римо хотел было что-то сказать, но передумал и просто пожал плечами.
- Как тебе угодно, - сказал он и двинулся дальше.
- Можешь не торопиться, - крикнул ему вслед Чиун. - Проигрывай не спеша. А я вот посмотрю, сумеет ли этот самый детектор за это время различить меня.
Римо подошел ко второму забору и всмотрелся в третью преграду, в ста шагах от второй. Это было проволочное заграждение. Три ряда колючей проволоки, крепившейся к стальным пирамидам. Такие заграждения обычно применялись против пехотинцев с легким стрелковым оружием.
Но никаких пехотинцев Римо не разглядел. Вдалеке виднелись группки строительных рабочих. Поскольку эти рабочие не обучались искусству Синанджу и не упражнялись в нем десятилетиями, то им было не по силам различить в наступившей темноте фигуру высокого, худощавого, с широкими запястьями американца в голубой рубашке, коричневых брюках и босиком, который шел по направлению к ним.
Остановившись не доходя до забора, Римо заметил также двенадцать больших самосвалов, которые стояли радиаторами в его сторону.
Римо поднял глаза, чтобы в поле зрения попал весь перерабатывающий комплекс, начинавшийся примерно в ста шагах за самосвалами и тянувший к небу свои башни-щупальца.
Затем Римо перевел взгляд на другую серию вертикальных объектов. По двум сторонам периметра виднелись ряды скважин, между которыми находились отшлифованные до блеска прямоугольники из металла, прикрепленные пол разными углами к столбам, поддерживающим всю конструкцию.
Римо отступил немного назад и еще раз оглядел весь комплекс, пытаясь понять, что делать. Он, конечно, мог перепрыгнуть через забор, но, возможно, столбы контролировали и пространство над ними. Он мог бросить камешек или горсть песка между столбами и посмотреть, что произойдет, но могло произойти самое неприятное, а именно - залп пулеметов. Он, наконец, мог попросту пройти вперед так, словно столбов и вовсе не было, но это могло привести примерно к тем же последствиям, какие случились бы, если бы кто-то попробовал помешать Чиуну смотреть его "мыльные оперы".
Пока Римо терялся в догадках. Чиун сидел там, где оставил его Римо, и наблюдал за действиями своего ученика. Он заметил, что тот собирается перепрыгнуть через препятствие. "Мудрое решение", - подумал Чиун. Более опытные и более зоркие глаза корейца оценивали происходящее несколько иначе. Он не только видел столбы, стоявшие на расстоянии трех метров друг от друга, но и перекрещивающиеся линии лазеров. Он заметил не только самосвалы и рабочих, но и автоматы, сложенные под машинами. Он также обратил внимание на армейские ботинки, видневшиеся из-под комбинезонов механиков.
Римо и не подумал проверить, как действуют инфракрасные лучи, которые охраняли второй периметр. Он оторвал правую ногу от земли, хорошенько оттолкнулся левой и взмыл в воздух.
Но прыжок оказался неудачным. Вместо того чтобы сразу взлететь вверх, Римо подался чуть вперед, и, отрываясь от земли, его левая нога подняла маленький песчаный вихрь, который и обрушился на инфракрасную преграду.
Единственным звуком, нарушившим тишину, было нечто, похожее на чириканье птички. Единственным движением, кроме бесшумного приземления Римо, был прыжок Чиуна.
Комплекс пришел в движение. Условный сигнал - птичье чириканье - заставил рабочих кинуться врассыпную. Тотчас же на башнях перерабатывающего комплекса вспыхнуло четыре мощнейших инфракрасных прожектора, залив все вокруг кровавым светом. Римо оказался на виду, словно муравей, угодивший ненароком в ванильный пудинг.
Но его видели какую-то долю секунды. Он тотчас же сорвался с места, и, когда гидравлика подняла пулеметы 50-го калибра на высоту полутора метров, в лучах прожекторов оказался лишь маленький азиат в золотом кимоно, который словно летел над песком.
Пулеметы открыли огонь согласно заданной им программе. Но как только очереди стали поливать окрестности, Римо услышал, как Чиун крикнул, перекрывая грохот и свист:
- Крылья голубки!
Прием "крылья голубки" основывался на представлении о том, что белый голубь - птица мира и, следовательно, может спокойно порхать, оставаясь целой и невредимой, несмотря на бушующие вокруг ужасы. Оставаться над схваткой Римо не полагалось по службе, а вот уметь избегать неприятельских пуль было просто необходимо. Как только раздались первые очереди, мозг Римо быстро рассчитал мощность и направление огня. Он начат передвигаться в такт выстрелам, успевая вовремя убраться с дороги безжалостного свинца.
После изрядной пробежки, Римо услышал голос своего наставника: "Ложись!" и тотчас же упал на землю - легко, словно перышко.
Рядом с ним лежал Чиун.
- Привет, - сказал Римо. - Что поделывает в таком месте столь милый человек, как ты?
- Заменяю тебе глаза, - буркнул кореец, - хотя, признаться, не вижу причин это делать. Ты не только слеп, как крот, но еще и прыгаешь прескверно. Даже низшие создания - животные - и те умеют прыгать. От тебя только требуется не слишком от них отставать. Но, похоже, тебе это не под силу.
Римо уткнул нос в песок, так как над головой, буквально в четверти дюйма, просвистела пуля. Он снова поднял голову и спросил:
- Откуда же мне было знать, что там инфракрасные лучи?
- Но разве у тебя нет глаз? Да, принять внешнюю видимость за сущность - это все равно что принять шута за родного сына. Что ж, мы с тобой оба совершили ошибки.
Пока Римо и Чиун беседовали, распростершись плашмя на песке, механики содрали брезент с кузовов самосвалов. Водители приподняли кузова чуть выше. В каждом из них находился агрегат, похожий на пусковое устройство для ракеты, но с телевизионной камерой, прикрепленной к нему. Все двенадцать грузовиков подняли кузова на максимальную высоту, после чего люди оставили кабины, бросили брезент и побежали к траншеям.
Стрельба прекратилась, и внезапно наступила полная тишина.
- М-да, - буркнул Римо, когда последнее эхо выстрелов умолкло вдали. - Что же теперь?
- Можешь меня не спрашивать, - сказал Чиун, - потому что я мелок. Я просто ничтожен по сравнению с величием твоего интеллекта. Восстань же, о Великий, и выясни, в чем дело! Не обращай внимания, о Великий, на меня, мелкого и ничтожного, и смело иди, спотыкаясь, по дороге.
- Ладно, ладно, я был неправ, - сказал Римо. - Ну, видишь, я извиняюсь. А теперь, если ты не возражаешь, я отсюда уберусь.
- С какой стати мне возражать, - отозвался Чиун. - Кто я, собственно, такой, чтобы перечить тебе?
- Я же сказал: я был неправ, - отвечал Римо.
Он поднялся на ноги и побежал.
Внезапно ближайший самосвал издал какой-то ухающий звук, и ракета длиной в четыре фута с ревом понеслась вслед за Римо. В кузове самосвала пришла в действие телекамера. Она поймала в объектив Римо и стала направлять ракету.
Римо начал петлять, делать зигзаги, но и ракета тоже начала петлять, освещая окрестности оранжевым светом.
"Ага, - подумал Римо, набирая скорость и оглядываясь. - Стало быть, это и есть ТУР". О нем рассказывал Смит на инструктаже несколько лет тому назад. ТУР - это телеуправляемая ракета американского производства. Только Смит не говорил, что их взяли на вооружение израильтяне. Римо сначала подумал, не добежать ли ему до Содома, но решил, что не хватало еще разрушений домов и человеческих жертв, а посему резко повернул назад и помчался прямо на самосвал.
Но для этого ему пришлось перемахнуть через третий периметр - тройной забор из колючей проволоки. Когда Римо преодолевал первый рад, ракета отставала от него на двадцать пять футов.
Преодолевая второй ряд, Римо слышал только вой ракеты и надеялся, что прыжки не очень снизили его скорость. Когда он преодолел третий барьер, конус воздуха, образовавшийся перед носом ракеты, уже давил Римо между лопаток.
Найдя в себе силы для финишного спурта, Римо устремился к установке. Израильтянам, глядевшим из траншеи, казалось, что еще немного, и его расплющит между грузовиком и снарядом.
Но в последний момент Римо понизил температуру своего тела так, что стал недостижим для инфракрасного датчика ракеты, и упал плашмя на песок.
Первый самосвал взорвался, превратившись в черно-оранжевый шар, извергающий куски металла, пластика, и разбрасывая этот лом на мили вокруг.
Солдаты-работники сернодобывающего комплекса, в задачу которых входило не дать пожару переметнуться на прочие объекты, назвали это чудом. Израильские военные, которым было поручено прочесать пустыню и найти диверсантов или их обгоревшие трупы, назвали это безумием. Йоэль Забари и Тохал Делит, которые, будучи разбужены среди ночи, чуть было не объявили чрезвычайное положение, также не поскупились на ряд отборных эпитетов. Что же касается Чиуна, поджидавшего Римо среди камней за первым ограждением, он также нашел, что сказать, когда появился Римо с безмятежной улыбкой на устах. Он сказал одно-единственное слово:
- Пачкун!

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

По ночному небу над Израилем бесшумно двигалась черная тень. Она летела со стороны Иордании, низко над землей, быстро и неотвратимо. Это был не турбореактивный самолет, который слышно издалека, еще до того, как он пересечет границу. Это был не истребитель "Фантом", который бы немедленно сбили израильские силы противовоздушной обороны.
Тень двигалась бесшумно, как ветер. Это был не самолет, а грузовой планер. Беззвучно, так низко, что его не мог заметить радар, выкрашенный в черный цвет, чтобы слиться с ночью, он летел невидимый и неслышный над пустыней Негев.
Абуликта Морока Башмар расхаживал перед своими людьми. На нем был водолазный костюм из специальной антирадарной ткани и на груди - специальные антирадарные медали.
- Ну вот, настал момент, - сказал он по-английски трем десантникам, выстроившимся в ряд у двери планера.
На каждом из них были такие же водолазные костюмы из антирадарной ткани и парашюты.
- Пока израильтяне нас не заметили. Это хорошо. Мы совершим посадку в Мертвом море, поубиваем как можно больше евреев, уплывем в Иорданию и оттуда вернемся домой.
Трое его подчиненных улыбнулись, твердо веря в то, что Башмар - великий храбрец и уж никак не подведет. Эту репутацию он заработал, когда возглавил отряд из пятидесяти ливийских террористов, которые проникли в неохраняемую израильскую школу, где убили восемьдесят семь школьников и тридцать семь учителей, находившихся в тот момент в помещении. Диверсанты не сомневались, что и на сей раз все обернется так же удачно. Одним из террористов был негр, специально завербованный для этого налета в Уганде.
Башмар поднял руку, потом резко рубанул ею воздух.
- Сбрасываем снаряжение! - распорядился он.
Тотчас же негр-диверсант, находившийся ближе всех к двери, распахнул ее и вытолкнул наружу контейнер из антирадарного материала, в котором находилось все необходимое для работы под водой.
- А теперь прыгаем мы! - распорядился Башмар и первым вывалился из планера, крепко прижимая завернутый в антирадарную ткань автомат к своему антирадарному скафандру. За ним последовали остальные. Четыре темные фигуры и один ящик стремительно понеслись вниз сквозь ночную тьму.
Сначала раскрылся парашют контейнера, затем каждый из террористов дернул за шнур своего парашюта. Террористы думали о том, какую резню они вскоре учинят и какие награды они получат, вернувшись к себе в Ливию и Уганду.
В мозгу Башмара крутились мысли о военных почестях и продвижении по службе. Самая тяжелая часть операции была позади. Они нелегально проникли в Иорданию, а затем в Израиль. Теперь оставалось только учинить кровавую расправу и убраться восвояси.

Зава Фифер дремала в джипе, когда услышала звук, раздавшийся со стороны Мертвого моря. Контейнер со снаряжением для подводной работы ударился о самую плотную в мире воду с шумом, напомнившим разрыв гранаты.
Первый удар разбудил Заву. Четыре последующих заставили включить зажигание машины и двинуться в направлении Мертвого моря.
Башмар и его трое подручных всплыли, как пробки, на поверхности сверхсоленой морской воды. Когда Зава появилась на берегу Мертвого моря, она увидела, как один темный силуэт охаживал два других, столь же темных, силуэта резиновым ластом.
- Идиоты! Болваны! - восклицал силуэт на английском языке, но с сильным иностранным акцентом. - От вас нет никакого толку! Почему вы не сказали мне, что в этом море нельзя плавать под водой? Теперь нам придется убираться обратно в Иорданию!
- Я думал, он знает, - сказал первый из двух силуэтов, указывая на второй.
- Я думал, он знает, - сказал второй силуэт, указывая на первый.
Как только Зава поняла, что акцент был арабским, она потянулась за маузером, который держала в специальной кобуре под приборной доской. Но не успела она дотянуться до него, как в ее шею уперлось что-то круглое, твердое, металлическое и она услышала тихий смех.
- Командир, - сказал кто-то у нее за спиной высоким голосом. - Я раздобыл нам женщину.
Башмар уронил резиновый ласт и стал вглядываться в темноту, чтобы понять, откуда взывал к нему угандиец. Он двинулся от берега в сопровождении своих подручных и шел, пока не натолкнулся на серый джип.
- Я сейчас убью этот стерва! - сказал угандиец. - Пусть она знает, что будет погибнуть от рук самого...
- Погоди, - сказал Башмар.
Зава сидела неподвижно, слегка изогнувшись и выставив вперед грудь. Башмар заметил ее округлые формы и ложбинку между возвышенностями.
- Охо-хо! - промычал он, наклоняясь, чтобы погладить гладкую смуглую ногу девушки.
Зава попыталась отпрянуть, но холодный металл еще сильнее прижался к ее затылку.
- Одно движение или крик, - предупредил Башмар, - и ты останешься без головы.
Башмар провел другой рукой по плечу Завы и сказал:
- Это будет наша первая жертва!
С этими словами он содрал свою резиновую шапочку. Двое его подручных сделали то же самое. Дыхание Завы сделалось еще более учащенным, что лишь добавило притягательности ложбинке между двух высоких барханов. Она почувствовала, как ствол убрали с ее затылка, и затем услышала, как солдат за ее спиной стал раздеваться.
- Но сначала, - провозгласил Башмар, не сводя глаз с ее груди, - ты познаешь мощь арабского тела и могущество арабского ума. Ты поймешь превосходство нашей великой культуры.
- И нашей тоже. Африканской тела и африканской ума, - раздался голос у нее за спиной. - Я сама полковник.
Башмар сорвал с Завы рубашку.
Его люди готовы были разразиться бурными аплодисментами. Человек, стоявший за спиной у Завы, наклонился через ее плечо, чтобы получше рассмотреть это дивное диво. Зава закрыла глаза и пыталась удержаться от слез.
Башмар вытащил из пластиковой упаковки пистолет с глушителем и, ткнув им Заву в ребра напротив сердца, заставил опрокинуться на спину на передние сиденья. В поясницу ей уперлась ручка переключения скоростей, Зава прикусила губу, сознание ее затуманили чувства унижения и ненависти.
Пистолет, который до этого был приставлен к ее груди, оказался под подбородком, а две пары рук ухватили ее за ноги. Зава попыталась крикнуть, но ей тотчас же засунули в открытый рот кляп из резиновой шапочки.
- Да здравствует героическая борьба арабов за свободу! И африканцев тоже, - добавил Башмар, расстегивая штаны своего комбинезона.
Зава почувствовала, как ствол пистолета отдирает пуговицы с ее юбки. Единственные звуки, которые она теперь слышала, - это скрип резины во рту, гул в голове и треск отлетавших пуговиц.
В глазах у нее поплыла желтая пелена. Ствол пистолета сильнее прижался к ее горлу. Она почувствовала, как живот обдало порывом теплого воздуха. Она попыталась оказать сопротивление, но ноги ее по-прежнему держали крепко, словно в тисках. Прежде чем раздался вопль, она услышала треск сдираемых трусиков.
Сначала она решила, что кричала сама. Но затем поняла, что во рту у нее по-прежнему находится вонючая резина. Внезапно железо перестало давить ей на горло, и Зава услышала короткий стук очереди из автомата с глушителем. Она вдруг поняла, что ничто не мешает ей сесть, и села. Первое, что бросилось ей в глаза, - террорист, который стоял на коленях и с удивлением смотрел туда, где еще недавно у него были кисти рук, а теперь остались два красных обрубка, из которых на правую ногу Завы лилась кровь.
Зава почувствовала, что и левая нога ее также свободна, - второй террорист был занят тем, что пытался удержать свои внутренности, которые так и норовили выпасть из живота.
Зава увидела, как между двумя террористами промелькнуло какое-то желтое пятно, затем обогнуло Абуликту Мороку Башмара, который застыл на месте со спущенными штанами.
Недолго думая, Зава выхватила маузер и, нацелясь между ног руководителя диверсантов, выстрелила. Тот завертелся волчком, и на его лице появилось удивленное выражение человека, который вдруг понял, что он смертен. После этого Башмар упал на землю и больше не шелохнулся.
Наступила тишина. Зава неуверенно обернулась и увидела четвертого террориста, а точнее сказать, то, что от него осталось, поскольку он каким-то непостижимым образом ухитрился сунуть дуло своего автомата себе в рот и нажать на спуск.
Вытащив наконец изо рта резиновый кляп, Зава глянула через ветровое стекло джипа. Перед джипом стояли Римо и Чиун.
Чиун скрестил руки на груди, спрятав кисти в рукава своего золотистого кимоно. Римо небрежно прислонился к капоту джипа и дул на пальцы левой руки.
Зава Фифер кое-как завернулась в разорванную юбку и, сев на водительское место, присвистнула.
- Добро пожаловать обратно, - только и сказала она.
Пока Римо вел джип обратно в Тель-Авив, Зава молчала, съежившись на заднем сиденье. Наконец она зашевелилась и сказала:
- А вы были правы.
- Еще бы, - сказал Чиун.
- Я думала о том, что вы тогда сказали, - продолжала Зава, не обращая внимания на слова Чиуна, - и решила, что вы были абсолютно правы.
Они сами предали погребению останки диверсантов. Для этой цели им понадобились лопата, несколько камней и большой курган из песка. После чего они поспешили убраться от Мертвого моря.
- Я тоже думал о том, что тогда сказал Чиун, - подал голос Римо. - И ты, конечно, был прав. Никто не должен заполнять вселенную гамбургерами, иначе фирма "Звездный мир" собьется с ног, доставляя кетчуп.
- Не обращай внимания на пачкуна, молодая особа, - сказал Чиун, оборачиваясь назад, где сидела, завернувшись в одеяло, Зава. - Он не настолько умен, чтобы понять мудрость Синанджу.
- Космические корабли будут носиться с грузом пикулей и лукового соуса, - продолжал как ни в чем не бывало Римо.
- Тем не менее, - продолжал Чиун, - мало признать справедливость сказанного. Ты должна еще и извиниться.
- За что? удивилась Зава. - Что я такого сделала?
- Ты ужасно обошлась с тем человеком. Это просто какой-то кошмар.
Зава села прямо, глаза ее заблистали.
- Как? Вас удивляет, что я убила его? Этого негодяя? Что же мне было делать с этим мерзким арабом?
- Дело не в том, что ты убила его, - спокойно отвечал Чиун. - Дело в том, как ты убила его. Есть неверные способы, и есть мудрость Синанджу. Я просто разочарован. Ты явно подавала надежды. Зачем же все портить пистолетом?
Зава снова откинулась на спинку сиденья.
- И он учит меня здравому смыслу, - пробормотала она. - Она поглядела на темную пустыню, потом спокойно продолжила: - А знаете, вы правы. Пистолет все опошлил. Мне надо было убить его собственными руками. Ведь просто поразительно, чего добились мы в этих краях трудом наших рук.
Чиун кивнул, а Римо наклонился к нему и прошептал:
- Не сейчас, Чиун. Немного погоди. Сейчас не время.
- Сейчас как раз самое время, - парировал кореец. - Продолжай, - сказал он Заве.
Зава по-прежнему смотрела на темную пустыню.
- Это моя родина, - говорила она. - Это земля моего отца. Он сражался за нее и обрабатывал ее. Он строил на этой земле. И она его убила. Сначала убила его внутренне. Он воевал пять дней в неделю. Вы не представляете, что это такое: прощаться каждую неделю со своей семьей - и, может быть, навсегда.
Римо повернул руль, чтобы остановить джип у обочины, но Чиун сказал:
- Поезжай дальше.
- Это-то и убило мою маму, - продолжала Зава. - Мой отец... - Она задумалась на мгновение, потом продолжала: - Она была очень сильной женщиной. Ее единственная ошибка заключалась в том, что она любила моего отца сильнее, чем Израиль. Когда его разорвал снаряд из построенного в России танка, в ней самой все вдруг умерло. От него же ничего не осталось. Не то чтобы в гроб, в конверт было нечего положить. Ну а мама умерла три месяца спустя.
Внезапно Зава рассмеялась - пронзительно, почти истерично.
- Понятия не имею, зачем я вам все это рассказываю. Это ведь секретная информация.
Ни Римо, ни Чиун не сказали ни слова.
Зава перестала улыбаться, посмотрела на потолок джипа и сказала:
- Мой жених с детства работал на военном объекте. Делал бомбы. В прошлом месяце его не стало. Он погиб, когда террористы подложили мину. Я и члены моей семьи постоянно оказываемся не там и не в то время. Все, кого я любила, погибли... Вот я и решила посвятить свою жизнь защите... - Зава замолчала, так и не договорив фразы. - Извините. Я что-то разболталась...
Римо посмотрел в зеркальце. Он увидел глаза Завы. В них не было ни слез, ни боли, ни теней прошлого. Это были глаза профессионала. Никаких надежд, мечтаний, грез. У него были точно такие же глаза.
- Ну а насчет бомб можете не беспокоиться, решил обрадовать ее Римо. - Они находятся под весьма надежной охраной.
- Что вы, американцы, в этом понимаете? - вдруг вспылила Зава. - У вас случается война раз в двадцать лет, да и то вы воюете на чужой территории. А потом сидите в креслах и рассуждаете о том, как это было ужасно. А для нас война - это жизнь. Вопрос выживания. Враг превосходит нас в численном отношении втрое. Война идет на нашей земле, и умирают наши братья. Я бы убила кого угодно и сколько угодно, если бы только это могло положить конец войне.
Она говорила, едва сдерживая себя. Потом замолчала. По содержанию монолог ее был страстным, но в голосе страсти не было. Реальность уничтожила эту страсть.
- Ты расстроена, - сказал Чиун. - Приляг лучше и немного отдохни.
Она беспрекословно подчинилась. Чиун положил свои худые тонкие ладони ей на лоб и сказал:
- А теперь спи. И помни: рая нет ни на востоке, ни на западе. Все внутри тебя.
Римо вел машину по плоской, как стол, пустыне, представляя себе царство невидимой смерти вокруг. Он проехал мимо лунных кратеров среди камней. Он проехал мимо дорожных знаков, гласивших "Хамекеш-хагодол" - "Большой кратер". Он миновал огромную пропасть, которая сверкала под луной розовым, желтым и фиолетовым цветами. Нога Римо нажала на педаль акселератора.
- Ты водишь машину как и прыгаешь, - сказал Чиун. - То есть плохо.
- Она спит? - осведомился Римо.
- Ты считаешь, что я потратил десять минут, чтобы она не заснула? - спросил Чиун.
Римо ехал и думал о последних словах Завы: "Я бы убила кого угодно и сколько угодно, лишь бы только положить конец этой войне". Он решил не выпускать ее из поля зрения. Потом он обернулся к Чиуну.
- Неплохая девушка, - сказал он, кивнув головой в сторону спящей Завы.
- Неглупая молодая особа, - согласился Чиун. - Я бы тоже расстроился, если бы мне случилось убить человека из огнестрельного оружия.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Это была тяжелая работа. Она никогда не была легкой и отнимала очень много времени. Но человек знал, что рано или поздно дело будет сделано, а ради хорошего дела стоит немного и подождать. Ради хорошего дела стоит не только ждать, но и трудиться, рисковать жизнью, убивать.
Из ванной вышел человек среднего роста, худощавый и с широкими запястьями. Он был в чем мать родила. Вымыв руки, он направился к стенному шкафу, вытирая их на ходу. Затем он подошел к большому зеркалу, в котором мог видеть себя в полный рост.
"Неплохо, неплохо", - думал он. Для своих лет он выглядел просто здорово. Пластическая операция чудесным образом изменила лицо: слегка выдавались скулы, исчезли глубокие морщины вокруг карих глаз и тонкогубого рта. Да, операция омолодила его лицо, а постоянные физические упражнения держали в форме руки и ноги и помогали сохранять стройную осанку. Такую, какая приличествовала человеку, некогда бывшему майором Хорстом Весселем в нацистской армии, а точнее, в ее элитных частях - СС.
Бывший майор Хорст Вессель одевался и вспоминал приятные годы, проведенные им в фатерлянде. Германия всегда заботилась об умных, образованных, утонченных людях. Его нынешняя работа в израильском правительстве служила лишним тому подтверждением. Опыт и знания всегда вызывали уважение, даже у противника. Разумеется, израильтяне понятия не имели, кто он такой на самом деле, а также кем он был в прошлом.
Человек, который был самым молодым нацистским офицером среди занимавших ответственные посты во время второй мировой войны, внимательно оглядел себя. Он уже был при полном параде.
Предпоследнее, что он сделал, выходя из комнаты, - надел на шею медальон. Последнее - плюнул на него - еврейский символ жизни.
Худощавый человек с широкими запястьями ехал в джипе на юг от Тель-Авива, направляясь в маленький городок Реховат. Там он отыскал большое серое приземистое здание, поставил машину на автостоянке и вошел внутрь.
Человек шагал по гулкому, вымощенному кафелем полу, не скрывая своего отвращения. Пот градом катил по его крепкому осанистому телу. Он вспоминал, как шел, чеканя шаг, по мраморным, убранным шелком залам прохладной осенью 1943 года. Тогда он должен был впервые встретиться со Спасителем Германии. Он совершал первый из своих многих визитов к величайшему человеку, к блестящему тактику, к несравненному вождю. Именно ради этого вождя сейчас он громыхал израильскими военными ботинками по кафелю. Его холеная голова лишь на несколько дюймов не доставала до кафельного же потолка. Унылые стены из шлакобетона сильнее заставляли бывшего Хорста Весселя вспоминать прекрасные картины, роскошные ковры и изыски архитектуры, которые ему довелось созерцать в юности. "Роскошь приличествует лишь великим людям", - думал он.
Тот, кто когда-то был Хорстом Весселем, твердо верил: человек живет в такой обстановке, какую заслуживает. Не удивительно, что евреи живут в пустыне!
Когда он подошел к ряду дверей, то перестал думать о прошлом. Услышав молодые голоса, пробивавшиеся через щели под дверями, он только презрительно улыбнулся. Подонки! Смейтесь, смейтесь. Скоро вам будет не до смеха.
Человек, который был когда-то Хорстом Весселем, представил себе недалекое будущее. Мир в хаосе. Народы в смятении. Вместо кафеля, по которому он ступал, будут руины, зараженные радиацией. Ему захотелось засмеяться от радости.
Он нашел нужную комнату справа по коридору. Человек, который когда-то был Хорстом Весселем, открыл дверь, вошел и оказался в длинной комнате, заполненной лабораторными столами, на которых громоздилось какое-то химическое оборудование.
У дальнего стола стоял человек, опустив голову в раковину.
Когда-то его звали Фриц Барбер. Его рвало. Он почти весь исчез в раковине, виден был лишь запачканный лабораторный халат и руки, усеянные старческими пигментными пятнами, судорожно вцепившиеся в края раковины.
Человек, который когда-то был Хорстом Весселем, звонко щелкнул каблуками, поскольку, кроме него и блюющего, в комнате никого не было. Но человек, который когда-то был Фрицем Барбером, так и не поднял головы. Он продолжал свое занятие.
На столах лежали хирургические инструменты: острый скальпель, резиновые перчатки и металлический зонд. Рядом с этими инструментами стоял поднос, в котором находилось нечто напоминающее зародыш свиньи.
- Нет больше сил, - простонал человек, которого когда-то звали Фриц Барбер. Он наконец оторвался от раковины и тяжко сел прямо на пол. Это был толстый лысый человек. Его подбородок и грудь были в остатках вчерашнего обеда.
- Нас никто не может подслушать? - спросил у него тот, которого раньше звали Хорст Вессель.
- Нет, конечно, - сказал толстяк, сидевший на полу. У него на халате была приколота карточка, на которой значилось: "Доктор Мойше Гаван".
- Тогда говори по-немецки, - рявкнул худой человек, - и встань, когда к тебе обращается старший по званию.
- Да, слушаюсь, - промычал толстяк и с трудом поднялся на ноги. Лицо его было совершенно зеленого цвета. Толстяк-коротышка с лысиной в обрамлении седых волос. Он был совершенно не похож на того Фрица Барбера, что свирепствовал три десятилетия назад. Но теперь он был доктор Мойше Гаван, сотрудник Вейсмановского научно-исследовательского института. Он преподавал биологию и обучал евреев расчленять свиные зародыши, а также отличать мальчиков от девочек. Времена изменились.
- Хайль Гитлер, - тихо сказал толстяк, выкидывая руку в нацистском салюте.
- Хайль Гитлер! - резко отвечал вошедший. - Что все это означает?
- Разделываем поросят, - вяло улыбнулся толстяк. - Я не создан для такой работы. В фатерлянде я был физиком. Что я понимаю в лягушках, червях, креветках...
Он замолчал и снова лицо его стало зеленеть.
- Будете делать что вам прикажут! - рявкнул худой, подходя ближе к толстяку. - Мне недосуг выслушивать ваши жалобы по пустякам. Вы достали то, что нужно?
Толстяк выпрямился и кивнул. Он едва доставал худому до плеча.
- Да, конечно. Потому-то я здесь и оказался. Формально я пришел, чтобы проверить, как студенты справились с заданием...
Лицо толстяка стало багроветь.
- Хватит, - перебил его человек, которого когда-то звали Хорстом Весселем. - Несите его сюда. У меня мало времени.
- Да, слушаюсь, - закивал головой толстяк. - Сейчас, - и шаркающей походкой направился к своему столу.
Человек, у которого было мало времени, равнодушно смотрел на разделанного поросенка. Затем он осторожно завел руку за спину и, взяв с соседнего стола скальпель, спрятал его в рукав. Послышалось сопение возвращающегося толстяка.
Тот, кто именовался теперь доктором Мойше Гаваном, держал в руках небольшую черную коробку размером с книгу в бумажной обложке. Он нес ее словно королевские регалии. На пухлом лице играла гордая улыбка. Толстяк передал коробку худому.
- Это он? - осведомился худой.
- Да, - услышал он поспешный ответ. - Я достал самый маленький из существующих, но он в состоянии взорвать атомный заряд или по радио, или с помощью часового механизма. Этот прибор не боится никаких защитных приспособлений.
Человек, которого когда-то звали доктором Весселем, взял из рук доктора Мойше Гавана коробочку и стал осторожно ее разглядывать.
- Незачем быть таким нежным, - сказал доктор. - Все сделано очень прочно и надежно.
- Я не нежничаю! - вспыхнул худой. - Я просто внимательно все рассматриваю. - Оглядев коробку со всех сторон, он спросил: - Значит, устройство сработает?
- Сработает, - откликнулся толстяк.
Тридцать лет они строили планы. Тридцать лет они старались ничем себя не выдать. Тридцать лет они лгали и выдавали себя не за тех, кем являлись. Теперь человек, которого раньше звали Хорстом Весселем, не сомневался: настал великий час. Скоро он снова станет Хорстом Весселем, пусть даже ненадолго. На несколько минут.
- Отлично, - сказал он толстяку. - Вы сделали большое дело. Теперь мы сможем приступить к реализации нашего плана без проволочек.
- Прошу прощения, - начал толстяк, подойдя еще ближе. - Но что мне делать, пока я не получил приказ оставить это место? Я понимаю, почему были убиты другие, но я-то делал свое дело честно. Они теряли уверенность в грядущей победе, но я до конца оставался на посту. Я хорошо сделал дело. Я это гарантирую, неужели мне и дальше продолжать учить этих мерзавцев? Неужели нельзя оставить это место?
Человек, который когда-то носил имя Хорст Вессель, посмотрел на толстяка, но не увидел Фрица Барбера. Это был кто-то другой. Фриц Барбер был умен, никогда не жаловался, не ныл и не был трусом, уж это точно. Толстяк же, стоявший перед ним, перестал быть арийцем. Он стал доктором Мойше Гаваном. Он стал евреем.
Худой улыбнулся и сказал:
- Если вы исчезнете сейчас, это вызовет подозрения. Не беспокойтесь, дружище. Когда настанет решающая стадия операции, вас заблаговременно предупредят. Ну а теперь мне надо уходить. Пора готовить великое событие.
- Я понимаю, - пробормотал толстяк.
Человек, которого когда-то звали Хорстом Весселем, встал по стойке смирно и выбросил руку в нацистском салюте.
- Хайль Гитлер!
Толстяк старался не смотреть ни на останки поросят, что громоздились на столах, ни на худого человека. Он тоже вскинул руку. Но когда Гаван открыл рот, чтобы произнести "Хайль Гитлер!", человек, которого когда-то звали Хорстом Весселем, выхватил скальпель и ударил им толстяка в грудь.
Тот выпучил глаза. Слова застряли у него в горле, он не сумел даже вскрикнуть. Он опустил руку, ноги его судорожно дернулись, подогнулись, и он упал лицом вниз. На пол хлынула кровь.
Человек, которого когда-то звали Хорстом Весселем, опустился на колено у тела Барбера и вонзил скальпель до рукоятки в шею толстяка. Тот дернулся последний раз и затих. Худощавый поднялся на ноги.
"Тот, кого раньше звали Фрицем Барбером, и раньше порой выказывал слабину, - думал худой. - Мне бы следовало заметить это раньше. Но теперь с ним больше не будет хлопот. Скоро, скоро произойдет великое событие! Скоро призрак Гитлера получит полное удовлетворение. Скоро не станет евреев. Они сгинут все до единого!
Ну а если при этом погибнет и кое-кто из арабов, большой беды не будет. Впереди - величественная цель, и нечего заботиться о безопасности тех, кто живет бок о бок с евреями".
Человек, который был в свое время самым молодым среди крупных эсэсовских чинов, стал натягивать на руки резиновые перчатки.
"Прежде чем я приступлю к осуществлению последней стадии нашей операции, - думал он, - я должен избавиться от этих американских агентов".
С этой мыслью Хорст Вессель стал рыться в медицинском оборудовании в поисках хирургической пилы.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Зава проснулась от пронзительного визга, какого не слышала с детства, когда возле ее родного киббуца потерпел крушение реактивный самолет.
Она вскочила, вернее, попыталась вскочить на ноги, поскольку джип несся по дороге, и воскликнула:
- Что случилось? Мы переехали овцу? Мы задавили индюшку?
Чиун обернулся к Римо.
- В чем дело? Неужели твоя безалаберная езда, которая может сравниться по бездарности разве что с твоим умением прыгать, лишила жизни еще одно живое существо? - сурово спросил он.
- Нет, папочка, - отозвался Римо. - Она имеет в виду тебя, а не меня.
- Что ты слышала, о юная особа? - спросил Чиун, оборачиваясь к Заве.
- Ужасный, пронзительный визг. Прямо мурашки поползли по телу. Это было ужасно!
- В таком случае я ни при чем, - успокоившись, отвечал Чиун, - Потому как я пел чудесную корейскую песню, которая баюкала тебя. Скажи честно, ты ведь действительно была убаюкана моим пением?
- Чиун! - сказал Римо. - Увы, она имеет в виду именно твое пение. Боюсь, что теперь за нами вдогонку бросятся все военные патрули и все волчьи стаи, какие только есть в округе на расстоянии двух десятков миль.
- Что ты понимаешь в колыбельных, - невозмутимо отвечал Чиун. - Веди себе машину, пачкун.
- Мы едем в машине? - осведомилась Зава. - Я действительно спала? О Боже, где мы находимся?
- Не волнуйся, - отозвался Чиун. - Мы в стране Ирода Чудесного, в государстве Израиль, на планете Земля.
- Но где именно? - не унималась Зава.
- Судя по карте, мы сейчас в районе Латруна, - сообщил Римо.
- Это хорошо, - обрадовалась Зава. - А то я испугалась, что мы проехали нужное место. Теперь смотрите, скоро будет поворот на Реховат. Я забыла вам сказать, что мы выследили тех, кто пытался вас уничтожить. Они работали в институте Вейсмана.
Когда они прибыли в Реховат и нашли институт, им удалось отыскать комнаты палестинцев без лишних расспросов. Там оказалось пусто, безлюдно и не было ничего, что могло бы навести на след. Это были клетушки со стенами из шлакоблоков, в каждой из которых имелся деревянный стол, деревянный шкафчик, деревянная кровать и деревянная, застланная грубой парусиной кровать.
- Наши люди уже осмотрели эти помещения, - сообщила Зава, - но так и не смогли найти ничего, что бы вывело их на тех, кто стоял за этими палестинцами.
Чиун вышел в коридор, а Римо еще расхаживал по последней из комнат. Ему в руки попался учебник.
- Эти типы здесь работали или учились? - спросил он у Завы.
- И то, и другое, - отвечала она. - Их работа, конечно, отвлекала от занятий, но тем не менее они все же ходили и на лекции. А что?
- Ничего особенного. Просто учебник по биологии, как мне кажется, не входит в число бестселлеров, любимых арабами. Ведь это учебник биологии?
Внезапно в дверях появился Чиун. В руках у него было по книге.
- Что ты делаешь? - спросил у него Римо.
- Работаю, - последовал ответ. - А ты что делаешь? - в свою очередь поинтересовался старик кореец.
- Ничего не делаю, - признался Римо.
- Вот именно, - сказал Чиун, бросая книги на пол. - Пока вы обменивались воспоминаниями о съеденных вами гамбургерах, я за вас трудился в поте лица. Вот, полюбуйтесь.
Римо посмотрел на валявшиеся на полу книги и сказал:
- Молодчина, Чиун, только я сомневаюсь, что институт позволит тебе забрать их с собой. Попробуй заглянуть в столовую. Может, там тебе что-то обломится?
- Ты слеп, - ответствовал Чиун. - Ты смотришь, но не видишь. А я сказал "полюбуйтесь", надеясь, что ты все же кое-что заметишь.
- Минуточку, - сказала Зава, опускаясь на колени. - А что, эти книги из других комнат?
- Именно! - сказал Чиун. - Ты уверена, что у тебя в Корее нет родственников?
Римо озирался по сторонам с видом полнейшего недоумения.
- Может, кто-нибудь из вас объяснит, что происходит? - спросил он.
Зава подошла к столу и взяла учебник биологии, лежавший там.
- Смотри, Римо, - сказала она. - Это такой же учебник, как и те два. Полюбуйся!
- И ты туда же. Зава! Ладно, ну и что с того?
- Это и есть след. Эти палестинцы ходили вместе на занятия к одному преподавателю.
- Ну, может, хотя бы дальние родственники? - не унимался Чиун. - Да, небольшая подготовка, и ты далеко пойдешь, смею тебя уверить.
Римо недобро посмотрел на Чиуна, потом опустился на колени рядом с Завой и распахнул книгу. На форзаце имелась какая-то запись на иврите.
- Так-так... - сказал он. - Но что это означает?
- Биология, - прочитала Зава. Комната Б-27 Преподаватель - доктор Мойше Гаван.
Римо захлопнул книгу и бросил ее обратно на пол рядом с остальными.
- Ну что ж, навестим доктора Мойше Гавана, - предложил он.
Они двинулись по коридору института Вейсмана на поиски комнаты Б-27. Она оказалась в подвальном этаже, в правом крыле.
Несмотря на ранний час, вокруг бурлила жизнь. Мимо троицы чужаков сновали взад и вперед люди. Они в основном были старше, чем предполагал Римо, и многие были в форме. Те, кто помоложе, выглядели довольно кисло. Римо подумал, что у них зеленые годы и зеленый вид.
- Мы что, пришли во время пожарной тревоги? - прошептал он Заве. - У них учения?
- Это не пожарные, - прошептала она в ответ. - Это полицейские.
Возле комнаты Б-27 собралась толпа. Там стоял запах, который Римо не спутал бы ни с чем на свете. Этот запах преследовал его повсюду. Пахло смертью.
- Оставайтесь здесь, - сказал он Заве и Чиуну, - а я попробую выяснить, что случилось.
- Здесь пахнет свининой, - сообщил Чиун. - Я лучше подожду в машине. - И с этими словами он двинулся прочь, махнув рукой Заве, чтобы она шла за Римо.
Римо протиснулся через толпу студентов и преподавателей и оказался рядом с дюжим полицейским. Тот обернулся и грубым голосом сказал что-то на иврите. На это Римо ответил по-корейски, упомянув мать полицейского и ослиные уши. Полицейский пробурчал еще что-то, и Римо уже собирался перейти на более понятный язык, когда между ними выросла Зава, предъявила какую-то карточку и заговорила с полицейским, стараясь его успокоить. Полицейский поднял руку, и они прошли дальше.
Римо и Зава остановились у двери комнаты Б-27. Если бы они двинулись дальше, то угодили бы в кровавую лужу.
Кафельный пол был словно застлан кровавым ковром. В центре комнаты они увидели свастику, сложенную из рук и ног того, кто еще недавно был человеком. Вокруг свастики стояли подносы с разделанными свиными эмбрионами.
- Некоторые люди слишком рьяно относятся к своей работе, - сказал Римо. - Как увлекутся, так и не могут остановиться.
Зава отошла от дверей.
Римо пригляделся и увидел карточку в верхнем правом углу свастики. Там значилось: "Доктор Мойше Гаван". Грубый голос за спиной Римо что-то спросил.
Римо обернулся, увидел полицейского, а за спиной блюстителя порядка и Заву.
- Он хочет знать, закончили вы или нет, - пояснила Зава.
- Закончил, - сказал Римо. - Пошли.
Он снова стал пробираться через толпу. Впереди шли и о чем-то беседовали полицейский и Зава. Римо похлопал ее по плечу.
- Спросите его, где тут поблизости телефон. Мне надо срочно позвонить, - сказал Римо.
- Мне тоже, - сказала Зава.
- Бросим жребий, - сказал Римо.
Зава спросила полицейского, где тут телефон, и их препроводили в офис и уверили, что линия никем не прослушивается. Здесь проводилось немало важных правительственных работ, и потому с безопасностью якобы дело обстояло самым наилучшим образом.
Они бросили монету, Римо выиграл и набрал номер Смита. Поскольку время было раннее и мало кто пользовался линией в эти часы, связь была установлена в рекордное время. Римо пришлось ждать каких-то пятнадцать минут.
Смит был бодр, но выслушал Римо без энтузиазма, особенно когда дело дошло до сообщения о смерти доктора Мойше Гавана.
- Вы поступаете хуже некуда, - прокомментировал Смит отчет Римо. - Растет гора трупов, вы взорвали установку, которая стоит миллион...
- Вы уже об этом слышали?
- Такие новости распространяются быстро. Из-за этого чуть было не возник международный скандал. Слава Богу, никто не знает, что это дело ваших рук. Вы, надеюсь, проследите, чтоб об этом действительно никто не знал?
- Если вы будете молчать, то и я не стану хвастаться, - успокоил его Римо.
- Ну и что у вас имеется, кроме ваших подвигов и почти нарушенной секретности?
- Песня в душе, - буркнул Римо. - Послушайте, Смитти, я понятия не имею, что тут творится. Это ваша работа. Вы должны узнать, почему чуть не рухнула наша "крыша", вы должны проследить взаимосвязь между всеми этими покойниками, и вы должны найти человека или людей, с которыми я потом кое-что сделаю.
- Спокойно, Римо, спокойно, - услышал он в трубке голос Смита. - Работайте, думайте, а я скоро передам вам необходимые инструкции.
- Чудесно, - сказал Римо. - Я просто сгораю от нетерпения. Только, пожалуйста, поторопитесь. Кстати, вы не забыли выслать Чиуну его видеокассеты? Если он не получит их в самое ближайшее время, то превратит меня в отличный гамбургер.
- Кассеты высланы вчера. Насчет гамбургеров мне ничего не известно.
- Отлично. До скорой встречи.
Римо положил трубку. Настроение у него было кислое. "Думайте, думайте!" Он немного пошевелил мозгами и решил, куда при случае лучше послать Смита вместе с его компьютерами.
Факты просты. Зава Фифер убила единственного человека, от которого можно было бы получить сведения о происходящем. И вообще, где бы она ни появлялась, вокруг начинали громоздиться друг на друга покойники. Что с ней делать? Вот о чем стоит подумать!
Он вышел из офиса. У дверей ждала Зава.
- Закончили? - спросила она.
- Да, - сказал Римо. - Прошу.
- Спасибо.
Зава двинулась было в офис, но Римо окликнул ее:
- Зава! О чем вы беседовали с этим полицейским?
Он почувствовал, что задал верный вопрос.
- Ни о чем. А что?
- Бросьте, мне можете выложить все начистоту. Я хочу знать все. - И Римо сделал шаг в ее сторону.
- Он просто интересовался, не могли ли вы быть там раньше. Ему показалось, что он вас уже видел.
Что ж, это звучало правдоподобно. Надо зайти с ней в офис и выжать всю правду.
- Так, и что же вы ему ответили?
- Я сказала, что это исключено. Что вы были все это время со мной, - сказала Зава и пошла звонить.
Римо остановился и задумчиво нахмурился. Зава, конечно же, не могла убить Гавана, так как провела эту ночь в его обществе. Но как объяснить тех четырех типов, которые напали на нее в пустыне? Римо почесал затылок и пошел на улицу. Ему не нравились эти головоломки.
Он отправился на стоянку, где в джипе восседал с прямой спиной Чиун. Восходящее солнце красиво подсвечивало тучи на горизонте и пески.
Римо прислонился к джипу и пожалел, что бросил курить много лет назад.
- Ты удручен, сын мой, - сказал Чиун.
- Да, это местечко действует мне на нервы.
- Я тебя понимаю. Трудно работать в краях, лишенных подлинной красоты.
Солнце поднялось чуть выше, отчего пески заиграли так, словно были из чистого золота.
- Не в этом дело, - уныло произнес Римо. - Меня бесит другое: мы пока что ничего толком не сделали.
- Ничего не сделали? - удивился Чиун. - А кто прошлой ночью убил плохих людей, хотя, конечно, ты не поднял правильно локоть, когда наносил удар. Это, по-твоему, называется ничего не сделать? А те двое у отеля, которые поставили под угрозу безопасность моих драгоценных чемоданов? Ты разобрался с ними - теми методами, которым я тебя научил. Конечно, ты использовал мои приемы не самым удачным образом, но все равно это кое-что да значит. А разве тысячелетняя мудрость - это ничего? Разве золото, полученное в уплату, это ничего? Ты удивляешь меня, Римо. Еще несколько недель в этих местах, и ты поможешь израильтянам решить проблему перенаселения здешних городов.
Римо только хмыкнул.
- Нет, твоя хандра вызвана исключительно уродливостью здешних ландшафтов, - стоял на своем Чиун. - О, где вы, великолепные дворцы прошлого?
Римо смотрел на тучи, которые ползли по горизонту, оставляя за собой мокрый песок пустыни.
- Ты не беспокойся, - усмехнулся Римо. - Смитти сказал, что твои драмы уже высланы.
- Смит - идиот, - буркнул Чиун. - Кончится тем, что мои прекрасные истории окажутся на Северном полюсе. - Помолчав, он добавил: - Впрочем, мы можем вернуться в отель, если хочешь. Прямо сейчас.
Когда к джипу подошла Зава, Чиун пританцовывал вокруг Римо, приговаривая: "Прямо сейчас, сейчас, сейчас!"
- В чем дело? - спросила Зава Римо.
- Он хочет поскорее выяснить, злокачественная или доброкачественная опухоль у Бренды, не потерял ли судья Попинджей свое место из-за разногласий с Мегги Барлоу, а также поможет ли методика лечения наркомании доктора Белтона выздороветь маленькой дочурке миссис Бакстер с тем, чтобы она смогла принять участие в розыгрыше большого скакового приза.
- Что-что?
- Ничего. Он хочет поскорее вернуться в отель.
- Мы не можем отправить его в машине с полицейскими? - осведомилась Зава.
- Если им не вздумается помешать ему смотреть сериал "Пока Земля вертится", то почему бы и нет?
- Что?
- Да ничего. Короче, пусть возвращается в машине с полицейскими.
Римо отвел Чиуна к машине полиции, которая ждала его, и маленький кореец уютно устроился на заднем сиденье, лопоча о том, сколь велик Рэд Рекс, звезда сериала "Пока Земля вертится".
- Ему поистине нет в мире равных, - говорил Чиун, когда за ним закрыли дверцу. - Изумительный лицедей! Я встретил его однажды. В Голливуде. Да, да! Не хотите ли посмотреть его фотографию с дарственной надписью? Он подарил ее мне лично. А я научил его, как двигаться...
Римо и Зава смотрели вслед удаляющейся машине... Двое полицейских, ехавших с Чиуном, повернувшись друг к другу, растерянно спрашивали "Ма? Ма?", пока Чиун не повторил свой монолог еще раз, уже на иврите.
Зава посмотрела на Римо, потом на небо, которое покрылось тучами.
- Похоже, будет дождь, - сказал Римо, - лучше поднять верх у джипа.
Когда они пошли к машине, Зава не спускала глаз с Римо. Ее глаза пытались проникнуть внутрь его, пока они закрепляли брезентовый верх.
Римо показалось, что он кое-что заметил в глубинах ее глаз, но он быстро вспомнил слова Чиуна: "Глаза вовсе не окна души. Они вводят в заблуждение. Истинное окно души - это желудок. Живот. Там начинается жизнь, и там она кончается. Смотри на живот, Римо". Римо, собственно, так и поступил сейчас. Он посмотрел на живот Завы. Его опытный взгляд различил под рубашкой хаки, как сокращаются ее мускулы.
Как только они закрепили брезентовый верх джипа, упали первые крупные капли дождя.
- Гроза идет с юга, - сказала Зава. - Поедем ей навстречу.
Римо завел мотор. Зава села рядом с ним. Они двинулись навстречу грозе. Они проезжали городки, проезжали киббуцы. Они проезжали мимо детей, которые играли в озерцах - залитых водой воронках от бомб. Они проезжали ржавые русские танки с полинявшими египетскими эмблемами. После некоторого молчания Зава сказала:
- Те, на кого я работаю, не видят никаких враждебных действий, направленных на подрыв безопасности вокруг оружия, которым мы, кстати, и не владеем, что бы там ни писал по этому поводу журнал "Тайм". Они не видят в убийствах никакой взаимосвязи. Они уверены, что это просто жертвы маньяка, а значит, этим должна заниматься полиция.
- А вы что по этому поводу думаете? - осведомился Римо.
- По-моему, они заблуждаются, - медленно отвечала Зава. - Я чувствую, как вокруг нас сгущаются тучи. Опасность. Я чувствую, как у нас на шее затягивается петля. - Она помолчала, потом быстро добавила: - Но мое начальство не доверяет смутным ощущениям. Они хотят встретиться с вами и выслушать ваше мнение.
- Нет уж, увольте, - сказал Римо. - Я человек необщительный и застенчивый.
- И я вас об этом тоже прошу, - сказала Зава. - Мне ведь кажется, что вы прибыли сюда, чтобы действительно помочь нам всем. Поверьте мне, Римо, я работаю ни на военных, ни на разведку.
- Серьезно?
- Я работаю на "Захер лахурбан".
- А что это такое?
- Это агентство, которое ведает безопасностью ядерных объектов. Название в переводе означает: "Помните о разрушенном храме". Первые два храма евреев были разрушены до основания, оставив нас без дома. Для нас Израиль - последний храм, последний оплот.
Римо свернул на обочину и остановил машину.
- Ой! - воскликнула Зава. - Смотрите! Прошел дождь, и распустились цветы.
Словно по мановению волшебной палочки, пустыня вдруг превратилась в благоуханный ковер из красных, белых, желтых и голубых цветов. Зава выскочила из машины и побежала по этому чудному ковру. Римо пошел следом. Зрелище получилось удивительным: они были в саду, который понравился бы и самому Чиуну. Они шли рядом, соприкасаясь бедрами, плечами, локтями.
Зава чувствовала, как цветы ласкают ей ноги, а свежий ветер гладит лицо.
- Когда не стало моего жениха, - сказала Зава, - я решила, что перестала что-либо чувствовать. Я думала, что никогда больше не буду счастливой. Жизнь для меня имела смысл только для того, чтобы защищать других от повторения таких трагедий.
Зава говорила медленно, тщательно подбирая слова, словно переводя свои чувства с иврита на английский.
- По правде сказать, Римо, я увидела вас и испугалась. Мы оба работаем, делая примерно одно и то же, и я не сомневаюсь: вы чувствуете примерно то же, что и я. То есть единственное, что делает жизнь осмысленной, - это наша работа.
- Но погодите... - начал было Римо.
- Нет, дайте мне договорить. Я знаю, что ни вы, ни я ничего поделать не можем. Но я вижу, как плохо жить без надежды, без радости. Нельзя изгонять их из жизни. Надо надеяться...
Римо посмотрел в глаза Завы и понял: они не обманывают. Он посмотрел ей в глаза и увидел самого себя. Он увидел себя, каким он был десять лет назад, пока не возымела еще действие дрессировка у Чиуна. Он тогда еще считал, что в убийстве есть какой-то смысл, кроме проявления навыков убийцы. Как давно это было.
В глазах Завы Римо увидел другую девушку. Девушку, у которой было дело, забиравшее ее целиком, без остатка. Очень похожую на Заву. Храбрую, честную, преданную, мягкую и безжалостную, добрую и красивую. Девушку, которую Римо когда-то любил всем сердцем.
Ее звали Дебора. Она была агентом израильской контрразведки. В ее задачу входил поиск нацистских преступников. Она разыскала доктора Ганса Фрихтмана, палача Треблинки. В штате Вирджиния. Там она и встретила Римо.
Они провели вместе час, а потом Фрихтман убил ее дозой героина, которой хватило бы на целый полк. Позднее Римо отплатил Фрихтману той же монетой, но Дебору вернуть не мог никто. Ни он, ни Чиун, ни КЮРЕ со всеми их компьютерами, ни даже Зава.
- Римо! - услышал он голос Завы из цветов. - Сделай так, чтобы я снова научилась чувствовать. Тогда я снова смогу быть счастливой.
Римо шел среди цветов и чувствовал себя кем-то вроде Волшебника Изумрудного Города. Что хотел Железный Дровосек? Сердце! Что хотела Зава? Возможность чувствовать. Железный Дровосек получил мешочек с опилками. Ну а что он, Римо, сможет дать Заве?
Римо посмотрел на цветочный ковер, протянувшийся чуть ли не до горизонта. Один голос в нем уверял, что еще несколько дней, и здесь от этого великолепия останется одна солома. Другой голос возражал: это не повод не обращать внимания на сегодняшнюю красоту. Римо взял Заву за руку и усадил ее на ковер.
- Однажды я получил письмо, - сказал он. - От кого и почему, сейчас не важно. Но скажите, у вас когда-нибудь была сестра?
Зава покачала головой. В глазах ее появились слезы. Римо сел рядом и продолжил:
- Короче, я получил письмо. В нем говорилось. "Каждый из нас несет свое прошлое, словно крест, и играет судьбой, словно глупец. Но время от времени мы должны прислушиваться к голосу логики. А логика нашего положения состоит в том, что любовь нас погубит. Если бы мы могли стряхнуть с себя наши обязанности, словно пыль! Но, увы, нам этого не дано!"
Римо откинулся в траву, утонул в цветах и с удивлением подумал, что помнит то письмо слово в слово. Он был рад, что сохранил умение помнить.
- "Мы дали друг другу час времени и обещание, - продолжил он. - Будем же хранить воспоминания об этом часе, ибо они делают нас добрыми. Не позволяйте врагам разрушить их. Ибо если мы сохраним в себе самое доброе, то непременно встретимся тем утром, которое будет длиться вечность. Это так же верно, как и то, что текут волны реки Иордан. Это обещание, которое мы обязаны сдержать".
Римо заметил, что у него дрожит голос. Он замолчал, попытался сглотнуть. Но у него пересохло в горле. Ну почему Чиун обучил его всему на свете, по не рассказал, как надо поступать, чтобы не дрожал голос и не пересыхало горло? Римо заморгал и вдруг увидел нежное лицо Завы Фифер, которое вдруг заполнило собой небо. Она улыбалась, и губы се были мягкими. Ее взгляд нельзя было уже назвать пустым. Римо, правда, не мог объяснить, чем наполнились ее глаза, но так или иначе в них появилось нечто новое.
- У меня есть лишь час, - сказал он.
- Я сдержу обещание, - прошептала Зава, наклоняясь все ближе.
Римо прижал ее к себе, и они отправились в шамму.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Ирвинг Одед Маркович похлопал себя по животу. Потом по предплечьям. Потом по бедрам. Убедившись, что кровь в его жидах течет быстро, он ударил кулаком по стене подвала. Один раз правой рукой, второй раз левой. Затем он ударил по стене ногой - сначала правой, потом левой. После этого он обежал комнату пятьдесят раз. Затем упал на пол и полсотни раз отжался на руках. Потом перевернулся на спину и пятьдесят раз перешел из лежачего положения в сидячее и наоборот. Зачем встал и снова похлопал себя по животу.
Он решил, что готов.
Ирвинг подошел к старому ржавому сундуку. Он его захватил с грузового корабля "Бродяга", на котором пятнадцать лет назад прибыл в Хайфу.
Он распахнул крышку и стал одеваться, не спуская в то же время глаз с картинок из журналов, которыми оклеил крышку с внутренней стороны. Глаза и промежности израильских красоток были закрашены черным фломастером.
Ирвинг натянул на свои широкие плечи белую рубашку, а на свои мускулистые ноги бежевые брюки. Завязывая коричневый галстук, он еще несколько раз пнул стенку. Затем нацепил на плечо кобуру, в которой покоился тяжелый восьмизарядный пистолет итальянского производства. Наконец он надел бежевый пиджак и пошел наверх.
- Это ты, Ирвинг? - услышал он из кухни пронзительный голос.
- Да, ма, - откликнулся Ирвинг.
Разговор шел на иврите. Он сел на мягкий коричневый диван перед батареей и извлек из-под нее свои кроссовки. Надев их, он встал и подошел к зеркалу в холле.
- Что ты хочешь на ланч? - раздался из кухни все тот же пронзительный голос.
Ирвинг внимательно изучил свое классически еврейское лицо, чтобы удостовериться, что с его внешностью полный порядок.
- Ничего, ма. Я не приду на ланч.
Нос был сломан. Работа Зигфрида Грубера, в 1944 году, во время учебной подготовки штурмовиков. Все в порядке.
- Ты не придешь на ланч? - удивился голос на кухне. - Но ты же умрешь с голоду!
Волосы курчавые. Результат обработки туалетным набором "Ремингтон" и феном "Супер Макс". Получился неплохой перманент.
- Нет, ма, не проголодаюсь. Я перехвачу что-нибудь.
Слабый покатый подбородок и карие глаза, результат пластической операции, и эффект от контактных линз. Просто превосходно!
- В чем дело, Ирвинг? - осведомился голос на кухне и сам же ответил: - Я все знаю. Ты просто встретил симпатичную девушку и пригласил ее на ланч. Почему ты никогда не приглашаешь друзей домой, Ирвинг?
Ирвинг оторвался от зеркала и постучал в стену пальцем.
- Ма, это не девушка. Просто у меня есть кое-какие срочные дела.
- А! - В голосе появилось разочарование. - Это с тем славным человеком, что работает в правительственном учреждении?
- Именно, ма, - отозвался Ирвинг Одед Маркович. - С ним.
Он двинулся через столовую, направляясь к двери черного хода.
- А к обеду вернешься? - не унимался голос из кухни.
- Да, ма, - сказал Ирвинг и вышел из дома.
Он спустился с крыльца, прошел через задний двор, где был разбит маленький садик, а затем через ворота вышел в переулок.
Когда он оказался на улице, ему хотелось вопить от радости. Наконец-то, тридцать лет спустя, снова предстояло дело. Тридцать лет подготовки, тридцать лет упражнений, тридцать лет ненависти. Теперь же он, человек, который убил Ирвинга Одеда Марковича голыми руками, полковник элитных гитлеровских частей, напомнит миру о себе. Наконец-то фатерлянд снова призвал его. У него даже слюни потекли от возбуждения. Инструкции были недвусмысленны. Приказы исходили от того, кому он всецело доверял. Из верхних эшелонов. Он был готов действовать. Теперь таких, как он, оставалось лишь двое. Остальные пытались сбежать или растеряли боевой дух. Теперь оставались лишь они с Хорстом. Им и предстояло довести до конца то, что задумал фюрер.
Сначала после войны ничего не происходило. Он кочевал с места на место, наблюдая, как крепнет еврейское государство, и поддерживая себя в хорошей форме. Затем медленно, но верно он превратился в активиста Американского еврейского движения. Митинги в Масачусетсе, лоббирование в Вашингтоне, митинги в Нью-Йорке. Проникновение в растущий, начинающий процветать Израиль. Помощь с целью последующего уничтожения.
Дорфману нужно было лишь выполнять определенные инструкции и время от времени посылать весточку "родителям". Но наконец он получил сигнал: войти в доверие. Просочиться. Пропавший без вести "сын" Марковичей вернулся в Землю Обетованную.
Дорфман помогал в часовом магазине "отца", ходил за покупками для "матери". Долгие годы он вынашивал ненависть, ел их пищу, продолжал обманывать их родительские чувства. В его сердце была лишь черная смерть.
Но теперь настал его час. Вскоре не станет никаких Марковичей. Ему оставалось убить лишь двоих. Всего-навсего две смерти, и прощай, Израиль. Прощай, осточертевшая физиономия его "папочки", мелочная опека его "мамочки". Что ж, может, тогда убитый им Ирвинг перестанет посещать его в кошмарных снах.
Итак, только двое. Двое американских агентов. Как там их зовут? Ах да, Римо и Чиун. Ему говорили, что они считаются опасными противниками.
Ирвинг Одед Маркович чувствовал приятную тяжесть пистолета в кобуре. Ему казалось, он слышит, как бьется сердце его оружия. Пистолет пел, сиял, бурлил жизнью. Ничего, ничего, обещал он. Скоро в бой.
Ирвинг медленно шел по улице Бен Иегуда, чувствуя, как припекает солнце, несмотря на то, что еще не было одиннадцати. Он потел и радовался. Ему хотелось, чтобы солнце шпарило все сильнее и сильнее, пока кожа у этих людишек не почернела бы, дома не обрушились и евреи не набросились бы друг на друга, словно взбесившиеся собаки. Отличная шутка. Ей уже тридцать лет, а она по-прежнему доставляет ему удовольствие.
Насвистывая и заложив руки в карманы, Ирвинг зашел в отель "Шератон". Он вошел в поджидавший пассажиров лифт, нажал кнопку и поехал на восьмой этаж. Он не ломал голову над хитростями стратегии.
Он просто дождется нужного момента, распахнет дверь и уложит их обоих. Все очень просто. Никаких изысков из телесериалов. Никакого газа в вентиляционный люк, никакой серной кислоты через душ.
Просто два куска свинца, которые полетят примерно со скоростью звука и врежутся в податливую плоть. Бах! бах! - и порядок. Легче легкого.
Ирвинг Одед Маркович вышел из лифта на восьмом этаже и двинулся к номеру люкс, где, по его сведениям, остановились американцы. Он осмотрелся, потом прислушался. В номере кто-то был: он слышал, как там говорили на иврите.
Он толкнул дверь правым плечом.
Раздался треск. Дверь слетела с петель и шлепнулась на кровать.
Пригнувшись, Ирвинг влетел в номер, на ходу вынимая свой гладкий вороненый итальянский пистолет. Уже оказавшись в номере, он приметил маленькую фигурку, сидевшую примерно в десяти футах от него. Тридцать лет Ирвинг тренировал мускулы и реакцию ради этого момента. Не отрывая глаз от фигурки в желтом кимоно, он навел на хозяина номера пистолет. Нацелив его на человечка с лысиной, окаймленной кустиками седых волос, он спустил курок. Раз и два!
Пистолет с глушителем дважды глухо кашлянул, но эти звуки утонули в коврах и гардинах, которых в номере было хоть отбавляй. Не успели стихнуть звуки выстрелов, как цветной телевизор в центре комнаты затрещал и стал испускать искры. На потемневшем вдруг экране обозначились два отверстия в паутине трещин.
Тонкий азиатский голос невозмутимо произнес:
- Можешь передать императору Смиту: нет никакой необходимости уничтожать старый приемник, даже если ты доставил новый. Я и сам мог бы с этим разобраться.
Когда телевизор перестал трещать, Ирвинг выпрямился. На кровати сидел и вертел в руках дверную задвижку маленький тщедушный старичок.
- Это была учебная программа, - продолжал он как ни в чем не бывало. - Передай императору, что я оценил быструю доставку и преклоняюсь перед его мудростью. А теперь попрошу мои дневные драмы.
Маркович прицелился как следует, так что на мушке оказался нос этого чертова китайца. "Возьми себя в руки, Хельмут, - сказал он себе. - Стрельба по телеэкранам - это же просто стыд и срам. Помни, главное - не утратить навыков".
Его палец снова нажал на спуск, он услышал тихий кашель пистолета, почувствовал легкую отдачу. Выстрел получился хороший. Мягкий, четкий, все как по учебнику. Маркович подумал, что никогда не узнает, что делал этот китаец в номере американца и какие там драмы он просил - ведь сейчас его желтые мозги будут размазаны по стенам.
- Насколько я понимаю, ты не американец, а просто жалкий любитель, каковых в этой малопривлекательной стране хоть отбавляй, - услышал он голос желтокожего старичка.
Ирвинг с удивлением уставился на дымящееся отверстие в изголовье кровати и затем, обернувшись на голос, увидел, что азиат по-прежнему преспокойно восседает за письменным столом.
Ирвинг повернулся к старичку с криком:
- Что за фокусы, сволочь?!
Он нацелил пистолет в живот китайцу, а в мозгу его вертелось: "Курьер? Любитель? Малопривлекательная страна? Нет, - сказал он себе. - Не надо обращать внимания на эту ерунду. Ты Хельмут Дорфман. Замечательный стрелок. Подумай о стимулах, пусть сила сознания направит нулю - и тогда стреляй!"
Он снова нажал на спуск. Зеркало над письменным столом треснуло, во все стороны полетели осколки. Желтый мерзавец преспокойно устроился на кресле в другом конце комнаты в позе лотоса. Он говорил:
- Американцам нельзя доверить даже пустяка. Даже при доставке посылок на дом нечего ждать красоты. Вот я предвкушаю наслаждение. Что же я получаю вместо этого? Какого-то детину с крашеными волосами, пластмассовыми штучками на глазах и шрамами на шее от пластической операции. Он является ко мне с пистолетом и начинает крушить мебель. Чем она тебе так не угодила? Ты - борец с уродством нашей жизни? Отлично, но в таком случае тебе потребуется пушка куда большего калибра.
В голове у Марковича все пошло кругом. Откуда этот чертов китаец узнал о пластической операции? Как он догадался насчет крашеных волос? Почему он распознал с первого взгляда, что у него контактные линзы? Неужели это ловушка? Его пистолет, словно действуя по собственной воле, нацелился азиату прямо в сердце. Маркович воскликнул:
- Умри же! Умри во имя германской нации!
Пистолет дважды дернулся у него в руке. Ирвинг зажмурился, потом медленно открыл глаза.
Азиат стоял прямо перед ним и сердито качал головой.
- Нет, нет, только не за германскую нацию. Ни в коем случае. Они наняли представителей Дома Синанджу для одной работы, а потом не заплатили. Хочешь, я тебе об этом расскажу?
Маркович отупело стоял посреди номера. Его взгляд переходил с поврежденной кровати на разбитый телевизор, потом на письменный стол. Спинка кресла была растерзана в клочья, и в воздухе еще плавали частички обивки, планируя на ковер. Щепки разбили лампу и врезались в шкаф. Но азиат был целехонек и стоял у него перед носом.
- Слушай же, - сказал азиат теперь откуда-то из-за спины Марковича. - Они попросили меня решить вопрос с маленьким человеком с усами. До него дошло, что я должен появиться, и тут он так перепугался, что убил женщину.
Маркович издал яростное рычание, схватил пистолет двумя руками и, нацелив его в лицо восточному мерзавцу, выстрелил. Курок щелкнул, но выстрела не последовало. В патроннике не оказалось патрона.
Маркович заморгал. Он уставился на ствол пистолета. Он был прям. Неужели кто-то подмешал отраву в его пищу? Неужели это оказалось возможно?
- А потом они отказались нам платить, - как ни в чем не бывало продолжал старичок. - Мы вовсе не виноваты, что он покончил с собой. Вот болван! Ты знаешь, что он имел привычку бросаться на пол и грызть ковер?
Нет, это слишком. Сначала шутить шутки над верным сыном рейха, а потом делать идиота из великого фюрера? Это чересчур! Этот человек во что бы то ни стало должен умереть!
- Ты просто демон! - вскричал человек, которого когда-то звали Хельмутом Дорфманом. - Ты нечистая сила. Я должен убить тебя голыми руками.
Он протянул руки к человечку, его руки, закаленные многими годами, проведенными в море, постоянными упражнениями, уже собирались ухватить за горло того, кто позволил себе клеветнические речи насчет самого фюрера. Но не успели его пальцы сомкнуться на шее врага, как перед его глазами что-то мелькнуло. Внезапно он понял, что его руки куда-то исчезли и ему теперь нечем убивать наглого негодяя. Он застыл, потом недоуменно вскинул руки.
По его пиджаку хлынули два потока крови. В горле застыл страшный вопль, не имея возможности вырваться наружу. Он понял, что ноги пока что остались при нем, но он не успел сорваться с места, чтобы бежать без оглядки. Снова перед глазами что-то мелькнуло, какое-то пятно словно описало кривую вокруг него, и кто-то дернул его за плечи.
Некоторое время Ирвинг пребывал в шоке, затем его охватила невыносимая боль, его рот открылся, а глаза, напротив, закрылись. Ему показалось, что он плывет в воздухе, а ноги вдруг куда-то исчезли, как и руки за несколько мгновений до этого.
Тут он почувствовал, что лежит на спине на толстом ковре. Затем он уже ничего не чувствовал, кроме нечеловеческой боли. Затем и боль исчезла, а на ее месте возникла страшная пустота.
Чиун решил спуститься вниз и подождать в вестибюле. Когда же доставят его видеокассеты? "К счастью, - думал он, - скоро появится Римо. Пусть немного приберется, а то в номере сделалось... неуютно".

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

- Римо, - сказала Зава. - Это Йоэль Забари, глава "Захер лахурбана", а это Тохала Делит, мой непосредственный начальник. Господа, это Римо Уильямс.
- Мистер Вил Ямс? - повторил Йоэль Забари.
- Мистер Забор, мистер Делюкс, - сказал Римо.
- Забари и Делит, - поправила Зава.
- Понял, - отозвался Римо.
Они стояли в комнате на третьем этаже агентства по ядерной безопасности. Они приехали сюда после трех с половиной часов гонки по пустыне. Но это не выветрило из их памяти воспоминания о ковре из благоуханных и красочных цветов.
В офис Забари внесли два дополнительных мягких красных кресла и поставили одно против стола Забари, другое - напротив того места, где обычно сидел Делит.
Итак, Зава и Римо вошли в комнату, где уже сидели Забари и Делит. Зава, лицо которой приобрело румянец и удивительную нежную гладкость, подошла и села рядом с Забари, напротив Делита.
- Присаживайтесь, пожалуйста, - сказал Забари Римо по-английски, но с сильным акцентом. - Зава, ты выглядишь очаровательно. Мистер Уильямс, я очень рад нашей встрече.
Римо обратил внимание, что эти слова произнесла половинка рта хозяина кабинета. Выражение его настоящего глаза и интонации, с которыми были сказаны эти слова, означали примерно следующее: "Очень приятно встретиться со столь опасным человеком в обстановке, где в случае чего его можно спокойно отправить на тот свет".
Римо сел в кресло напротив Забари.
- Ловко вас изукрасили! - сказал он. - Что, мина? Да, жить здесь - невелика радость. Ну и страна у вас, я вам скажу!
Зава засопела, и щеки ее приобрели цвет супа с помидорами. Забари, однако, отнесся к этому совершенно спокойно и ответил миролюбиво:
- Это и есть знаменитая американская прямота, так? Ну, разумеется, мистер Уильямс, мы не можем нести ответственность за возникшие у вас проблемы. Туристы, отправляясь на ночную прогулку по пустыне, должны соблюдать осторожность. Как гласит Талмуд: "Сегодня человек здесь, а завтра в могиле".
Левая половина его лица исказилась подобием улыбки.
Правая часть лица Римо также изобразила нечто, смахивающее на улыбку.
- В Книге Синанджу сказано, - отозвался он. - "Я прожил на земле пятьдесят лет, чтобы убедиться в том, что предыдущие сорок девять были ошибкой".
- А! - довольно отозвался Забари. - Но Талмуд также гласит: "Господь презирает того, кто говорит одно, а думает совсем другое".
- В Книге Синанджу на это сказано: "Мы спим, вытянув ноги, свободные от правды и свободные от неправды".
- Ясно, - откликнулся Забари. - Талмуд в своей мудрости так наставляет нас: "Тот, кто совершает преступление, - преступник, даже если он в то же самое время и секретный агент".
- Хорошо сказано! - похвалил Римо - А в Книге Синанджу записано: "Совершенный человек не оставляет за собой следов".
- М-м-м, - промычал Забари, размышляя над услышанным, затем процитировал снова: - "Беспокойство убивает даже самых сильных".
Римо ответил нараспев, как это обычно делал Чиун:
- "Хорошая подготовка - это еще не знание, а знание - еще не сила. Но соедините хорошую подготовку и знание, и получится сила". Или, по крайней мере, у меня возникает такое впечатление, что сила не заставит себя долго ждать. Хотя, возможно, я и неправ.
Забари покосился своим нормальным глазом на Римо и чуть подался вперед в кресле.
- "Досужая болтовня ведет к греху", - сказал он, а затем, словно вспомнив, откуда цитата, договорил: - Этому нас также учит Талмуд.
- "Дважды подумай и промолчи", - отозвался Римо и также привел источник: - Так говорит Чиун.
Делит и Зава Фифер сидели и молча внимали словесной перестрелке, переводя глаза с одного дуэлянта на другого, как зрители на теннисном матче.
Подача перешла к Забари.
- "Даже вор молит Бога, чтобы тот ниспослал ему удачу", - изрек он.
- "Не пытайся уложить человека острым словом, - отозвался Римо. - Оно может стать оружием против тебя самого".
Делит и Зава повернули головы и сторону своего шефа Йоэля Забари.
- "Молчание хорошо для людей ученых. А для глупцов - еще лучше".
Головы повернулись в сторону Римо.
- "Учись убивать взглядом. Это оружие подчас понадежнее, чем руки".
- "Человек рождается со стиснутыми руками, - услышали присутствующие голос Забари. - Он надеется завладеть всем миром. Но умирает он с пустыми руками и ничего не берет с собой".
Римо не заставил себя долго ждать:
- "Для человека понимающего все может оказаться оружием".
Матч окончился.
Забари расхохотался и пристукнул ладонью по столу со словами:
- Это наш человек, - адресовался он к Заве.
Зава тепло улыбнулась.
- Я рад, что доставил вам удовольствие, - отозвался Римо. У меня в запасе оставалось лишь одно: "Когда приходит весна, зеленеет трава".
Забари рассмеялся еще пуще и сказал:
- И у меня тоже оставалось про запас последнее изречение: "Человек должен научить сына какому-то ремеслу и умению не тонуть в воде".
Римо и Зава тоже рассмеялись и смеялись до тех пор, пока Делит деликатно не покашлял.
- Ты прав. То, - сказал Забари, отсмеявшись, - но ведь тебе известно, как я люблю Талмуд. - И все же Забари не смог удержаться от левосторонней улыбки, когда начал: - Итак, мистер Уильямс...
- Римо.
- Отлично, Римо. Итак, мы проверяли вас раз, и два, и три, но так и не сумели найти доказательств того, что вы на самом деле американский агент.
Римо хотел было осведомиться, как им удалось установить, что он был вообще каким-то агентом, но вместо этого ограничился репликой:
- Ну что ж, это веское утверждение.
Забари посмотрел на Делита, который кивнул.
- Утверждение, основанное на том, - продолжал Забари, - что где бы вы ни оказались, обе стороны начинают нести тяжкие потери. Помимо уничтожения четырех террористов, - Забари сделал паузу, чтобы сплюнуть в корзинку для бумаг, - был взрыв на израильском сернодобывающем комплексе, недалеко отсюда. Наш агент Зава Фифер сообщила, что вы находились в том районе. Мы не имеем права упускать из виду подобное... скажем так... совпадение.
У Завы был такой вид, словно она жалела, что нет возможности упустить это совпадение из виду.
- Что ж поделаешь, если я такой невезучий, - сказал Римо. - Но я думал, что цель нашей встречи - обмен мнениями, а не дополнительное изучение моего послужного списка.
- Верно, - откликнулся Забари, темнея левой частью лица. - Дело в том, что мы не в состоянии обнаружить связь между этими террористами и злодейскими убийствами израильских граждан, так я говорю, То?
Тохала Делит провел рукой по своей шевелюре и, не глядя в свои бумаги, как обычно расположенные у него на коленях, спросил:
- Мистер Уильямс... Римо, а вам не удалось обнаружить взаимосвязь?
Римо посмотрел на лица собравшихся. Обстановка в кабинете была наэлектризована до предела, когда он ответил:
- Нет.
На лице Завы не дрогнул ни один мускул. Забари откинулся на спинку кресла. Делит вздохнул.
- В таком случае что, по-вашему, происходит? - спросил Забари.
- Сложный вопрос, - отозвался Римо. - Насколько я могу предположить, арабы хотят добиться монополии на куриный бульон. Пока нашим людям не удалось выяснить ничего ценного.
- Вот-вот, - подал голос Тохала Делит. - Я об этом и говорил, Йоэль. Израиль просто нафарширован разными иностранными агентами. И нет никакой связи между теми убийствами, покушениями на жизнь уважаемого Римо и проблемами безопасности, ответственность за которую является нашей задачей.
- Я в принципе готов согласиться, То, - сказал Забари, потом переключился на своего американского гостя: - Люди, которые пытались вас убить, возможно, увидели в вас всего-навсего очередного американского шпиона, от которого было бы желательно избавиться. Это и впрямь не имеет никакого отношения к нашему агентству и нашему... проекту.
И хотя все в кабинете прекрасно знали, что скрывается за словом "проект", никто не мог заставить себя высказаться открытым текстом.
Тохала Делит посмотрел на свои широкие швейцарские часы и сделал знак Забари.
- Ах да. То, ты прав. Прошу вас извинить, - обратился Забари к Римо, - сегодня Йом Хазикарон. - Увидев замешательство на лице Римо, он пояснил: - День поминовения. Боюсь, пора заканчивать, поскольку у нас с мистером Делитом еще много разных дел.
Забари и Делит встали с мест. Зава тоже встала, чтобы проводить Римо.
- Однако, - продолжал Забари, - я бы предложил вам несколько изменить ваше деловое расписание, коль скоро ваше инкогнито раскрыто. Например, посвятите больше времени изучению этой вашей книги Синай-Джю. Мне было бы крайне грустно, если бы, находясь в Израиле, вы бы отправились на встречу с вашими предками.
Римо встал и слегка поднял брови. Что это, не замаскированная ли угроза?
- Обо мне не беспокойтесь, - сказал он Йоэлю Забари. - Как гласит Книга Синанджу: "Не бойтесь смерти, и тогда она не станет вашим врагом".
Зава пошла к двери, провожая Римо, а Забари стоял и грустно качал головой.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Служба проводилась, как всегда, вечером накануне израильского Дня независимости, который неизменно падал на пятый день Ийара, хотя по западным календарям это всегда разные дни.
Кроме того, в отличие от похожих праздников на Западе, в Израиле этот день отмечается по-своему. Нет пышных празднований, фейерверков, мясом-барбекью. Никто не читает стихов, и почти не услышишь долгих речей. Есть лишь особенно острое осознание того, сколь трудным, тяжким, сопряженным с огромными жертвами был путь к свободе, и твердое убеждение, что погромы, преследования, массовые убийства больше никогда не должны - не имеют права - повториться.
Вечером поминают усопших, а на следующее утро снова возвращаются к повседневности, которая являет собой постоянную войну.
Все это Римо объяснила Зава, прежде чем оставить его, чтобы отдать дань традиции и помянуть погибших. Напоследок она сообщила Римо телефон своей бабушки, если вдруг он пожелает с ней связаться, и отбыла. Римо поплелся к себе в отель, а Забари и Делит военным шагом прошли по авеню Достойных Друзей Израиля. Они поднялись на Хар-Хазикарон, то есть Гору Памяти, и остановились перед прямоугольным зданием, сложенным из неотшлифованных камней и кусков металла. Это был мемориал Яд-Вашем.
Израильские солдаты устроили салют из автоматов, на британский манер. Маленькая девочка, которая не то что не помнила былые битвы, но и вообще плохо понимала, что творится вокруг, зажгла Поминальный огонь. Затем раввин стал читать каддиш - поминальную молитву.
Кто-то из собравшихся предавался воспоминаниям. Кто-то сгорал от ненависти к врагам, кто-то плакал, вспоминая погибших родственников. Только одного человека распирала гордость.
Этот человек знал, что без него и таких, как он, перед этим кошмарным мемориалом не собралась бы толпа. Без него и таких, как он, никто не назвал бы этот холм Горой Памяти, ибо не было бы шести миллионов погибших. Не было бы слез и ненависти.
Это был его мемориал. Памятник нацистам.
Человек, которого когда-то звали Хорстом Весселем, выскользнул из толпы в тот момент, когда представитель правительства стал говорить речь. Он вошел в Яд-Вашем, чтобы еще раз посмотреть на дела рук своих. Он хотел окунуться в прошлое.
Все будет в порядке. Никто не обратит внимание на то, что он ушел. Ни Зава Фифер, которая слишком уж увлеклась молитвой. Чертова фанатичка! Ни этот невероятный осел Йоэль Забари, который внимал тем глупостям, что исторгал оратор на радость аудитории - этому скопищу болванов с постными лицами.
Никто не заметил, что Тохала Делит выскользнул из толпы.
Тохала Делит вошел в зал мемориала, очень напоминавший склеп. Он стоял, гордо выпрямившись, в каменном зале, где вечный огонь посередине посылал причудливые отблески, играя тенями на его высоких скулах и темных волосах.
Он сжимал и разжимал свои могучие кулаки, шагая по полу, украшенному табличками, на которых были занесены названия нацистских лагерей смерти во время второй мировой войны. Он шагал через Берген-Бельзен, через Аушвиц и Дахау. Наконец он подошел к своей родной Треблинке. Человек, которого когда-то звали Хорстом Весселем, вспоминал Треблинку, содрогаясь от гордости.
Это была его идея! Они тогда терпели поражение в войне. Признать это не означало совершить предательство. Ни в коем случае. Особенно если и родился план, как использовать это поражение в качестве отправной точки для грядущей победы. Победы над главным, над единственным врагом - евреями. Остальные воевали за псевдоидеалы, подсунутые им евреями. Но рано или поздно и они прозреют. А евреи, воплощение этих ложных, пагубных идеалов, должны быть уничтожены раз и навсегда.
Тохала Делит слышал, как снаружи люди нараспев что-то скандировали. Это, стал смутно припоминать он, тринадцать постулатов веры, изложенных пророком. Он слушал слова, которые каждое утро изо дня в день повторяли евреи, и переводил их на свой язык.
- Господь - наш единственный оплот... - хором скандировали собравшиеся.
"А наш оплот - Гитлер", - проносилось в голове у Делита.
- Господь - един...
"Поживем, увидим".
- Господь лишен плоти...
"Скоро и вы ее лишитесь".
- Господь - начало и конец...
"Скоро будет вам всем конец".
- Мы молимся лишь нашему Господу...
"Не поможет!"
- Слова пророков истинны. Истинны пророчества Моисея...
"Еще немного, и вы сможете с ним пообщаться лично".
- Господь передал Тору Моисею. Тору изменить нельзя...
"Изменить нельзя, но уничтожить можно".
- Господу ведомы мысли всех и каждого. Господь награждает за добрые дела и наказывает за злые...
"Тогда Господь первый поймет, что я прав!"
- Мы будем ждать прихода Мессии...
"Долго ждать не придется".
- Мы верим в то, что мертвые воскреснут...
"Верьте сколько влезет".
Тохала Делит чувствовал себя превосходно. Сегодня, в последний день существования еврейского народа, он вспоминал прошлое. Он вспоминал, как готовил специально отобранных нацистов: Фрица Барбера, который стал доктором Мойше Гаваном, Хельмута Дорфмана, который стал Ирвингом Марковичем, Йозефа Брунхайна, который стал Эфраимом Хегезом, а также Леонарда Эссендорфа, который стал Беном Айзеком Голдманом. Он помнил, как они специально голодали, чтобы не выделяться среди уцелевших узников концлагеря Треблинка. Как им было сделано обрезание - символ новой веры. Как они на исходе войны превратились в евреев. Как они, благодаря уму и таланту, сумели пробраться в правительственные сферы. Как объединяла их неумолимая жажда отмщения и окончательного уничтожения всего того, что связано с еврейством.
Тохала Делит услышал снаружи хор. Собравшиеся пели один из своих мерзких гимнов:

Пока еще жив наш еврейский народ,
Пока не угасла надежда,
Мы знаем, незыблем наш славный оплот,
Сион нам сияет, как прежде.
Пусть злобные силы народ наш гнетут,
Евреи непоколебимы.
Что б ни было, мир и свобода нас ждут
Под небом Иерусалима!

Но Тохала Делит слышал совсем другие слова. Охваченный каким-то трансом, он стоял, покачиваясь, внимая иной песне.

Пока еще жив ваш еврейский народ,
Но это вполне поправимо.
Великого Гитлера дело живет.
Возмездие неотвратимо.
Не жить вам безбедно в Сионском раю,
Оставьте пустые надежды.
От собственной бомбы в родимом краю
Погибнете все вы, невежды!

Тохала Делит сунул руку во внутренний карман пиджака. Когда смолк хор, он вытащил черную прямоугольную коробочку, из которой торчали какие-то провода. Казалось, у него на ладони лежит гигантский паук-тарантул.
Тохала Делит был готов. Те, кто дал слабину, погибли. Он просто отшвырнул их с пути. Впрочем, ничего другого эти предатели и не заслуживали. Он превратил их в кровавые свастики.
Но теперь это уже не имело никакого значения. Миллионы мертвых евреев тоже не имели уже никакого значения. И даже двое живых американцев не имели значения. Имея в руках эту коробочку, он теперь отправит их на свидание с духом Гитлера.
Наступал Четвертый рейх. Рейх на небесах!
По ту сторону дверей из искореженного страданиями металла послышалось пение "Ани-Маамин". Зава Фифер, Йоэль Забари и все собравшиеся пели этот гимн, выражавший их беспредельную веру во Всевышнего даже в самые мрачные моменты жизни. Этот гимн не раз пели евреи, отправляющиеся в газовые камеры нацистских лагерей смерти.
Тохала Делит положил коробочку обратно в карман. По-прежнему сияя от радости, он вышел из мемориала.
Недурно, недурно. Этот гимн сейчас очень к месту!

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

- Это ты решил так пошутить? - осведомился Римо, встретив Чиуна в вестибюле отеля "Шератон" - Труп посередине гостиной. И хоть бы кровь вытер!
Чиун сидел спиной к Римо, подставив лицо сквозняку.
- Меня уже тошнит от всего этого, - сообщил ему Римо. - Ты думаешь только о себе. И еще хочу сказать: ты мелок, мелок, мелок.
Чиун принялся изучать затейливый узор на ковре, что устилал пол вестибюля.
- Я все равно не уйду, - заявил Римо. Даже если ты решил поизображать из себя стену.
Римо уставился Чиуну в затылок и сказал.
- Отвечай.
Молчание.
- Ладно, - сказал Римо. - Я посижу и подожду, пока ты не ответишь.
- Отлично, - вдруг заговорил Чиун. Мы можем вдвоем посидеть и подождать, пока мне не доставят мои кассеты. Почему ты решил прервать мою медитацию? Тебя удивил небольшой беспорядок в номере? Твоя грязь?
- Моя грязь? Моя грязь? - взвился Римо. - Как ты смеешь называть это моей грязью?
- Грязь эта интересовалась именно твоей особой, потому что я, как ты выразился, слишком мелок. С какой стати грязи интересоваться мной?
Римо почувствовал, что у него сдавило горло. Он понял, что сопротивление практически бесполезно. Он решил капитулировать и замолчал.
Но Чиун не собирался сдаваться и спросил:
- А знаешь, чего ты не сделал?
- Чего?
- Ты не послал мое уведомление Норману Лиру, Норману Лиру.
- Если я отошлю письмо, ты приберешься в номере? - спросил Римо.
Последовал ответ:
- Если ты отправишь письмо, то я разрешу тебе убрать номер.
- А если я его не отправлю? - спросил Римо.
- Тогда тебе все равно надо будет чем-нибудь заняться. Уборка, например, превосходно отвлекает от всяких дурных мыслей.
Римо в отчаянии вскинул руки. И тотчас услышал негодующий голос Шломо Артова:
- Ага! Я же просил вас, молодой человек, вести себя почтительно по отношению к вашему отцу. Ну, что случилось?
- Да, - вступил Чиун. - Что случилось с тобой?
- Не суйте нос не в свое дело, - ответил Римо Артову.
- Я слышал ваш разговор, - сообщил тот. - Надо же такое придумать: кричать на родного отца!
Он обернулся к Чиуну и сказал:
- Мистер Лир, я выражаю вам свое сочувствие.
- Мистер кто? - удивился Чиун.
- А вам, Норман, - обернулся Шлома к Римо, - должно быть стыдно!
- Что это за лунатик? - обратился Чиун к Римо.
- Не обращай на него внимания, - сказал тот. - Что еще один бедняга, у которого вот-вот будет приступ астмы.
- Чепуха, - пылко возразил Артов. - В жизни не чувствовал себя лучше! Кха-кха-кха! - И вдруг с Артовым случился страшный приступ астмы. Он согнулся пополам, задыхаясь и ловя ртом воздух, и позволил Римо проводить его до конторки. Уверив, что скоро Артов почувствует себя гораздо лучше, Римо убрал руку с плеча бедняги, и вскоре заведующий отделом бронирования и в самом деле почувствовал себя несравненно лучше, несмотря на то, что способность говорить в полный голос вернулась к нему лишь две недели спустя.
Римо повернулся к Чиуну.
- Почему бы нам не двинуться наверх, - процедил он сквозь зубы, - где нам никто не помешает предаваться приятной беседе?
- Мне здесь нравится больше. Я посижу и подожду мои дневные драмы, - упорствовал Чиун.
- А вдруг Смит будет нам звонить?
- Ну и пусть. На сегодня с меня довольно психов.
- Я никогда не отправлю это письмо, - сказал Римо.
- Ладно, - проворчал Чиун. - Пожалуй, придется пойти и посмотреть, как ты будешь убираться. Я не могу тебе доверить даже пустяка, ты все равно где-нибудь да напортачишь.
Прежде чем они вернулись в залитый кровью номер, Римо остановился у киоска и купил чемодан. Когда он запихивал в него останки Ирвинга Одеда Марковича, позвонил телефон.
- Отдел уборки? - сказал Римо в трубку. - Вы убиваете, я за вами убираю!
На другом конце провода было тяжкое молчание. Оно давило, словно камень.
- Невероятно, но факт, Смитти, - сказал в трубку Римо. - У вас даже молчание какое-то кислое.
- Если бы я не видел вас своими собственными глазами, - сказал Харолд Смит, - я бы ни за что не поверил, что на свете бывают такие типы, как вы.
- Ну, что вы хотите мне сказать, Смитти? А то я вообще-то занят.
Римо переломил правое колено трупа, чтобы тот конец влез в чемодан.
- Может, ничего, может, все на свете, - загадочно отозвался Смит. - Люди, которые приветствовали вас по прибытии, прошли через концентрационный лагерь в Треблинке в годы второй мировой войны.
- Ну и что?
- Убитый бизнесмен Хегез, а также Голдман тоже были в Треблинке.
- Правда?
- И доктор Мойше Гаван.
- Все? В одном месте? Вы в этом уверены? - спросил Римо.
- Да, - сказал Смит. Он сидел в местечке Рай, штат Нью-Йорк, уставившись на экран компьютера, представлявшего электронную систему, по сравнению с которой ИБМ показался бы арифмометром. Маленький компьютер на письменном столе Харолда Смита позволял ему использовать информацию, поставляемую тысячами людей, школ, учреждений, библиотек, религиозными и деловыми кругами со всех уголков земного шара.
Задачей Смита было изучать информацию и делать заключения, какое все это имеет отношение к судьбам Америки и всего мира. Обычно его письменный стол был завален грудами страниц с самыми разными материалами, но на сей раз там не было ничего, кроме напечатанного на машинке конспекта в четыре листа. Смит пришел к кое-каким выводам, потому что у сестры одной женщины, состоявшей в Американском Еврейском комитете, который борется против антисемитизма, была дочь, познакомившаяся с одним молодым человеком через "Бнай Акиба" - молодежную еврейскую организацию. Они поженились и родили сына, который рос под надзором Американского еврейского опекунского совета, в задачу которого входит консультировать детей и подростков, в результате чего этот мальчик вступил в ЕАМЛ - Еврейскую ассоциацию молодых людей, - где он сделал доклад о преследованиях евреев в годы второй мировой войны, приведя полный список концентрационных лагерей. Это так поразило его наставников, что они отправили этот список в Совет американских синагог, а там, в свою очередь, его превратили в микрофильм и заложили в компьютер. Этот микрофильм попался на глаза Смиту, и он увидел ниточку...
Тоненькую-претоненькую ниточку, но и ее вполне хватало для КЮРЕ.
- Я в этом уверен, - сказал Смит. - А что?
- Сейчас, минутку, - сказал Римо.
Он открыл чемодан, который уже было совсем закрыл. Не обращая внимания на выпученные голубые глаза на багровом лице, Римо пошарил на груди покойника и извлек нечто из его промокшего от крови пиджака. Он снова закрыл чемодан и начал разворачивать бумажку.
- Прошу прощения, - сказал он в трубку. - От крови все слиплось. - Он наконец нашел то, что искал, и снова заговорил: - Как насчет Ирвинга Одеда Марковича? - спросил он Смита.
- Секунду, - отозвался тот.
Римо напевал себе под нос, как вдруг, словно по волшебству, рядом вырос Чиун.
- Да, - сказал Смит. - Этот Маркович тоже был в Треблинке. Как вы это установили?
- Он явился с визитом к Чиуну. Я позвоню попозже.
Римо повесил трубку. Он понял, что возникла связь - словно электрическая цепь. Его голову вдруг словно продуло хорошим сквозняком и вымело всю паутину. Теперь он понял, что испытывал Шерлок Холмс, когда разгадывал очередную криминальную тайну. Да, детективная деятельность может доставлять удовольствие.
- У тебя странный вид, - заметил Чиун. - Не сообщил ли Смит о задержке моих дневных драм?
- Расслабься, папочка, - весело сказал Римо, набирая номер. - Их доставят завтра, когда кончится еврейский праздник.
- День без драмы, - начал Чиун, - это...
- Все равно что утро без апельсинового сока, - закончил Римо, прижимая к уху трубку. - Алло! Могу я поговорить с Завой? Что-что? О, нельзя ли по-английски? Зава! Нет, я понимаю только по-английски. Господи, мне нужна За-ва!
Чиун взял трубку из рук Римо.
- Неужели все должен делать я? - осведомился он у потолка и повел разговор на беглом иврите.
После беседы, длившейся, как показалось Римо, с полчаса, Чиун вручил ему трубку со словами:
- Она сейчас найдет Заву.
- О чем вы там беседовали? - спросил Римо, снова приложив к уху трубку.
- Вечные проблемы всех достойных людей, - произнес Чиун. - Неблагодарность детей.
- Главное, сам помни о неблагодарности, - сказал Римо и тут услышал в трубке голос Завы.
- Римо? Это опять вы? Вы всегда выбираете не самое удачное время.
- У меня важное дело, - сказал Римо и передал ей услышанное от Смита.
- Но Тохала Делит сказал, что не обнаружил никакой взаимосвязи.
- Зава, а где был сам Делит во время войны?
- Во время какой войны?
- Второй мировой.
- Эго знают все - он прошел через ужасы и пытки. Треблинка!
Римо выслушал это и, смакуя каждое слово, произнес:
- Я так и думал.
- Значит, я была права, - отозвалась Зава. - Значит, все же что-то происходит...
- И самое подходящее время для этого - ваш день четвертого июля или как там у вас это называется.
- Мы должны выяснить, что они задумали, - сказала Зава. - Римо, встречаемся у дома Делита. - Она продиктовала адрес и положила трубку.
- У тебя все-таки нездоровый вид, - заметил Чиун. - Может, дело в воде?
Но Римо не позволил Чиуну подмочить свой энтузиазм.
- Игра началась, Ватсон, - сказал он. - Не желаете ли принять участие?
- А кто такой Ватсон? - осведомился Чиун.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Тохала Делит жил в пригороде Тель-Авива, в небольшом кирпичном домике с обширной библиотекой, удобной гостиной, маленькой спальней, уютным крылечком и ванной.
Когда Зава подъехала к дому, на ступеньках уже сидели Римо и Чиун и читали какой-то листок. Вид у них был довольный, но низ брюк Римо был запачкан. На Чиуне было кроваво-красное кимоно с черными и золотыми кругами.
- Как вы ухитрились попасть сюда так быстро? - удивилась Зава. - Я мчалась сломя голову.
- Бежали, - просто сказал Римо. - Мы бы добрались и быстрее, только Чиун пожелал переодеться.
- Я давно не надевал свое беговое кимоно, - отозвался Чиун, - и хотя городок ваш маленький, я решил не упускать такой возможности.
Зава выскочила из джина и подбежала к ним.
- Он дома? Где Делит? - спросила она.
- Его нет, - сказал Римо, не отрываясь от листка бумаги, который был у него в руке.
- Что это? - спросила Зава, указывая на листок.
- Поэма, - ответил Чиун.
- Вся ванная оклеена ими. Эта показалась нам самой интересной, - пояснил Римо.
- Я просил его отобрать что-нибудь получше, но куда там! У него начисто отсутствует вкус, - сказал Чиун.
Зава принялась читать вслух:

Оттуда, где слышен хамсина вой,
Скоро повеет большой бедой.
Расколется вдруг земная твердь,
Неся всем израильтянам смерть.
Головы полетят долой -
Устроит стервятники пир горой,
Мертвую плоть терзая жадно.
И будет вокруг угарно и смрадно,
И сгинут с лица земли города,
Чтобы уже не восстать никогда.
Гитлера призрак доволен станет,
Когда все еврейство в прошлое канет,
Пока что смерть таится в песках,
Но неизбежен евреев крах!

- Он задумал взорвать атомную бомбу! - воскликнула Зава.
- Я это вычислил, - сказал Римо.
- Вычислил! - фыркнул Чиун. - А кто прочитал тебе поэму?
- Что делать, если я не знаю иврита?! Кроме того, ты ее отредактировал. Я что-то не помню строки "головы полетят долой". Там, кажется, было, "тела расплавит смертельный зной".
- Образ показался мне неубедительным, - сказал Чиун. - Я решил немного улучшить текст.
- По-твоему, получилось лучше?
- Погодите, - вмешалась Зава. - Нельзя тратить время зря. Мы до сих пор не знаем, где он вознамерился взорвать бомбу. У нас есть установки в Синае, Хайфе, Галилее...
- Сколько у вас достопримечательностей! - усмехнулся Римо.
- Ничего смешного тут нет! - воскликнула Зава. - Он же задумал взорвать весь Израиль!
- Ладно, - сказал Римо, вставая, - но истерикой делу не поможешь. Слушайте, в поэме говорится с хамсине и смерти от песков. Пески означают пустыню. Это ясно. Но что такое хамсин?
- Гениально! - сказал Чиун.
- Элементарно, Ватсон, - отозвался Римо.
- Хамсин - восточный ветер из пустыни Негев, - пояснила Зава. - Он, похоже, решил отправиться на установку возле Содома.
- Я сразу мог это сказать, - вставил Чиун.
Римо скорчил рожу Чиуну и быстро произнес:
- Зава, найди Забора...
- Забари.
- ...и встретимся у Мертвого моря.
- Ладно, - сказала Зава, вскочила в джип и укатила на большой скорости.
- Детективная работа, оказывается, куда легче, чем я думал, - признался Римо.
- Гениально! - откликнулся Чиун со ступенек. - Твоей мудрости поистине нет предела! Ты не только позволил этому четырехколесному сооружению уехать без нас, но ты еще стоишь и радуешься своей гениальности. Радоваться, не имея на то оснований, - значит утратить связь с реальностью. Ну как такой человек может быть хозяином положения?!
Но Римо не собирался позволить Чиуну испортить его настроение.
- Ты мелок! - пробормотал он.
- Если бы здесь был Меллок, - парировал Чиун, - нам не пришлось бы топать по пустыне пешком.
- Подумаешь! - буркнул Римо. - Так все равно быстрее.
И он побежал.
Зава ворвалась в дом Йоэля Забари, когда его супруга зажигала субботние свечи. Зава была в пыли и с трудом переводила дыхание. Она тащилась в дом, и Забари и его четверо детей удивленно посмотрели на нее от стола.
Они только что закончили десерт, и на лицах детей играл довольный румянец. Сегодня, во время поминальных служб, выступление их отца было принято очень хорошо.
- Что такое? - спросил Забари. - Что случилось?
Зава уставилась на свечи. Она помнила еще с детства, что восемь свечей, зажженных в субботу, означают мир и свободу, и свет, источаемый душой человека.
Затем взгляд Завы упал на детей. Светловолосая, темноглазая Дафна, которая в один прекрасный день станет прекрасной балериной. Восьмилетний Дов, все мысли которого устремлены на программу мира, что не оставляло равнодушным никого из тех, кто с ним знакомился. Стефан - спортсмен, боец, поборник правды. И Мелисса, которая из девочки превращалась в женщину. В настоящую женщину в мире, где очень трудно оставаться женщиной.
Увидев их наивное удивление. Зава вспомнила, зачем здесь оказалась. Она вспомнила о планах Тохалы Делита. Этого не должно произойти. Она этого не допустит.
На ее плечо опустилась мягкая теплая рука Шулы, супруги Йоэля Забари. Ее муж смотрел на Заву пристально и внимательно.
- Пойдемте со мной, - выдохнула кое-как Зава. - Это крайне важно.
Забари заглянул ей в глаза, посмотрел на праздничные свечи, потом - на жену, в глазах которой застыл безмолвный вопрос. Затем он взглянул на детей, которые уже, словно позабыв о появлении Завы, снова занялись своими делами, весело чирикая за столом. Дов положил одну ложку на другую и стукнул по ней. Ложка сработала как катапульта, подбросив другую, которую Дов ловко поймал в воздухе. Он улыбнулся, а Дафна зааплодировала.
- Хорошо, - сказал Йоэль Забари. - Я готов. Идем сейчас?
Зава кивнула.
- Извини, дорогая, - сказал Забари и коснулся щеки жены изуродованной правой половиной своего лица. - Я скоро вернусь, - сказал он, помахав рукой детям за столом. - Извините меня, милые.
- Тебе обязательно надо идти, папа? - осведомился Стефан.
Йоэль Забари грустно кивнул головой, потом посмотрел на потолок и сказал: "Прости меня, Господи" Как-никак это была суббота!
Зава вышла вместе с Забари.

- Мы возвращаемся к тому лабиринту из труб, где ты опять заблудишься? - спросил Чиун.
- На этот раз все будет иначе, - уверил его Римо.
Они продолжили бег. Римо передвигался ровным гладким шагом, словно по движущейся пешеходной дорожке, а не по песку. Руки ходили туда-сюда в такт бега.
Чиун, наоборот, бежал, засунув руки в рукава своего красного с черными и золотыми кругами кимоно. Он бежал, и за ним поднимался длинный шлейф. Чуть касаясь песка, Чиун несся вперед словно брошенный сильной и меткой рукой нож. Казалось, он вообще не двигает ногами.
- Римо, - подан голос Чиун. - Хочу сказать, что ты поступил весьма мудро.
Услышав эти слова, Римо споткнулся и чуть было не потерял равновесие. Вовремя выпрямившись, он пробормотал:
- Спасибо, папочка.
- Да, сын мой, - продолжал Чиун. - Хорошая подготовка - это еще не знание, а знание - не сила. Но соедините хорошую подготовку и знание - и получится сила.
- Хочешь верь, хочешь не верь, но я уже это понял, - отозвался Римо.
Они продолжили свой стремительный бег.
- Я хотел сказать, Римо, что ты поступаешь, как приличествует Мастеру.
Римо был рад это слышать. Он поднял голову выше, шаг его сделался еще крупнее, мощнее. Сегодня и впрямь был его день.
- Спасибо, - сказал он. - У меня просто нет слов...
- Если не считать того, - продолжал Чиун, - что ты плохо прыгаешь, скверно водишь машину и поведение твое оскорбительно. Ты ведешь себя как Мастер, который слаб и ворчлив.
- Ах ты, старый плут, - сказал Римо, - ловко ты меня провел!
Он попытался оторваться от Чиуна, но из этой затеи ничего не вышло.
Римо бежал и слушал ясный, бодрый, словно ветер с гор, голос Чиуна:
- Ты не послал моего письма Норману Лиру, Норману Лиру. Ты отказываешь старому человеку в его невинных удовольствиях. Ты не убираешь за собой. Ты пачкун, ты...
Римо и Чиун продолжали бег по пустыне. Они бежали рядышком, не отставая друг от друга ни на шаг.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Охранник у внешнего периметра комплекса удивился, когда на главной подъездной аллее появилась машина и из нее высунул голову Тохала Делит.
Охранник у второго периметра был очень удивлен, а охранник у третьего - просто ошеломлен. Каждый из них посчитал необычным и то, что в машине был один лишь Тохала Делит, и то, что он был так тепло одет в столь жаркий день. "Впрочем, - думали они, - если Тохала Делит счел нужным так одеться, значит, это необходимо".
Если Тохала Делит распорядился, чтобы они больше никого не пропускали внутрь, то опять-таки это был приказ, каковой следовало неукоснительно выполнять. И если Тохала Делит сказал, чтобы они не впускали никого, даже самого премьер-министра, то у премьер-министра не было ни малейшего шанса туда попасть. И опять, же если Тохала Делит сказал, что приказ следует выполнять безоговорочно, то охранники были только рады и готовы отдать жизнь, выполняя эти приказы.
Но все же сегодня Тохала Делит вел себя несколько странно.
Тохала Делит вошел в сердце атомной установки через простую металлическую дверь, которую аккуратно запер за собой. Он стоял в низком, бетонном, окованном железом коридорчике, ведшем вниз в помещение, из которого не было другого выхода. Тохала Делит в сотый раз похлопал себя по груди. Коробочка была на месте, и это придавало ему силы.
Тридцать лет! Тридцать долгих тяжких лет, и вот теперь виден конец.
Но тридцать лет - срок немалый, и Тохала Делит сильно постарел. Человек, который раньше был Хорстом Весселем, вспоминал прожитые годы. Он чувствовал, как снова забурлила в жилах кровь, когда он вспомнил скрюченные трупы тех, кого он уничтожал во имя расовой чистоты. Он слышал их плач, крики, молитвы. А теперь всем им настанет конец. Теперь на месте этой страны вырастет огромный ядерный гриб. Израиль обречен. То, что не уничтожит взрыв, сделают арабы из соседних стран.
Хорст Вессель набрал полные легкие воздуха и почувствовал, что на лбу выступили капли соленого пота. Да, в такой момент он не поменялся бы местами ни с одним из жителей планеты Земля.

Римо преодолел ограду первого периметра, словно специалист по барьерному бегу. Чиун взмыл в воздух и приземлился словно игрушечный парашютист.
- Мы оказались теперь в другой части комплекса, - сказал Чиун. - Тут земля может в любой момент взорваться.
- Минное поле? - воскликнул Римо. - А я-то все недоумевал, почему тут такая странная почва.
- Если ты будешь продолжать недоумевать, то отправиться в царство небесное, - сказал Чиун. - В таком случае не забудь, передай привет моим предкам.
- Пошли, - сказал Римо, - у нас мало времени.
- Пошли, и побыстрей, - сказал Чиун. - Потому что если из тебя такой же ходок, какой и прыгун, то мы обречены.
Они двинулись по минному полю, легко ступая по земле. Они передвигались с легкостью чайной ложки взбитых сливок.
Когда они подошли ко второй преграде - из инфракрасных лучей, - Чиун дал знак Римо, чтобы тот шел первым.
- Поглядим, научился ли ты хоть чему-то, - сказал кореец.
Римо прыгнул с такой легкостью, словно сделал еще один шаг по земле. Чиун последовал за ним.
- Отлично, - похвалил Чиун. - Ты теперь в одной лиге с кузнечиками, которые прыгают неплохо.
- Зачем я говорил про кузнечиков? - сказал Римо.
- И я не понимаю, - отозвался Чиун.
Поскольку вокруг не было видно никакой охраны и прыжки оказались настолько удачными, что не привели в действие защитные системы, на сей раз обошлось без раскаленного свинца или огнедышащих ракет. Без особых затруднений они преодолели и третий периметр и вскоре оказались среди труб, аппаратуры и приспособлений серодобывающего комплекса.
- Итак, мы на месте. Что-то не видно никаких атомных бомб, - сказал Римо.
Чиун застыл на месте.
Римо прислонился к запертой металлической двери и почувствовал исходящую с той стороны вибрацию. "Наверное, работает какой-нибудь механизм серного завода", - небрежно подумал оп.
- Мы на окраине комплекса, - сказал он Чиуну, - а ядерная зона, наверное, ближе к середине. Мили две пройдем пешочком во-он в том направлении. - И Римо показал на запад.
Чиун повернулся, некоторое время смотрел туда, куда показал Римо, а потом пробил рукой металлическую дверь, к которой прислонился Римо, словно она была из бумаги.
- Когда к тебе обращается вибрация, надо прислушивайся, - сказал Чиун.
Римо посмотрел в образовавшееся отверстие с рваными краями и увидел: в конце коридора из бетона, окованного железом, виднелась надпись красными буквами на иврите.
- Только не говори мне, что она означает, - попросил Римо.
- Радиоактивная опасность. Посторонним вход воспрещен, - прочитал Чиун.
- Я и так это знал, - вздохнул Римо и, просунув руку в отверстие, отпер дверь.
Римо и Чиун двинулись по коридору, пока не оказались перед массивной дверью, на которой и был плакат-предупреждение.
- М-да, - говорил Римо, ощупывая руками хитрые замки. - Это, похоже, замок с секретом, да и для этого нужен особый ключ. А это вроде как часовой механизм. И еще замок повышенной прочности.
Чиун подошел к другому краю двери и на вид слегка дважды стукнул по ней, отчего она тотчас же слетела с петель.
- Какая толстая, - сказал он, открывая изнутри запоры на двери в два фута толщиной.
- Нечего хвастать, - сказал Римо, направившись по похожему на лабиринт проходу, утыканному датчиками и сенсорными устройствами, раздвижными чугунными перегородками, световой сигнализацией, видеокамерами, а также инфракрасными ловушками. Впрочем, все это не работало.
- Похоже, Делюкс все отключил, - предположил Римо.
Римо и Чиун прошли по коридору до конца, оказавшись у металлической двери. Римо приложил ухо, прислушался и сказал:
- Я что-то слышу.
- Уже хорошо, - отозвался Чиун. - Это по крайней мере означает, что ты не оглох.
- Нет, это означает, что там Делюкс, - сказал Римо и сделал было шаг назад, чтобы выломать и эту преграду, как вдруг дверь медленно отворилась сама.
Римо и Чиун переглянулись. Они вошли и двинулись по длинной лестнице, которая вилась по стенам круглого помещения из вороненой стали. Казалось, что они находятся внутри стоящей острым концом кверху огромной пули. Ее внутренности были заполнены самым сложным и дорогостоящим оборудованием, какое только могла предоставить Америка.
Посреди этой "пули" стоял Тохала Делит. На нем был эсэсовский мундир, который он сегодня надел под обычный костюм. На рукаве виднелась широкая черно-красная нацистская повязка, а на груди поблескивали зеленые, красные, голубые и серебристые награды.
- Где костюмчик шили? - спросил Римо.
Делит не ответил. Он покосился на длинный двенадцатифутовый цилиндр, один конец у которого был снабжен крылышками-стабилизаторами, а другой был закруглен. Посередине виднелась какая-то прямоугольная штуковина. От нее доносилось довольно громкое тиканье.
Тохала Делит посмотрел на них со странным блеском глаз.
- Вы опоздали, - сказал он.

Йоэль Забари никак не мог заставить первого охранника отойти в сторону и дать ему пройти.
- Откуда я знаю, что вы господин Забари? - говорил охранник. - Вы раньте никогда тут не бывали, а господин Делит дал приказ больше никого не пускать. Даже премьер-министра.
- Я не премьер-министр! - закричал Забари. - А Тохала Делит - предатель! Вы меня знаете, видели фотографии! Как, черт возьми, можно подделать это? - И он показал на правую часть своего лица.
- Я, право, не знаю, - сомневался охранник.
- Не знаете? - недоверчиво воскликнул Забари.
Тут охранник принял окончательное решение. Похоже, "Захер лахурбан" опять проводит проверку бдительности. Тохала Делит сказал: никого не пропускать. Значит, так тому и быть!
- Прошу прощения, но вам придется подождать специального разрешения, - сказал он посетителю.
- Черт возьми, некогда задать! Еще немного, и разрешать будет некому. Сейчас же пропустите меня!
Зава Фифер, сидевшая за рулем джипа, видела, как ярость охватывает ее шефа.
Охранник, конечно, понимал, что их лояльность должна подлежать проверке, но сейчас дело зашло слишком далеко.
- Прошу прощения, - снова начал охранник, но в этот момент Забари ударил его ребром ладони по шее.
- Вперед! - в бешенстве крикнул он. - Вперед, черт побери!
Зава дернула рукоятку переключения передач, и джип рванулся вперед. Забари выхватил пистолет, который Зава держала под приборной доской.
Второй охранник как раз снимал с предохранителя свой пистолет, когда Забари ранил его выстрелом в ногу. Часовой упал навзничь, обливаясь кровью, а Зава бросила машину вперед. Забари открыл огонь по будке охраны третьего периметра, чтобы не дать третьему охраннику скрыться в ней.
- Сбей его! - приказал он Заве.
- Что? - не поняла та.
- Сбей его джипом! - повторил Йоэль. - Постарайся не насмерть. Главное, сбить с ног.
Забари продолжал стрелять, а Зава резко крутанула руль и ударила крылом бегущего охранника. Он взлетел в воздух, раза три перекувырнулся по песку и только тогда затих.
Лицо Забари полностью превратилось в маску. Зава с трудом сдерживала слезы. Они неслись по территории комплекса к атомной зоне. На прорыв у них ушло десять секунд.

Римо спустился в зал, где находилась атомная бомба.
- Я отослал техников, - сказал Делит, - и отключил все системы безопасности. Так что теперь нельзя поднять тревогу. Бомбу уже невозможно нейтрализовать. Через несколько минут все будет кончено.
Римо увидел на прямоугольной нашлепке на цилиндре электронный таймер, который фиксировал оставшиеся секунды до взрыва.
Сто восемьдесят. Сто семьдесят девять. Сто семьдесят восемь...
- Время истекает, Римо Уильямс, - сказал Делит. - Не зря мы ждали все эти тридцать лет. Еще немного, и бомба взорвется.
К Римо, стоявшему у бомбы, присоединился и Чиун.
Сто шестьдесят. Сто пятьдесят девять. Сто пятьдесят восемь...
- Можете не тратить понапрасну ваших усилий, джентльмены, - продолжал Делит. - Если кто-то попытается что-нибудь сделать с прибором, даже я сам, бомба взорвется. И я сомневаюсь, что вам удастся уцелеть, несмотря на то, что вы удивительные образом ускользали от моих людей.
- Поживем, увидим, - сказал Римо. - Это вы убили Хегеза и Голдмана?
- Я, - признался Делит.
- И это вы послали убить нас сперва палестинцев, а потом и Марковича?
- Дорфмана? Я.
- И вы уничтожили Гавана?
- Да, да, да. Все это сделал я. Прошу вас, герр Уильямс, не стесняться, - сказал человек, которого когда-то звали Хорстом Весселем. - Можете поступить со мной, как вам будет угодно. Я лишь верный слуга высшей расы.
- Вы не похожи на корейца, - заметил Чиун, который по-прежнему смотрел на бомбу и тикающий взрыватель.
Сто сорок шесть. Сто сорок пять. Сто сорок четыре...
Делит продолжал, словно никто и не думал его перебивать:
- Германия, джентльмены... Был великий третий рейх. А теперь я, в одиночку, создаю четвертый рейх.
Римо обернулся к нему.
- Это твоя проблема, приятель, но разве ты не понял, что ни от одного из рейхов толку не было?
Рука Римо двинулась с какой-то нарочитой вялостью.
- Убейте меня, герр Уильямс, - сказал Делит. - Я не боюсь. Сейчас или потом - какая разница, когда умирать?
Сто тридцать два. Сто тридцать один. Сто тридцать...
- То! - раздался вдруг крик.
Римо и Делит оглянулись на звук этого страшного голоса. Казалось, стены затряслись от его горькой мощи. Этот отчаянный горестный вопль исходил из самых глубин души Йоэля Забари. Он стоял в дверном проеме. Рядом с ним была Зава Фифер.
- То! - снова воскликнул он. - Как ты мог сделать такое? После того, что мы вместе пережили? Неужели тебе все безразлично?
Тохала Делит грустно улыбнулся и сказал:
- Вы, евреи, никогда ничему не научитесь. Йоэль, я делаю лишь то, чего от меня хочет весь мир. Сейчас силой вашей веры вы стоите преградой на его пути. Но миру вы не нужны. Вы могли бы это понять по заголовкам газет, по результатам голосования в ООН. Я знаю это, я слышу, как мир шепчет: "Евреи, их надо отбросить с дороги, они нам не нужны. Они только всем мешают!"
Сто четырнадцать. Сто тринадцать. Сто двенадцать. Сто одиннадцать...
- Когда не станет вас и того, что вы олицетворяете, мир сделает шаг вперед. А вы исчезнете, как прах, из которого вы появились...
- Это так не пройдет! - крикнула Зава. - Наши союзники отомстят за нас.
Делит двинулся к лестнице, на которой стояли Забари и Зава Фифер.
- Глупая женщина! - сказал он. - Какие союзники! У вас нет друзей, только враги с комплексом вины. Слишком слабые, слишком лицемерные, чтобы открыто заявить о том, что они действительно думают. Где были они во время войны? Где были ваши союзники, когда погибло шесть миллионов евреев? Где были американцы? Где были иерусалимские евреи? Я убиваю вас, потому что мир не хочет, чтобы вы жили. Можете считать, - Тохала Делит улыбнулся, - что я лишь выполняю приказ.
Стены зала затряслись от грохота - Йоэль Забари бросился на Делита, и оба покатились по полу. Римо отступил на шаг, когда Забари поднялся, сжимая обеими руками горло Делита. По его левой части лица текли слезы.
Лицо Делита из багрового сделалось лиловым, затем зеленым. Глаза вылезли из орбит, рот раскрылся в последнем оскале, зрачки сфокусировались на лице Забари.
Делит проскрежетал зубами, потом еле-еле выдавил из себя:
- Нацисты не умрут. Мир хочет, чтобы они жили...
Изо рта вывалился язык, глаза закатились, сознание угасло, сердце перестало биться. Человек, которого когда-то звали Хорстом Весселем, скончался.
Восемьдесят пять. Восемьдесят четыре. Восемьдесят три...
Забари отпустил Делита, и тело упало на пол. Зава спустилась по лестнице и подошла к ним. Он посмотрел на нее и сказал:
- Из-за этого подонка я покалечил своих!
Зава Фифер обняла Забари и заплакала. Забари стоял с безумным видом, его руки висели как две клешни. Делит лежал неподвижно. Его тридцатилетний путь окончился, как он и предполагал, смертью. Римо обернулся к Чиуну, который стоял в неподвижности возле бомбы.
Семьдесят восемь. Семьдесят семь. Семьдесят шесть...
"Ну вот мы и встретились", - подумал Римо. Технология против Дестроера! И в мире нет ни одного смертного, кто мог бы заставить эту бомбу перестать тикать. Римо быстрее пули, мощнее локомотива, но сейчас он стоял перед машиной, которую нельзя было выключить из сети, и чувствовал себя совершенно беспомощным.
Римо подошел к Чиуну и положил ему руку на плечо.
- Ну что, палочка, - сказал он. - Как ты полагаешь, ждут тебя твои предки или нет? Извини, что все так получилось.
Чиун удивленно посмотрел на него.
- А в чем дело? Ты ничего такого не сделал. И разве тебе не известно, что единственная радость от машин в том, что они могут ломаться. Отойди-ка!
И с этими словами он стал преспокойно отвинчивать верхнюю крышку бомбы.
Йоэль Забари вышел из транса и подбежал к Чиуну.
- Погодите! - крикнул он. - Что вы делаете?
Римо успел загородить ему дорогу.
- Спокойно! А что мы теряем?
Забари подумал, успокоился и застыл. Зава опустилась на колени и стала молиться.
Чиун между тем отвинтил крышку. Ничего не произошло.
- Я бы давно навел порядок, - сказал кореец, - если бы все вы так много не говорили. - Он наклонился и посмотрел в отверстие цилиндра.
Пятьдесят два. Пятьдесят один. Пятьдесят...
- Ну что? - спросил Римо.
- Там темно, - отозвался Чиун.
- Во имя Иисуса, - заговорил было Забари, - мистер Чиун...
- Начинается, - пробормотал Римо.
- Во имя Иисуса? - переспросил Чиун. - Нет, нет. От него мы ни разу не получали работы. Вот Ирод Чудесный - это совсем другое дело...
Сорок пять. Сорок четыре. Сорок три...
- Чиун, ей-Богу, - сказал Римо.
- Если бы ты прочитал историю Синанджу, как тебе, собственно, и полагается, ты бы не заставлял меня еще раз объяснять все сначала, - заявил Чиун.
- Сейчас не время для уроков истории, папочка, - сказал Римо, указывая на бомбу.
- Учиться никогда не поздно, - невозмутимо парировал Чиун.
Тридцать. Двадцать девять. Двадцать восемь...
- Вот что на самом деле произошло с этим беднягой Иродом Оклеветанным. Оскорбленный собственным народом, использованный в своих интригах римлянами, он в конце концов, страдая душой, обратился к своему придворному убийце-ассасину. Мастеру Синанджу, и сказал: "Я был не прав. Если бы я слушал тебя, а не советников - придворных и шлюх, которых хоть пруд пруди в этой проклятой земле..."
Тринадцать, двенадцать, одиннадцать...
- И Мастер похоронил Ирода в пустыне.
Девять, восемь, семь...
- Чиун, ну пожалуйста...
Шесть, пять, четыре...
- Во имя Ирода Оклеветанного! - воскликнул Чиун и выдернул провода.
- Все равно тикает! - в ужасе прокричала Зава.
Три, два, один... Ноль.
Ничего не произошло.
- Конечно, тикает, - согласился Чиун. - Я ведь вывел из строя бомбу, а не часы.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Их никто не провожал.
Йоэль Забари заявил о своей вечной благодарности Корее и Соединенным Штатам Америки. Зава Фифер заявила о своей вечной преданности телу Римо. Что же касается тела Делита, то его прошили очередью из автомата и бросили на вражеской территории, что было нетрудно, потому как все территории вокруг Израиля - вражеские.
Но Израиль все еще существовал, и жизнь продолжалась так, словно ничего и не случилось. То, что Израиль чуть было не оказался уничтожен, не означало ровным счетом ничего. Сионизм был по-прежнему объявлен вне закона ООН. Арабы по-прежнему отрицали право евреев на существование. Бензин по-прежнему стоил дорого. Ничего не изменилось.
Йоэль и Зава снова вернулись к исполнению своих обязанностей. Они пожелали Римо всяческих успехов и попросили, чтобы в следующий раз, когда он захочет появиться в Израиле, он заблаговременно предупредил бы их о таком намерении - лучше года за три.
- Израиль - не государство, - сказал Чиун, - это состояние ума! Ум действует, и мысли возникают и исчезают.
Как узнал Римо, дома дела шли неплохо, Смиту удалось установить, кто разгласил тайну о поездке Римо и Чиуна в Израиль.
- Я действовал методом исключения, - сказал он Римо. - Поскольку об этом не сообщали ни я, ни вы, ни Чиун, оставался только один человек.
Когда Смит поделился своими соображениями о неуместности такой откровенности с виновной стороной, та - в лице президента США - принесла извинения и от смущения чуть было не поперхнулась арахисовым орешком.
Смит приказал Римо возвращаться домой. Задание было выполнено, и Израиль мог заняться своим основным делом - проблемой выживания.
Что же, черт побери, делал Римо на древнем "Чайном пути"?
- Что, черт побери, я делаю на древнем "Чайном пути"? - спросил Римо.
- Я оказал тебе услугу, так что теперь ты мне должен оказать услугу, - сказал Чиун.
Они шли по старинной караванной тропе в синайской пустыне, глядя на камни, на которых были высечены слова молитв.
- Разве я тебе что-то задолжал? - удивился Римо. - Я же отправил письмо Норману Лиру, Норману Лиру. И ты получил свои дневные драмы.
...Чиун не сводил с него глаз, пока Римо выполнял эту операцию. Он не заметил, правда, что Римо не наклеил марки и в качестве обратного адреса указал следующее:
"Капитану Кенгуру. Си-би-эс, Теле-сити.
Голливуд, Калифорния"...
- Ну, какие еще услуги я должен тебе оказать? - осведомился Римо.
- То были не услуги, - напомнил Чиун. - То были твои обязанности. Но не волнуйся, сын мой, я ищу знак.
- Ищи его поскорее, папочка, а то мы опоздаем на самолет.
- Спокойствие, Римо. Есть вещи и похуже, чем опоздать на самолет и остаться здесь.
- Что же это может быть? - спросил Римо. - Или у тебя размягчение мозгов? А как же "малопривлекательная страна"? А как же канувшие в вечность великолепные дворцы прошлого? Помнишь, ты говорил о них?
- Они исчезли, - согласился Чиун. - Их занесло песками. Они вернулись в землю, как и кости Ирода. Так, впрочем, и должно было случиться. Красота - внешняя красота - этих краев пропала, но если Израилю суждено будет исчезнуть с лица земли, то пусть уж и остальной мир исчезнет с ним. Кроме, конечно, Синанджу.
- Хватит обманывать себя, - буркнул Римо. - Если вдруг Израиля не станет, остальной мир и не почешется. Жизнь пойдет своим чередом.
- Да, пойдет своим чередом навстречу концу, - сказал Чиун, - потому как в этой стране есть то, что необходимо миру. В основе Израиля - те же красота, любовь, братство, как и в Синанджу.
Римо рассмеялся. Да тут и впрямь имелось нечто общее. И Израиль, и Синанджу отличались, на его взгляд, удивительным убожеством и захолустностью. Только Израиль ему казался огромным сплошным побережьем, а Синанджу холмом, поросшим ползучим сорняком.
- О чем ты говоришь? - удивился Римо. - О любви, братстве? О Синанджу? Господи, мы же убийцы-ассасины, Чиун! Синанджу - родина самых безжалостных в мире убийц. Жуткое место...
- Синанджу прежде всего искусство, а потом уже место, - поправил Римо Чиун. Лицо его сделалось серьезным. - Неужели ты думаешь, что это я бросил вызов атомный силам и победил их? Ничего подобного! Это сделало искусство Синанджу. Все, что есть во мне, есть в Синанджу. Все, что есть в Синанджу, есть во мне. То же самое можно сказать об Израиле. Это сила, и все те, кто живут в Израиле, могут впитать в себя эту силу.
Римо вспомнил запах серы и тиканье бомбы. Он вспомнил слова Делита и дела Чиуна. Он вспомнил, как чудом не взорвалась бомба. Все это было. Но представить себе Синанджу гнездышком любви, памятником дружбе?!
Чиун повернул в сторону Синая и двинулся дальше, заговорив так, словно прочитал мысли Римо.
- Да, без нашей любви, нашей дружбы, без нашего Дома, Синанджу оставалось бы лишь методом уничтожения людей. Игрушка, которой можно ломать кирпичи. Но миру вовсе не помешало бы кое-чему поучиться у страны, где так мало внешней красоты.
Римо оглянулся по сторонам. У него снова захватило дух. Мирный ландшафт, конечно, мог оказаться минным полем, а городок, который ты проезжал на пути в одну сторону, мог перестать существовать, когда ты возвращаешься обратно, но это вовсе не мешало тем, кто будет здесь жить, любить эту землю. Римо вспомнил о Заве и цветочном ковре.
- Вот здесь! - раздался голос Чиуна, пробудивший Римо от размышлений. Он увидел, как кореец опустился на колени возле камня, а затем снова поднялся и быстро двинулся по пустыне.
Римо миновал немало исписанных словами молитв камней, пока не увидел тот валун, возле которого останавливался кореец.
- Хвала Ироду Чудесному! - услышал он издалека голос Чиуна. - Эго был достойнейший, благороднейший человек, слово которого нерушимо в веках.
На камне Римо увидел четыре буквы: Ч И У Н.
Он бросился догонять корейца.
- Именно этот знак мне обещали древние главы Книги Синанджу, - услышал Римо. - Поторапливайся, сын мой, не будем мешкать.
Римо устремился вслед за удаляющейся фигуркой Чиуна.
- Куда мы? - крикнул он вдогонку, и слова его, пущенные по ветру, были услышаны.
- Нам надо получить долг, - крикнул Чиун.
Кореец несся с такой скоростью, что в глаза Римо летели пыль и песок. Римо закрыл глаза и прибавил ходу. Он бежал с закрытыми глазами, пока не почувствовал, что в лицо ему больше не бьет песок. Тогда он остановился.
Когда он открыл глаза, то очутился рядом с Чиуном у небольшой пещеры из камней и песка. Чиун понимающе улыбнулся и вошел. Римо двинулся следом, согнувшись в три погибели, чтобы протиснуться в маленькое отверстие.
- Ну вот, видишь? - сказал кореец.
Они оказались в маленьком помещении, которое освещалось желобками, прорубленными в камне и залитыми каким-то маслом. На толстом ковре лежал скелет, завернутый в королевские одежды, усыпанные драгоценными камнями. Перед скелетом высились две кучи золота. Стены были убраны шелком.
- Твой приятель? - осведомился Римо.
- Ирод. Человек слова, - отозвался Чиун.
- Был человек слова, - поправил Римо. - Это не Ирод. Его предали погребению в Иордании. - Римо посмотрел на кости мумии, на драгоценную отделку тканей и спросил: - Или я ошибаюсь?
Чиун не счел нужным отвечать, а вместо этого сказал:
- Мы заберем причитающееся нам золото. Оно будет отправлено в Синанджу. За работу! - И он подал Римо шелковый мешок.
- А при чем тут я? - спросил Римо. - Твои деньги - ты их и таскай.
- Это служба, которую ты мне должен сослужить, - отозвался Чиун. - Скажи спасибо, что я допустил тебя до созерцания наших таинств.
- Да, хороши таинства, - буркнул Римо, размышляя, как пройти через таможню с мешком золота. - Повезло мне, нечего сказать!
Когда мешок был наполнен, Чиун взял его и направился к выходу. Когда с ним поравнялся Римо, Чиун обернулся и в последний раз поглядел на скелет того, кто некогда был властелином самой могучей в мире империи.
- Так есть, так было, так будет! - изрек Чиун. - Бедняга Ирод Оклеветанный! Как сказано в Книге Синанджу: "Человек сегодня здесь, а завтра в могиле".
Римо обернулся к Мастеру Синанджу. Он вдруг вспомнил, что совсем недавно слышал от кого-то те же слова.
- Удивительное дело, Чиун, - задумчиво произнес Римо. - А ведь с виду ты совсем не похож на еврея...
Уоррен Мерфи И Ричард Сэпир. Последний оплот


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация