<< Главная страница

Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир. Остров зомби



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ничто в прошлом преподобного Прескотта Пламбера не предвещало, что в один прекрасный день он обретет способность с легкостью отправить на тот свет всякого, кого пожелает. Да и сам он только добродушно улыбнулся бы, если бы ему сказали, что он скоро изобретет оружие невиданной силы.
- Господь с вами! Я и война? Нет, я против войны. Ненавижу страдания. Потому я и стал врачом, хочу служить Богу и людям. - Он непременно сказал бы что-нибудь в этом роде, если бы не кончил жизнь, превратившись в жалкую лужицу на дворцовом полу.
Отправляясь на небольшой покрытый тропической растительностью островок вулканического происхождения, расположенный к югу от Кубы и к северу от Арубы - в стороне от морских путей, где в свое время бесчинствовали английские пираты, грабя испанские корабли с сокровищами и простодушно называя этот грабеж войной, - преподобный доктор Пламбер объяснял своему приятелю, также выпускнику медицинского колледжа, что единственное достойное дело для врача - служить Богу и людям.
- Чушь собачья! - отозвался с некоторым отвращением сокурсник. - Я выбрал дерматологию и объясню, почему. Это не хирургия, где вознаграждения не дождешься. И никто не станет будить тебя в четыре утра, чтобы срочно вскрыть прыщ. Дерматолог полностью располагает своим временем - твои дни и твои ночи принадлежат тебе, а у пациентов, которые хотят иметь гладкую, как шелк, кожу, обычно денег куры не клюют.
- Я хочу отправиться туда, где люди страдают, где они болеют и мучаются, - настаивал Пламбер.
- В этом есть что-то нездоровое, - предупредил его сокурсник. - Тебе надо проконсультироваться с психиатром. Лучше займись дерматологией, послушайся моего совета. Своя рубашка ближе к телу.

В национальном аэропорту Бакьи преподобного Пламбера встречали сотрудники миссии, приехавшие на стареньком многоместном "форде". С непривычки Пламбер обливался потом. Его доставили в министерство здравоохранения. Он дожидался приема в комнате, стены которой были увешаны впечатляющими диаграммами снижения детской смертности, улучшения качества питания и врачебной помощи. Приглядевшись внимательнее, Пламбер обнаружил, что диаграммы эти отражают положение дел в городе Остине, штат Техас, причем название города было кое-как замазано, а поверх написано "Бакья".
Министр здравоохранения задал новому доктору, который будет работать в миссии, расположенной высоко в горах, лишь один, но важный вопрос.
- У вас есть что-нибудь взбадривающее, доктор?
- Вы о чем? - спросил растерявшийся Пламбер.
- Ну, такие красненькие... Вы привезли? Или зелененькие? Лично я предпочитаю зелененькие.
- Но вы же говорите о наркотиках!
- Ну и что? Мне они для здоровья необходимы! И если я их не получу, то лучше тебе, гринго, убираться назад в Штаты. Ясно? А? Так что вы мне, доктор, пропишите от бессонницы? Красненькие или зелененькие? И чтобы днем быть пободрее?
- С другой стороны, если поразмыслить, вы действительно нуждаетесь и в тех и в других, - согласился доктор Пламбер.
- Отлично. Попозже подгоните сюда пикапчик красненьких и зелененьких.
- Но это уже целая незаконная операция с наркотиками!
- Ну это вы загнули, доктор. Что можно взять с нас, бедной развивающейся страны? А вы, собственно, чем собираетесь здесь заниматься?
- Спасать детей.
- Доллар - ребенок, сеньор.
- Как, я должен платить вам доллар за каждого спасенного ребенка?! - Не веря своим ушам, доктор Пламбер недоуменно покачал головой.
- Эта страна - наша. И порядки здесь - наши Может, вам не по душе наша культура, сеньор? Вы насмехаетесь над нашими традициями?
Нет, такого у доктора Прескотта Пламбера и в мыслях не было. Он приехал сюда спасать жизни и души людей.
- Так и быть, души спасайте бесплатно. А вообще вы мне нравитесь, вы - мой северный брат, да и все мы - одна семья американских народов, так что спасайте детей за двадцать пять центов с каждого или пятерых - за доллар. Кто вам еще предложит такую выгодную сделку?
Доктор Пламбер улыбнулся.
Миссия располагалась в горах, занимающих всю северную половину острова. Здание больницы было сложено из вулканического туфа и крыто железом. Электроэнергию давал собственный генератор. На самом острове электричество было лишь в одном городе - в столице Сьюдад Нативидадо, названной так испанскими "кабальерос" в честь Рождества Христова. Таким образом они запечатлели благодарную память за пять раздольных лет - с 1681 по 1686, - когда грабили и насиловали в свое удовольствие.
Очутившись на территории миссии, доктор Пламбер с удивлением услышал отдаленную барабанную дробь и решил, что, скорее всего, местные жители таким способом извещают друг друга о прибытии нового врача. Но барабаны не умолкали. Дробь звучала непрерывно, с утра до вечера, сорок ударов в минуту, никогда не выбиваясь из ритма и своей монотонностью доводя доктора Пламбера до головной боли.
Неделю он просидел в миссии, ожидая пациентов, но никто не приходил. И вот однажды барабаны замолкли. За это время барабанная дробь успела стать частью его жизни, и сначала доктор Пламбер не понял, что случилось, что изменилось вокруг. Лишь спустя некоторое время он осознал, что произошло, - воцарилась тишина.
А в ней доктор услышал новый непривычный звук. Шаги. Он поднял глаза от своего рабочего стола, установленного на свежем воздухе, за которым доктор разбирал медицинские карточки персонала миссии. К нему приближался голый до пояса старик в черных штанах и цилиндре. Старик был крепкий, но небольшого роста, его кожа имела светло-коричневый оттенок.
Пламбер резво вскочил на ноги и протянул руку.
- Рад видеть вас. Чем могу быть полезен?
- Ничем, - ответил старик. - А вот я могу. Меня называют Самди.
По словам старика, он был "хунганом" - святым человеком здешних гор - и, прежде чем разрешить своему народу лечиться у доктора, пришел познакомиться с ним.
- Я хочу только одного - лечить их тела и спасать души, - сказал доктор Пламбер.
- Не так уж и мало, - с улыбкой отозвался старик. - Так и быть, лечите тела, но не трогайте души. Души принадлежат мне.
Доктору Пламберу пришлось согласиться, так как эго был единственный шанс заполучить пациентов. Во всяком случае какое-то время он не будет склонять местных жителей поменять религию...
- Прекрасно, - сказал Самди. - У них прекрасная религия. Завтра больные придут к вам.
И, не сказав больше ни слова, старик удалился. Как только он покинул территорию миссии, барабанный бой возобновился.
На следующий день к доктору пришли первые пациенты, а вскоре они повалили валом. И Пламбер с головой ушел в работу, которая, он знал, предназначена ему свыше. Он лечил людей и добился на этом поприще значительных успехов.
Он оборудовал собственными руками операционную и, так как немного разбирался в электричестве, починил рентгеновский аппарат.
После того как он спас жизнь министру юстиции, ему разрешили спасать детей бесплатно. Однако министр не преминул сообщить доктору, что если тот спасет хотя бы двух хорошеньких девчушек, то пусть даст знать, их можно пристроить, когда они подрастут, лет в четырнадцать-пятнадцать, в хорошие отели, где те, если не заболеют, будут приносить не меньше двухсот долларов в неделю каждая, а это на острове - целое состояние.
- Но это же будут белые рабыни! - воскликнул возмущенный доктор Пламбер.
- Вовсе нет, светло-коричневые. Белых здесь днем с огнем не найти. А очень черные не столь высоко ценятся. Но если вам вдруг случайно попадется блондиночка, не выпускайте ее из рук, пришлите ко мне. Мы сделаем на ней большие деньги. Идет?
- Нет, не идет. Я приехал сюда, чтобы спасать жизни и души, а не потворствовать похоти.
Взгляд, которым министр окинул доктора, ничем не отличался от взгляда сокурсника, решившего специализироваться в дерматологии. Этот взгляд говорил, что Пламбер - ненормальный. Но Пламбера это не волновало. Пусть он дурак, но его "глупость" угодна Богу, он выглядит дураком лишь в глазах людей, которым еще не открылся путь к спасению.
Впрочем, дураком был как раз дерматолог. И министр здравоохранения тоже - ведь в этой благословенной темно-коричневой земле таилась некая субстанция, которую местные называли "мунг". Приложенное ко лбу, это вещество дарило покой и забвение. До чего же глупо, думал доктор Пламбер, употреблять наркотики, когда здесь сама земля дарует блаженство.
В течение нескольких лет, трудясь над тем, чтобы превратить маленькую амбулаторию в современную больницу, доктор Пламбер не переставал думать об этой субстанции. Проведя ряд опытов, он с удовлетворением убедился в том, что мунг не проникает в организм сквозь кожу и, следовательно, воздействует на мозг посредством какого-то излучения. Когда в миссию прибыла сестра Беатриса, она стала его ассистенткой. Этой молодой незамужней особе выпала честь оказаться первой белой женщиной, не подвергшейся в Сьюдад Нативидадо гнусным домогательствам. Впрочем, спасла ее вовсе не исключительная добродетель, а сальные слипшиеся волосы, очки с толстыми стеклами и выпирающие зубы, которые так и не поддались усилиям современных ортодонтологов.
Доктор Пламбер незамедлительно влюбился в нее. Всю жизнь он берег себя для той единственной женщины, которую полюбит, и сестру Беатрису он воспринял как дар небес.
Циничные жители острова могли бы заметить ему, что проработавшие три месяца на Бакье бледнолицые влюблялись в любую из белых женщин за пять секунд. Самые хладнокровные могли продержаться до двух минут, но не более.
- Сестра Беатриса, испытываете ли вы те же чувства, что и я? - вопрошал доктор Пламбер.
При этом его костлявые ладони становились влажными, а сердце от радостного волнения так и прыгало в груди.
- Если вы чувствуете глубокую депрессию, то да, - отвечала сестра Беатриса.
Она испытывала потребность страдать и переносить лишения во имя Иисуса, но страдания казались ей более возвышенными, когда она распевала гимны вместе с родственниками и друзьями в христианской церкви на родине. Здесь же, на Бакье, от бесконечной барабанной дроби у нее раскалывалась голова, а еще ей досаждали тараканы, в которых совсем не ощущалось божественной благодати.
- У вас депрессия, дорогая? - обрадовался доктор Пламбер. - Но Господь сподобил эту землю исцелять депрессию.
В маленькой лаборатории, которую доктор Пламбер оборудовал собственными руками, он приложил темно-зеленую массу ко лбу и вискам сестры Беатрисы.
- Это просто чудо, - признала сестра Беатриса.
Она моргнула раз, потом еще и еще. В ее жизни бывали периоды, когда ей приходилось принимать транквилизаторы - от них обычно клонило ко сну. Это же вещество мгновенно выводило из угнетенного состояния, но при этом не давало ощущения невероятного счастья, за которым последовала бы еще большая подавленность. Ничего чрезмерного, никаких крайностей. Депрессия уходила вот и все.
- Это чудо, - повторяла сестра Беатриса. - Нужно поделиться им с другими людьми.
- Невозможно. Компании по производству лекарств сначала заинтересовались, но ведь энергия мунга никогда не иссякает, его пригоршни хватит человеку навсегда, такое лекарство вечно. Нельзя будет заставить людей покупать его снова и снова. Думаю, они уберут любого, кто попытается ввезти препарат в Америку: ведь он погубит рынок транквилизаторов и антидепрессантов. Тысячи людей потеряют работу. Я лишу людей работы - так они мне объяснили.
- А может, связаться с медицинскими журналами? Пусть они просветят человечество.
- Я еще не закончил опыты.
- Теперь мы займемся этим вместе, - сказала сестра Беатриса, и в ее глазах зажегся азартный огонек.
Она представила себя в роли ассистентки преподобного доктора Прескотта Пламбера, великого миссионера-ученого, открывшего спасение от депрессии. Ей уже виделось, как она выступает на церковных собраниях, рассказывая о тяжелой изнанке миссионерского служения - об этой несусветной жаре, ужасных барабанах и вездесущих тараканах.
Насколько такая жизнь будет приятнее, чем прозябание в Бакье, этой гнусной дыре.
Доктор Пламбер покраснел. Он как раз планировал очередной эксперимент, собираясь облучить вещество.
- Если мы направим пучок электронов на мунг - а это, на мой взгляд, гликол-полиамин-силицилат - мы больше узнаем о его воздействии на структуру клетки.
- Чудесно, - восхитилась сестра Беатриса, которая не поняла ни слова.
Она настояла, чтобы он привлек ее к опытам. Прямо сейчас. Потребовала, чтобы облучение было как можно более сильным. И уселась на плетеный стул.
Доктор Пламбер поместил мунг в ящик над компактным и мощным генератором, обеспечивающим электричеством испускающие электроны трубки, улыбнулся сестре Беатрисе и, щелкнув тумблером... превратил ее в кисель, стекающий сквозь плетеное сиденье стула.
- Ох, - только и сказал доктор Пламбер.
Нечто похожее на густую патоку просочилось через то, что некогда было белой блузкой и ситцевой юбкой. Мерзкая жижа заполнила до краев туфли из искусственной кожи на толстой подошве.
В воздухе возник запах свиного рагу с рисом, простоявшего сутки при тропической жаре. Доктор Пламбер приподнял пинцетом краешек блузки. На шее сестра Беатриса носила небольшой опал на цепочке. С ним ничего не произошло. Не пострадали также лифчик и трусики. Целлофановый пакет в кармане юбки, в котором лежал арахис, сохранился, но сами орехи исчезли.
Очевидно, поток электронов, прошедших через загадочное вещество, обретал способность разрушать живую материю. Возможно, видоизменялась ее клеточная структура.
Несчастный доктор Пламбер, который нашел свою настоящую любовь, чтобы тут же потерять ее, добрался до столицы острова Сьюдад Нативидадо в состоянии, близком к помешательству.
Он тут же направился к министру юстиции.
- Я совершил убийство, - объявил он.
Министр юстиции, которого доктор Пламбер спас недавно от верной смерти, обнял плачущего миссионера.
- Нет! - вскричал он. - Пока я министр, мой друг не может совершить убийство! Кто эта коммунистка, эта террористка, от которой вы спасли миссию?
- Моя коллега. Сестра во Христе.
- Она, наверное, душила несчастного туземца?
- Вовсе нет, - печально отозвался доктор Пламбер. - Она мирно сидела на стуле, участвуя в эксперименте. Я не думал, что опыт убьет ее.
- Еще лучше. Значит, будем считать, что произошел несчастный случай, - рассмеялся министр. - Она погибла в результате несчастного случая, так? - Он хлопнул доктора Пламбера по спине. - Говорю тебе, гринго, пока я - министр юстиции, никто не посмеет сказать, что мой друг сел в тюрьму за убийство.
И началось. Вскоре и сам президент узнал, какие чудеса можно проделывать с помощью мунга.
- Это лучше всяких пуль, - заявил министр юстиции.
Сакристо Хуарес Баниста Санчес-и-Корасон выслушал его внимательно. Это был крупный мужчина, смуглолицый, с черными усами - они, топорщась, напоминали руль велосипеда, - глубоко посаженными черными глазами, толстыми губами и плоским носом. Пять лет назад он, наконец, признал, что в его жилах течет негритянская кровь, и теперь даже гордился этим, предложив столицу острова в качестве места конференций Союза африканского единства. Он любил повторять: "Братья должны встречаться со своими братьями", хотя прежде заверял белых гостей острова, что он "чистокровный индеец, без всякой примеси негритянской крови".
- Лучше пули ничего не бывает, - сказал Корасон и, причмокнув, высосал косточку гуавы из дупла переднего зуба. Время от времени он должен был появляться в ООН, представляя там свою страну. Обычно он делал это, когда у него появлялась нужда в дантисте. Всякую мелочь могли лечить духи, но с серьезными вещами он обращался только к своему дантисту - доктору Шварцу из Бронкса. Когда Шварц узнал, что Сакристо Хуарес Баниста Санчес-и-Корасон - тот самый Генералиссимус (с большой буквы!) Корасон, Кровавый карибский палач, Папа Корасон, Безумный диктатор Бакьи, один из самых жестоких и кровожадных правителей мира, он сделал единственное, что обязан был сделать дантист из Бронкса. Он втрое повысил гонорар и заставил Корасона платить вперед.
- А это лучше пули, - продолжал настаивать министр юстиции. - Раз - и ничего!
- Мне не нужно "ничего". Должны оставаться трупы. А иначе что выставлять в деревнях крестьянам на обозрение, как научить их любить Папу Корасона всей душой и всем сердцем, если под рукой не будет трупов? Как? Без трупов нельзя управлять страной. Нет, лучше пули ничего не бывает. Она священна.
Корасон поцеловал кончики своих пальцев и медленно, словно распускающийся цветок, раскрыл ладонь. Он любил пулю. Первого человека он убил в девять лет. Тот был прикручен к столбу белыми простынями. Увидев девятилетнего мальчишку с огромным пистолетом 45-го калибра, он улыбнулся. Маленький Сакристо выстрелом стер его улыбку вместе с половиной лица.
Однажды к отцу Сакристо пришел американец из фруктовой компании и сказал, что тому нельзя больше оставаться просто бандитом. Он принес отцу какую-то невиданную военную форму. И коробку с бумагами. Отец Сакристо стал президентом, а бумаги - конституцией, оригинал которой и по сей день хранится в нью-йоркском офисе информационного агентства, где ее и сочинили.
Американская фруктовая компания какое-то время выращивала на острове бананы, а потом решила перейти на манго. Но на манго в Америке не оказалось большого спроса, и компания в конце концов убралась с острова.
Теперь стоило кому-нибудь заикнуться о правах человека, как отец Сакристо торжественно указывал на коробку с бумагами:
- Вот гарантия наших прав. У нас самые совершенные законы в мире. Разве не так?
И прибавлял, что если кто-нибудь не верит ему, пусть откроет коробку и сам убедится. Но все верили отцу Сакристо на слово.
Однажды отцу Сакристо донесли, что его хотят убить. Сакристо знал, где живет убийца, и они с отцом отправились туда, чтобы упредить врага. Их сопровождала личная охрана Сакристо в количестве пятидесяти человек. Назад Сакристо и охрана вернулись с телом президента. По их словам тот погиб, храбро сражаясь с врагом. Смерть наступила мгновенно - в перестрелке. Никому не показалось странным, что убит он пулей в затылок, хотя враг находился перед ним. А если кому-то и показалось, то он не стал докладывать об этом Сакристо, который теперь, наследуя власть, сам стал президентом.
Под предлогом выявления врагов, которые погубили его отца, Сакристо лично перестрелял тех генералов, которые хранили его отцу верность.
Сакристо любил пулю. Она дала ему все. И он не собирался слушать разные сказки про средства, которые надежнее пули.
- Клянусь жизнью, это так, - настаивал министр юстиции.
Жирное лицо Сакристо Корасона расплылось в улыбке.
- Конечно, я, может быть, преувеличиваю, - вдруг испугался министр, сообразив, что заигрался и рискует жизнью.
- Вот именно, - сказал Корасон.
Он не повысил голоса. Ему нравился просторный дом министра юстиции: неказистый с виду, изнутри он поражал воображение мраморной отделкой полов и ванных комнат и хорошенькими девушками, которые никогда не выходили на улицу.
Они отнюдь не были дочерьми министра. Так уж повелось, что если подданные не держали красавиц-дочерей под замком, президент или кто-то из его окружения мог воспользоваться ситуацией и лишить девушку невинности. Корасон был разумным человеком. Он мог понять отца, не выпускавшего дочь из дома, - значит, тот дорожил ею. Но зачем скрывать от чужих глаз совершенно посторонних девушек? В его представлении это был тяжкий грех. Безнравственно прятать красивую девушку от президента, твоего господина.
В конце концов министр юстиции доставил президенту аппарат, что был, по его словам, лучше пули. Его привез в тяжелом ящике миссионер из больницы в горах. Ящик представлял собой куб, сторона которого равнялась двум футам, и сдвинуть его с места было трудновато.
Миссионер - одновременно доктор и священник - жил на Бакье ухе несколько лет. Корасон приветствовал его в высокопарных цветастых выражениях, как и положено приветствовать служителя Бога, и попросил продемонстрировать свое волшебство.
- Но это не волшебство, господин президент. Все свершается по законам науки.
- Хорошо, хорошо. Начинайте. На ком испробуем?
- Раньше этот прибор помогал обрести здоровье, но он испортился. Не помогает, а даже... - Тут голос доктора дрогнул, и он закончил фразу очень печально: - Теперь он убивает, а не лечит.
- Дороже здоровья нет ничего. Имей здоровье, и у тебя есть все. Абсолютно все. Но давайте все же посмотрим, как он работает. Пусть убьет кого-нибудь. И тогда мы увидим, действительно ли он надежнее вот этого.
И президент любовно извлек блестящий хромированный пистолет 44-го калибра с перламутровой рукояткой, на которой выделялась президентская эмблема. Пистолет был к тому же заколдован и, как утверждали некоторые жрецы вуду, направлял пулю точно в цель, наделяя ее чуть ли не разумом и заставляя угадывать волю президента.
Президент поднес длинный блестящий ствол к голове министра юстиции.
- Некоторые утверждают, что твой ящик могущественней пули. Они готовы жизнью поклясться, правда?
Министр юстиции впервые осознал, насколько велик, устрашающе велик ствол 44-го калибра. Дуло глядело на него черным туннелем. Он представил себе, как из этого туннеля вылетит пуля. Правда, он не успеет ее увидеть. На другом конце ствола произойдет маленький взрыв, и - ба-бах! - мысли навсегда покинут его голову, ведь этот пистолет разносит мозг в клочья, особенно если пули отливают из мягкого свинца с маленькой полостью в середине, как у пуль "дум-дум". Вот и сейчас одна такая пуля ожидала своей очереди на другом конце ствола.
Министр юстиции слабо улыбнулся. Во всем этом была и другая сторона. Существовали западный и островной образы жизни. Последний уходил корнями в религию здешних гор, известную остальному миру под названием "вуду". Западный человек, воспитанный в преклонении перед магией науки, неминуемо вступал в конфликт с магией вуду.
Самолет - это продукт западной магии. И если он разбивался, то в результате действия магии островной. Это означало, что остров победил. Но если самолет приземлялся благополучно и особенно если на его борту находились подарки для президента, то снова торжествовал остров.
И сейчас старый надежный пистолет в руках Корасона и машина миссионера противостояли друг другу как местное волшебство и механизированная магия гринго, привезенная тощим и грустным доктором Пламбером.
В президентские покои - огромный зал с куполообразным потолком и мраморным полом, где торжественно вручались награды и принимались верительные грамоты послов и где иногда выпивавший лишку президент спал, тщательно заперев прочные, бронированные двери, чтобы никто не смог убить его во сне, - ввели свинью.
От этой недавно вывалявшейся в помоях свиньи премерзко пахло, засохшая грязь свисала с ее массивных боков. Двое солдат направляли ее в нужную сторону длинными палками с острыми наконечниками, чтобы она ненароком чего-нибудь не опрокинула.
- Теперь показывай, - приказал Корасон.
Было заметно, что он не верит в успех.
- Показывай! - в отчаянии повторил министр.
- Вы хотите, чтобы я убил свинью?
- У нее нет души. Начинай, - потребовал Корасон.
- У меня только раз получилось, - сказал доктор Пламбер.
- Неважно, сколько - раз, два, тысячу... Начинай. Давай, давай, - торопил миссионера министр юстиции.
Доктор Пламбер повернул выключатель, который приводил в действие небольшой генератор. Три четверти прибора занимало устройство, вырабатывающее электрический ток - в цивилизованной стране его с успехом заменили бы провод, штепсель и розетка. Но здесь, в Бакье, ничто не давалось без труда. У доктора Пламбера было тяжело на душе. Прошло только два дня со времени ужасной гибели Беатрисы, и в его памяти она с каждой минутой становилась все прекраснее. В своем воображении он добился того, в чем не преуспела сама несчастная жертва, тщетно прибегавшая к специальным кремам, упражнениям и поролоновым лифчикам: в его воображении у нее была грудь.
Доктор Пламбер еще раз осмотрел мунг, поставил нужное напряжение и направил на свинью объектив, вставленный в отверстие на передней стенке ящика. Затем включил аппарат.
Раздался звук, словно лопнул воздушный шар. В воздухе запахло жженой резиной. Свинья весом в триста пятьдесят фунтов исчезла почти беззвучно - лишь разок что-то хрустнуло, - оставив на мраморном полу черную с зеленоватым отливом жижу.
И все! Даже деревянные жерди, которыми погоняли скотину, превратились в угли - уцелели лишь металлические наконечники, звякнувшие об пол. Их обволакивал липкий клейстер.
- Амиго! Дружище. Брат родной. Святой человек. Поверь, я всей душой люблю Христа, - вкрадчиво заговорил Корасон. - Он одни из лучших богов на свете. А теперь он - мой самый любимый бог. Скажи, как это у тебя получается?
Доктор Прескотт Пламбер объяснил, как работает аппарат.
Корасон покачал головой.
- Какие, говоришь, надо нажать кнопки?
- Да вот эти. - Доктор Пламбер показал Корасону красную кнопку, включавшую генератор, и зеленую, пускающую излучение.
И тут случилось нечто ужасное. Корасон нечаянно уничтожил министра юстиции - точно так же, как незадолго до этого Пламбер убил прекраснейшую Беатрису. По комнате поползло зловоние - казалось, тлеет куча отбросов.
По спине доктора Пламбера побежали мурашки - излучение вызывало дрожь у людей, находящиеся неподалеку от жертвы.
- Боже мой! - зарыдал доктор Пламбер. - Это ужасно!
- Какая жалость! - произнес Корасон.
Он выразил сожаление еще раз, когда так же "нечаянно" уничтожил офицера охраны, которого подозревал в шантаже. Тот имел наглость тянуть денежки из посла иностранной державы, ничего не отстегивая президенту. Это произошло уже у дверей дворца.
- Какая жалость! - повторил Корасон, и водитель проезжавшего по главной улице Сьюдад Нативидадо "седана" исчез, а сам автомобиль, потеряв управление, врезался в веранду гостиницы.
- Вы сделали это нарочно! - гневно произнес доктор Пламбер.
- Наука требует жертв, - отозвался Корасон.
К этому времени вся охрана попряталась, у окон тоже не было ни души. Куда бы ни подтаскивал Корасон тяжелый аппарат, всех тут же как ветром сдувало. В конце концов на улице остались только иностранные туристы из отеля напротив. Они изумленно таращили глаза, не понимая, что происходит, но Корасон их не трогал. Он был неглуп и на Американский Доллар не замахивался.
Но тут случай улыбнулся президенту: он вдруг увидев спящего на дежурстве солдата.
- Надо его наказать, - заявил Корасон. - В моей армии строгая дисциплина.
Теперь доктор Пламбер уже не сомневался, что аппарат попал в руки человека, который убьет своего ближнего, не задумываюсь, и решительно заслонил собой капрала, растянувшегося в дорожной пыли, как спящий бассет-хаунд.
- Только через мой труп, - заявил доктор Пламбер.
- Идет, - согласится Корасон.
- То есть как "идет"? - не понял доктор Прескотт Пламбер, американский гражданин и миссионер.
- Через твой труп, - сказал Корасон и направил лучи на костлявое тело доктора.
На месте, где только что стоял доктор Пламбер, образовалась темная пахучая лужица, а в ней поверх молнии от брюк плавала Библия с золотым обрезом.
Библия вместе с молнией погружалась все глубже в вязкую жижу. По краям из нее что-то торчало. Доктор Пламбер носил старомодные ботинки, подбитые гвоздиками. Гвоздики сохранились.
Когда в государственный департамент США пришло известие, что один из американских подданных убит просто так, без всякой причины, Бешеным Карибским псом, Генералиссимусом Сакристо Корасоном, в руках которого находится смертоносное оружие колоссальной силы, у всех возник лишь один вопрос:
- Как привлечь его на нашу сторону?
- Но он и так на нашей стороне, - объяснил кто-то, занимавшийся этим регионом. - Ежегодно ему перепадает от нас два миллиона.
- Это было до того, как он научился превращать людей в кисель, - заметил военный советник.
И он оказался прав.
Генералиссимус Сакристо Хуарес Баниста Санчес-иКорасон созвал Третью международную конференцию по национальным ресурсам в Сьюдад Нативидадо, на которой сто одиннадцать атташе по науке проголосовали за то, чтобы Бахья единолично владела правом на использование гликол-полиамин-силицилата или, как выразился председательствующий, "этого длинного слова на третьей странице резолюции".
Следствием всех этих событий было появление восьми книг, в которых утверждалось, что президента Корасона оклеветали средства массовой информации мировых промышленных держав, а также возрождение интереса к глубокой философии островной религии вуду. А также рост кредитного лимита для Корасона - теперь он доходил до трех миллиардов долларов.
Множество кораблей встало на якорь в районе Нативидадо.
В Вашингтоне президент Соединенных Штатов срочно собрал высших чинов разведки, дипломатических ведомств и армии и задал им в лоб один вопрос:
- Каким образом этот псих заполучил оружие столь разрушительной силы и что нужно сделать, чтобы отнять у него это оружие?
На этот крик о помощи каждый департамент ответил объяснительной запиской, в которой доказывалось, что он здесь ни при чем.
- Пусть так, - сказал президент, открывая следующее совещание. - Но теперь-то что делать? Что за оружие у этого маньяка? Жду от вас предложений. Меня не интересует, кто виноват, а кто нет.
Совещание свелось к тому, что каждое ведомство старалось спихнуть на другое решение этой проблемы, потому что "это не по их части" и они понятия не имеют, какого рода оружие объявилось у диктатора.
- Я вижу, вас волнуют только две вещи: как доказать, что вы не виноваты, и как уклониться от любых действий, чтобы, упаси Бог, не оказаться виноватыми. С каких пор вы стали такими трусами? Кто вас так запугал, неужели наши конгрессмены?
Все посмотрели в сторону шефа ЦРУ. Прежде чем ответить, тот долго откашливался.
- Видите ли, господин президент, если вы действительно хотите знать правду, то вот что я вам сказку. Всякий раз, когда кто-нибудь из моих парней хочет не на словах, а на деле защитить американские интересы, министерство юстиции делает все, чтобы запрятать его в тюрьму. Подобные действия не способствуют приливу энтузиазма у моих людей. Дело вовсе не в конгрессе. Никто не хочет садиться в тюрьму.
- Неужели никого не волнует, что убивают американских граждан? Ни в одном докладе я не нашел разумных соображений по этому поводу, - сказал президент. - В руках у маньяка страшное оружие, против которого у нас нет защиты! Мы не знаем принцип действия этого оружия и проявляем преступное благодушие. Неужели всем наплевать? Выскажется кто-нибудь по сути дела?
В рядах адмиралов и генералов раздались покашливание и шепоток. Люди, ответственные за проведение национальной внешней политики, отводили глаза так же, как их коллеги из разведслужб.
- Ну и черт с вами! - вслух подытожил президент с еле уловимым южным акцентом.
Его лицо пылало. Он был зол на руководителей служб национальной безопасности и на себя за то, что не совладал с собой и сорвался на грубость.
Ни одна законная организация, ни одно законное ведомство не собирались заниматься этим запутанным делом, - значит, оставалось одно: прибегнуть к услугам нелегальных помощников.
В середине дня президент удалился в свою спальню в Белом доме и, открыв бюро, положил руку на трубку красного телефона без диска. Он ненавидел этот телефон и ненавидел то, что стояло за ним. Само существование красного аппарата говорило о том, что страна не может справиться со своими проблемами в рамках закона.
В прошлом он подумывал распустить организацию, связь с которой осуществлялась по красному телефону и к помощи которой президенты прибегали только в самых крайних случаях. Он не хотел знать о тех вещах, которыми ей приходилось заниматься, и поначалу думал, что сможет без нее обойтись. Но оказалось, что это не так.
В решающий момент он мог положиться только на эту группу, хотя его постоянно мучило сознание ее нелегальности. Она стояла вне закона, а именно беззаконие президент ненавидел больше всего.
Эту организацию - КЮРЕ - создали более десятилетия назад, и она была так надежно законспирирована, что осталась никому не известной.
ЦРУ и армия были открытой книгой для всех, о КЮРЕ же знал один президент.
Ну и, конечно, сам руководитель КЮРЕ и два исполнителя - профессиональные убийцы. Правительство страны - его, президента, правительство - содержало на службе двух самых могущественных убийц, когда-либо существовавших на свете, и, чтобы их остановить, президенту достаточно было сказать руководителю организации только одно слово: "Довольно".
И организация перестала бы существовать. Перестали бы действовать в Америке наемные мастера убийства - ассасины.
Но президент так и не произнес этого слова, что больно ранило его жаждущую справедливости душу. Хуже того, в этот день ему предстояло узнать, что он может потерять своих нелегальных помощников.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Его звали Римо. И вдруг кругом погасли огни. Для большинства жителей Нью-Йорка переход от яркого электрического освещения к полной темноте произошел этим поздним летним вечером совершенно неожиданно. Остановились кондиционеры, погасли фонари на улицах, и люди заметили темное небо над головами.
- Что там еще? - спросил встревоженный голос из глубины подъезда.
- Что-то с электричеством.
Раздались испуганные возгласы. Кто-то нервно рассмеялся.
Смеялся не Римо. Темнота не обрушилась на него внезапно, как на других, не наступила мгновенно.
Глядя на фонарь, освещавший угол Бродвея и 99-й улицы, он видел, что лампа, перед тем как окончательно потухнуть, какое-то время мерцала. Свет уходил из нее постепенно, и, если ваши ум и тело чутко отзывались на ритмы окружающего мира, вы не могли не видеть этого. Резкий переход к темноте был обычной иллюзией. Люди сами ее создавали - Римо знал, как это происходит.
Может быть, они были увлечены беседой, полностью сосредоточившись на словах и не замечая окружающего, пока не оказались в полной темноте. Или поглощали алкоголь. Или набивали желудки мясом, и вся их нервная энергия уходила на его переваривание и усвоение, так как эти желудки изначально были предназначены для переваривания фруктов, злаков и орехов, а кровеносная система еще хранила память о жизни в море и потому довольно легко принимала питательные вещества, которые содержались в рыбе, но не в мясе.
Итак, наступила темнота, и Римо видел, как она надвигалась. Рядом закричала от страха женщина. А другая взвизгнула от удовольствия.
Подъехавшая машина осветила фарами квартал, и люди на улицах зашумели, пытаясь сориентироваться в мире, который вдруг так резко изменился.
И только один человек во всем городе понимал, что происходит, ведь только он один прислушивался к своим ощущениям.
Римо знал, что за ним крадутся двое. Для него не составляло труда понять это по отдельным звукам. Знал он и то, что у одного из них в руке - обрезок свинцовой трубы, которой он собирается свалить Римо с ног, а у другого - нож. Все это Римо определял по тому, как двигались их тела.
Можно в течение нескольких часов, привлекая в помощь киносъемку, объяснять, каким образом особенности движения людей подсказывают, что они имеют при себе оружие и какое. Даже глядя на одни только ноги, можно все выяснить. Но еще лучше просто это чувствовать.
Откуда Римо узнавал все это? Знал - и все. Точно так же он знал, что на плечах у него - голова, а под ногами - земля. Знал и то, что может не спеша перехватить свинцовую трубу и, используя инерцию нападающего, отправить того вниз, на асфальт так, чтобы он переломал себе ребра.
С ножом было еще проще. Тут Римо решил применить силу.
- Ты убьешь себя собственным ножом, - спокойно сказал он парню. - Вот так.
Сжав железной хваткой руку, в которой парень держал нож, Римо направил лезвие тому прямо в живот и, почувствовав, что оно вошло в плоть, медленно повел его вверх, пока не ощутил биение живого человеческого сердца.
- Боже мой! - только и сказал молодой парень, который понял теперь, что на этот раз ему не выкрутиться и что он умирает.
А ведь до этого случая он ножом прикончил сотни людей в Нью-Йорке, и никогда не возникало проблем, особенно если он работал в паре с кем-то, кто хорошо владел кастетом или свинчаткой.
Конечно, у него бывали неприятности. Его уже дважды арестовывали. Один раз - за то, что жестоко порезал девчонку, которая не уступила ему. Впрочем, тогда он всего лишь провел ночь в камере для несовершеннолетних преступников. На следующий день его выпустили, и тут уж он отыгрался, как следует.
Он подкараулил девушку в переулке и прямо-таки искромсал ее. Несчастную пришлось хоронить в закрытом гробу. Ее мать, заливаясь слезами, молила о справедливости и показывала на него пальцем как на убийцу, но больше ничего не могла сделать.
А что было делать? Пойти в полицию? Он и с ней бы разделался точно так же. А те, в полиции? Ну, прочитали бы ему нотацию. Упрятали бы на одну ночь в каталажку.
Разве может с тобой что-нибудь случиться из-за того, что ты пырнешь человека ножом в Нью-Йорке? Нет, конечно. Парень был страшно поражен, что на этот раз ему оказали столь решительное сопротивление.
Было непохоже, чтобы этот человек принадлежал к какой-нибудь банде, одежда на нем была вполне обычная, и оружия не было видно. Он выглядел как рядовой житель Нью-Йорка и казался легкой добычей. Почему же страшная боль пронзила его собственное тело? Может, этот тип - полицейский? Нападение на полицейского каралось сурово, но человек не был похож на полицейского.
Они с дружком приметили его еще до того, как вырубилось электричество. Они видели, как он купил один-единственный цветок у старой торговки на Бродвее, дав ей десять долларов и не взяв сдачу.
Ясно, что у прохожего доллары водились. Мужчина понюхал цветок, оборвал два лепестка и сжевал их, черт бы его побрал.
Худощавый человек около шести футов росту с широкими скулами, как если бы в нем была примесь китайской или еще какой-то восточной крови. Это отметил один из них. У прохожего были широкие запястья и необычная походка - казалось, он скользил по земле. Да, он казался легкой добычей. И доллары у него явно водились.
А когда этот тип свернул на плохо освещенную 99-ю улицу, где ему никто не пришел бы на помощь, то, как говорится, напасть на него сам Бог велел. А тут еще и электричество вырубили. Красота!
Он не собирался выжидать, зная, что рядом крадется со свинцовой трубой его дружок, который не замедлит обрушить ее на голову бедолаге.
Они подступили к мужчине в одно и то же время. Все шло прекрасно, просто прекрасно. Бам! После такого удара тот должен был рухнуть. Но не рухнул.
И даже не пошатнулся. Это точно. А вот его дружок полетел на тротуар с такой силой, будто его сбросили с крыши. Мужчина тихо заговорил, крепко сжимая его руку, и он не мог выпустить нож. Лезвие вонзилось ему в живот и, как он ни старался отдернуть руку, погружалось все глубже и глубже. Казалось, к животу прижали электрическую плитку, внутренности пекло адским огнем, и никуда от этого не деться.
Если бы он мог, то отгрыз бы себе кисть - только бы выпал нож.
Боже, как больно!
Когда же острие коснулось сердца и пронзило его, хлынувшая кровь мгновенно залила все вокруг, и нож, наконец, выпал из безвольной руки. Мужчина отпустил его и пошел дальше. Слабеющее сознание семнадцатилетнего парня вдруг ярко озарила последняя мысль: а ведь этот таинственный человек отнял у него жизнь, даже не замедлив шага...
Вся его жизнь не стоила того, чтобы этот тип, который ел цветы, задержался хоть ненадолго...
Римо шел по темному городу. На большом пальце осталось несколько капелек крови, и он небрежно стер их.
Римо знал, что для жителей города воцарившийся мрак создавал неразрешимую проблему: они ведь целиком зависели от освещения. Вместо того, чтобы создавать искусственное освещение, человечеству надо было учиться пользоваться своими органами чувств в темноте! Теперь люди, которые и дышать-то толком не умели, оказались в ситуации, когда им надо положиться на самих себя, но их органы чувств - те, которые отвечали за слух, зрение и осязание, - почти атрофировались.
Самого Римо с большим старанием и великой мудростью учили, как воскресить забытые человеком умения, те его способности, благодаря которым он в свое время мог соперничать в силе и ловкости с дикими зверями, а, утратив их, превратился в ходячий труп. Начиная с появления копья, человек все больше полагался не на свои мышцы, а на предметы окружающего мира, и так продолжалось до тех пор, пока в рыбацкой деревушке на западном побережье Кореи не научились возвращать человеку былью ловкость и сноровку.
Это умение, это искусство получило название Синанджу по деревушке, где оно возникло.
Только Мастера Синанджу знали эту технику.
Только один белый человек удостоился чести овладеть ею.
Этим человеком был Римо, и сейчас он шел по одному из величайших городов своей, белой, цивилизации, в котором отключилось электричество, и сердце его переполняла тревога.
Не потому, что люди остались такими, какими они были до Вавилонского столпотворения, а потому, что он стал другим.
Что сделал он со своей жизнью? Согласившись пройти длительный курс тренировок, чтобы служить организации, которая поможет его стране сохранить существующий строй, он думал, что делает это ради торжества справедливости.
Но все изменилось, когда он приблизился в мастерстве к Мастеру Синанджу, который тренировал его. Принадлежность к Дому Синанджу - клану величайших убийц-ассасинов в истории человечества - это уже верх совершенства. Больше не к чему стремиться. Делать то, что ты делаешь, - это и есть единственная цель. Но однажды утром он проснулся и почувствовал, что совершенно не верит в это.
В жизни было добро и было зло, но творил ли Римо добро?
Все это пустяки, сказал он себе. Он медленно приближался к Гарлему, не переставая размышлять. Уличные шайки уже занялись грабежами и поджогами. Возле здания с железными решетками на окнах буйствовала толпа.
К одному из окон была прикреплена бумажка: "Чернозадые, убирайтесь отсюда!" Здесь размещалось предприятие, которым владела негритянская семья. Очень небольшое предприятие.
- Хватай его! Хватай! - вопила какая-то женщина.
Ее вопль относился к кому-то, кого Римо не видел. Но кто-то сопротивлялся толпе, стараясь не дать ей вломиться внутрь.
- Хватай наглого ниггера! Хватай выскочку! Хватай черномазого! - вновь заорала женщина. В одной руке у нее была бутылка джина, а в другой - бейсбольная бита.
Если бы толпа не состояла из негров, Римо поклялся бы, что здесь не обошлось без Ку-Клукс-Клана. Этой же ненависти он не понимал. Однако, видя, что кто-то защищает дело своих рук, решил, что ему стоит помочь.
Легко, как угорь, Римо проскользнул сквозь толпу, прошел через этот плотный заслон, как нож сквозь масло, - движения его больше всего напоминали неторопливый, непрерывный бег. И тут в живот ему уперся дробовик. Негр, стоящий спиной к железным воротам, держал палец на курке, но Римо легко ударил по ружью, и выстрел прогремел над его головой.
Толпа притихла. Кто-то из передних рядов попытался сбежать. Но, увидев, что никто не пострадал и что, скорее всего, хозяин не собирается никого убивать, толпа стала напирать снова.
Тут негр, перехватив ружье и держа его теперь за дуло, стал размахивать им как дубинкой, стараясь остановить Римо и толпу.
Уклоняясь от ударов приклада, Римо попытался встать рядом с мужчиной, и тот наконец понял, что незнакомец на его стороне. Тогда Римо принял на себя толпу. Уже через несколько секунд вокруг них образовался барьер из стонущих людей.
Толпа перестала напирать. Люди взывали к прохожим, чтобы им помогли справиться с бельм, который находится у них в ловушке. Но на улицах и так хватало развлечений, ведь здесь единственной необходимой вам кредитной карточкой служил молоток потяжелее, да были бы только рядом надежные друзья. Кроме того, этот белый умел калечить людей, что никому не прибавляло энтузиазма. И прохожие спешили дальше по своим делам.
Римо провел ночь у ворот, рядом с хозяином. Тот был родом из Джексона, штат Миссисипи, а сюда приехал с отцом, еще будучи мальчишкой. Отец работал привратником в крупной фирме. Став взрослым, сын устроился на почту, его жена и два сына тоже работали, и все деньги они откладывали, чтобы купить этот небольшой мясоперерабатывающий заводик. Стоя перед воротами, Римо и негр могли видеть, что творится в других местах.
- Разве мог я не встать здесь с ружьем? - говорил хозяин. - Сыновья поехали за мясом, а что я сказал бы им потом? Что все наши труды пошли псу под хвост? Да лучше умереть. В этом заводике - вся наша жизнь. Вот я и остался. А вы-то почему ввязались в это дело?
- Потому что мне везет, - ответил Римо.
- Не понимаю.
- Это хорошее дело. Сегодня ночью я сделал хорошее дело. Давно такого со мной не было. От этого на душе хорошо. Мне повезло.
- Но это "хорошее дело" было довольно опасным, - сказал мужчина. - Сначала я чуть не пристрелил вас, а потом мог запросто снести прикладом башку. А если не я, то эти подонки могли вас прикончить. Это опасные люди.
- Да совсем они не опасны, - возразил Римо. - Обыкновенный сброд. - И он небрежно махнул рукой в сторону снующих людей - те, визжа и смеясь, тащили все, что плохо лежит, теряя на ходу украденные шмотки.
- И подонок может убить... А вы двигаетесь очень плавно. Никогда не видел, чтобы люди так дрались.
- А почему ты должен был это видеть? - сказал Римо.
- Как называется эта борьба?
- Это трудно сказать, - уклончиво отозвался Римо.
- На каратэ не похоже. И на таэ-квон-до тоже. Сыновья показали мне кое-какие приемы, чтобы я мог в случае чего постоять за себя, если останусь один на заводе. Немного похоже, но все-таки не совсем то.
- Понимаю, - сказал Римо. - То, что я делаю, кажется медленным, но на самом деле все происходит очень быстро.
- Похоже на танец в замедленной съемке.
- Хорошее описание. В своем роде это действительно танец. Твой партнер - твоя мишень. Все задумано так: делай все, что тебе нужно, считая, что твой партнер мертв с самого начала. Он как бы просит убить его и помогает тебе в этом. Такая вот связь вещей.
Римо понравилось его объяснение, но мужчина казался озадаченным, и Римо догадался: никогда тому не понять, что такое Синанджу.
Как объяснить людям, что с самого рождения они неправильно дышат и неправильно живут? Как объяснить, что есть другая жизнь? Как объяснить, что ты жил этой другой жизнью более десяти лет и вот теперь вдруг понял, что этого недостаточно? Правильно дышать и двигаться - это еще не все в жизни.
Когда взошло солнце, окрасив розовым светом усыпанные битым стеклом улицы, и полиция, решив, что опасность погромов миновала, вернулась к своим обычным обязанностям, Римо расстался с негром, так и не назвав своего имени.
Лишенный электричества, Нью-Йорк превратился в мертвый город. Не работали кинотеатры, а подземка - главная артерия города - с ее замершими поездами в ожидании возвращения жизни являла собой горестное зрелище окоченевшего трупа.
Солнце немилосердно палило, а на улицах по-прежнему было мало народу - казалось, все жители его покинули. Даже в Центральном парке - ни души. Римо бесцельно побродил у пруда, а когда вернулся к гостинице "Плаза", был уже полдень. Но в гостиницу он не вошел - его остановил знакомый голос.
- Где ты был? - проговорил этот высокий писклявый голос.
- Да в общем нигде, - ответил Римо.
- Ты опоздал.
- Как я мог опоздать? Я ведь не говорил, когда вернусь.
- Горе тому глупцу, что полагается на тебя, - торжественно произнес Чиун, Мастер Синанджу, презрительно пряча свои длинные ногти в складках золотистого утреннего кимоно. - Горе тому глупцу, что делится с тобой мудростью Синанджу, а в награду за этот бесценный дар получает насмешки. Спасибо. Да уж, спасибо за все!
- Я должен был побыть наедине с собой и подумать, папочка, - сказал Римо.
- Зачем затрачивать усилия и объяснять что-либо глупцу? - обиженно сказал Чиун.
У него была сухая, как пергамент, кожа желтого цвета; клочки седой бороды и белый пух на голове дрожали от негодования. Лицо было изрезано глубокими морщинами. Он поджал губы и старался не смотреть в сторону Римо. Кто-нибудь мог принять его за немощного старика, но, если бы этот кто-то попытался проверить, так ли это на самом деле, он вряд ли смог бы проверить еще что-нибудь на этом свете.
- Ладно, если тебя мои объяснения не интересуют...
- Интересуют. Меня также интересует, как это некоторые глупцы тратят жизнь на неблагодарных, которые им не рассказывают, ни куда они ходят, ни что делают, ни зачем делают. И еще меня интересует, как это почтенный, дисциплинированный, мудрый и добрый руководитель своей общины растрачивает перлы мудрости Синанджу на пустого человека, которого носит по городу как сухой лист.
- Ладно, слушай. Вчера вечером я ушел из отеля, потому что хотел подумать...
- Замолчи! У нас мало времени. Мы должны лететь в Вашингтон. У нас нет больше никаких обязательств, и мы можем работать на настоящего императора. Ты ничего об этом не знаешь. Но это лучше, чем работать на Смита, которого я никогда не понимал. Безумный хозяин - несчастье для ассасина. У нас эти "несчастья" кончились, Римо. Теперь все будет по-другому.
Чиун небрежно махнул рукой ожидающим его знака коридорным. Четырнадцать богато изукрашенных лакированных сундуков стояли на белых ступенях "Плазы", мешая проходу. Римо было интересно, как сумел Чиун заставить коридорных снести сюда с четырнадцатого этажа тяжелые сундуки. Но, увидев, как моргает от страха, проходя мимо Чиуна, крепкого сложения коридорный, Римо все понял. Чиун знал, как убедить людей помочь бедному старичку. Чего не сделаешь под угрозой смерти!
Чтобы отвезти в аэропорт эту гору сундуков, потребовались два такси.
- Что происходит, наконец? - спросил Римо.
Он звал, что Чиун никогда не понимал вполне, что за организацию они представляют и кто такой доктор Смит, стоящий во главе нее. Для корейца было непонятно, зачем держать на службе могущественного убийцу и делать из этого секрет. Он не раз говорил Римо, что у человека останется очень мало врагов, если те будут знать, что их ждет. Но Смит не хотел его слушать.
Более того, Смит, по мнению того же Чиуна, никогда не использовал Римо и Чиуна "эффективно". А это в понимании корейца означало поручить им убрать теперешнего президента и провозгласить себя президентом или, на худой конец, королем.
И, конечно, Смиту стоило бы официально представить нации и правительству состоящих на государственной службе ассасинов из Дома Синанджу. Чиун все продумал. Недавно он видел по телевизору церемонию торжественного введения в должность президента США. В соответствии с ней Смит, стоящий во главе КЮРЕ и обязанный взять, согласно плану Чиуна, бразды правления в свои руки, должен шествовать на церемонии на пять шагов впереди Чиуна, одетого в красное расшитое золотыми листьями кимоно. Когда Чиун поделился со Смитом своими мечтаниями, Смит отрезал:
- Никогда!
- Ладно. Пусть будет зеленое кимоно с черными лебедями.
- Никогда. Никогда.
- Золото хорошо смотрится утром. У вас торжества такого рода обычно совершаются днем, - резонно заметил Чиун.
- Я не дам убить президента. И не стремлюсь на его место. Я служу президенту и хочу во всем ему помогать, - сказал Смит.
- Мы уж не промахнемся, как ваши любители, - сказал Чиун. - Вам нечего бояться. На этой же неделе можем возвести вас на президентский трон. И плата будет не намного выше. Однако страна у вас большая, население все время бурлит и кипит, и ставку, конечно, надо бы слегка увеличить. Но это не должно вас останавливать. В вашей стране города больше некоторых стран.
- Нет и еще раз нет, - ответил Смит. - И не будем больше говорить на эту тему.
В разговор вмешался Римо.
- Вам не убедить Чиуна, что вы - не маленький князек, плетущий заговор против владетельного князя. Как может быть иначе, если на вашей стороне сам Дом Синанджу? Так же, как не убедить его, что существуют разные формы правления: демократия, коммунизм, монархия. В его представлении один человек властвует, и остальные должны стараться сместить его и воцариться сами.
Этот разговор произошел два дня назад в зале ожидания нью-йоркского аэропорта.
- А вы что скажете, Римо? - спросил Смит.
- Скажу, что на Бакью не поеду.
- А почему, собственно, могу я узнать? - поинтересовался Смит - сухопарый мужчина средних лет с тонкими губами, но годы оставили на нем глубокий след и он выглядел почти стариком.
- Не знаю, поймете ли вы, - начал Римо. - Мне все равно, что происходит в странах Карибского бассейна. Безразлично, кто кого прикончит. Одно я знаю наверняка: все, что я сделал, работая у вас, не изменило положения ни на йоту. Считалось, что наша задача - защищать американскую конституцию, оказывать ей дополнительную поддержку, пусть и не совсем конституционными средствами. И что же? Страна превратилась в выгребную яму, и вряд ли еще один труп изменит ситуацию к лучшему - так что в операции на Бакье я не участвую. Мне наплевать, кто там что делает и что у кого не получается. Мой ответ: нет.
Чиун понимающе кивнул.
- Но если вы измените свое решение и согласитесь воцариться на троне, - вновь завел он свою песню, - уверен, мы сумеем убедить Римо, что служить истинному императору - счастье.
- Я не поеду на Бакью, - повторил Римо.
- Поедет, если вы сядете на трон в Белом доме, - настаивал Чиун.
Вот так обстояли дела. Смит был рассержен. Чиун негодовал: Римо, по его словам, никогда не понимал деловые аспекты профессии ассасина и не прислушивался к советам старших.
И вот теперь по дороге в аэропорт Римо, сидя в такси, слушал рассказ Чиуна, не веря своим ушам: кореец говорил по телефону с самим президентом Соединенных Штатов, и тот пригласил его к себе для подробной беседы.
- Но это невозможно! Мы работаем на организацию, которой не существует. Ее цель - быть никому не известной. Она засекречена, как ни одна другая, - пробормотал Римо. - В этой стране не принято гордиться тем, что на службе у правительства состоят наемные убийцы.
- Пока не принято. Но нация должна повзрослеть, - сказал Чиун.
- Мы что, должны прогуливаться у дверей Белого дома? - спросил Римо.
- Не совсем, - ответил Чиун.
- Ага. А то я подумал...
- Президент лично встретится с нами.
- Чушь, - в сердцах произнес Римо.
Они однажды уже встречались с президентом, чтобы доказать ему, как легко проникнуть в Белый дом, особенно им, которые, можно сказать, жизнь посвятили изучению дверей и окон. Чтобы доказать президенту, как ненадежно он защищен, Римо как-то вторично проник в Белый дом, но президент и тогда оставил их предостережение без внимания, и Чиуну пришлось позже спасать его от убийцы - так они встретились во второй раз. Благодарности Чиун не ожидал.
Этим вечером, оставив громоздкий багаж Чиуна в вашингтонском отеле "Хилтон", они отправились в Белый дом и ровно в 22.30 - время, назначенное президентов, - были в Овальном кабинете.
Они ждали появления президента в темноте.
- Дурацкое положение, - сказал Римо. - Чувствую, просидим здесь всю ночь, а утром испугаем до одубения уборщицу. Или еще кого-нибудь, кто отвечает за чистоту этих сверхбезопасных аппартаментов.
- До одубения? - переспросил Чиун. - Никогда не слышал такого выражения.
- Я сам его выдумал. Иногда придумываю новые слова.
- Все дети этим занимаются, - отозвался Чиун, с неподражаемым спокойствием указав тем самым ученику на его истинное место рядом с Мастером Синанджу, то есть с ним самим, ожидающим своего повелителя в американском "тронном зале" точно так же, как его предки в течение долгих столетий ждали в парадных залах фараонов, королей и императоров, заверяя сильных мира сего, что их враги доживают последние дни, и рассчитывая за свои услуги на вознаграждение, которое доставлялось в деревеньку Синанджу на западном побережье Кореи.
Дверь распахнулась. В комнату проник луч света. Кто-то, стоя у самой двери, говорил:
- Будьте уверены, господин президент. Никто не может незаметно проникнуть в Овальный кабинет. Вы здесь как в бункере, если можно так выразиться.
- Спасибо, - послышался голос с легким южным акцентом.
Президент вошел в комнату, закрыл за собой дверь и включил свет.
- Здравствуйте, - сказал он.
- Да здравствует наследник Вашингтона, Линкольна и Рузвельта! - произнес нараспев Чиун, поднимаясь и низко кланяясь. - Приветствуем досточтимого последователя Резерфорда Б.Хейза и Милларда Филмора, а также достойных Джеймса К.Полка и Гроувера Кливленда, несравненного Джеймса Мэдисона и великого Калвина Кулиджа...
- Спасибо, - смущенно пробормотал президент.
Но Чиун еще не закончил.
- ...и мудрейшего Улисса Гранта, и прекраснейшего Эндрю Джонсона, и великолепного Гувера. Не говоря уже...
- Спасибо, - повторил президент.
- ...о Уильяме Маккинли, - закончил Чиун, который прочитал несколько книг об американской земле и, как большинство путешественников, нашел, что приведенное в них описание народа не соответствует действительности.
"Здоровый, счастливый народ", - говорилось об американцах в старой корейской истории народов мира. Соединенным Штатам отвели всего четверть страница из трех тысяч страниц книги, на двухстах восьмидесяти начальных страницах которой подробнейшим образом излагалась история ранних корейских династий и влияние их политики на человечество.
- И еще раз вспомним о Гроувере Кливленде! - воскликнул Чиун.
- Спасибо, - поблагодарил президент.
Все это время Римо продолжал сидеть в кресле, размышляя над тем, хранит ли что-нибудь президент в ящиках большого полированного письменного стола. Президент протянул Чиуну руку. Тот с поклоном поцелован ее. Римо при виде этого зрелища скорчил гримасу, как если бы официант принес ему печень в сметане, или жареную треску, или еще что-нибудь такое же невкусное, чего он не заказывал.
Президент быстро отдернул руку и уселся на край стола, покачивая ногой. Некоторое время он изучал свои руки, а потом поднял глаза на Римо.
- У нас неприятности, - сказал он. - Вы американец?
- Да, - ответил Римо.
- Я слышал, вы не хотите больше служить своей родине. Могу я спросить, почему?
- Потому что он неблагодарный, о, милосерднейший из президентов! - пропел Чиун. - Но мы излечим его. - И, обратившись к Римо по-корейски, сердито предупредил, чтобы тот не мешал своими детскими капризами заключению хорошей сделки. Чиун знает, как надо вести себя с президентом: прежде всего не надо показывать, как невысоко ты его ставишь.
Римо пожал плечами.
- Спасибо, - вновь поблагодарил президент Чиуна. - Но хотелось бы, чтобы ваш друг ответил сам.
- Хорошо, я отвечу, - сказал Римо. - Вы говорите, служить своей родине... Это лишь красивые слова. Я помогаю удержаться на поверхности всякой накипи. Служить родине? Вот вчера вечером я ей действительно послужил - помог одному человеку защитить свою собственность. А что вы для этого делаете?
- Что могу. И вас прошу о том же.
- Так ли это? А почему полиция не защитила жертв прошлой ночи? Почему вы не приказали ей это сделать?
- Проблема бедности...
- Вовсе не проблема бедности! Это проблема полиции. В мире существует добро и зло, а вы и такие, как вы, морочите людям головы социологией. Каждый понимает, что хорошо и что плохо, кроме вас, политиков.
Римо в гневе отвернулся.
Чиун поспешил заверить президента, что эту вспышку не надо принимать всерьез.
- Часто бывает, что ученик, приближающийся к вершине мастерства, вдруг временно возвращается назад, к своему исходному состоянию, прежде чем окончательно стать Мастером. Сам великий Ван, приближаясь к зениту своей славы, иногда уединялся, чтобы поиграть с игрушечной тележкой, которую смастерил для него отец. А ведь тогда он уже состоял на службе у китайского императора!
Чиун подумал, не заинтересовать ли президента какой-нибудь простенькой услугой. Может быть, предложил он, устроить похищение любимого сына вице-президента? Это обычно неплохо действует: соперник становится сговорчивее и преданнее.
- Честолюбие, - печально произнес Чиун, - наш главный враг. Давайте попробуем исцелить вашего вице-президента от этой болезни.
- Я хочу совсем другого, - сказал президент, не сводя глаз с Римо.
- Можно заняться каким-нибудь конгрессменом, - предложил Чиун. - Жестокое убийство при широком стечении публики с криками: "Смерть предателям, да здравствует наш божественный президент!" Это всегда приносит хорошие результаты.
- Нет.
- Или убить во время сна, изуродовав до неузнаваемости, сенатора и распустить слух, что он участвовал в заговоре. Для многих это будет поучительно. - Чиун радостно подмигнул.
- Римо, - проговорил президент, - Центральное разведывательное управление боится запачкаться и вряд ли чем-то поможет нашей беде. На острове, недалеко от Америки, один маньяк обзавелся страшным оружием - оно мгновенно превращает человека в желе. Оружием заинтересовались русские, китайцы, кубинцы, англичане и еще Бог знает кто, все навострили уши, только наши боятся ввязываться - как бы не совершить ошибки. Нельзя допустить, чтобы по соседству с нами существовала такая угроза. Неужели вы думаете, что я стал бы беспокоить вас по пустякам? Страна в опасности. Не я, не правительство, а каждый мужчина, каждая женщина, каждый ребенок, а может быть, и все человечество. Ведь в руках у маньяка невиданное оружие страшной силы. Ради спасения человечества я заклинаю вас отнять у него это оружие.
- Нет, - ответил Римо.
- Он так не думает, - поторопился поправить друга Чиун.
- Полагаю, думает, - сказал президент.
- В свое время греческий огонь был страшным и непонятным оружием, о Слава американского народа. Однако теперь о нем никто не слышит, и знаете, почему?
- Не знаю, - ответил президент.
Он не сводил глаз с Римо, тот же упрямо избегал его взгляда.
- Потому что византийский император, последний, кто знал состав, который загорается, если его полить водой, оскорбил Дом Синанджу. Его огонь не причинил Мастерам Синанджу никакого вреда, и он умер, а с ним погибло его непобедимое оружие. Можно и в этом случае сделать нечто подобное.
- Сделайте, - сказал президент.
- Вы пожалеете об этом, - предупредил Римо.
- Нет, хуже уже быть не может, - сказал президент.
- Хотите, прибьем голову этого тирана на ворота Белого дома? - спросил Чиун. - Обычное завершение такого рода дел. И, на мой взгляд, вполне уместное.
- Не надо голову. Только оружие, - сказал президент.
- Прекрасный выбор, - одобрил Чиун.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Когда Третья международная конференция по материальным ресурсам закончила свою работу, торжественно провозгласив: Бакья имеет неотъемлемое право владеть тем, что обозначается длинным словом на третьей странице, и участники ее разъехались, Генералиссимус Сакристо Корасон провозгласил в честь братства стран Третьего мира всеобщую амнистию.
В тюрьме было сорок камер и только трое заключенных, что объяснялось необычайно эффективной системой правосудия на острове. Преступников либо вешали на месте, либо отправляли в горы, на рудники, которые давали двадцать девять процентов мировой добычи битума, либо отпускали с извинениями.
Правда, извинения приносились только после того, как в казну министерства юстиции поступало 4000 долларов. За 10 000 долларов приносились "глубокие" извинения. Один американский юрист как-то допытывался у Корасона, почему бы просто не объявить, что обвиняемый не виновен.
- Именно так поступаем мы, когда даем взятку судье, - прибавил юрист.
- В этом мало шику. За десять тысяч вы должны хоть что-то дать, - ответил Корасон.
И вот сейчас Корасон стоял на пропыленной дороге, ведущей к тюрьме от главного шоссе. Тюрьма располагалась на потрескавшемся от жары огромном пустыре - пустыня пустыней. Черный ящик был, как всегда, рядом. За прошедшее время его поставили на колеса и снабдили висячим замком и кучей циферблатов. Циферблаты Корасон сам устанавливал под покровом ночи. Уж он-то знал, как можно удержаться на посту неограниченного правителя Бакьи.
Новый министр юстиции и генералы находились тут же. Солнце пекло немилосердно. Стоя у высокого тюремного забора, новый министр ожидал от Корасона знака, по которому следовало освободить заключенных.
- Умибия голосует "за", - раздался чей-то пьяный голос. Этот делегат опоздал на самолет, улетевший в Африку, и присоединился к кортежу Корасона, думая, что садится в такси, которое отвезет его в аэропорт.
- Уберите этого болвана! - приказал Корасон.
- Умибия голосует "за", - снова выкрикнул делегат. На нем был белый с искрой костюм, весь в пятнах после двухдневных непрерывных возлияний. В правой руке он держал бутылку рома, в левой - золотую чашу, которую кто-то по глупости положил в ящик для пожертвований в одной христианской церкви.
Делегат пытался лить ром в чашу. Иногда попадал, но чаще доставалось тому же костюму. Делегат хотел, чтобы костюм тоже выпил, но напоить от души старого друга мешали пуговицы.
Делегат праздновал свой дебют на дипломатическом поприще. Он проголосовал "за" не менее сорока раз - больше, чем кто-либо другой. Он надеялся, что его наградят орденом. А на следующей конференции назовут лучшим делегатом, которого только видел свет.
Но тут он совершил первую серьезную ошибку. Он увидел большое темное лицо Генералиссимуса Корасона, его ордена отливали золотом в лучах полуденного солнца. Перед ним был его брат по Третьему миру. Ему захотелось поцеловать своего брата. Он стоял перед Генералиссимусом, и ветер дул с его стороны. От умибийского делегата несло как из пивной, которую не проветривали с Рождества.
- Кто этот человек? - спросил Корасон.
- Один из делегатов, - ответил министр иностранных дел и по совместительству главный шофер.
- Важная фигура?
- В его стране нет нефти, если вы об этом. И шпионов в других странах у них тоже нет, - прошептал министр.
Корасон важно кивнул.
- Дорогие защитники Бакьи! - прокричал он. - Мы объявили амнистию в честь наших братьев по Третьему миру. Тем самым мы продемонстрировали милосердие. Но некоторые думают, что это доказывает нашу слабость.
- Ублюдки! - завопили генералы.
- Нет, мы не слабы!
- Нет, нет, нет!
- Но кое-кто так думает, - сказал Корасон.
- Смерть всем, кто так думает! - выкрикнул один генерал.
- Я всегда склоняюсь перед волей своего народа, произнес Генералиссимус Корасон.
Он прикинул на глаз радиус колебаний пьяного посланца Умибии. Глаза всех присутствующих были устремлены на Корасона, и он это знал. Диктатор начал осторожно крутить ручку синего циферблата, который он поставил на аппарат только прошлым вечером. Ведь узнай члены правительства, какое это нехитрое дело - наведи оружие на жертву и нажми кнопку, - и у кого-нибудь мог появиться соблазн отделаться таким образом от самого Генералиссимуса и стать новым лидером. Корасон знал, что власть удерживается самыми примитивными средствами. Страх и корысть - вот что делает приближенных преданными слугами. Они должны бояться правителя и иметь возможность обогащаться. Добейся этого - и ты получишь стабильное и лояльное правительство. Упусти одно из двух - и ты будешь иметь кучу неприятностей.
- Одна целая и семь десятых! - громко произнес Корасон и немного повернул ручку.
Он заметил, что два министра и один генерал пошевелили губами, повторяя цифру про себя. Но бояться надо тех, кто запоминает и при этом не шевелит губами.
- Три седьмых, - произнес Корасон, трижды коснулся выключателя, а затем облизал большой палец и приложил его к верху ящика.
- Моя слюна. Моя мощь. О могущественная машина, наисильнейший в этом государстве соединяет свою мощь с твоей! Зажгись и покажи свою силу. И мою силу. Самого могущественного человека в мире.
Он быстро покрутил ручки всех циферблатов и незаметно среди всего этого мельтешения нажал нужную кнопку.
Аппарат заурчал и заработал.
Раздался громкий треск, и холодное зеленоватое сияние окутало делегата из Умибии. Но делегат нисколько не пострадал и только глупо улыбался.
Корасон в панике снова с силой нажал кнопку. Вновь раздался треск, умибийский делегат снова оказался в луче света, но, покачнувшись, продолжал с улыбкой двигаться к Корасону. Ему непременно хотелось поцеловать своего брата по борьбе. Ему вообще хотелось расцеловать весь мир.
Но, к сожалению, черная вязкая жижа на обочине главного шоссе острова Бакья не имела губ и потому не могла целоваться. Бутылка рома шлепнулась в пыль, увлажнив ее, - этот мокрый кружок мало чем отличался от другого рядом - того, чем стал делегат из Умибии. Даже пуговиц не осталось.
Генералы зааплодировали. Им вторили министры. Все приветствовали Корасона, выражая свои верноподданнические чувства. Но Генералиссимус был встревожен. Машина не сразу справилась со своей задачей. Генералам и министрам это было неизвестно, но сам-то Корасон об этом знал.
Министр сельского хозяйства, позаимствовав у одного из генералов стек, поковырял им в лужице и наконец на что-то наткнулся. Он подцепил предмет, извлек из жижи, облил водой из поданной солдатом кружки и тогда всем стало видно, что это часы марки Сейко. Министр протянул часы Генералиссимусу.
- Нет, - отказался Корасон. - Они твои. Я люблю свой народ. Мы должны делиться. В этом - социализм. Новый социализм. - И, указав на ворота тюрьмы, приказал: - Открыть!
Министр обороны широко распахнул большие тюремные ворота, и трое мужчин шагнули на свободу.
- По своей личной милости и безграничной власти отпускаю всех троих на свободу в честь Конференции стран Третьего мира по природным ресурсам, или как она там называлась. Освобождаю вас в соответствии с данными нам неограниченными правами.
- А вот этот - шпион, - прошептал министр обороны, указывая на мужчину в синем блейзере, белых брюках и соломенной шляпе. - Английский шпион.
- Но я уже освободил его. Почему мне не сказали раньше? Теперь надо найти другой повод его повесить.
- Это мало что изменит. Страна кишит шпионами. Их не меньше сотни со всего мира и даже из других мест.
- Мне это известно, - сердито проговорил Корасон.
Он не мог иначе ответить: на Бакье человек, признавшийся в том, что он чего-то не знает, признавался в своей слабости, а это - конец.
- Вам известно, что они стреляют друг в друга по всей Сьюдад Нативидадо? Нашей столице?
- Знаю, - важно признал Корасон.
- А то, что наша армия, господин президент, с трудом поддерживает порядок на улицах? Все страны прислали сюда своих лучших тайных агентов и наемных убийц, все хотят заполучить наше драгоценное оружие, - сказал министр обороны, указывая на черный ящик с циферблатами. - Отель "Астарз" забит ими. Они рвутся к нашему оружию.
- Кого здесь больше всех?
- Русских.
- Тогда следует обвинить ЦРУ в том, что они вмешиваются в наши внутренние дела.
- Но у американцев здесь только один агент, да и тот без оружия. Американцы боятся собственного народа. Слабаки.
- Устроим суд, - сказал, широко улыбаясь, Корасон. - Лучший на островах Карибского моря. Будет присутствовать сотня заседателей и пять судей. Когда придет время, они поднимутся и запоют: "Виновен, виновен, виновен". И мы вздернем африканского шпиона.
- А мне можно будет взять его часы? - спросил новый министр юстиции. - Министр сельского хозяйства себе уже взял.
Корасон ненадолго задумался. Если американский шпион - тот седовласый джентльмен средних лет, что называет себя геологом, то у него должен быть золотой "ролекс". Очень хорошие часы.
- Нельзя, - ответил он. - Его часы - собственность государства.
Суд состоялся в тот самый день, когда американца впервые пригласили во дворец президента. Сочли, что сто присяжных - слишком много, они будут только мешать друг другу, и сошлись на пяти. Корасон слышал, что в Америке любят приглашать присяжных разных рас, и поэтому среди них было трое русских. Как он заявил перед телевизионной камерой, "белый он и есть белый".
Приговор не принес никаких неожиданностей и был единодушен: виновен. В тот же день американца повесили. Каждому члену суда присяжных Корасон вручил браслет из морских ракушек, купленный в магазине сувениров на первом этаже отеля "Астарз". Двое присяжных, оба русские, пожелали увидеть, как действует знаменитый аппарат президента. Они столько о нем слышали и ужасно хотели бы на него взглянуть, пока его не похитили подлые американские агенты капитализма и империализма из ЦРУ.
Корасон рассмеялся и неожиданно согласился - обещал, что покажет. Он отправил их на дальний берег острова и ждал, когда его люди вернутся с сообщением, что с русскими покончено. Но его люди не вернулись. О, тут требуется осторожность!
Корасон пригласил к себе русского посла и предложил заключить своеобразный мирный договор: каждый, кто сумеет выжить на острове в единоборстве с солдатами Корасона, будет окружен почетом и уважением. Так он понимал договор о дружбе и сотрудничестве.
Новость о заключенном Бакьей и Россией мирном договоре достигла Вашингтона одновременно с сообщением о казни "американского шпиона".
Комментатор крупнейшей телевизионной станции с легким виргинским акцентом и лицом праведника, которое слегка портила тяжеловатая челюсть, задал в эфир вопрос: "Когда наконец Америка перестанет терпеть поражение за поражением, засылая повсюду негодных агентов, и станет нравственным лидером мира, на что погрязшая в грехах Россия не может и надеяться?"
Приблизительно в то же время, когда комментатор, который очень любил навешивать ярлыки, но не умел различать, что хорошо, а что плохо, закончил передачу, на липкий от жары асфальт аэропорта Бакьи небрежно швырнули лакированный сундук - событие, благодаря которому престиж Америки получил шанс снова взлететь высоко.
Сундук был один из уже упоминавшихся четырнадцати; они были тщательно окрашены в разные цвета и их отполированные деревянные стенки горели на солнце. Тот, с которым обошлись так небрежно, покрывал зеленый лак. Носильщику и в голову не пришло, что старичок с азиатской внешностью и путешествующий к тому же с американским паспортом может оказаться важной птицей. Тем более что у носильщика возникло безотлагательное дело - ему надо было срочно рассказать армейскому капитану, стоящему под крылом самолета, как великолепно смешивает его троюродный брат кокосовое молоко с ромом. Напиток получается - первый класс, глаза на лоб лезут.
- Вы уронили один из моих сундуков, - сказал Чиун носильщику.
Вид у старика был самый миролюбивый. Шедший рядом с ним Римо нес в руках небольшую сумку, в которой было все необходимое: запасные носки, рубашка, шорты. Если он задерживался где-нибудь более, чем на день, то покупал все нужное на месте. Сейчас на нем были серые летние брюки и черная тенниска. Местный аэродром ему не понравился: сверкал алюминием, как новенькая плошка, которую уронили в ржавое болото. Вокруг аэродрома росло несколько пальм. Вдали темнели горы, там, наверное, жили те великие целители вуду, о которых по свету ходили легенды. Прислушавшись, Римо услышал мерный стук барабана, который звучал непрерывно, словно невидимое сердце острова. Оглядевшись, Римо презрительно фыркнул. Подумаешь, еще один заурядный карибский диктатор. Да пошел он к черту! Это шоу Чиуна, и если Соединенные Штаты финансировали представление, пусть узнают, что такое Мастер Синанджу.
Римо не слишком разбирался в дипломатии, но был уверен, что устрашающие приемы династии Мин здесь вряд ли пройдут. А впрочем, как знать. Засунув руки в карманы брюк, Римо наблюдал, как развиваются события между Чиуном, капитаном и носильщиком.
- Уронили мой сундук, - заявил Чиун.
Капитан в новенькой фуражке с золотым кантом и новых черных армейских ботинках, сверкавших так ярко, что в них можно было смотреться, как в зеркало, был тяжелее старого корейца фунтов на сто, пятьдесят из которых приходились на свисавший с черного пояса живот. Он тоже знал, что старик-азиат путешествует с американским паспортом, и потому презрительно сплюнул на асфальт.
- Послушай, что я тебе скажу, янки. Я вас всех не люблю, но желтых янки особенно.
- Уронили мой сундук, - повторил Чиун.
- Ты говоришь с капитаном армии Бакьи. Ну-ка покажи мне свое уважение. Поклонись!
Длинные пальцы Мастера Синанджу спрятались в кимоно. Он заговорил медоточивым голосом.
- Как ужасно, - произнес он, - что вокруг мало народу - некому будет послушать ваш прекрасный голос.
- Ты чего? - насторожился капитан.
- Пожалуй, двину я этого старого осла хорошенько, ладно? - предложил носильщик.
Парню было года двадцать два, чернокожее привлекательное лицо дышало юностью, а прекрасная атлетическая фигура говорила о постоянной физической активности. На восемнадцать дюймов выше Чиуна, он и капитана обогнал в росте. Обхватив могучими руками зеленый лакированный сундук, он взметнул его над головой.
- Я сверну голову этому желтокожему янки.
- Подожди, - остановил юношу капитан. - Что ты имел в виду, желтопузый, когда говорил о моем прекрасном голосе?
- Он будет звучать великолепно, - сладко проворковал Чиун. - Еще бы, ведь вы запоете "Боже, храни Америку", и в голосе вашем будет столько чувства, что всем покажется, что поет соловей.
- Да я скорее язык проглочу, желтопузый, - сплюнул капитан.
- Нет, не скорее. Язык вы проглотите позже, - заявил Чиун.
То, что кореец задумал, требовало большой осторожности. В зеленом сундуке лежали видеокассеты с американскими "мыльными операми", возможно, не очень аккуратно упакованные. Значит, он должен мягко опуститься с головы носильщика на землю, а ни в коем случае не упасть. Руки Чиуна плавным движением метнулись вперед и сомкнулись поочередно на правом и левом коленях носильщика. Казалось, эти желтые, как пергамент, руки греют юноше колени. Капитан не сомневался, что теперь уж носильщик непременно шарахнет этого старого дурня сундуком по голове.
Но тут с коленями носильщика произошло то, чего раньше капитан никогда не видел. Они оказались в ботинках. Колени вдруг съехали вниз внутри брюк и уперлись в ботинки. А сам носильщик стал на восемнадцать дюймов короче. Затем что-то хрустнуло у него в пояснице, а старик с восточным лицом кружил вокруг него как овощечистка вокруг картофелины. Лицо носильщика исказила гримаса ужаса, он широко раскрыл рот, силясь закричать, однако его легкие, поднявшиеся уже к подбородку, превратились в кровавое месиво. Сундук покачнулся было на его голове, но тут подбородок коснулся взлетно-посадочной полосы, руки безжизненно раскинулись. Своим длинным пальцем кореец продолжал манипуляции теперь уже с головой носильщика, пока она не осела полностью, и лакированный сундук не опустился плавно на этот кроваво-красный пьедестал. Кассеты были спасены. А от носильщика осталось одно мокрое пятно.
- Боже, храни Америку! - резво запел капитан, надеясь, что воспроизводимый мотив хоть немного напоминает песню гринго. Лицо его прямо таки расплылось в улыбке любви к американским друзьям. - Мы все зовемся американцами, - радостно сообщил он.
- Это не те слова. Не из великой песни нации, проявившей большую мудрость, прибегнув к услугам Дома Синанджу. Римо научит тебя правильным словам. Он хорошо знает американские песни.
- Некоторые знаю, - сказал Римо.
- Какие там слова? - молил его капитан.
- Почем я знаю, - отмахнулся Римо. - Пой что хочешь.
Выяснилось, что капитан любит Соединенные Штаты всем сердцем, и его родная сестра, живущая в Штатах, тоже любит Америку почти так же сильно, как он, и поэтому он строго-настрого наказал подчиненным, чтобы они позаботились о сундуках старика. Если кто уронит хоть один, он того пристрелит, сам, лично!
Капрал из провинции Хосания, известной непобедимой ленью своих уроженцев, брезгливо пожаловался, что зеленый сундук плавает в какой-то гадости.
Капитан в назидание другим тут же всадил ему пулю в лоб - люби соседей, люби, как он, - для него, капитана, дороже Америки ничего нет. Особенно по душе ему желтолицые американцы.
Восемьдесят пять солдат прошли строевым шагом от аэропорта до гостиницы "Астарз", не переставая стучать в барабаны-"конга" и петь "Боже, храни Америку!". Четырнадцать сундуков плыли поверх их голов. Процессия напоминала откормленную змею с блестящими лакированными чешуйками.
Миновав дворец президента, караван остановился у парадного подъезда гостиницы.
- Нам лучший номер! - приказал капитан.
- Простите, капитан, но все лучшие комнаты заняты.
- В "Астарзе" всегда есть свободные комнаты. У страны трудности с туризмом.
- А теперь все заняты, вот так, - сказал клерк. - Они там все наверху с оружием. Некоторые с большим, - и клерк широко развел руки. - А некоторые с маленьким, вот с таким. - И он свел близко два пальца. - Но обращаться они с ним умеют. Только вчера мы потеряли трех солдат. Такие вот дела.
- Сам я работаю на аэродроме. Слышал краем уха, что у вас неладно, но подробностей не знаю.
- Еще бы. Те солдаты уже ничего не расскажут, капитан. А такие вот подневольные, вроде вас, получат приказ идти сюда, а здесь раз - и пуля в лоб. Вот так-то, приятель.
- Сукины дети, - пробормотал капитан.
Он имел в виду старших офицеров. Они-то, конечно, все знали. И предлагали за небольшое вознаграждение следить за туристами. Капитаны армии Бакьи, подобно всем испаноязычным офицерам повсеместно, независимо от политического устройства стран, делали свой маленький бизнес на капиталистический лад.
Эти офицеры настолько страстно верили в превосходство рыночной экономики, что заткнули бы за пояс любого банкира. Надо сказать, что на Бакье, как и на остальных островах Карибского моря, существовала старая добрая традиция. За чин офицера в армии полагалось платить. Это было своего рода капиталовложением. Став офицером, вы возвращали деньги, и часто с прибылью. Те, кто победнее, расплачивались разными услугами. За хорошее место надо было платить больше. Аэропорт считался неплохим местом. Отель же, в котором останавливались туристы, с процветающей проституцией и возможностью спекулировать был в глазах генералитета особо лакомым кусочком. Однако капитан догадывался, что сейчас в отеле дела обстоят не очень хорошо: сумма, которую надо заплатить, чтобы попасть туда, резко снизилась.
Все же капитан хотел рискнуть и купить себе должность в отеле. И вот теперь клерк бескорыстно предупредил его о том, что здесь творится. Бескорыстно ли? Капитан заподозрил неладное.
- А почему вы мне говорите все это? - спросил капитан.
Быстрым движением он подтянул живот, нависавший над ремнем.
- Не хочу находиться здесь: все командуют - кому где селиться.
Капитан потер подбородок. Да, дела. Оглянулся на хрупкого старика-азиата с клоками седых волос. Широко улыбнулся. Он еще не забыл про беднягу носильщика, от которого всего и осталось - мокрое пятно на взлетно-посадочной полосе. И все же если клерк предоставляет кому попало бесплатную информацию, значит, там, наверху, действительно творится что-то ужасное.
- Я тоже дам тебе бесплатную информацию, - доверительно проговорил капитан. - Будем квиты. Советую найти комнату этому благородному желтолицему пожилому человеку.
- Обязательно, сеньор капитан. Сейчас же займусь. Но сначала изгоните прежних жильцов. Может, начнете с болгар на втором этаже? У них при себе пулемет, он простреливает весь коридор, а стены комнаты они обложили мешками с песком. Сегодня утром, когда я выразил недовольство тем, что они непозволительно долго держат у себя коридорного, в то время как у нас рук не хватает, они прислали мне вот это.
Клерк вытащил откуда-то снизу шляпную коробку и снял крышку, отвернувшись при этом в сторону. Капитан глянул внутрь. Там, завернутые в папиросную бумагу, лежали отрезанные человеческие руки.
- Вот все, что осталось от коридорного.
- А коридорный-то и впрямь был необыкновенный.
- Почему вы так думаете? - спросил клерк.
- С тремя руками он, наверное, был незаменим.
Клерк бросил взгляд в коробку.
- Ну, вот, значит, они и кухарку прикончили. Я и не знал. А болгары еще самые миролюбивые.
Клерк зачитал список постояльцев. Среди них были русские и китайцы, англичане, кубинцы, сирийцы, израильтяне, южноафриканцы, нигерийцы и шведы. И все они намеревались отнять у Бакьи ее новое оружие.
- Я уж не говорю о повстанцах, они тоже ждут номеров.
- А может, кого-нибудь сейчас нет в гостинице?
- Боюсь проверять, но, мне кажется, я слышал, как сегодня утром англичане пальнули пару раз из миномета. Обычно они так делают перед тем, как идти пить чай.
Капитан щелкнул каблуками и отдал честь.
- Сеньор американец, у нас есть для вас замечательная комната.
Сгибаясь в три погибели, первая группа солдат втащила два сундука по парадной лестнице. Один сундук заклинило - тут же приоткрылась дверь чужого номера. Оттуда стали палить засевшие там южноафриканцы, им ответили русские, которые решили, что это опять резвятся болгары. Два капрала скатились по лестнице вниз, один - прижимая к себе беспомощно болтавшуюся раненую руку.
Мало-помалу солдаты перетащили на второй этаж в номер, расположенный на восточной стороне, все четырнадцать сундуков. О присутствии британцев в нем ничего не говорило, разве что мина-ловушка - сюрприз, оставленный ими на пороге.
Клерк был прав. Номер 2-Е на втором этаже временно пустовал. Все сундуки удалось втащить в комнату. Происшествий больше не было, кроме одного несчастного случая. Молодой солдат, отец которого дал большую взятку, чтобы определить сына на безопасную службу в аэропорт, где легче добиться повышения, получил пулю в лоб.
Его накрыли простыней - по ее виду можно было догадаться, что изначально она была белой, но не была в стирке много лет.
Наконец, уже ничто не мешало желтолицему американцу с ногтями потрясающее длины пройти в комнату, и Чиун вступил в номер 2-Е, перешагнув через лежащий на пороге и накрытый простыней труп юноши.
Капитан извелся от напряженного ожидания. Больше всего на свете ему хотелось распрощаться с этим опасным американцем и убраться подальше от гостиницы, пока у него не перестреляли всех подчиненных.
- Куда это вы торопитесь? - спросил его Чиун.
- Мы ведь проводили вас до самого номера. Он вам нравится?
- Полотенца несвежие. Простыни - тоже. - Чиун посмотрел в окно. - А где залив? Из этой комнаты не виден залив. В постелях явно кто-то спал. Где горничные? А лед? Лед обязательно должен быть. Лично мне он не нужен, но так полагается.
Чиун заглянул в ванную.
- Другие номера не лучше, сеньор, - сказал капитан.
- Но некоторые все же выходят окнами на залив, - возразил Чиун. - И, думаю, там должны быть чистые полотенца и простыни.
- Сеньор, нам очень жаль, но больше мы ничего не можем сделать. Может, вы, с вашей великой мудростью и необыкновенными личными достоинствами, преуспеете там, где мы потерпели поражение. Договоритесь, чтобы вам предоставили другую комнату, и мои люди перенесут сундуки. Я преклоняюсь перед вашим могуществом.
Чиун улыбнулся. Римо тихо пробормотал, что вот теперь-то Чиун может быть доволен: его оценили по заслугам. Чиун расцветал, когда ему отдавали такие почести, как сейчас капитан. Пятясь, капитан выбрался из комнаты. Чиун нацелил длинный ноготь на Римо.
- Будучи ассасином, ты должен в исполнении воли своего хозяина стремиться к совершенству. Твой президент хочет, чтобы ему доставили без хлопот эту машину, но он требует также и уважения от народа Бакьи и всего мира.
- Папочка, - сказал Римо. - Президент хочет все; о лишь получить оружие Корасона, и чтобы все было проделано быстро и чисто. Ничего другого ему не нужно.
- В таком варианте недостает изящества, - сказал Чиун. - Это повадка вора.
- Я стоял рядом с тобой в Овальном зале и слышал все, что говорил президент.
Чиун улыбнулся.
- Если бы его устраивала примитивная работа, он выбрал бы в исполнители американца. Он мог бы дать задание тебе. Но нет, он избрал Мастера Синанджу, и поэтому его имя, как бы его ни звали, навсегда останется в истории.
- Ты что, не знаешь имени президента? - недоверчиво спросил Римо.
- Вы часто меняете своих президентов, - сказал Чиун. - Одного я запомнил. У него было очень забавное имя. Потом появился еще один. И еще. А одного убили какие-то дилетанты.
Чиун неодобрительно покачал годовой. Ему не нравилась склонность американцев к импровизированным убийствам, порожденным ненавистью. В этих убийствах не было стиля, чувствовалось, что их совершают варвары. Им не хватало того, что он, Чиун, им теперь продемонстрирует, - изящества, того, что привносит Синанджу - солнечный источник боевых искусств.
А находящийся по другую сторону главной улицы, в президентском дворце доктор Биссел Хантинг Джеймсончетвертый, вице-президент Британской Королевской Академии наук, даже не подозревал, что в его номер вселился новый постоялец. На нем и его приближенных были безукоризненной свежести летние брюки, синие блейзеры с эмблемой академии, белоснежные рубашки, галстуки выпускников привилегированных учебных заведений и пистолеты "вальтер Р-38" под пиджаками. Они держали в руках соломенные шляпы и одни во всей Бакье могли перейти в полуденный зной в подобной одежде главную улицу, не покрывшись испариной.
Казалось, люди этой породы получают при рождении встроенную систему охлаждения.
Доктор Джеймсон сделал заявление на изысканном английском языке, рождающемся как бы в глубине его существа и только звучащем через рот, на языке, в котором каждая гласная открыто заявляла о безусловном превосходстве говорящего над прочими людьми.
Итак, Британии не безразлична судьба Бакьи. Британия так же, как и Бакья, - остров. У Британии, как и у Бакьи, есть свои национальные интересы, а также проблемы с валютой. Объединившись, Британия и Бакья с помощью нового изобретения, хранящегося у президента, и английского опыта по производству секретного оружия могли бы вместе, рука об руку, шагать вперед, к светлому будущему.
Если бы на встрече присутствовал некто, не знающий, что Бахья - захудалый островок, на котором нет ничего, кроме трущоб и заброшенных плантаций сахарного тростника, а Англия - крупная индустриальная держава, переживающая трудные времена, то он решил бы, что у правительства Ее Величества и у теперешнего диктатора острова в Карибском море - общая история и общее будущее.
Корасон внимательно выслушал белого.
Они полностью заплатили сумму, которую с них потребовали за демонстрацию аппарата в действии. Заплатили золотом. Корасон любил золото. Оно вызывало у него доверие. Особенную нежность он испытывал к южноафриканскому крюгерранду.
Пересчитав деньги, казначей положил себе в карман две монеты. Корасону это понравилось. У него честный казначей. Вор прикарманил бы пятнадцать монет. Люди плетут небылицы о каких-то неподкупных, но Корасон в это не верил - все это сказки. Гринго тоже воровали, правда, они умели обстряпывать свои делишки более ловко: вы не успевали заметить, как исчезали монеты, пока они заверяли вас, что собираются вам помочь.
- Ради вас, - начал Корасон, - мы прямо сейчас уничтожим с помощью моего грозного оружия гнусного насильника.
- Ждем демонстрации с большим нетерпением, - отозвался доктор Джеймсон. - Мы немного знакомы с магией вуду, хотя, конечно, не столь сведущи, как вы, ваше превосходительство, но никогда раньше не слышали о таком "духе-хранителе", как тот, что находится в вашем ящике.
- У белых людей одно оружие, у черных и коричневых - другое. Вам никогда не понять наше. Я никогда не пойму, что такое - ваша атомная бомба, а вы - что такое мой дух-хранитель, - произнес важно Корасон, который сочинил эту фразу еще до прихода англичан, демонстрируя оружие русским. - Введите гнусного насильника, и пусть он почувствует силу гнева своего народа!
Члены английской делегации мигом повытаскивали из карманов мини-камеры и прочую аппаратуру. Ведь подчас даже общий вид может подсказать принцип действия оружия. Особенно у народа с не слишком высоким уровнем развития.
Таинственный аппарат Корасона, укрытый синим бархатом, стоял слева от диктатора, рядом с позолоченным троном, водруженным на невысокую платформу.
Вместо гнусного насильника перед собравшимися предстала пожилая негритянка в оранжевом платье и красной шали.
- Извините, насильника мы казнили рано утром, - смущенно объявил Корасон. - Женщина эта обвиняется в измене, заговоре с целью взорвать Сьюдад Нативидадо и других ужасных преступлениях.
Женщина сплюнула.
- Сэр, - шепнул на ухо Джеймсону его помощник. - Это хозяйка борделя. Троюродная сестра Корасона. Зачем ему убивать ее, да еще по высосанному из пальца обвинению?
Корасон видел, как помощник главного гринго что-то шептал на ухо своему начальнику. Он, со своей стороны, тоже кое-что хотел выяснить. Одно дело - преступники, и совсем другое - троюродная сестра, которая умеет вызывать духов и иногда присылает президенту из своего борделя красоток.
- Зачем нам казнить Хуаниту? - поинтересовался Корасон.
- Она использовала против вас колдовство, - заявил министр юстиции.
- Какое еще колдовство?
- Колдовство гор. И утверждала, что вы мертвец.
- Ложь! - возмутился Корасон.
- Конечно. Откровенная ложь, - поторопился поддакнуть министр юстиции. - Вы самый могущественный человек на земле. Вне всякого сомнения.
Корасон покосился на Хуаниту. Та знала женщин и знала мужчин. И колдовать умела. Что за странную игру она ведет? Говорила ли она эти страшные вещи на самом деле? Может, спросить самому? Но не соврет ли она?
По зрелом размышлении Корасон решил-таки переговорить с кузиной. Два солдата подвели к нему женщину, крепко держа ее скованные цепью руки.
Подавшись вперед, Корасон прошептал на ухо троюродной сестре:
- Послушай, Хуанита, что такое они говорят? Ты что, и вправду пыталась причинить мне вред с помощью колдовства?
Стоящий за доктором Джеймсоном англичанин незаметно повернул в кармане регулятор и развернул плечо в направлении Корасона и женщины. Теперь их шепот заносился на миниатюрный магнитофон, вшитый в накладное левое плечо пиджака. Даже если Корасон будет упорствовать и не выдаст англичанам тайну аппарата, они, по крайней мере; будут знать содержание этой беседы и смогут тем самым продемонстрировать Генералиссимусу силу Великобритании, что им все известно.
Хуанита что-то прошептала в ответ. Корасон вновь спросил ее, почему она применяла против него колдовство.
И тогда Хуанита шепнула на ухо кузену нечто такое, от чего он резко выпрямился. Движения его не напоминали больше медленное скольжение змеи перед броском - он подпрыгнул на месте как ошпаренный.
Потом сорвал с черного ящика синий бархат и швырнул накидку в лицо новому министру юстиции. Плюнул на мраморный пол. Потом на ящик. И наконец в лицо троюродной сестре Хуаните.
- Шлюха! - прорычал он. - Я превращу тебя в ничто.
- Какая разница, - спокойно проговорила женщина. - Ничто - это тоже что-то.
Хотя Корасон и обезумел от ярости, он все же помнил, что самые заклятые враги - это ближайшие сподвижники, и начал обычное представление с вращением ручек. Скрытые камеры и прочая тайная аппаратура англичан тут же заработали.
- Даю тебе последний шанс. Последний. Чье колдовство сильнее?
- Не твое. Не твое!
- Тогда прощай, - в сердцах сказал Корасон. - И посмотрим, чье колдовство победит.
Корасон слегка волновался. Он помнил, как долго не распадался делегат Умибии. Наконец Корасон нажал на нужную кнопку. Генератор заурчал, обеспечивая электричество и тем самим приводя в действие катодную трубку. Ее излучение, пронизав субстанцию, которую местные жители называли мунгом, обрели чудовищную силу. Эта сила заявила о себе треском и зеленым сиянием. Ярко-оранжевое платье, издав звук, подобный вздоху, опустилось на темную лужицу, которая еще совсем недавно была хозяйкой лучшего борделя Бакьи.
- Впечатляюще, - произнес доктор Джеймсон. - Мы хотим идти с вами рука об руку. Британия и Бакья - острова-побратимы. Заключим военный союз.
- Лгунья, - бубнил Корасон. - Лгунья, лгунья, лгунья. Она все наврала. Лгунья.
- Конечно, ваше превосходительство, но вернемся к главному... - твердил свое доктор Джеймсон.
- Главное - то, что лгунья понесла кару, разве не так?
- Так, конечно, - согласился доктор Джеймсон и откланялся.
За ним отвесили поклон и остальные англичане и один за другим покинули дворец. Но в гостиницу они направились не сразу. Обнаружив, что за ними следят южноафриканцы, англичане заманили их агентов, изображавших бизнесменов, на боковую дорогу, и там выпускники Итона хладнокровно расправились с бурами, жителями их бывшей колонии.
По мнению доктора Джеймсона, дело это было нехитрое. Вы как бы не замечали, что автомобиль конкурентов преследует вашу машину, прямиком направляясь туда, где уже ждала ваша засада, и когда преследователи собирались перекрыть вам дорогу, ловкие парни из засады, прицелившись из "вальтеров Р-38", всаживали пули в их недалекие лбы. Джеймсон со своими ребятами проделывал этот фокус множество раз - и не только с агентами враждебных держав, но и с союзниками - американцами, израильтянами, французами, канадцами. Но все это были мелочи. В шпионаже допустимо все - только не попадайся.
- Хорошая работа, - похвалил доктор Джеймсон своих людей.
Южноафриканец, обливающийся кровью после неточного выстрела, оторвавшего ему ухо, поднял руку, прося пощады. Другой рукой он вцепился в руль автомобиля, словно это могло спасти ему жизнь.
- Сожалею, старик, - сказал доктор Джеймсон, - Картрайт, исправьте свою ошибку.
- Сейчас, - отозвался человек с худым лицом. Ему было стыдно за неудачный выстрел. Он всадил южноафриканцу пулю 38-го калибра в правый глаз, лопнувший, как спелая виноградина. Голова африканца завалилась назад, тело обмякло.
Чистая работа. Доктор Джеймсон подбирал себе сотрудников с умом. Простая засада была для них делом обычным.
Они работали с чисто английскими четкостью и мужеством, их деловитость разительно отличалась от островного политического и журналистского разгильдяйства, и еще они обладали редким здесь качеством - компетентностью. Картрайт заглушил мотор машины южноафриканца.
- Ну, так что ж, расшифруем показания прямо здесь? - спросил подчиненных доктор Джеймсон. - Не стоит тянуть и посылать данные на родину. Прождем месяц и в конце концов выясним, что у дамочки, заправлявшей на острове неким веселым заведением, был туберкулез или еще что-нибудь в этом роде. Ну, как?
Вопрос был чисто риторическим. Доктор Джеймсон давно уразумел, что небрежно-равнодушный вид производит на окружающих большее впечатление и скорее приводит к успеху, чем героизм, и что лучше ставить вопросы, как бы советуясь, чем отдавать приказания. Никто из его команды ни разу не ответил "нет" или даже "может быть" на его вопросы.
Сначала занялись подслушивающим устройством.
- Хорошо бы знать, отчего так взбеленился этот черномазый бандит, - сказал доктор Джеймсон.
Корасон говорил с кузиной по-испански, а она отвечала ему на островном диалекте, весьма далеком от кастильского выговора, с большим количеством индейских слов.
Как ни странно, Корасон давал своей родственнице шанс на жизнь. Ей надо было всего лишь признать, что он могущественней всех на острове. И что еще удивительней: она отказалась это сделать на том основании, что они с Корасоном - уже мертвецы, так что нечего волноваться. Доктор Джеймсон покачал головой. Он сомневался в точности перевода.
Один из команды, специалист по местной культуре, заметил, что жители Бакьи по своей природе фаталисты, особенно те, что разделяют верования вуду.
- Переведите мне разговор дословно, - попросил доктор Джеймсон, набивая небольшую трубку табаком "Данхилл".
Помощник перемотал ленту на портативном магнитофоне, соединенном с подслушивающим устройством. И начал заново переводить с островного испанского на английский.
- Хуанита говорит: "Ты мертвец и скоро умрешь. Никакой особенной силы у тебя нет. Ты - мальчишка, Мимадо". - Так на острове говорят про испорченного шалуна. - "Ты просто хвастун. И ничего из себя не представляешь. Уселся силой в президентское кресло. Но когда ты встретишься с настоящей силой, ты проиграешь". Корасон: "Не смей так говорить". А она продолжает: "На острове победит сила гор. Религия нашего народа. Вуду. Победят живые. Святой человек с гор - он станет большой силой. Он должен быть королем. Но есть еще другая большая сила, она поможет святому человеку стать королем. А ты проиграешь". Что-то вроде этого. Не очень ясно. А Корасон опять: "У тебя еще есть шанс", - на что она ответила: "А у тебя - нет" - и вот тогда он и уничтожил бедняжку.
- Любопытно, - сказал доктор Джеймсон, - кто этот человек с гор? И кто - другой, посторонняя сила, которая возведет на трон человека с гор? И почему женщина не стала поддакивать важному родственнику?
- Наверное, это выглядело бы для нее как отречение от своей веры, - предположил помощник.
- Все очень странно, - продолжал доктор Джеймсон. - Ее вера исчезла с ее смертью. Надо было сказать этому маньяку все, что ему хотелось услышать.
- Такое поведение шло бы вразрез с их культурой. Ни забывайте, это вуду. Это духи. Низший дух признает превосходство духа более высокой ступени, и самое худшее, что может произойти, это когда низший дух не хочет признать свою относительную слабость. Корасон поступил именно так, отказавшись склонить голову перед могуществом святого человека с гор. А кузина не захотела последовать его примеру.
- И все же странно, - отозвался доктор Джеймсон. - Лично я предпочел бы скорее стать отступником, чем лужицей.
- Вы уверены? - возразил помощник. - Думаете, мы все предпочли бы отступничество? А зачем тогда мы ежечасно рискуем жизнью, не проще было бы открыть магазинчик где-нибудь в Суррее? Почему бы не перебежать к врагу и не получить награду?
- Ну... - замялся доктор Джеймсон. - Мы не можем так поступить.
- Вот именно. Для нас это - табу. А для них табу отречься от вуду. Вот так.
- Вы, культурологи, все софисты. Самые нелепые вещи выглядят у вас логично, - сказал доктор Джеймсон.
- То, что для одного человека - героизм, для другого - безумие, - прибавил помощник. - Все зависит от культурной традиции.
Доктор Джеймсон жестом попросил помощника замолчать. Все эти мифы и легенды тревожили его. Они сбивали с толку, все запутывали, а вот разные приборы, аппаратура, напротив, помогали разрешить много загадок.
Когда Корасон включил свою машину, многочисленные приборы и датчики, спрятанные под их одеждой, зафиксировали ее мощность, ее звук, ее волны.
Заключение экспертов - "конечно, предварительное, сэр", - гласило: импульс, посылаемый аппаратом, действует на клетки разрушающе. Другими словами, клетки тела перестраиваются.
- Другими словами? - переспросил доктор Джеймсон. - Если бы эти были понятнее!
- Аппарат посылает импульс, который побуждает материю видоизменяться. Органическую материю. Живой организм.
- Хорошо. В таком случае, выходит, зафиксировав этот импульс, мы можем сами создать эту чертову машину?
- Не совсем, сэр. В мире существует бесконечное многообразие типов излучения и волн. Решающую роль в аппарате Корасона, возможно, играет некая неизвестная нам субстанция.
- А как эта обезьяна в орденах до такого додумалась?
- Скорее всего, ему просто подвезло, - заметил один из входивших в команду ученых. - Хотя мы не можем с полной достоверностью ничего утверждать, пока не получим результаты лабораторных исследований, но, мне кажется, аппарат реагирует на наличие нервной системы. Платье несчастной женщины сшито из хлопчатобумажной ткани. Это органический материал. Однако он не пострадал.
- У меня закружилась голова, сэр, - признался самый юный член группы. - Когда аппарат включился, я сразу почувствовал головокружение.
- А остальные? - спросил доктор Джеймсон.
У остальных по коже побежали мурашки. Только один человек ничего не почувствовал - сам доктор Джеймсон.
- А ведь вы перед встречей хлебнули глоток бренди, сэр, - припомнил помощник.
- Да. Правда, - признался Джеймсон.
- Умибиец тоже пил. Говорили, что Корасону пришлось дважды включать свою машину, прежде чем тот распался. Негр был пьян в стельку.
- Нервная система... Алкоголь... Может быть, - согласился доктор Джеймсон. - Значит, стоит штурмовать президентский дворец мертвецки пьяными? И тогда аппарат нам нипочем.
Мужчины загоготали. Но, к сожалению, все было не так просто. Остров, особенно столица Сьюдад Нативидадо, кишели иностранными лазутчиками. Можно, потеряв часть людей, захватить аппарат, но вывезти его из страны во сто крат труднее. Другие разведки разом объединятся, чтобы помешать победителю. Тому, кто захватит оружие, придется вести мировую войну в миниатюре. Одному.
Доктор Джеймсон успел привязаться к своим подчиненным - ловким и проворным исполнителям. Они могли с успехом выполнить эту грязную работу, превзойдя агентов любой страны. Любой - но не всех сразу. Шансы были слишком неравные.
Да, этот остров был необычным. И ситуация тоже. Единственно правильное решение в этой ситуации со множеством мистических неизвестных - выжидать, не пытаться переколдовать колдунов и перешаманить шаманов, а оставаться самим собой. Сохранять британское спокойствие и не спешить с выводами. Пусть ошибаются другие. Вот именно. Доктор Джеймсон попыхивал своей трубочкой, провожая взглядом из окна машины пальмы и колючие кустарники, тянувшиеся вдоль пыльной дороги.
Неужели Корасон случайно наткнулся на чудесное открытие? Циферблаты на аппарате никакого отношения к делу не имели.
В Сьюдад Нативидадо оставленный англичанами у отеля наблюдатель сообщил, что их номер заняли пожилой азиат и худощавый европеец, который, когда ему пригрозили "вальтером Р-38", заявил, что ему чертовски не по душе этот остров, а также его собственное правительство, да и все прочие правительства тоже, и погода, и гостиница, и тот, кто наставил на него пистолет, и "мыльная опера", которая шла по телевизору. Из-за нее-то и пришлось тащить телевизор за тридевять земель, а "оперу" эту он видел двадцать два раза, и она ему опротивела в самый первый. Однако если англичанин не хочет неприятностей, он не советует мешать его приятелю смотреть ее. Особенно в такую жару. И ему это облегчило бы жизнь - ужасно не хочется убирать трупы, а о том, чтобы оставить их неубранными в такой жаркий день, и говорить нечего.
Да, этот странный белый понимал, что на него наставлен пистолет, но не разобрал, что это "вальтер". Какой там у него калибр? Ну, да не все ли равно, это не имеет значения, даже если англичанин решится выстрелить.
- Говорил он еще что-нибудь? - спросил доктор Джеймсон.
- Да. Сказал, что его раздражает стук барабанов.
- Ничтожество какое-то, - изрек свой приговор доктор Джеймсон по рации.
- Да, сэр.
- Выкиньте его из комнаты.
- Силой?
- А почему бы и нет?
- Хорошо, сэр. Прикончить?
- Если будет необходимо, - проговорил в микрофон доктор Джеймсон.
- Из-за комнаты? Всего лишь из-за гостиничного номера?
- На Бакье это достаточно веская причина.
- Они выглядят такими беспомощными, сэр. У них даже нет оружия. А белый - американец, сэр.
- У нас был очень тяжелый день. Пожалуйста, закончите все поскорее, - сказал доктор Джеймсон.
Он и остальные члены группы остались в машинах, ожидая известия, что комната освободилась. Через двадцать минут доктор Джеймсон послал вдогонку еще одного агента, дав ему рацию и приказав срочно доложить, свободна ли комната. Если у первого агента сломалась рация, хозяйственному отделу в Лондоне не поздоровится.
И второй гонец не вернулся.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Римо посмотрел на пистолет. По тому, как его держат, всегда можно понять, когда спустят курок.
Большинство людей этого не замечает. Если на них направлено оружие, они уже не вглядываются, как у нападающего лежат пальцы на курке и в каком месте руки больше натянута кожа. Этому нужно учиться. Ведь и точно попасть битой по мячу - вещь невозможная для того, кто никогда не видел раньше бейсбольного мяча, но для игрока высшей лиги - пустяковое дело.
Итак, Римо понял, что человек пока не готов спустить курок. Об этом ему сказали недостаточно напряженные пальцы.
- О'кей, спасибо за предупреждение, и приходи, когда созреешь, - сказал Римо и закрыл дверь.
Чиун сидел перед телевизором в позе лотоса. Старые актеры вновь помолодели на экране телевизора, привезенного на Бакью из Штатов вместе с видеокассетами. Чиун не любил новомодные "мыльные оперы", те, где "много секса и насилия", - он называл их богохульными и наотрез отказывался смотреть. Поэтому он был обречен постоянно пересматривать старые записи - "единственно стоящее в вашей культуре, по-настоящему великое искусство".
Одно время Чиун носился с идеей написать "мыльную оперу", но сочинение ее названия, посвящения и текста речи, которую он должен будет произнести по случаю присуждения ему премии, отняло у него столько времени, что писать уже было некогда. Римо из благородства никогда ему об этом не напоминал.
- Что случилось с любовью, добрыми отношениями и браком? - спросил Чиун. И сам ответил: - Ничего.
Он произнес слова одного из персонажей, доктора Чаннинга Мердока, который сообщил Ребекке Уэнтворт, что ее мать умирает от неизлечимой болезни и что он не может ее оперировать, потому что знает, кто является настоящим отцом Ребекки.
Органная музыка подчеркивала драматизм действия. Губы Чиуна перестали шевелиться - началась реклама. Рекламировался очиститель, в котором чего-то было больше, чем в других. Даже по этой рекламе можно было понять, насколько стар фильм: ведь сегодня в рекламе очистителя упор делался на том, что "этого" в нем совсем нет.
- Кто приходил? - спросил Чиун, пока шла реклама.
- Да никто. Какой-то англичанин.
- Никогда не говори плохо об англичанах. Генрих Восьмой всегда расплачивался сразу и делал заказы регулярно. Добрый и благородный Генрих был благословением для своего народа и гордостью расы. Своим примером он доказал, что мужественное сердце корейца может биться и в груди человека с совершенно противоестественным разрезом глаз.
- Ты представляешь, чем тебе придется здесь заниматься? - спросил Римо.
- Да, - ответил Чиун.
- Чем?
- Смотреть, что еще случится с Ребеккой.
- С Ребеккой? - переспросил Римо, не веря своим ушам. - Господи, Ребекка проживет еще семь лет, ее четырнадцать раз прооперируют, она сделает три аборта, станет астронавтом, проведет политическое расследование, будет работать в конгрессе, ей удалят матку, изнасилуют, на нее совершат покушение, еще до того, как закончится ее контракт со студией, она получит в наследство универсальный магазин, после чего попадет под грузовик, направляющийся в Детройт.
Чиун беспомощно шарил глазами по сторонам, как бы силясь отыскать кого-нибудь, с кем можно поделиться потрясением от такого чудовищного злодеяния. Вот так взять - и все рассказать! Скольких часов блаженства лишилась его бедная, мягкая, нежная душа! Но в комнате не было никого, кроме неблагодарного ученика.
- Вот уж спасибо так спасибо, - проговорил Чиун голосом, полным муки.
В дверь снова постучали. На пороге стоял все тот же англичанин в синем блейзере и легких брюках. Он держал в руке "вальтер Р-38". На этот раз его палец четко лежал на спусковом крючке. Владелец оружия принял положение, при котором рука меньше дрожит. Он пришел убивать.
- Боюсь, старина, тебе придется выкатываться из этого номера.
- Нет уж, - сказал Римо. - Мы только что въехали.
- Хотелось бы обойтись без крови.
- Не волнуйтесь. Мы не собираемся никого убивать.
- Зато у меня в руке пистолет, и я уже прицелился тебе в голову.
- Вижу, - отозвался Римо, облокотившись одной рукой на дверной косяк.
Чиун бросил взгляд на незваного гостя. Мало того, что Римо испортил все удовольствие, рассказав содержание последующих шестисот серий, из которых по крайней мере четыреста были само совершенство, - теперь он собирается убить назойливого посетителя во время демонстрации фильма. Римо явно не собирается ждать начала рекламы. Но почему? Зачем убивать человека во время фильма, если можно дождаться рекламной паузы?
Чиун знал ответ.
- Ты враг прекрасного, - буркнул он.
Английский агент сделал проверочный шаг назад.
- Кажется, вы не понимаете, с кем имеете дело, - сказал он.
- Это ваши проблемы, - отозвался Римо.
- Считай, что ты - мертвец, - сказал агент.
Дуло пистолета было направлено прямо в лоб дурашливого американца. Пуля разнесет лобную кость, да еще и в затылке будет огромная дыра.
- Папочка, он будет стрелять. Разве ты не слышишь? Тут нет моей вины.
- Враг прекрасного, - злобно повторил Чиун.
- Если ты соизволишь обернуться, то увидишь, что его рука дрожит. В любой момент он может нажать на спуск.
- "В любой момент, - передразнил его Чиун с жалостливой интонацией, - он может нажать на спуск". Значит, если он может нажать на спуск, то пропади все пропадом?
Агент ждал достаточно долго. Он не понимал, почему эти двое так спокойны перед лицом смертельной опасности. Не то, чтобы его это очень смущало. Но на своем веку он убивал не один раз, и бывало, жертва не верила, что умрет. Иногда, напротив, теряла от страха голову. Но чтобы вот так препираться друг с другом - такого еще не случалось. Впрочем, все когда-то бывает в первый раз.
Он нажал на спуск. "Вальтер Р-38" дернулся в его руке, но он этого не почувствовал. Лоб белого человека не пострадал. Зато "вальтера Р-38" больше в руке англичанина не было, а саму кисть руки со страшной силой оторвали у запястья, будто выдернули громадный зуб. Он не почувствовал боли, только рывок.
Он также не видел, как двигались руки сто противника, уловил только мелькнувший перед глазами палец и мог поклясться, что палец этот беспрепятственно погрузился в его мозг до первого сустава - ощущение было такое, что огромная дверь навсегда захлопнулась перед ним. Впрочем, он уже ни в чем не мог поклясться. Просто эта картина механически запечатлелась в его сознании, а к тому времени, как он рухнул на пол, он уже ничего не чувствовал.
Нервные окончания еще посылали сигналы в мозг, но та его часть, которая расшифровывает их, превратилась в кровавое месиво.
Римо вытер палец о рубашку незадачливого агента и осторожно перетащил того к двери болгарского номера. Оттуда застрекотал "Калашников".
Из-за двери его о чем-то спросили сначала по-русски, затем по-французски. Наконец, вопрос прозвучал по-английски:
- Кто ты?
- Я - это я, - отвечал Римо, прикрывая изуродованный лоб англичанина соломенной шляпой.
- Кто "я"? - снова спросили из-за слегка приоткрывшейся двери.
- Ты - это ты, - сказал Римо.
- Я говорю о тебе.
- Обо мне? - спросил Римо.
- Да. Кто ты?
- Я - это я. Ты - это ты, - ответил Римо.
- Что ты здесь делаешь?
- Вытаскивал труп в коридор - кондиционер не работает, и он непременно скоро завоняет.
- А почему к нашей двери?
- А почему нет?
Римо посчитал свой ответ удачным, но за дверью, по-видимому, так не думали, потому что тут же последовала очередь "Калашникова".
Вернувшись в номер, он получил нагоняй от Чиуна, заявившего, что стрельба мешала ему следить за развитием действия.
- Прости, - коротко произнес Римо.
Чиун важно кивнул, но Римо чувствовал, что полностью не прощен. Этот кивок как бы говорил, что Римо всегда найдет способ испортить старому человеку удовольствие. И Римо доказал это, расправившись вскоре со вторым англичанином; на этот раз в комнате прозвучало два выстрела, и одна ручная граната разорвалась в коридоре.
Но испытания Чиуна на этом не кончились. Вскоре Римо объявил, что к гостинице направляется группа захвата. Все ее члены, как один, в блейзерах и соломенных шляпах. У главного во рту трубка.
- Интересно, почему на нас нападают именно тогда, когда Ребекка произносит свои прекрасные монологи? - поморщился Чиун.
- На нас нападают, когда придется, папочка.
- Это точно, - согласился Чиун.
- Они уже близко.
Группа образовывала так называемый "резервный треугольник". Часть команды шла по мостовой, часть - по тротуару, впереди каждого подразделения как бы треугольник: двое впереди, двое немного сзади и по двое с каждой стороны.
Да, неплохая команда. Римо сразу ее оценил. Они двигались согласованно - видно, и раньше работали вместе: люди в новых командах обычно перекликаются, подают друг другу знаки, бегут вразброд. Эти понимали друг друга без слов. Забравшись на крышу, Римо попытался оценить обстановку - оттуда были видны все участники готовящегося нападения. Темнокожий охранник, стоя рядом и держа в каждой руке по пистолету 44-го калибра, нервно оглядывался по сторонам, не зная, от кого прежде защищаться. Он ругался по-русски и потихоньку отступал в угол.
Римо сверху видел, как две соломенные шляпы вплыли в подъезд, другие две закинули на подоконник их номера веревочную лестницу, повисшую на крюке, а еще две направились к пожарной лестнице.
- Не теряй головы, - ободрил Римо охранника. - Оставайся здесь.
Чиун учил: когда надо действовать в нескольких направлениях лучше всего сконцентрироваться на чем-то, что не имеет прямого отношения к происходящему. Например, на дыхании. Римо сосредоточился на дыхании, предоставив своему телу выполнять остальную работу, Перекинув ногу через выступ, он осторожно пополз вниз - от карниза к карнизу, стараясь, чтобы его дыхание полностью совпадало с ритмическими колебаниями легких. Как раз у окна комнаты Чиуна он столкнулся с теми двумя, что карабкались по веревочной лестнице.
- Ох, - только и успел вымолвить один, полетев вниз на грязную улицу.
Другому не пригодился и "вальтер" - пистолет глубоко вдавили ему в грудину рукояткой вперед - сердце затрепетало, найдя рукоятку еще более вредной для себя, чем холестерин.
Через дорогу Генералиссимус Сакристо Корасон наблюдал за этой сценой сквозь жалюзи. Он видел, как худощавый белый спускался с крыши, и сразу же понял, что кузина Хуанита не солгала: этот человек - сильнее его.
Никогда Корасон не видел, чтобы люди таким образом спускались с большой высоты. На его глазах некоторые падали с крыши. Однажды он присутствовал на соревнованиях, когда ныряльщики в Мексике прыгали с высоких скал в море. Как-то видел, как в воздухе взорвался самолет.
Но этот белый... Спуск его был быстрее падения. Быстрее прыжка в воду. Казалось, ему подвластен сам закон тяготения, который изменялся по желанию этого необыкновенного человека.
Двух мужчин он стряхнул с лестницы легко, будто вытряхнул горошины из лопнувшего стручка.
- Кто? Кто этот человек? - требовал ответа Корасон, указывая на Римо через щелку в жалюзи.
- Какой-то белый, - констатировал очевидное майор, у которого, как и у самого Корасона, в кобуре лежал пистолет 44-го калибра.
Его отец скрывался в горах вместе с отцом Корасона. Когда старший Корасон стал президентом, отец майора отказался от генеральского чина и дожил до преклонных лет. Сын, которого звали Мануэль Эстрада, усвоил урок отца. Когда президентом стал молодой Корасон, Мануэль Эстрада в свою очередь отказался от генеральского чина. Он тоже надеялся прожить долгую жизнь, но, в отличие от своего отца, решил со временем получить все.
Семейный девиз сеньора Эстрады звучал так: "Если воруешь понемногу, тебя не пристрелят". Эмануэль Эстрада добавил к нему: "Жди своего часа".
Майор Эстрада был, пожалуй, единственным человеком из окружения президента, который не покрывался испариной при приближении Корасона. Широкие скулы выдавали его индейские корни, а темно-коричневая кожа - африканские. Изысканной формы нос говорил о том, что когда-то к рабыне, работавшей на плантации сахарного тростника, приходил ночью уроженец Кастильи.
Корасон завопил на него:
- Каждый дурак видит, что это белый, но из какой страны?
- Из той, где живут белые, - невозмутимо отвечал Эстрада.
- Из какой? Выясни. И побыстрей, Эстрада.
Корасон следил за тем, как Римо передвигается по фасаду гостиницы "Астарз". Казалось, тог медленно крадется по стене, но если приглядеться, то становитесь ясно, что передвигается он, напротив, очень быстро, а вот движения отдельных членов кажутся замедленными. От этого и фигура его расплывалась - на ней трудно было сфокусировать взгляд. Столкнувшись с ним, оба англичанина полетели вниз как спелые груши.
Римо скользил абсолютно бесшумно. Корасон пробормотал что-то про себя. Ясно: Хуанита, говоря о другой силе, имела в виду этого человека.
Диктатор взмолился:
- Боже, сделай так, чтобы злой человек убрался с нашего благословенного острова. Заклинаю Тебя именем Твоего сына, окажи мне эту небольшую услугу.
Произнеся эти слова, он снова взглянул в окно. Римо все еще был на стене. Ну, что ж, если христианский Бог не отзывается на его мольбу, существуют другие пути. "О адские силы тьмы, взываю к вам, погубите этого человека!"
На глазах у Корасона белый расправился еще с двумя англичанами. Похоже, он умел уклоняться от пуль.
Корасон в сердцах сплюнул на дворцовый пол.
- Да провалитесь вы все!
Ни одна из сверхъестественных сил не вступилась за диктатора. А какая польза от богов, если они не помогают?
Но тут человек на стене.
- Благодарю тебя, Вельзевул, - сказал с чувством Корасон, но, как выяснилось, поторопился с благодарностями.
Римо съехал вниз по стене и скрылся в глубине улицы. Корасон снова принялся яростно ругать богов.
А ведь большинство людей боятся высказать богам свое неудовольствие, подумал Корасон. Нет, он всегда готов напомнить богам, что не станет ползать на коленках, хныча: "Я все равно вас люблю", если они вздумают крутить. Разве он какой-нибудь ирландец, чтобы так унижаться? Не забывай, Бог, ты имеешь дело с Корасоном, так что лучше веди себя хорошо. И на многое не рассчитывай.
Но все это относится к христианским богам. А ведь существует еще один Бог, к которому Корасон не осмеливается обратиться. Бог ветра, мрака и холода, он живет в горах, и в его честь двадцать четыре часа в сутки бьют барабаны. Корасон боится этого Бога. Боится даже больше, чем эту силу... этого белого из гостиницы.
Впрочем, Корасон тоже силен. Он обладает мощным оружием, хотя, как всякий командир, знает предел своих возможностей. Даже с этим грозным аппаратом он не может считать себя полностью неуязвимым. После битвы всякий скажет, что ты победил только благодаря своему оружию. Но перед битвой надо прикинуть, что случится, если аппарат не сработает.
Что может быть хуже, чем, хорошо прицелившись в голову врага и нажав курок, вдруг услышать щелчок и понять, что в обойме нет патронов? А что, если машина не справится с этой новой силой?
Хуанита говорила, что именно эта сила восторжествует и возведет на трон святого человека с гор.
А тут еще умибийский депутат, который только со второго раза растекся лужицей.
Неужели аппарат теряет силу? - волновался диктатор. Но с Хуанитой он справился на удивление быстро. В порядке ли чудесный аппарат? Надо хорошо подумать, прежде чем пускать его в ход. Ведь если враг останется цел, то вряд ли сам Корасон уцелеет, а если даже ему удастся выкрутиться, то денежки-то уж точно уплывут. В посольствах снова будет сидеть по одному полусонному клерку. Корабли покинут гавань, и Бахья станет почти такой же, как до испанского завоевания.
К этому оружию не стоит прибегать всуе. Но когда и как часто использовать его? Когда Корасон думал, ему требовалась женщина. Когда задумывался глубоко - две. Очень глубоко - три. И так далее.
Когда пятая женщина покинула его личные апартаменты, которые напоминали крепость внутри крепости - президентского дворца, Корасон знал, что ему делать.
У майора Эстрады сидел потрясенный доктор Джеймсон. Он все еще находился в состоянии шока.
- Не могу этому поверить. Не могу, - повторял он, судорожно глотая воздух.
- Кто этот человек, сотворивший такие жуткие вещи с вашими людьми?
- Не могу поверить, - твердил Джеймсон, почти задыхаясь.
Он машинально посасывал трубку, от которой отломилась чашечка. Потерять всю команду! Невозможно! Ни одному человеку не под силу справиться с ней. И что скажет начальство о загубленном снаряжении?
- Кто этот человек?
- Американец.
Корасон немного подумал. К любой другой стране, располагающей такой силой, следовало бы проявить уважение. Но он знал по опыту, что американцев можно заставить стыдится своей силы и сделать совсем ручными. Им нравится, когда их ругают. Увеличьте цены на сырье в четыре раза, и американцы соберут на свои деньги конференции, где станут доказывать, что вы имели полное право устанавливать те цены, которые считаете нужными. Американцы забыли всем известную вещь: уважение дает только сила. Эта нация совсем свихнулась.
Если подобную силу продемонстрировали бы русские, Корасон мигом побежал бы в их посольство, прикрепил к бакийским флагштокам серп и молот и клялся бы русским в вечной дружбе.
Но с американцами можно и нужно вести себя по-другому. Когда Америка или ее союзники применяли в конфликте силу, срочно собиралась сессия ООН. Люди со всех концов света призывали к ответу американских поджигателей войны. Как раз сегодня советский представитель указал на это Корасону:
- Станьте полноправным членом содружества стран Третьего мира, поддерживайте нас во всем, и вас никогда не уличат в преступлении. Это удел американцев и их союзников. Даже если вы развяжете кровавую бойню, мы найдем сотни две американских профессоров, которые поклянутся, что с вами обошлись несправедливо и вы ни в чем не виноваты. От нас все стерпят - не пикнут даже.
Советский представитель подчеркнул, что правительство, которое хочет чувствовать себя в безопасности, должно идти по пути репрессий. Только так можно поддержать уважение к себе. Коммунизм не терпит никакой критики. И еще - никаких свободных выборов.
Корасону не очень нравились русские, но как президент страны он не должен был считаться со своими чувствами. Надо идти на жертвы.
- Порвите все отношения с Америкой! - приказал Корасон.
- Что? - не понял майор Эстрада.
- Я говорю, прекратите все отношения с Америкой и пригласите ко мне советского посла.
- Я не знаю, как разрываются дипломатические отношения с другой страной.
- Мне что, все делать самому?
- Хорошо. Когда будем разрывать?
- Немедленно.
- Что-нибудь еще?
Корасон покачал головой.
- Разорвать отношения со страной - дело нелегкое. Мне про это читали.
- Кто читал? - спросил Эстрада.
- Министр образования. Он читал.
- Это у него хорошо получается, - признал Эстрада.
Как-то он видел, как министр образования читал перед аудиторией. Огромную книгу без картинок он прочитал за несколько часов. Эстрада однажды поинтересовался у одного образованного американца, за какое время тот прочитал бы такую книгу, и американец сказал, что за неделю. Да, что и говорить, Бакье повезло с министром образования.
- И вот еще что, - сказал Корасон. - Позаботься об этом человеке. - И он кивнул в сторону потрясенного доктора Джеймсона.
- Отвезти его к британскому консулу? - спросил Эстрада.
- Нет, - ответил Корасон.
- Понял, - сказал Эстрада и выпустил две пули из пистолета 44-го калибра прямо в синий блейзер.
- Не здесь, идиот! - заорал Корасон. - Если бы я хотел убить его здесь, то сделал бы это сам.
- Но вы попросили позаботиться о нем. И еще сказали - прекратить отношения с Америкой. И привезти сюда посла. Ничего себе. Мне что, разорваться?
- Любого другого, будь он так же глуп, как ты, Эстрада, я пристрелил бы уже давно.
- А меня не пристрелите, - спокойно заявил Эстрада, убирая в кобуру дымящийся пистолет.
- А почему, хотел бы я знать? - потребовал ответа Корасон. Ему было неприятно слышать такое.
- Потому что только я один не выстрелю вам в спину при случае.

Советский посол покрылся испариной. Он нервно потирал руки. Костюм на нем болтался, как на вешалке. Это был пожилой человек; раньше он работал консулом в Чили, Эквадоре, Перу и вот теперь служил на Бакье. Страны он оценивал по десятибалльной шкале. Десятка означала наибольшую вероятность быть убитым. Он не возражал жить во имя социализма, но не хотел за него умирать. Бакья находилась в районе двенадцати.
В Свердловске у него остались жена и трое детей. Здесь, на Бакье, ложе с ним делила темноглазая шестнадцатилетняя красотка. Домой ему не хотелось.
Посол терялся в догадках: зачем его приглашают к Генералиссимусу? То ли собираются продемонстрировать чужую казнь, а может, будут просить помочь еще одной стране Третьего мира сбросить цепи колониализма, то есть заниматься неприкрытым вымогательством. Советского посла звали Анастас Багребян, его предки были армяне. Он был послан на остров, чтобы узнавать обо всех попытках чужеземных разведок завладеть аппаратом, превращающим человека в кисель, и всячески препятствовать им. Теперь все чаще на такие ответственные задания, связанные к тому же с научными проблемами, посылали армян, отказавшись от евреев, которые, попав за границу, сразу же исчезали.
- Я очень люблю Россию, коммунизм, социализм и все такое прочее, - заливался соловьем Корасон. - И все думаю, что бы такое сделать для моих русских друзей?
Одновременно Корасон похлопывал по синему бархату, который накрывал аппарат. Багребян и раньше имел дела с островитянами и знал, что так просто оружия не получить. Надо поторговаться.
- Есть ли что-нибудь такое, что хотели бы иметь мои русские друзья?
Багребян пожал плечами. Неужели Корасон собирается передать аппарат Советскому Союзу? Нет, невозможно. Несмотря на все сладкие речи, Корасон не тот человек, что быстро сдается, тем более что с этим оружием в Бакью ручьем потекли денежки. И еще - президент, который всю жизнь только и делал, что крал и убивал, вряд ли поддастся панике и расстанется с вещью, благодаря которой может оказывать давление на конкурентов. Рука диктатора по-хозяйски расположилась на аппарате.
Корасон объявил, что разрывает дипломатические отношения с Америкой, но испытывает при этом страх.
- Страх перед чем? - спросил Багребян.
- Чем ответит на это Америка? Вы защитите меня?
- Ну конечно. Мы любим ваш остров, - ответил Багребян, чувствуя, что разговор на этом не кончится.
- На священной земле Бакьи бродят наемные убийцы ЦРУ.
- Шпионов всюду хватает, товарищ. Стоит им пронюхать, что где-нибудь завелось нечто стоящее - и они тут как тут, - трезво заметил Багребян.
На кончике его крупного носа росло несколько волосков, они увлажнились от пота. Но при всем напряжении Багребян не терял головы.
Корасон расплылся в улыбке. Его круглое лицо напоминало перезревшую темную дыню.
- Вы заступитесь за нас?
- А чего вы хотите?
- Смерти американцев. Вон тех. Они живут в гостинице. Идет?
- В принципе это возможно, - сказал Багребян. - Но и нам хотелось бы получить кое-что взамен. Мы могли бы помочь вам с толком применить ваше оружие. На благо всего человечества. В мирных целях. Одним словом, в наших целях.
Корасон понимал, что его переиграли, но не сдавался.
- Я могу, конечно, отправиться к этим убийцам в гостиницу. Сдаться на их милость. Есть и такой вариант.
Багребян не понимал, почему Корасон сам не разделается с этими американцами. Он осторожно произнес:
- Мы подумаем. На острове полно шпионов. Почему же вы, товарищ, так боитесь именно этих двух?
- Товарищ, - сказал Корасон, дружески облапив посла. - Разделайтесь с ними, и я отдам вам свой волшебный аппарат. - Но сердце президента по-прежнему сковывал страх. А что, если русским этот орешек не по зубам? - Только обязательно сцапайте их, - добавил Корасон. - Возьмите побольше людей и уничтожьте шпионов.

Президент стоял у окна и ждал появления русских. Скоро подойдут - Багребян неглупый человек. Заходящее солнце окрасило багровым светом главную улицу Бакьи. И тогда он увидел русских: они шли по улице, словно на прогулку. Двадцать пять человек - с винтовками, веревками и минометами. Русские не скрывали своих намерений - они шли убивать.
Сердце Корасона радостно забилось. А дело, пожалуй, выгорит. Все еще может кончиться хорошо, подумал он.
Этим утром ему донесли, среди прочих вещей, что один из младших офицеров, работавших в аэропорту, советовал не связываться со стариком-азиатом, еще одним членом американской команды. Но старикам надо помогать поскорее отправиться на тот свет. На противоположном конце улицы, к великой радости подсматривавшего в щелку Корасона, появился другой столь же основательный отряд русских.
Русские шли не останавливаясь. Дынеобразная физиономия расплылась от уха до уха в белозубой улыбке. Знай Корасон советский гимн, он пропел бы его.
Из окон гостиницы стали выглядывать любопытные. Головы, поторчав секунды две, быстро исчезали. Корасон видел, как люди выпрыгивали из окон и, хромая, бежали в переулки. Гостиница мигом освободилась от людей, словно кухонная раковина от тараканов при внезапной вспышке света. Кое-кто даже бросил оружие.
Русские запели, предвкушая победу, - смелый и сильный ход. Корасон и раньше знал: если имеешь дело с русскими, жди решительных действий. Но на такое даже он не рассчитывал.
Тщедушный старичок в халате стоял у окна своего номера на втором этаже. Присмотревшись, Корасон заметил, что волосы на голове старика растут клоками. Руки он сложил на груди. Нет, все же на нем не халат, а какое-то легкое восточное одеяние синего цвета, решил Корасон, припомнив, что и раньше видел эту странную одежду.
В быстро сгущающихся сумерках Корасону все же удалось рассмотреть лицо старика. Явно азиат. Старик, улыбаясь, поглядывал то направо, то налево. Зрелище его явно развлекало. У него было выражение лица человека, ожидающего на десерт чего-то необычного.
Корасон вдруг с ужасом осознал, что скрывалось под этой улыбкой. Для азиата атака русских была просто забавой, возможностью занятно провести время. Его спокойствие порождалось вовсе не наивностью, а полным удовлетворением, уверенностью человека, рубившего весь день дрова и не возражающего расколоть еще пару поленьев.
Азиат устремил взор на президентский дворец и встретился взглядом с Корасоном. И все та же безмятежная улыбка раздвинула его губы.
Корасон сжался за шторой. Ему стало страшно, хотя он находился в собственном дворце, в своей стране. Он знал, что сейчас случится.
- Хуанита, - взмолился он душе умершей. - Если ты слышишь меня, знай, я признаю твою правоту!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Майор Мануэль Эстрада сделал все, что в его представлении означало разорвать отношения с Америкой. Ни прежде ему пришлось заняться мертвым англичанином. Он приказал убрать труп из приемной Генералиссимуса, смыть кровь и похоронить тело и после этого отправился облегчить душу в баре с друзьями.
"Облегчение души" несколько затянулось, и, когда Эстрада вышел из бара, уже стемнело. На главной улице, прямо на мостовой, валялся пьяный. Эстрада пнул его ногой.
- Вставай, пьяница! - рявкнул Эстрада. - Идиот несчастный. У тебя что, других дел нет? Пьяный осел.
Склонившись над пьяным. Эстрада коснулся его лица - оно было холодно, как лед. Человек был мертв. Эстрада поторопился извиниться перед покойником за то, что назвал его пьяницей. Только тут он обратил внимание на синий блейзер и на дырку в голове. Англичанин, небезызвестный доктор Джеймсон, нашел здесь, на мостовой, свой последний приют.
Эстрада с силой рассек рукой воздух. Посторонний человек не понял бы, что означает этот жест. А он означал, что Эстраде некогда возиться с телом - у него есть дела и поважнее.
Один умный человек сказал: пусть мертвые хоронят своих мертвецов. Эстрада помнил, кто был этот мудрец. Иисус из Библии. А ведь Иисус - Бог. Значит, если майор Мануэль Эстрада, живой с головы до пят, станет хоронить мертвеца, то совершит большой грех. Против Иисуса. А быть грешником плохо.
Пусть этот доктор Джеймсон лежит себе на мостовой и дальше.
Американское посольство располагалось в современном, вытянутой формы здании из алюминия и бетона. Кто-то говорил майору Эстраде, что это здание - воплощенная в материальной форме индейская молитва. Оно как бы символизировало общее индейское прошлое Америки и Бакьи. Два народа - одно будущее.
Мануэль Эстрада, возможно, не был самым большим умником на острове, и все же он понимал: если тебе кто-то говорит, что у него с тобой много общего, значит, этому человеку что-то от тебя нужно.
Эстрада все время ждал, что американцы начнут качать права. Он не верил, что такая щедрость может быть искренней. Никогда не верил. Но они ничего не просили, и от этого Эстрада ненавидел их еще сильнее. Он давно затаил на них злобу, поэтому выполнить приказ президента ему было нетрудно.
Подойдя к парадному подъезду посольства, Эстрада забарабанил в дверь. Ему открыл морской пехотинец, подтянутый, в форменных синих брюках и рубашке цвета хаки с позвякивающими на ней медалями.
Эстрада потребовал аудиенции у посла, сказав, что у него срочное поручение от президента, Генералиссимуса Сакристо Корасона. Посол поспешил выйти.
Не новичок в политике, посол давно знал о наращивании русскими военной мощи в регионе. И слышал о договоре.
- Вот что... - начал Эстрада.
- Да? - вежливо отозвался посол, стоя в халате и шлепанцах.
- Убирайтесь-ка вы из нашей страны, да поскорее. Валите отсюда. Мы вас терпеть не можем. Кончаем крутить любовь!
- Что вы имеете в виду под "кончаем крутить любовь"? - спросил пораженный посол. - Хотите прервать дипломатические отношения между нашими странами?
- Да. Именно так! Вот и убирайтесь. Прямо сейчас. Отлично. Спасибо. Большое спасибо. Точно сказали - никаких дипломатических отношений. Кончаем. Прерываем. Навечно. Чтобы нога ваша больше не ступала на наш остров. Да не расстраивайся ты так, гринго. Все когда-нибудь кончается. Давай-ка выпьем за наш разрыв. И не увозите ваши запасы спиртного. Мы их посторожим.

В Америке получили официальное уведомление о случившемся. Никаких сомнений не оставалось - русские захватили секретное оружие и теперь могут одержать победу в войне.
Комментатор национального телевидения, считавший ранее, что нерешительность руководства Бакьи вызвана нечеткой моральной позицией США, заявил, что все происходящее - еще одно доказательство того, что "одними кораблями и снарядами ничего не добьешься".
Этот комментатор появлялся на экране несколько вечеров в неделю и длинно разглагольствовал о вещах, в которых плохо разбирался, - он не представлял себе толком, что такое армия и как реально обстоят дела; он попрежнему верил, что Америка может удерживать иностранное государство от военных действий, предоставляя его лидеру ежегодно миллион долларов. С таким же успехом можно остановить мафию, послав кому-нибудь из мафиози молока и печенья. В другой стране и в другое время комментатора публично высмеяли бы, а в Америке ему смотрели в рот миллионы зрителей.
Президент США тоже внимательно выслушал все, что сказал комментатор. Подобно всем, кто понимал, как на самом деле обстоят дела, он не мог уважать этого человека. Однако, видя его никчемность как журналиста, президент отдавал ему должное как сильному пропагандисту.
В Бакье все пошло шиворот-навыворот. Улучив подходящий момент, президент уединился в своей комнате и подошел к специальному красному телефону - для связи с КЮРЕ.
- Что происходит на Бакье? - спросил президент.
- Понятия не имею, сэр, - ответил кислым тоном доктор Харолд В.Смит.
- У нас там провал за провалом. Не сомневаюсь, что ваши люди - хорошие исполнители, и все же они ничего не добились. Отзовите их.
- Вы сами попросили их о помощи, - возразил Смит.
- Не нуждаюсь в ваших напоминаниях.
- Я не хотел быть невежливым, сэр, но вы заключили договор с Синанджу. А они очень отличаются от обычных подчиненных. Рим еще не был построен, а Синанджу уже четко разработали ритуал прекращения службы у императора.
- Что это значит?
- Я сам не в курсе, - сказал Смит.
- Вы хотите сказать, что, наняв такого убийцу, его невозможно остановить? Потому что не знаешь тонкостей ритуала?
- Что-то вроде этого. По сути - невозможно. У нас с Синанджу заключен контракт - нам подготовили по их системе одного человека. Самого Мастера Синанджу мы никогда не использовали. Вы - первый, кто дал ему особое задание.
- И что же теперь делать?
- Советовал бы вам не вмешиваться. Пусть работает. По существу, в международной политике мало что изменилось со времени династии Мин. Возможно, это ничего не даст. Но, мне кажется, и я даже готов спорить, что его вмешательство принесет свои плоды.
- Я никогда не спорю. Мне нужны гарантии.
- У меня их нет, - сказал Смит.
- Вы меня порадовали! Ну что ж, спасибо! - заключил президент и задвинул красный телефон в глубь ящика бюро.
Из спальни он поспешно направился прямо в свой рабочий кабинет и потребовал на ковер представителей ЦРУ. Немедленно. А пока он приостановит все их распоряжения. Президент требовал решительных действий ЦРУ на Бакье. Тоже немедленно.
Как можно деликатнее шеф ЦРУ объяснил, что может предъявить четырнадцать папок, хранящихся в его офисе, из которых станет ясно, что приказ президента невозможно выполнить. Вкратце его ответ означал: "и не просите". Может, мы плохо представляем себе ситуацию в мире, часто ставим вас в трудное положение и редко добиваемся успеха в международных предприятиях, но уж здесь-то, дружок, в Вашингтоне, мы чувствуем себя достаточно надежно и знаем, как действовать, так что, пожалуйста, не мешайте.
Но реакция президента была не менее определенной:
- Выполняйте приказ или получите коленом под зад.
- А как же наш престиж, господин президент?
- К черту престиж! Надо думать о безопасности страны.
- Какой страны?
- На которую вы работаете, идиот. Идите и выполняйте приказ.
- Я хотел бы получить его в письменной форме.
Теперь, когда приказ был отдан в недвусмысленной и к тому же письменной форме, работники ЦРУ могли объяснить конгрессменам и обозревателям прессы, что их вынудили перейти к действиям, и, следовательно, они полностью обезопасили себя.
Наступили опасные времена. Во-первых, нельзя допустить, чтобы ЦРУ обвинили в использовании нелегальных сил, даже если обвинение исходит от врагов Америки. И во-вторых, что не менее важно, ЦРУ боялось быть обвиненным в расовой дискриминации.
После тщательного анализа ситуации решили послать на остров только одного агента, лишь он мог спасти лицо ЦРУ в эти сложные времена.

- Эй, Руби! Тебя к телефону. Звонит какой-то парень из Вашингтона.
Руби Джексон Гонсалес подняла голову от накладной. Она открыла небольшое предприятие по изготовлению париков в Норфолке, штат Вирджиния, потому что здесь дешевле всего можно было закупить волосы. Моряки привозили их в неограниченном количестве со всех концов света. Ее бизнес процветал.
Кроме того, ежемесячно она неукоснительно получала от правительства две тысячи двести восемьдесят три доллара пятьдесят три цента, что давало ей дополнительно более двадцати пяти тысяч долларов в год практически ни за что - ей приходилось только подписывать чеки.
В свои двадцать два года Руби была достаточно умна, чтобы понять: вечно за красивые глаза денег платить не будут. Даже регулярное посещение нью-йоркской государственной школы не смогло погубить ее природный ум.
Во время занятий, посвященных борьбе с расовой дискриминацией, она тайно изучала подаренную бабушкой хрестоматию Макгаффи, на которую надела суперобложку от рекомендованного учащимся сочинения по расовым проблемам. Писать она тоже училась самостоятельно, копируя лучшие прописи, которые смогла достать. Когда же в школе отказались от традиционных учебников математики, заменив их новыми невразумительными пособиями, где основное место занимало сопоставление понятий "много" и "не столь много", она, порывшись на свалке, нашла несколько книг, составивших вместе полный курс математической премудрости. По ним она научилась сложению, вычитанию, умножению, делению, а за пять долларов в неделю мальчик из частной школы в Ривердейле обучил ее решению уравнений, логарифмам и дифференциальному исчислению.
По окончании школы лишь она смогла прочитать одноклассникам то, что написали в их аттестатах.
- Какие умные слова, - сказал один выпускник. - Надеюсь, никто не думает, что мы понимаем все эти умные слова.
В шестнадцать лет Руби впервые убила человека. Для девушек, за которых некому заступиться, гетто - ад. Мужчины, собравшись компанией, заталкивали их куда-нибудь в уединенное место и там насиловали. Они называли это "тянуть паровозик".
Руби, чья гладкая светло-коричневая кожа отливала золотом, а улыбка могла свести с ума любого, вызывала у тамошних мужчин вполне определенные желания. Она была красива, а со временем, когда тело ее округлилось и обрело восхитительные женские формы, мужчины прямо пожирали ее глазами. Где-нибудь в другом месте это могло польстить ее тщеславию. Но не в гетто Бедфорд-Стьюзант. Здесь тебя могли похитить и держать взаперти день или два, причем оставалось только Бога молить, чтобы, надругавшись по полной программе, тебя оставили в живых.
Руби всегда носила с собой маленький пистолет. А прихватили ее прямо в школе. Она была очень осторожна, но ее предала подруга. Та была по уши влюблена в парня, который вздыхал по Руби и по ее светлой коже. Однажды подруга попросила Руби позаниматься с ней в пустой школе. Ничего не подозревая, та прошла в большие двери, закрыв их за собой и перестав слышать шум веселой детворы и пыхтение ребят, гоняющих мяч во дворе.
Громадная черная лапа закрыла ей рот, и чей-то голос посоветовал расслабиться и постараться получить удовольствие, иначе будет только хуже.
Прежде чем с нее сорвали брюки, она быстро сунула руку в карман и выхватила пистолет, который ей дал брат.
Сначала Руби выстрелила прямо перед собой, но мужчина только сильнее сдавил ей шею - в глазах у нее потемнело, голова закружилась. Второй раз она выстрелила назад, через плечо, и почувствовала, что падает.
Руки нападавшего разжались. Это был рослый парень; согнувшись пополам, он прижимал руку к левой щеке. По руке струилась кровь. Пуля оцарапала ему кожу. Потеряв голову, парень бросился на нее. Руби, тоже мало что соображая, разрядила в него всю обойму. Хотя пистолет был малокалиберный, но пять выстрелов издырявили ему весь живот, и он скончался в больнице от потери крови.
После этого случая Руби Гонсалес ходила в школу, ничего не боясь.
Смерть юноши была одной из восьми насильственных смертей в школе в этом году, что было ровно вполовину меньше, чем в прошлом. В связи со столь резким снижением преступности директор школы получил грант на теоретическое изыскание: каким образом школе удалось достичь столь высоких результатов? Создали специальную группу во главе с доктором психологии, получившим ученую степень за изучение динамических механизмов внутри отдельного коллектива. В результате исследований доктор пришел к высоконаучному выводу, что внутри данного коллектива, то есть школы, в этом году сложились особенно удачные динамические механизмы.
А Руби тем временем закончила школу и, когда ей предложили государственную службу на столь заманчивое жалованье, согласилась не раздумывая. Она знала, что ЦРУ - единственная в стране организация, которая платит так много, требуя в ответ так мало, за исключением мафии, но Руби не была итальянкой.
Она не сомневалась, что ЦРУ заинтересуется ею. Женщина, цветная, с испанской фамилией - что могло быть лучше? Она здорово улучшила их статистические показатели.
В течение трех восхитительных лет Руби только и делала, что получала чеки, понимая, однако, что вечно так продолжаться не может. За все в жизни приходится платить, не понимают этого только круглые дураки.
Конец безмятежному счастью наступил с приходом офицера в морской форме; он был прекрасно осведомлен о ее жалованье и должностной инструкции и, следовательно, являлся старшим по званию.
Ему хотелось поговорить с ней обстоятельно, но на ее фабрике по производству париков, располагавшейся на Грэнби-стрит в Норфолке, штат Вирджиния, это не представлялось возможным. Не могла бы она заглянуть сегодня на военно-морскую базу?
Да, могла бы. Назад она не вернулась. Как раньше в школе, ее опять заманили в ловушку. На сей раз бюрократы.
Руби могла отказаться от задания - никто ее не заставлял. Но ведь никто не заставлял ее и принимать ежемесячно ни за что чеки, напомнил морской офицер. А когда он прибавил, что задание не очень опаснее, что-то внутри подсказало Руби, что шансы у нее "пятьдесят на пятьдесят". Не более того.
И еще он сказал, что "американское присутствие в регионе сведено к минимуму", а это означало, как она пинала, что действовать придется в одиночку. Попадешься - рассчитывать не на кого.
Впрочем, это ее не волновало. Всю жизнь она сама заботилась о себе, и, если бы этот красавчик-офицер предложил ей помощь, она бы и ломаного гроша за нее не дала.
О Бакье Руби раньше не слышала. Теперь она летела в качестве "ограниченного американского контингента" на неизвестный ей остров. У человека, сидевшего в соседнем кресле, она поинтересовалась, что из себя представляет Бакья.
- Ужасное место, - был ответ.
Самолет приземлился, и она сама смогла убедиться, что Бакья - сущий ад на земле. В стране была только одна гостиница под названием "Астарз".
- Если вы шпионка, - невозмутимо приветствовал ее клерк в гостинице, - то будете чувствовать себя здесь как дома.
А еще он сказал, что теперь в гостинице есть места, так как в последней перестрелке погибло много людей. Действительно, повсюду валялись непогребенные трупы - побольше, чем в морге крупного города.
Горничных в гостинице не было, а в номере на кровати громоздилось под одеялом нечто объемистое. Там умирал человек, он бредил по-русски.
- Я не могу спать на этой кровати, - сердито проговорила Руби. - На ней - умирающий.
- Он скоро отправится к праотцам, - успокоил ее клерк. - Подождите немного. Мы здесь насмотрелись легочных ранений. Они всегда смертельны. Так что не напрягайте зря свою хорошенькую головку.
Руби подошла к окну и выглянула на улицу. По другую сторону грязной улицы высился президентский дворец. У окна точно напротив стоял жирный чернокожий, разряженный, как индюк, - такие часто работают швейцарами в ресторанах для белых. Грудь - вся в орденах. Он расплылся в улыбке и помахал ей рукой.
- Примите мои поздравления, чикита. Вас избрал в любовницы наш благословенный вождь. Генералиссимус Сакристо Корасон, да продлятся его дни, а он - величайший любовник всех времен.
- Вылитый индюк, - сказала Руби.
- А ты закрой глаза и представь себе, что у тебя там внизу работает бормашина. Он долго не задержит - раз-два - и готово. А потом приходи ко мне - тут уж все будет по высшему разряду.
Руби понимала; чтобы выжить, надо подчиниться. Одного мужчину она, пожалуй, вытерпит, каков бы он ни был, только бы он был один. А может, ей повезет, и она улизнет с аппаратом из-под самого носа Корасона и ближайшим рейсом вернется домой.
Когда Руби вошла в спальню президента, он не счел нужным с ней поздороваться. Одежды на Корасоне не было - только пояс с пистолетом. Рядом с кроватью стоял накрытый бархатом ящик.
Президент предупредил ее, что сегодня он может быть не на высоте. У него серьезные проблемы: в международном конфликте поддержал не ту сторону, какую надо.
Прекрасной леди придется смириться с тем, что ей достанется только второй величайший любовник мира, ведь именно таков он, когда не бывает первым. А первый он всегда, когда его не удручает международное положение.
- Конечно. О чем речь? Приступай. И кончим побыстрее, - сказала Руби.
- Я уже кончил, - объявил Корасон, надевая сапоги для верховой езды.
- Это было чудесно, - обрадованно произнесла Руби. - Ты действительно величайший любовник мира. Ты - моя любовь. Вот это, я понимаю, класс. Таких днем с огнем не сыщешь.
- Ты, правда, так думаешь? - спросил Корасон.
- Клянусь, - ответила Руби, подумав про себя, что после него даже мыться не надо.
- Тебе понравилась наша гостиница? - поинтересовался Корасон.
- Нет, - призналась Руби. - Но ничего - сойдет.
- А ты познакомилась там с кем-нибудь? Может, с желтолицым стариком?
Руби покачала головой.
- Или с белым, который необычно ведет себя?
Руби вновь покачала головой. Она заметила, что президент все время держится рядом с накрытым бархатом ящиком, похожим на старомодный столик под телевизор. Под загнувшимся краем синей бархатной накидки Руби разглядела несколько циферблатов. Корасон решительно встал между ней и ящиком, и тогда Руби окончательно убедилась, что под бархатом скрывается то секретное оружие, которое ей нужно похитить.
- Дорогуша, ты хотела бы разбогатеть? - задал вопрос Корасон.
- Нет. - Руби покачала головой. Такое начало показалось ей дурным предзнаменованием, хуже стаи ворон, кружащейся над камерой пыток. - С самого детства я думала, что от больших денег одни неприятности. И зачем мне вообще нужны деньги? Ведь у меня есть такой большой и красивый мужчина, как Генералиссимус.
И Руби улыбнулась. Она знала, что ее улыбка покоряет мужчин, но на этого она не подействовала.
- Если ты мне сейчас не поможешь, то я и знать тебя не хочу, - заявил Корасон.
- Да я в лепешку ради тебя расшибусь.
Руби застегнула пояс и послала диктатору воздушный поцелуй.
- Дело несложное. Найди желтолицего старика и белого мужчину и подбрось им в питье таблетки, которые я тебе дам. А потом возвращайся к своему любимому. То есть ко мне. Ну как? По-моему, прекрасный план.
Но Руби Джексон Гонсалес отрицательно покачала головой.
Корасон пожал плечами.
- Тогда я обвиняю тебя в измене и обвинение считаю доказанным. Все! Отправляйся в тюрьму.
После такого скоропалительного судебного процесса Руби препроводили в тюрьму, находившуюся в семнадцати милях от столицы, если ехать по главному шоссе Бакьи.
Корасон сознавал, что с этими двумя американцами надо срочно что-то сделать. Он разорвал дипломатические отношения с Соединенными Штатами, положившись на русских, а те теперь заявляли, что потеряли сорок пять своих граждан ради защиты интересов Бакьи.
Сорок пять русских не смогли справиться с двумя американцами.
А теперь еще эта американка отказалась и куда-то запропастились генералы и министры, видимо опасавшиеся, что их заставят сражаться с двумя демонами, засевшими в гостинице.
Только майор Эстрада все время крутился рядом, но его-то Корасон как раз и не хотел трогать. Во-первых, у того не хватит смекалки сделать все как следует, а во-вторых, Корасону совсем не улыбалось лишиться единственного человека, который не пристрелит его при первом удобном случае.
Корасон было подумал отправиться в горы, разыскать там святого человека и сдаться на его милость. Может, тогда не сбудется пророчество Хуаниты? И американцы не вступят в союз с этим человеком и не свергнут Корасона?
Нет, невозможно. Этот шаг пошатнет его влияние, и уже к утру его убьют. Стоит диктатору показать свою слабость - с том покончено.
Оставался только один выход, опять подружиться с американцами. Но тогда неминуемо все международные организации запоют свою песню о нарушении прав человека, - так они поступают со всеми странами союзниками США. У трех его посольств - в Париже, Вашингтоне и Тихуане - появятся пикеты, и вообще начнется тот базар, который всегда в таких случаях устраивают прихлебатели Москвы.
Плевать. Нужно выиграть время. Наладить отношения с Америкой, и тогда, возможно, ЦРУ попридержит двух своих агентов. А освободившееся время Корасон с толком потратит на поход в горы, где постарается покончить со святым человеком. Если тот умрет, пророчество Хуаниты не сможет сбыться.
Корасон вздохнут. Так он и сделает.
И еще раз вздохнул. Нелегкое это дело - управлять страной.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Когда государственному секретарю положили на стол тонкий голубоватый листок, сложенный вдвое, - телеграмму с пометкой: "Совершенно секретно, просьба не совать нос кому не положено", - он сразу понял, что это депеша из Бакьи.
Телеграмму подписал сам Генералиссимус Корасон, и она была исключительно короткой:
"Начнем отношения по новой, о'кей?"
Государственный секретарь в этот момент жевал для улучшения пищеварения "Миланту", и она запузырилась у него на губах, словно яд из фильма ужасов. Полного курса наук, который он прошел в Школе международных отношений имени Вудро Вильсона, было явно недостаточно, чтобы хладнокровно снести эту депешу. Почему там не предупреждали о существовании таких типов, как Корасон, или таких государств, как Бакья?
Прошло всего два дня, как правительство Бакьи разорвало все отношения с Америкой, заявив: "Кончаем любовь!" Не объясняя причин. А теперь вдруг вновь предлагают установить дипломатические отношения, прислав эту телеграмму, составленную, похоже, ребенком-дебилом. И еще это "О'кей"!
К сожалению, Бакья - не исключение, такое творится повсюду. О международных отношениях легко читать лекции. А на практике все обстоит гораздо хуже, тщательно разработанные теории и планы нарушаются людьми, с которыми вы вынуждены иметь дело, людьми, у которых политика определяется тем, что они съели на завтрак.
Так Соединенные Штаты утратили влияние на Среднем Востоке, и каждый раз, когда казалось, что они вот-вот вернут его, какой-нибудь маньяк в полосатой наволочке на голове угрожал пристрелить кого-нибудь, и все усилия шли прахом. Кроме того, Соединенные Штаты поддержали революционно настроенный сброд в Южной Африке и Родезии, а когда правительства этих стран пошли на уступки, революционеры решительно отвергли мысль о примирении. Китай, похоже, вынашивал идею очередной изоляции, и было неизвестно, с кем следует вести переговоры, чтобы предотвратить такой поворот событий.
А природные ресурсы... Почему в тех районах, где много нефти, золота, алмазов, хрома, битума, а теперь еще и мунга, живут и размножаются исключительно отбросы цивилизации?
Государственный секретарь вновь вздохнул. Иногда ему хотелось, чтобы президент не переизбирался на второй срок, - тогда он мог бы вернуться к преподаванию, к своим лекциям. В лекциях царил порядок, в них было начало, середина и конец. А международная политика - одна сплошная середина, без начала и конца!
Он попросил своего секретаря связаться по телефону с Генералиссимусом Корасоном. Раз уж этот мунг так важен, он поздравит президента с возвращением в семью американских народов, если, конечно, тот знает, что это такое. Через три минуты секретарь перезвонила ему.
- Президент не отвечает.
- Что вы хотите этим сказать?
- Простите, сэр. Он не снимает трубку.
- Тогда соедините меня с вице-президентом, если у них есть такой... или с министром юстиции... или с этим малохольным майором, которому доверяет Корасон. Его, кажется, зовут Эстрада. Соедините меня с ним.
- Он тоже не отвечает.
- То есть как?
- Я и ему звонила. Он не снимает трубку.
- Но хоть с кем-нибудь можно поговорить?
- В том-то и дело, сэр, что нет. Это я и пытаюсь вам объяснить. Телефонистка на линии...
- Где?
- В Бакье.
- Понимаю, что в Бакье. Но где именно?
- Не знаю, господин государственный секретарь. У них в стране только одна телефонистка.
- Ну и что она говорит?
- Говорит, что правительство в полном составе взяло выходной. Просила звонить завтра.
- Все правительство? Выходной?
- Да, сэр.
"Миланта" с шумом лопнула на губах государственного секретаря.
- Хорошо, - устало проговорил он.
- Хотите, чтобы завтра я вновь попыталась вызвать Бакью? - спросила женщина.
- Я скажу вам. Может, к тому времени они снова не захотят "крутить с нами любовь".
- Что? Не поняла.
- Не важно.
Итак, госсекретарь, не получив никаких объяснений столь внезапной перемены политики Бакьи, позвонил президенту Соединенных Штатов, чтобы уведомить его, что отношения с островом возобновлены. И - как сказал Корасон - все о'кей.
- Как вы полагаете, почему они на это пошли? - спросил его президент.
- Откровенно говоря, сэр, теряюсь в догадках. Не могу найти объяснения. Может, ЦРУ постаралось?
К счастью, шеф ЦРУ как раз находился в Белом доме - собирался подписывать новый договор страхования. От страховых полисов организаций типа "Голубой крест" или "Синий щит" он отличался тем, что страховку по нему платили не в случае болезни, а как компенсацию "засветившимся" и привлеченным к суду государственным чиновникам. Все служащие Белого дома и ЦРУ приобрели такую страховку.
Президент пригласил к себе главу ЦРУ.
- Бакья вновь вступает с нами в дипломатические отношения.
Тот изо всех сил старался не выдать своего удивления. Неужели это дело рук Руби Гонзалес? Но ведь ее упекли в тюрьму. Об этом шеф ЦРУ знал от дружески настроенного к Америке посла одной иностранной державы.
- Мы бросили туда свои лучшие силы. Рад, что успех пришел так скоро.
Говоря это, шеф ЦРУ прокручивал в голове разные варианты. Может, все-таки в самом деле Руби Гонзалес? С тех пор как она покинула Штаты, на Бакье убиты по меньшей мере пятьдесят иностранных агентов. Пожалуй, стоит почаще привлекать к работе представителей национальных меньшинств.
- По моим сведениям, у вас там мало людей, - сказал президент.
- Все вышло иначе, - попытался выкрутиться шеф ЦРУ. - Мы послали туда женщину - одного из наших "цветных" агентов. Там находится некто на фамилии Гонзалес. В результате все сработало как нельзя лучше. У входа во французский ресторан трупы чужих агентов складывают штабелями.
- Вы получили донесения от ваших людей?
- Еще нет.
- Где они теперь?
- Точно не скажу.
- Что они сделали за время пребывания в Бакье?
- Конкретно ответить не могу, - признался шеф ЦРУ полным отчаяния голосом.
- Значит, вы знаете не больше меня? - спросил в лоб президент.
- По правде сказать, сэр, я действительно затрудняюсь объяснить, почему Корасон возобновил с нами дипломатические отношения.
- Не тревожьтесь попусту. Я могу объяснить!
Отпустив главу ЦРУ, президент поднялся в свою спальню, где в ящике бюро его ждал красный телефон. Подняв трубку, он услышал знакомый голос доктора Харолда В.Смита:
- Слушаю вас, сэр.
- Примите мои поздравления. Бакья просит возобновить прерванные дипломатические отношения.
- Знаю, - сказал Смит. - Меня уже проинформировали.
Президент немного помолчал. Государственный секретарь и он сам узнали эту новость только пятнадцать минут назад. Когда же успел получить известия Смит? Неужели у него есть источники информации в Белом доме и Госдепартаменте? Однако президент не стал задавать лишних вопросов. Ему не хотелось знать слишком много о работе Смита.
- А вы-то знаете, как все это устроилось? - сухо спросил президент.
- За последние сорок восемь часов погибли сорок восемь иностранных агентов, - ответил Смит. - Полагаю, к этому приложили руку мои люди. А у ЦРУ на Бакье кто-нибудь есть?
- С большой неохотой, но они все же послали кого-то, - сказал президент.
- Мне сообщили, что один из их агентов - в тюрьме, - сообщил Смит.
- Так вытащите его оттуда. Но, главное, раздобудьте поскорее оружие Корасона.
- Агент ЦРУ - женщина, - поправил президента Смит.
- Ну, тогда вытащите ее. Но главное - аппарат. И еще, доктор, я хотел бы принести свои извинения за то, что хотел отозвать ваших людей. У них просто иная манера работать, и я к ней не привык.
- К ней никто не привык.
- Пусть они и дальше действуют в том же духе.
- Слушаюсь, сэр.
Так как правительство Бакьи устроило себе выходной, все три телефонные линии были свободны, и Смит беспрепятственно дозвонился до гостиничного номера Римо и Чиуна.
К телефону подошел Римо.
- Римо, говорит Смит. Как там обстоят?..
- Одну минуточку. Вы по делу?
- Естественно, по делу. Неужели я буду звонить в такую даль, чтобы просто почесать языком?
- Если по делу, передаю трубку тому, кто им занимается. Как вы, надеюсь, помните, я отошел от дел. - Римо крикнул в глубь комнаты: - Чиун, тебя Смит спрашивает!
- Я здесь нахожусь по приказу самого президента, - сказал Чиун. - С какой стати мне разговаривать со всякой мелкой сошкой?
Римо снова взял трубку.
- Он говорит, что его сюда послал президент, и он не понимает, к чему общаться с вами.
- Потому что я только что беседовал с президентом, - сказал Смит.
Римо вновь протянул трубку Чиуну.
- Он только что говорил с президентом.
Сидевший в позе лотоса Чиун легко, словно вспорхнув, поднялся на ноги.
- Сама по себе работенка неплохая, - сказал он, - только очень уж часто тревожат по пустякам.
- Придется пострадать. Настал твой час.
Взяв трубку, Чиун изобразил на лице широкую улыбку. Он подцепил эту улыбку в популярном женском журнале, где ее рекомендовали всем, кто хочет, разговаривая по телефону, "звучать" жизнерадостным и современным. Чиун не совсем понимал, что значит быть современным, но не сомневался, что жизнерадостным быть хорошо.
- Привет благородному императору Смиту. Низкий поклон ему от Мастера Синанджу. Да склонятся все перед силой и мудростью императора!..
- Хорошо, хорошо, - оборвал его Смит.
- Я еще не сказал самого главного, - продолжал Чиун. - Без этого нельзя продолжать. Все твари земные, птицы небесные и гады морские - да поклянутся все они господину в вечной верности.
- Чиун, скажите, что творится с Римо?
Чиун бросил взгляд на растянувшегося на постели Римо, прикидывая, не произошли ли с ним за последние несколько минут какие-нибудь важные изменения.
- Да ничего не творится, - пришел он к заключению. - Совсем ничего. Каким был, таким и остался. Ленивым, порочным, безответственным, ненадежным, лишенным чувства благодарности.
Признав себя в описании, Римо согласно махнул старику рукой.
- Трудное задание целиком переложил на меня, - продолжал Чиун. - Ему, конечно, обидно, что президент доверил мне такую важную миссию: заставить правительство Бакьи видеть в нашем правительстве лучшего друга.
- Вы неплохо поработали.
- Стараемся, - осторожно проговорил Чиун, не совсем понимая, о чем идет речь.
- Ясно, - сказал Смит. - Что вы уже успели сделать?
Глядя на Римо, Чиун выразительно покрутил у виска правым пальцем.
- Дали слегка почувствовать наше присутствие, - ответил Чиун. - Конечно, как слабый отблеск вашего величия, - быстро прибавил он. - Ведь настоящий император - вы.
- Однако самая ответственная часть задания еще не выполнена, - заметил Смит.
Чиун скорбно покачал головой. У всех императоров один и тот же недостаток: они никогда не удовлетворены полностью. Всегда им чего-нибудь не хватает.
- Мы готовы выполнить все ваши приказания, - бойко ответил Чиун.
- Это ты готов, - отозвался Римо. - Я с этим завязал.
- Что он там говорит? - спросил Смит.
- Да ничего. Ворчит что-то себе под нос. Разумно говорить еще не научился, вот и мелет языком - мешает нашей беседе.
- Ладно, - сказал Смит. - Ваш основной объект - по-прежнему оружие Корасона. Нужно захватить его раньше, чем это сделают другие.
- Пусть это вас не тревожит.
- В тюрьме томится американский агент.
- Хотите, чтобы мы его ликвидировали?
- Нет, нет. Это женщина. В тюрьму ее бросил Корасон. Ее надо освободить.
- Значит, убить этого негодяя? Чтобы неповадно было.
- Да не надо никого убивать! Просто освободите агента. Ее зовут Руби Гонзалес.
- И все?
- Да. Можете это сделать?
- Еще до захода солнца, - обещал Чиун.
- Спасибо.
- Это наш долг - нести с достоинством службу, император, - сказал на прощанье Чиун. А повесив трубку, признался Римо: - Не могу дождаться, когда мой президент решит наконец освободиться от Смита. Этот человек - маньяк.
- Твой президент? - переспросил Римо.
- У Дома Синанджу есть пословица: "Чей хлеб жую, того и песню пою". Да, мой президент.
- Чего Смиту от тебя надо?
- Да все этот аппарат. Похоже, все его хотят. Но, скажи честно, может ли в этой стране быть что-то стоящее, если у них даже номера приличного в гостинице нет?
- Однако ради этого аппарата тебя и послали сюда, - заметил Римо.
- А еще Смит хочет, чтобы я кого-то освободил из тюрьмы.
- И как ты собираешься это сделать? - поинтересовался Римо.
- В этой стране ничего толком нельзя сделать. Нет чистых полотенец, из кранов не течет вода, еда мерзкая. Пойду к президенту, к этому, как там его, Кортизону, и прямо скажу, что мне нужно.
- И ты полагаешь, он тебя послушает? Кстати, его зовут Корасон.
- Еще как послушает.
- И когда ты отправляешься к нему?
- Задачу надо решать сразу же, как только она поставлена - лучшего времени не подобрать. Поэтому я иду прямо сейчас, - сказал Чиун.
- Я с тобой, - заявил Римо. - Давно не смеялся.
Чиун подошел к голому, без всяких занавесок окну и, к удивлению Римо, стал махать рукой, делая кому-то загадочные знаки. Потом, удовлетворенно кивнув, отвернулся от окна.
- Что это с тобой?
- В доме напротив у окна президент Корасон. Торчит там целый день. Я предупредил его о своем визите.
- Неужели это и есть президент? Я думал, что это Любопытная Варвара.
- Нет, это Корасон.
- Он наверняка уже улепетывает во всю прыть.
- Меня он дождется, - сказал Чиун, направляясь к двери.
- Как зовут агента, которого тебе надо освободить? - спросил Римо.
- Да кто знает! Агент - женщина. Кажется, ее зовут Руби. Фамилию не разобрал. У вас, американцев, они все на один лад.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Оба тюремщика - и лейтенант, и сержант - решили поразвлечься с Руби Гонзалес. Руби была политической заключенной и, следовательно, врагом, к тому же она нанесла оскорбление священной особе президента - одно это позволяло делать с ней все что угодно. А поскольку девушка была хорошенькой, игра стоила свеч.
Однако ни одни из них не преуспел, потому что Руби по доброте душевной предупредила каждого о коварных планах сослуживца: сержант мечтал убрать с дороги лейтенанта, чтобы поскорей занять его место, а лейтенанту сержант тоже мешал: будь место свободно, шурин лейтенанта купил бы его себе.
Руби сидела прямо на полу. В камере стояло что-то вроде матраса на ножках, но Руби знала, что женщины, которые валяются днем на постели, напрашиваются на неприятности.
Она ждала, что рано или поздно сержант или лейтенант обязательно принесут ей оружие: ведь она пообещала каждому, что в обмен на освобождение уберет его врага и конкурента. По плану после этого Руби дадут убежать, но чтобы больше никто о ней не слышал и чтобы на имя помогавшего ей охранника американское правительство перевело семьдесят три миллиона долларов в швейцарский банк.
Труднее всего было установить сумму, которую Соединенные Штаты должны будут уплатить за ее побег. Руби прикинула, что тысяч пять она могла бы вытянуть из ЦРУ. Но тысячи, она знала, не производили особого впечатления на жителей Бакьи. Они слишком мало отличались от сотен. Миллион - это уже было то, что надо, но столь круглая цифра отдавала фальшивкой. Поэтому Руби остановилась на семидесяти трех миллионах - такая цифра выглядела и солидно и правдоподобно, особенно если учесть, что большинство жителей Бакьи не умело считать до семидесяти трех.
Выгорит, подумала Руби. Внутренне она успокоилась, как только попала в тюрьму и увидела первого тюремщика. Ясно - за трехфунтовую банку кофе без кофеина здесь можно купить всех чиновников, находящихся на государственной службе.
Теперь ей оставалось только ждать, кто из двоих окажется большим дураком и принесет оружие.
Руби претило вынужденное безделье. Сидя на полу, она предавалась размышлениям, как расширить свое дело. Достать деньги не представляло труда. С этой проблемой она справилась еще два года назад.
Тогда, решив открыть собственное дело, она отправилась в банк за ссудой, но там ее подняли на смех. Сама мысль о том, что женщина, всего двадцати одного года от роду, черная и не имеющая солидных родственников, рассчитывает получить ссуду, была, по меньшей мере, абсурдной - директор банка не бросал деньги на ветер.
Но его веселое настроение продержалось не более четырех часов. Затем перед банком замаячили первые пикетчики с плакатами, призывавшими чернокожих вкладчиков забрать свои деньги и поместить во вновь созданный банк, где учредитель - негр и где с ними будут обращаться, как с людьми, и окажут поддержку их бизнесу. На щитах, укрепленных у пикетчиков на груди и спине, был указан телефонный номер, по которому можно получить всю необходимую информацию. Директор банка позвонил по этому номеру.
Трубку сняла Руби.
На следующий день она получила ссуду.
Руби погасила долг за два года вместо оговоренных пяти и приобрела репутацию солидного клиента. На пыльном бетонном полу камеры она чертила цифры. На расширение системы закупок ей потребуется двадцать тысяч долларов - и тогда она не будет зависеть от моряков, привозивших ей волосы контрабандой. Особых трудностей она не предвидела.

На вид они были неказисты. У тощего американца только широкие запястья заставляли подозревать кое-какую силу. Что касается азиата, то Корасон и раньше знал, что тот стар, но теперь увидел, что азиат старше, чем раньше езду представлялось. Перед ним стоял дряхлый старик, которого могли запросто свалить с ног и поколотить даже некоторые женщины из горных деревень.
Однако за последние два дня многое произошло. Погибли англичане, погибли русские. Следовало быть настороже.
- Жители Бакьи рады приветствовать вас на нашем прекрасном острове, - начал он. - Американцы - наши давние и любимые друзья.
Костлявой рукой, торчащей из рукава оранжевого кимоно, Чиун отмахнулся от традиционных любезностей.
Но Корасона это не смутило.
- Если вам что-нибудь нужно...
- Полотенца, - сказал Чиун. - Чистые полотенца. Чистые простыни. Что еще, Римо?
- Консервный нож неплохо бы, - прибавил Римо.
- Считайте, что все это у вас уже есть, - заверил Корасон, не понимая, почему надо делать проблему из таких мелочей. - Думаю, вам доставит удовольствие узнать, что мы возобновили дипломатические отношения с вашей страной.
Чиун повернулся к Римо:
- Это он о чем?
- Кто его знает, - меланхолично отозвался Римо.
- Он думает, что я американец? - спросил Чиун.
- Вероятно. Все вы, патриоты, на одно лицо, - сказал Римо.
- Генералиссимус Корасон говорит об узах, которые сильнее, чем узы крови, узах нерушимой дружбы и любви, традиционно связывающие народы Бакьи и Америки.
- Да хватит, - поморщился Чиун. - Это нас не волнует. Нам нужны чистые полотенца и простыни.
Какие странные пожелания, опять подумал Корасон, но вслух произнес:
- Хорошо. Что-нибудь еще?
- Пока все, - ответил Чиун.
Римо дернул его за рукав кимоно.
- Чиун, ты забыл о женщине. Той, которую вроде бы зовут Руби.
- А, вот еще что, - добавил Чиун, обращаясь к Корасону. - У вас в тюрьме томится женщина.
- Бывает и так. Томятся иногда, - подтвердил Корасон.
- Американская женщина по имени Руби. Ее нужно освободить.
- Будет сделано. Еще что-нибудь?
- Римо, что еще?
- Аппарат, Чиун, - напомнил Римо.
- Да, - сказал Чиун. - Еще нам нужен ваш аппарат. Президент сказал, что это очень важно.
- Чудесно.
Корасон так и сиял. Волшебное оружие, по его словам, хранилось в тюрьме под надежной охраной. Он хочет продемонстрировать Америке добрую волю, честность и лояльность и потому сам лично встретится с Чиуном и Римо в тюрьме, освободит женщину и отдаст аппарат. Тот ему порядком надоел. Корасон, обращаясь к своему помощнику, отдал приказ:
- Автомобиль для наших замечательных американских гостей, и побыстрее, а то тебя мигом посадят голым задом на раскаленную сковородку, слышишь, парень?.. Автомобиль скоро будет стоять перед дворцом, - пообещал Корасон, когда за помощником закрылась дверь, и хитро посмотрел на американцев. - Вы мне пришлись по душе.
- Это не возбраняется, - сказал Чиун, а Римо только фыркнул.
- Вы - ребята что надо, - продолжая Корасон. - Русских разделали под орех, да и вообще. Ничего подобного я раньше не видел.
Чиун важно кивнул.
- Теперь, когда у нас с Соединенными Штатами снова дружба, я хочу попросить вашего президента, чтобы он оставил вас здесь. Вы будете учить моих людей и воспитаете из них самых лучших борцов с коммунистической заразой во всем Карибском бассейне, так что ни один из этих врагов человеческого разума никогда не посмеет ступить на свободную землю Бакья.
- Мы работаем только на президента Соединенных Штатов, - твердо заявил Чиун. - Разве что... - Чиун указал на Римо. - Он выполняет приказания людей рангом пониже, но я работаю только на президента, а всем известно, что мы, представители Дома Синанджу, верность слову ценим выше богатства. Поэтому мы вынуждены отказаться от вашего предложения.
Корасон кивнул с кислым видом. Он уже когда-то слышал о верности, честности и нравственности.
Римо склонился к Чиуну.
- С каких это пор, папочка? С каких это пор ты заделался верным слугой Соединенных Штатов? И стал отказываться от побочных заработков?
- Тсс, - прошептал Чиун. - Это я для красного словца. На него нет смысла работать. Он все равно не заплатит. Ручаюсь тебе. Ты только взгляни на его мебель!
В комнату вошел помощник со словами:
- Автомобиль подан, Генералиссимус.
Корасон поднялся со своего позолоченного кресла-трона.
- Поезжайте вперед. Шофер знает дорогу. Я тоже приеду туда, чтобы убедиться, что Руби свободна, а аппарат - у вас, раз уж он вам так нужен. Ведь моя единственная цель - дружеские отношения между нашими странами.
Чиун молча повернулся и пошел к двери, шепнув Римо:
- Не верю я ему.
- Я тоже, - сказал Римо. - Я много раз слышал такие признания в любви к Америке.
- Думаю, чистых полотенец нам не видать как своих ушей, - посетовал Чиун.
Корасон остался стоять у окна, глядя в щелку между рамой и шторой. Увидев, что автомобиль с Римо и Чиуном отъехал, он крикнул помощнику, чтобы срочно подготовили и поставили во внутреннем дворике его вертолет. Затем выкатил из-за занавески аппарат и поволок его к лифту, чтобы доставить к вертолету.
Спустя полчаса автомобиль с Римо и Чиуном затормозил у открытых ворот тюрьмы. Корасон уже ждал их, стоя у вертолета.
- Аппарат сейчас доставят, - сказал президент, - А заключенная там. - Он указал на дверь в центральном дворике в форме латинской буквы "U". - Вот ключ от камеры.
Римо взял ключ.
- Пойду выпущу ее, - бросил он Чиуну.
- Я с тобой. По неведомой причине судьба этой Руби небезразлична моему хозяину, поэтому нужно проследить, чтобы все прошло гладко. Пусть знают: если даешь поручение человеку компетентному, который разбирается в своем деле, то тратишь деньги не зря. С Синанджу дело обстоит именно так.
- И с "Дженерал Моторс" тоже, - раздраженно проговорил Римо. - Пошли, если хочешь.
Пройдя через деревянную дверь, они оказались в темном сыром коридоре. Ступеньки вели вниз. В конце лестничного пролета они увидели нужную камеру с решетчатым окошечком на уровне глаз.
- Я подожду тебя здесь, - заявил Чиун.
- Неужели ты доверяешь мне настолько, что даешь одному пройти несколько ступеней? - иронически поинтересовался Римо.
- Рискну, - ответил Чиун.
А в камере Руби Джексон Гонзалес сунула за пояс пистолет, который ей дал сержант. Услышав шаги на лестнице, она решила, что это лейтенант идет к ней позабавиться.
Она сама научила сержанта, что тому делать.
- Пожалуйся лейтенанту, что не можешь ничего от меня добиться, - посоветовала Руби. - Скажи, что я схожу по нему с ума.
- Да не поверит он, - засмеялся сержант. - Уродливее лейтенанта нет никого в округе. Такого просто не может быть, чтобы из нас двоих ты выбрала его.
- Поверит, - сказала Руби и быстро царапнула своим острым ноготком по щеке сержанта.
Царапина тут же налилась кровью, и алая капля покатилась вниз.
Сержант ухватился рукой за щеку. Увидев, что щека окровавлена, он бросил на Руби гневный взгляд.
- Сучка!
Он уже шагнул вперед, но его остановила широкая белозубая улыбка, которая сказала ему, что девушка знает, что делает.
- Не горячись, дружок, - успокоила сержанта Руби. - Теперь-то уж он непременно поверит: доказательство вот оно - на твоей физиономии. А после того, как с ним будет покончено, ты станешь лейтенантом. Новые погоны, новое жалованье, ты будешь неотразим. Женщины будут виснуть на тебе, да еще не забудь про семьдесят три миллиона. Все красотки будут твои.
Ее улыбка не оставила сержанта равнодушным.
- И ты? - спросил он.
- Я в первую очередь. Но знай: увижу, что путаешься с другой, - голову оторву.
Улыбка смягчала угрозу Руби, и стражник заулыбался в ответ.
- Верю, чтоб мне провалиться, верю, что так и сделаешь.
- И правильно. Тебя надо держать в руках - каждая рада получить такого красавца. - Приблизившись, она провела своим носовым платком по его липу. Размазанная кровь быстро высохла. - Ну вот. Иди, он ничего не заподозрит.
Сержант кивнул и вышел. И вот теперь Руби слышала шаги: кто-то спускался по стертым каменным ступеням. По времени это мог быть лейтенант, но шаги были не те. Лейтенант носил тяжелые ботинки и громыхал ими, пугая всех вокруг. Этот же человек ступал мягко, как кошка.
Наверно, лейтенант уже снял ботинки, чтобы побыстрей забраться в постель, с отвращением подумала Руби.
- Вот сукин сын!
Ключ повернулся в замке, тяжелая дверь медленно распахнулась. Руби, стоя за дверью, держала руку на рукоятке револьвера, спрятанного под длинной белой рубашкой мужского покроя.
Скрипнув, дверь открылась окончательно. Руби услышала голос - говорил явно американец.
- Руби!
Нет, это не лейтенант.
Руби, отпустив рукоятку револьвера, вышла из-за двери и встретилась глазами с Римо.
- Кто ты такой?
- Я пришел освободить тебя.
- Ты из ЦРУ?
- Можно и так сказать.
- Тогда лучше вали отсюда. С тобой хлопот не оберешься, - заявила Руби.
- Что-то не пойму, куда я попал? Я-то по простоте душевной полагал, что нахожусь в тюрьме, где томится узница, которую нужно освободить.
- Если ты из ЦРУ, то обязательно заваришь такую кашу, что нас обоих прикончат. В себе я уверена - выкручусь обязательно. А если свяжусь с тобой; то не сомневаюсь - нас пристрелят уже через несколько метров.
Римо шагнул к девушке и ласково потрепал ее по подбородку.
- А ты не дурочка.
- А ты, по всему видать, простофиля. Как можно носить белые носки с черными туфлями?
- Не верю своим ушам, - сказал Римо. - Может, я ослышался? Я пришел, чтобы вызволить женщину из тюрьмы, а она устраивает мне скандал из-за цвета носков.
- Да тебе из ванны с теплой водой никого не вызволить, - презрительно фыркнула Руби. - Мужчина, который не умеет одеваться, ни на что не годен.
- Да пропади ты пропадом. Оставайся здесь. Уедем в джипе одни.
Руби покачала головой.
- Я, конечно, могу поехать с вами, надо только быть уверенной, что все будет хорошо. Ты давно не был в Ньюарке?
- В Ньюарке? - удивленно переспросил Римо.
- Да. Ты что, глуховат или туго соображаешь? Ньюарк. Города Нью-Джерси. Давно ты оттуда уехал?
- А откуда ты знаешь, что я там жил?
- Все знают тамошний выговор - каждый имеет там родственников.
- Самые дорогие учителя помогали мне избавиться от этого выговора, - сказав Римо.
- Тебя надули, дружок. Требуй деньги обратно.
- За меня платило правительство.
- Тогда нет ничего удивительного, - заметила Руби. - Правительство всегда накалывают.
Она шла за Римо след в след по каменным ступеням. Сверху, стоя у закрытой двери, ведущей во двор, на них смотрел Чиун.
- Если тебя так потрясла моя одежда, - сказал Римо, - то что ты скажешь об этой? Чиун, ты, кажется, нашел себе пару. Это и есть Руби.
Чиун бросил пренебрежительный взгляд на молодую женщину.
Руби низко поклонилась ему.
- Она хоть знает, как надо приветствовать порядочных людей, - сказал Чиун.
- Ваш наряд великолепен! - восхищенно произнесла Руби. - Сколько вы заплатили за него?
- Это точная копия, сделанная для меня взамен древнего костюма, который, к несчастью, был попорчен прачкой-неумехой, - ответил Чиун.
- Вижу, шили в Америке, Так сколько он вам стоил?
- Римо, - попросил Чиун, - назови сумму.
- Думаю, двести долларов.
- Вас обманули, - сказала Руби. - Такую одежду делают в местечке Валдоста, штат Джорджия. Владелец ателье мне знаком. У него она стоит сорок долларов. Учитывая все накрутки, больше чем сто шестьдесят долларов этот костюм не стоит.
- Куда ты только смотришь, Римо? Нас, оказывается, снова провели, - возмутился Чиун.
- Да какое тебе дело? Платил-то не ты.
Руби знаком привлекла внимание Чиуна.
- Послушайте, - сказала она. - Когда вам понадобится новая одежда, обратитесь ко мне. Я достану вам отличные шмотки и по приемлемой цене. А этого недотепу больше не слушайте. Он носит белые носки. - И, склонившись к Чиуну, шепнула: - Думаю, он крепко нагрел на вас руки. Поосторожнее с ним.
Чиун согласно кивнул.
- Совершенно справедливо. Любовь и забота часто приносят нам обман и разочарование.
- Давайте-ка лучше выбираться отсюда, - пробурчал Римо, не скрывая отвращения к их диалогу, и двинулся к двери за Чиуном.
- Подождите, подождите, подождите, подождите! - затрещала Руби так быстро, что все слова слились у нее в одно. - Кто-нибудь знает, что вы здесь?
- Все знают. Часовой. Охрана. И сам президент, - перечислил Римо. - Он тоже приехал, чтобы освободить тебя.
- Эта обезьяна в орденах?
- Да. Генералиссимус Корасон.
- И вы думаете, что за этой дверью нас не встретят пулями? - спросила Руби.
- Зачем это ему?
- Он негодяи и способен на любую подлость. Давайте лучше поднимемся наверх и выберемся через крышу.
- Мы выйдем через дверь, - упрямо заявил Римо.
Чиун положил руку ему на плечо.
- Послушай, Римо, - сказал он. - То, что она предлагает, весьма разумно.
- Она купила тебя тем, что пообещала одежду по сходной цене, - обиженно произнес Римо.
- Сматываемся, - поторопила Руби. - Ты выходи, если хочешь, через дверь. А мы со старым джентльменом полезем наверх. Твой труп вышлем по почте куда надо - только оставь адрес.
Она взяла Чиуна за локоть.
- Пошли.
Чиун покорно зашагал по каменным ступеням. Римо посмотрел им вслед, глянул на дверь, возмущенно покачал головой и тоже пошел наверх. Он обогнал их и встал поперек дороги.
- Рада, что ты передумал, - сказала Руби.
- Тебе стоит передвинуть на середину пояса пистолет 38-го, - посоветовал девушке Римо.
У Руби похолодела спина. Оружие действительно было у нее слева за поясом, под длинной рубахой.
- Как ты узнал про пистолет? - спросила она у Римо. - Как? Скажи, как он узнал? - пристала Руби к Чиуну. Она почти визжала.
Ответа не было.
- Он, наверное, приоткрылся на секунду, а ты увидел, - предположила Руби. Слова ее звучали осуждением, словно Римо совершил страшное злодеяние.
- Ничего я не видел, - отрезал Римо.
- Он, действительно, ничего не видел, - подтвердил и Чиун. - Он и глаз-то толком не раскрывает, как ему увидеть!
- Но как же тогда? - настаивала Руби все тем же визгливым голосом. - Как он догадался, какого калибра пистолет?
Ей нужно было выяснить это во что бы то ни стало. Она прекрасно понимала, как важно знать, вооружен ли человек. Выяснив, она овладеет этим методом, запатентует его, если тут требуется какой-нибудь прибор, и начнет продавать владельцам магазинов по всей Америке. Они дорого заплатят за то, чтобы знать, есть ли у входящего в магазин покупателя оружие.
- Как ты узнал, скажешь ты, наконец? - надрывалась Руби.
Она хорошо знала, что далеко не каждый может перенести этот ее пронзительный визг. Так юные болельщики реагируют на счет 48:0 не в пользу своей школьной команды после первого тайма.
- Все скажу, только не ори, - остановил ее Римо. Он по-прежнему шел впереди. - Ты держишь оружие у левого бедра. Это несколько нарушает равновесие при ходьбе. Я заметил, что на левую ногу ты ступаешь тяжелее, а степень искажения походки говорит о весе оружия. Твое тянуло на 38-й калибр.
- Он действительно умеет вот так определить тип оружия? - спросила Руби у Чиуна. - Глядя на него, никогда не скажешь.
- Да, умеет, - признался Чиун. - Но работает он грязно, ох, грязно!..
- Что? - не поняла Руби.
- Не сказать, что в пистолете только три патрона! Позор! Вели бы голова у него работала лучше, он не мог бы не заметить этого.
- Значит, это правда? Неужели? - не унималась Руби.
- Да, - ответил Чиун.
- Замолчишь ты наконец? - не выдержал Римо. - В ушах звенит.
- Как ты этому научился? - продолжала Руби.
- Он научил меня, - кивнул Римо в сторону Чиуна.
- Да, я, - признался Чиун. - Учился он из рук вон плохо. Но лучше треснувший кувшин, чем вообще никакого.
- Я тоже должна научиться, - заявила Руби.
В голове у нее заработал калькулятор. Полмиллиона торговцев по тысяче долларов с каждого. Нет, лучше сбавить цену. Пятьсот долларов. Значит, двести пятьдесят миллионов долларов. Продажа прав за рубеж. Во все страны мира. А армия!
- Предлагаю двадцать процентов от любой сделки, - тихо, чтобы не услышал Римо, шепнула Руби Чиуну.
- Сорок, - моментально отреагировал Чиун, не имея представления, о чем идет речь.
- Тридцать, - увеличила процент Руби. - И ни цента больше. Только позаботьтесь об этом лопухе. - И она указала на Римо.
- Идет, - согласился Чиун, который, если бы знал, что имеет в виду Руби, не возражал бы и против двадцати. Старик остался при убеждении, что заключил отличную сделку: ведь он и без того заботился о Римо.
- Порядок, - сказала довольная Руби. Она в случае чего согласилась бы и на сорок процентов. - Но, учтите, назад пути нет - у нас железный договор.
Римо толкнул дверь, которая вела на крышу. С плоского двухэтажного здания открывался вид на внутренний двор. Перегнувшись через парапет, они увидели внизу у вертолета Генералиссимуса Корасона и металлический ящик на колесах перед ним. Присев на корточки, Корасон заглянул в глазок, служивший прицелом, явно направляя оружие на дверь.
- Ну где же они? - недовольно буркнул Корасон, обращаясь к майору Эстраде, который стоял рядом и курил, привалившись к вертолету.
- Придут - никуда не денутся, - небрежно ответил тот, продолжая курить.
- Теперь убедился? - шепнула Руби. - Как ты мог поверить этому клоуну? Он обвел тебя вокруг пальца.
- Хорошо, хорошо, - сказал Римо.
Он выпрямился и зорко огляделся по сторонам. В двадцати ярдах, прямо на крыше, возвышалась сторожевая вышка; находившийся в ней охранник, стоя к ним спиной, обозревал окрестности.
- Подождите меня здесь, - бросил спутникам Римо. - Надо позаботиться о часовом.
Пригнувшись, он осторожно крался по крыше к вышке. Но тут охранник повернулся, разом увидев Руби, Чиуна и бросившегося к нему Римо. Вскинув винтовку, он прицелился в Римо и...
Ба-бах! Пуля 38-го калибра вошла часовому точно между глаз.
- Не надо бы этого делать, - пожурил девушку Чиун. - Он не повредил бы Римо.
- При чем здесь Римо? - удивилась Руби. - Он мог бы повредить мне. Если бы у него мозгов было побольше. Главная добыча для них - я. - Она улыбнулась неожиданно пришедшей мысли. - А случись что со мной, плакали бы твои двадцать процентов.
- Сорок, - поправил ее Чиун.
- Тридцать, - подытожила Руби. - Только следи за этим простофилей.
Римо повернулся к ним с недовольным лицом. Часовой, перевалившись через низкие поручни, полетел вниз, тяжело рухнув на крышу. Выпавшая из его рук винтовка, громыхнув по железу, подпрыгнула.
Римо побежал назад.
- Надо поскорее сматываться!
Корасон видел их снизу - темные силуэты на фоне почти белого неба Бакьи.
Вцепившись в аппарат, он подкатил его ближе и, уже не таясь, нажал нужную кнопку. Аппарат глухо заурчал и издал громкий треск.
Корасон промахнулся. Пучок зеленых лучей проплыл над крышей, никого не задев. Ударившись в дверь, ведущую на лестницу, он дернулся и слегка зацепил троих американцев призрачным сиянием.
Римо еле вымолвил:
- Нам бы лучше...
Он хотел прибавить "поторопиться", но язык не повиновался ему. С удивлением, безмолвно молящим о помощи выражением глянул он на Чиуна, но глаза старого учителя закатились, ноги задрожали и согнулись в коленях, и он медленно опустился на крышу. Римо замертво свалился на него.
У Руби не было времени предаваться размышлениям, почему она уцелела, а Римо и Чиун пострадали. Будет время - подумаем позже. Сначала - вещи поважнее. Самые главные. Добравшись до края крыши, она приготовилась совершить головокружительный прыжок со второго этажа и бежать сломя голову. Но в последнюю минуту обернулась. Римо и Чиун лежали, напоминая кипу подготовленного для стирки неразобранного белья - Римо представлял здесь хлопок, а Чиун - шитую шелком парчу.
Она снова приготовилась к прыжку и снова обернулась.
С тяжелым вздохом отошла от края и, прихватив винтовку охранника, подбежала к Римо и Чиуну.
- Вот, черт! Так я и знала, что этот лопух все испортит.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Корасону снизу не было видно, задели ли Римо и Чиуна первые лучи. Поэтому он продолжал поливать потоком зеленого света крышу, но из-за того, что они лежали, лучи проходили над ними, не причиняя дальнейшего вреда.
Но Руби Гонзалес не желала рисковать.
Чтобы лучше прицелиться, она легла на крышу и выстрелила в аппарат Корасона. Пуля, не попав в цель, только сняла металлическую стружку с угла ящика.
- Черт бы побрал эту пушку! - сплюнула девушка. - Если у охраны - такое оружие, то чего же ждать от этой страны!
Она стала было прилаживать к плечу винтовку часового, но Корасон и Эстрада уже втащили аппарат - от греха подальше - обратно в вертолет.
- А ну выходите, болваны несчастные! - заорал Корасон на солдат и охранников, испуганно прятавшихся под навесом. - Мигом - наверх. Хватайте их!
Сам Корасон укрылся за вертолетом. Пуля, посланная Руби, застряла в обшивке.
Руби повернулась к Римо и Чиуну.
- Ну, вы, вставайте же! Поднимайтесь! - молила она. - Надо идти. Пошевеливайтесь!
Но те лежали без движения.
Руби дала еще два выстрела по солдатам, карабкавшимся по лестнице на крышу дома напротив. Положение становилось отчаянным.
Римо и Чиун не двигались, а Руби было опасно задерживаться здесь дольше. Большой урон врагу она этим никчемным оружием нанести не могла и к тому же, продолжая стрелять, вызывала на себя огонь. Был риск, что шальная пуля прикончит Римо или Чиуна, лежавших без сознания.
Солдаты уже забрались на противоположную крышу и открыли стрельбу.
- Только передохнем все, и никто никого не спасет, - сказала Руби самой себе. Склонившись над Чиуном, она прошептала старику в ухо, надеясь, что тот слышит ее: - Я вернусь за вами. Слышите, вернусь.
Откатившись подальше от Римо и Чиуна, чтобы их не задели направленные в нее пули, Руби выстрелила еще пару раз. При каждом выстреле солдаты низко пригибались.
Руби продвигалась к стене, что выходила на пустошь, окружавшую тюрьму. Остановившись на краю крыши, она выстрелила еще два раза и закричала во всю глотку:
- Кончайте стрелять! Мы сдаемся!
И не успели еще солдаты поднять головы, как Руби прыгнула с шестиметровой высоты вниз.
Не видевшие ее прыжка солдаты ждали капитуляции.
Тишину разорвал гневный рев Корасона:
- Они ведь сдаются, идиоты! Лезьте на крышу и арестуйте их!
Сам Генералиссимус из осторожности все же не выходил из-за вертолета.
Солдаты неохотно повиновались, опасаясь внезапного нападения.
Увидев, что стрельба действительно прекратилась, один смельчак, взобравшийся на крышу, выпрямился во весь рост. С ним ничего не случилось, и остальные распрямили спины и побежали по крыше. Там, на другом ее конце, солдаты нашли лежавших без сознания Чиуна и Римо. Руби нигде не было.
- Женщина скрылась! - крикнул сержант Корасону. А себя мысленно спросил: получит он теперь семьдесят три миллиона долларов или нет? С одной стороны, она улизнула, а с другой - без его помощи. - А двое мужчин тут!
- Давайте их сюда, - приказал Корасон. - А ее ищите повсюду.
Остановившись на краю крыши, солдаты вглядывались в раскинувшуюся за тюремной территорией равнину.
Равнина тянулась во все стороны на много миль - гладкая, как ладонь. Спрятаться женщине было абсолютно негде. Она была бы видна здесь как чернильное пятно на белом листе бумаги. Солдаты пристально всматривались в окрестности.
Руби Гонзалес исчезла.
Тела Римо и Чиуна солдаты свалили перед Корасоном прямо в грязь.
- Они мертвы? - поинтересовался Корасон.
Солдаты покачали головами.
Корасон разразился смехом.
- А еще говорили, что они сильнее меня! Ну, что скажешь теперь, кузина Хуанита? Вот они, валяются передо мной в грязи.
Правой ногой он пнул в бок Римо, а левой ткнул Чиуна в живот.
- Теперь ясно, кто сильней. - Корасон обвел взглядом солдат. - Кто могущественнее всех? - грозно спросил он.
- Наш президент, Генералиссимус Корасон! - хором прокричали солдаты.
- Правильно, - согласился он с явным удовольствием. - Я. Сильней меня нет никого.
Президент посмотрел себе под ноги - туда, где лежали без сознания Римо и Чиун.
- Что с ними делать, Генералиссимус? - спросил майор Эстрада.
- Посадить в клетки. И отвезти в мой дворец. Я хочу, чтобы их доставили в мой дворец, ясно?
Эстрада кивнул. Вызвав лейтенанта охраны, он приказал тому позаботиться обо всем.
Корасон шагнул к вертолету.
- Вы во дворец? - спросил Эстрада.
- Разумеется, - ответил Корасон. - Нужно разорвать отношения с Соединенными Штатами. - Поднимаясь в вертолет, он фыркнул: - Тоже мне сила! Сила - это я.
Он не обратил внимания, что поблизости, в горах, вновь застучали барабаны.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Шоссе, ведущее к столице, было все в колдобинах, и джип отчаянно трясло на ухабах. Хотя Бакья и поставляла на мировой рынок двадцать девять процентов всего битума - по этой причине весь остров был испещрен глубокими карьерами - никому в правительстве в голову не приводило привести в порядок собственные дороги.
В глубине джипа тряслись в клетках ( три фута - высота, два - длина и ширина ) неподвижные тела Римо и Чиуна Сопровождавшие их стражники обозревали проносившуюся за бортом автомобиля голую равнину - словно боясь нападения Руби Гонзалес.
А Руби, прицепившись снизу к автомобилю, мчалась вперед вместе с ними, сжимая подмышкой винтовку. Снизу ее больно били мелкие острые камешки, отскакивавшие от полотна дороги, сверху шел жар от разогретого глушителя, хотя она и старалась держаться от него подальше, чтобы не сгореть заживо. Она считала, что сможет продержаться минут сорок пять - не больше. Если за это время джип не доедет до города, ей не останется ничего другого, как, выскользнув из-под автомобиля, первым выстрелом продырявить шину и уложить всех солдат, прежде чем ее схватят. Рискованная акция, но другого выхода нет. Хотя лучше бы добраться благополучно до Сьюдад Нативидадо под машиной.
Спустя полчаса Руби поняла, что они въехали в столицу. Вскоре джип остановился. Окружившие автомобиль люди громко обсуждали на местном диалекте захват Чиуна и Римо.
Руби разжала руки и тихо опустилась прямо в дорожную пыль. Как только автомобиль отъехал, пропустив ее между колес, Руби встала, отряхнулась и шагнула в толпу.
- Только так можно отделаться от этих приставал солдат, - проговорила она, старательно подражая островному выговору, и, не дожидаясь ответа, пошла в направлении уличных лотков.
Она могла бы, конечно, вернуться в свой гостиничный номер, власти, скорее всего, не догадались устроить там засаду, но нельзя было рисковать.
Тем временем вертолет президента приземлился в дворцовом саду, а сам Корасон беседовал в приемной с Эстрадой.
- Аппарат справился с ними, - сказал президент.
- Но американцы остались живы, - уточнил майор Эстрада.
- Это потому, что я не направил луч прямо на них.
- Почему президент не обратил их в лужицы? Хотя бы потом - когда они валялись, как свиньи, у ваших ног?
- Да, мне ясно, почему я всегда буду президентом, а тебе им сроду не бывать, - сказал Корасон. - Неужели непонятно? Во-первых, я сохранил им жизнь, чтобы иметь заложников и держать в руках Америку. Может, мне захочется устроить над ними суд и потрепать нервы американцам, если они будут задаваться.
- Пока эти двое живы, неприятностей не оберешься. Вспомните, что говорила ваша кузина Хуанита.
- Она говорила, что беда придет ко мне от святого человека с гор. А с ним я управлюсь иначе.
- Как "иначе"?
- Надо выбраться в горы и совершить наконец то, что давно пора сделать. Надо покончить с этим стариком. Я, навечно избранный президент, стану и религиозным вождем моего народа.
- Такого не позволял себе ни один президент, - предупредил Эстрада.
- Ни один президент не был столь велик и славен как Генералиссимус Корасон, - скромно произнес диктатор.
- О'кей, - сказал Эстрада. - Что же делать мне?
- Сделай так, чтобы клетки с американцами выставили на обозрение в центре города. Поставь вокруг часовых. Сделай плакат, что так Бахья расправляется с нарушителями порядка. А потом оставь все другие дела, свяжись с Соединенными Штатами и объяви, что мы разрываем с ними всякие отношения.
- Опять? Я только вчера проделал это.
- А сегодня я на время снова с ними подружился.
- А зачем мы так поступаем, генерал?
- Генералиссимус, - поправил Корасон.
- Конечно же, Генералиссимус. Виноват. Так зачем же?
- Нам лучше иметь дело с русскими. Если мы порвем с Америкой, они немного повоют и успокоятся. А русские в таком случае пришлют наемного убийцу. Тут уж не до смеха. И вообще коммунистом быть хорошо. Никто не станет придираться, что у нас есть политические заключенные и что крестьяне голодают, и все прочее. Только союзники Америки должны заботиться о своем народе. Возьми хоть арабов. У них куча денег, а они ведь ни цента не дают в Организацию Объединенных Наций. Платят только Америка и союзники.
- Тонко придумано! - восхитился Эстрада. - Больше от меня ничего не требуется?
- Нет. Когда закончишь, подавай лимузин. Поедем в горы и разделаемся с этим старцем.
- Людям не понравится, если убьют их религиозного вождя.
- А люди ничего не узнают, - сказал Корасон. - Пусть это тебя не волнует. Пойду посплю, а когда проснусь - сразу отправимся. Как там насчет новых бабешек? Не появлялись?
- Пока не видел.
- Ну, ладно. Посплю один. Так поставь клетки на площади. И не забудь про охрану!

Руби Гонзалес обменяла брюки и рубашку, даже не без выгоды для себя, на муму - длинный бесформенный балахон с цветами на зеленом фоне - типичную женскую одежду этого региона. Однако ремень она предусмотрительно оставила себе.
Договорившись с торговкой об условиях, Руби укрылась за прилавком и накинула на себя платье, сняв под ним прежнюю одежду и застегнув ремень прямо на голом теле. Если ей удастся проникнуть в номер и выкрасть свой собственный пистолет, его будет удобно держать под ремнем.
Усевшись на грязный пол, она незаметно для других стала расчесывать пальцами свои густые кудрявые волосы, наследие африканских предков, старательно убирая их со лба. Ее стараниями волосы теперь стояли на голове дыбом, словно наэлектризованные.
Ловкими пальчиками она разделила их на отдельные пряди и стала плести косички, плотно прилегавшие к голове. Это занятие отняло у нее минут пять. Закончив, Руби встала на ноги и вручила торговке брюки и рубашку.
В бесформенном балахоне и с множеством косичек на голове Руби выглядела совсем как коренная жительница Бакьи. Если кто и заподозрит неладное, у Руби всегда была наготове обворожительная улыбка, открывающая ровные белые зубы, каких не было ни у кого на острове. Впрочем, поводов дня улыбок пока не предвидится.
Плетя косички, Руби напряженно думала. Белый простофиля и пожилой азиат явились в тюрьму, чтобы освободить ее. Из Штатов их прислать не могли - слишком недолго она находилась в заточении. Видимо, они уже находились на Бакье и получили задание тут. Но каким образом? Наиболее логичным представлялось использовать для этой цели телефон, но, зная работников ЦРУ и их идиотские методы, можно допустить, что они передали своим тайным агентам секретную информацию, например, с помощью самолета, начертившего в небе буквы.
Все-таки вероятнее всего - телефон. Стоит попробовать.
Все службы, имеющие отношение к телефону, контора, телефонная станция и тому подобное, то есть вся бестолковая Национальная телефонная связь Бакьи сконцентрировалась в одноэтажном здании из вулканического туфа, расположенном в дальнем конце главной улицы города. Обязанности директора, администратора, координатора и оператора также соединялись в одном лице, и единственной работой этого лица было обслуживание коммутатора.
Когда Руби вошла в аппаратную, телефонистка сладко спала: с тремя телефонными линиями у нее было немного работы, однако Руби не замедлила тут же пожалеть ее, сказав, что уж она-то знает, как тяжело приходится телефонистке и как мало ценит правительство ее старания превратить Бакью в одну из ведущих стран мира по уровню сервиса телефонного обслуживания.
Только несколько часов назад ее дружок хвалился, как быстро сумел соединиться с ним шеф из Штатов, но, к сожалению, он потерял номер телефона начальника, нельзя ли узнать, откуда звонили? Руби и в голову не пришло это спрашивать, не понимай она, насколько компетентна телефонистка, она так и сказала своему дружку: "миссис" - Руби бросила взгляд на табличку с фамилией - "миссис Колон" знает о телефоне все, каждому жителю Бакьи понятно, что только благодаря миссис Колон развивается и идет вперед страна... Так какой номер? А имя шефа? Не будет ли она так любезна соединить ее побыстрее с этим замечательным доктором Смитом, чтобы Руби могла передать просьбу своего парня, потому что если миссис Колон этого не сделает, этого не сделает больше никто.
Когда миссис Колон соединила Руби с доктором Смитом и девушка услышала его голос, она на мгновение встревожилась - а что, если телефонистка станет ее подслушивать? Но опасения были напрасны - миссис Колон тут же вновь погрузилась в здоровый сон.
- Вы доктор Смит?
- Да.
- На вас работают два человека. Они попали в беду.
- На меня? Два человека? Вы о чем?
- Не валяйте дурака. У нас мало времени.
Смит на секунду замолчал, а потом спросил:
- Это очень серьезно?
- Не знаю. Лично вам не стоит об этом беспокоиться. Их освобождение я беру на себя.
- Кто вы такая?
- У нас с вами один дядюшка. Здоровяк, ходит в полосатых штанах. "Дядя Сэм".
- А как с аппаратом? - спросил Смит. - Это важнее всего.
- Даже освобождения ваших людей? - съехидничала Руби.
- Это задание, - холодно сказал Смит. - А задание - превыше всего.
Не успел Смит повесить трубку, как в верхнем ящике стола зазвонил красный телефон экстренной связи.
- Слушаю, господин президент.
- Что там, черт побери, творится? Этот псих Корасон снова разорвал с нами дипломатические отношения. Что слышно от ваших людей?
- Их схватили, сэр, - ответил Смит.
- О Боже!
- Мне советовали не волноваться.
- Кто мог посоветовать такую чушь?! - рявкнул президент.
- Руби Джексон Гонзалес.
- А кто такая эта Руби Джексон Гонзалес, черт ее побери?
- Думаю, она работает на вас, господин президент, - невозмутимо произнес Смит.
Президент помолчал. Он вспомнил, как шеф ЦРУ говорил ему об "акции" на Бакье. Женщина. Чернокожий. И еще один - говорит по-испански. Так, значит, все эти люди - один агент? Нет, надо накрутить хвост шефу ЦРУ.
- Она говорила что-нибудь еще? - спросил президент.
- Да в общем ничего. Так, личный выпад, - ответил Смит.
- Какой?
- Это не относится к делу, сэр, - попытался уклониться от ответа Смит.
- Позвольте уж мне самому судить об этом, - сухо произнес президент. - Так что же?
- Что лучше удавиться, чем работать на меня, - ответил Смит.

Римо очнулся и застонал: полуденное солнце пекло так, что невыносимо стучало в висках. Тело затекло и одеревенело, его словно связали узлом. Римо не сразу понял, где находится. Он лежал в чем-то вроде клетки, а вокруг жужжали людские голоса, Римо слегка приоткрыл глаза. Со всех сторон на него пялились жители столицы, быстро и невнятно лопоча на испанском: "Мира! Мира!" Так они созывали своих друзей. Смотри! Смотри! Мира! Мира!
Его заточили в клетку и выставили на посмешище в центре Сьюдад Нативидадо. Но где же Чиун?
Римо раскрыл глаза пошире. Сделать это было весьма непросто - казалось, веки слиплись. Рядом стояла еще одна клетка, в ней-то и находился Чиун. Старик лежал на боку, лицом к Римо, глаза его были открыты.
- Чиун, ну как ты? - задыхаясь, вымолвил Римо.
- Говори по-корейски, - предупредил Чиун.
- Вижу, им удалось нас схватить, - продолжал Римо на плохом корейском.
- Ты очень догадлив.
Если Чиун способен ехидничать, значит, не так уж он плох.
- Чем это они нас свалили? - поинтересовался Римо.
- Да все тем же аппаратом.
- Мне кажется, они в нас не попали, - сказал Римо.
- Может, и не попали. Говорят, лучи плохо справляются с пьяными, а больше всего достается людям с хорошо развитой нервной системой и четко работающими органами чувств. А так как у нас они работают как часы, то хватило и рассеянного излучения.
Какой-то мальчишка, шмыгнув мимо часового, ткнул в Римо палкой. Римо попытался перехватить палку, но мальчишка ловко выдернул ее из его рук. Римо сжал кулак, но былой силы в руке не почувствовал. К нему вернулось сознание, но не сила - даже на уровне мужчины со средним физическим развитием.
Мальчишка начал было опять орудовать палкой, но на этот раз схлопотал от часового оплеуху и, плача, убежал.
Римо посмотрел в другую сторону, нет ли где клетки с Руби. Но других клеток не было.
- А где Руби? - спросил он у Чиуна.
Почти рядом кто-то тихо произнес:
- Руби здесь, придурок.
Римо поднял голову и увидел местную женщину - голова в косичках, на теле - балахон. Только по неповторимой улыбке он догадался, что перед ним Руби Гонзалес.
Римо с интересом оглядел ее одеяние.
- Вот это, я понимаю, класс. Теперь, надеюсь, разговора о моих белых носках не будет.
- Я говорила с вашим шефом, доктором Смитом.
- Говорила? Как ты на него вышла?
- Пусть это тебя не волнует. Он редкостная сволочь.
- Тогда ты точно говорила именно с ним.
- Во всяком случае мне велели сначала раздобыть аппарат. Но я за вами вернусь. Как ты, в порядке?
- Нет сил, - признался Римо. - Вся сила куда-то ушла.
Руби покачала головой.
- Когда я впервые тебя увидела, то сразу поняла: быть беде.
- Послушай, вытащи нас отсюда.
- Сейчас не могу. Слишком много народу. Самый главный тоже был здесь - только что отъехал в лимузине, и аппарат с ним. Нужно не потерять его из виду. Вечером постараюсь освободить вас. А тем временем отдыхайте и набирайтесь сил. И надейтесь на тетю Руби.
- Кстати, если бы не ты, нас бы здесь не было, - сказал Римо.
- Если бы не я, то ты вышел бы в тюремный двор и тут же превратился бы в лужицу. Я вернусь. - Увидев, что часовой смотрит в ее сторону. Руби исказила лицо до неузнаваемости и гневно завопила по-испански: - Янки - грязные собаки! Скоты! Шпионы-убийцы!
- Проваливай, - приказал часовой.
Подмигнув Римо на прощанье, Руби сделала шаг назад и слилась с толпой, которая бесновалась, строя рожи и показывая на них пальцами. Римо раздражали перекошенные от злобы лица, и, желая выбросить их из своего сознания, он закрыл глаза и снова погрузился в сон.
За себя он не боялся, но его мучил стыд, что Чиун, Мастер Синанджу, должен терпеть все эти унижения. Ярость клокотала в нем, но даже она не влила силы в его вялые мускулы.
Ладно, ярость подождет, подумал он. Подождет, пока он не выспится.
Это даже хорошо. Ярость - блюдо, которое лучше есть холодным.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Руби угнала армейский джип. Стало легче преследовать Корасона.
Она ехала на звук выстрелов. Корасон считал себя великим охотником и потому непрерывно палил из окна лимузина во все, что двигалось. И даже в то, что не двигалось.
Он выпускал пулю за пулей - в оленей, белок, крыс и ящериц, в кошек и собак, а когда никого из них вокруг не было, то целился в деревья и кусты, а на равнине - просто стрелял по траве.
Сидевший рядом с ним майор Эстрада перезаряжал по мере необходимости оружие президента.
- Покончу с этим чертовым стариком, - говорил Корасон, - и буду самым главным. - Ему вдруг почудилось, что пень на обочине подмигнул ему, и он всадил в него целую обойму. - Забуду думать об этих горцах. И святой уже не сможет устроить революцию. Так будут решены все проблемы.
- Звучит обнадеживающе, - сказал Эстрада.
Взяв пистолет у генерала, он вновь перезарядил его, достав патроны из коробки, которую держал тут же, на заднем сиденье.
Небо вдруг потемнело, сверкнула молния - Корасон нажал кнопку, и стекло поднялось. В теплом и влажном климате, где постоянно дули тропические ветры, такое случалось часто. Каждый день приносил с собой не менее дюжины гроз, продолжавшихся не более пяти минут - пролившейся влаги не хватало, чтобы прибить пыль.
Уже через пять минут Корасон вновь нажал кнопку - теперь чтобы опустить стекло: гроза пронеслась, и снова ярко светило солнце.
Они ехали еще минут двадцать пять, прежде чем шофер остановил "мерседес" у подножия невысокой горы. По ее склону вилась тропа, недостаточно широкая для автомобиля.
"Мерседес" замер у самого края котлована, заполненного густой и черной вязкой жижей. В длину озеро было ярдов восьмидесяти, в ширину - двадцати.
Выйдя из машины, Корасон внимательно вгляделся в темную гладь.
- Если бы природа послала нам нефть вместо битума, мы были бы очень богаты. Нас называли бы процветающей страной.
Эстрада кивнул.
- Но асфальт - тоже хорошо, - прибавил Корасон. Он швырнул камешек в асфальтовое озеро. Камешек не ушел в глубину, а остался плавать на мерцающей поверхности. - Еще как хорошо. Никто на острове не голодает.
- Вытаскивайте аппарат, - приказал Генералиссимус двум солдатам, ехавшим на переднем сиденье, - и идите за мной. Будьте внимательны! Скоро он у нас заработает.
И, отходя от автомобиля, он засмеялся грубым, утробным смехом. Трое солдат двинулись следом по узкой тропке, огибающей озеро и вьющейся дальше по склону холма.
Четверка еще не обогнула озеро, когда джип Руби Гонзалес затормозил позади лимузина. Руби видела, как они удалялись, и заметила в руках у солдат тяжелый аппарат. Поняла она также, что их цель - селение из нескольких домиков, рассыпавшихся на вершине горы. Барабанная дробь по-прежнему звучала, но - тихо и как бы в отдалении.
Руби подала джип немного назад, въехав в густые заросли, - теперь его нельзя было увидеть с дороги.
Выйдя из джипа, она глянула на склон горы и увидала широкую спину медленно карабкавшегося вверх Корасона. Его сопровождали Эстрада и двое солдат с аппаратом. В это время из-за тучи вышло солнце, ярко озарив черную гладь озера, и тут вдруг Корасон, Эстрада, оба солдата и сама гора - все сместилось у Руби перед глазами, съехав ярдов на двадцать влево. Руби заморгала, не веря своим глазам. Потом снова широко распахнула их. Смещение не проходило.
Руби поняла, что видит мираж. Солнце нагревало дождевую воду, стоящую в котловане поверх битумной массы, и она, превращаясь в пар, обретала свойства гигантской призмы, искажая реальную картину.
Руби ввела в память эту новую информацию. Продираясь сквозь кустарник и заросли на левой стороне котлована, она достигла подножия холма и полезла вверх.
Руби не шла по тропе, а пробиралась напролом - идти так было значительно труднее, но зато был реальный шанс достичь деревни раньше Корасона и его людей.
По мере ее приближения к вершине, где в зелени мелькали соломенные крыши, стук барабанов заметно усилился.
Полдюжины хижин разместились полукругом у большой ямы, где, несмотря на страшную жару, горели дрова. Раньше Руби была уверена, что барабанная дробь рождается здесь, в деревне, но равномерный стук барабанов теперь даже несколько отдалился.
Воздух был напоен сладким цветочным ароматом - точь-в-точь дешевый одеколон.
Только Руби взобралась наверх и остановилась, не успев еще отдышаться, как ее обхватили сзади сильные руки. Руки чернокожего мужчины.
- Мне надо поговорить со старцем, - сказала Руби на местном диалекте. - Пусти, идиот!
- А кто ты такая? - спросил голос сзади.
Раскаты этого голоса звучали так, будто, прежде чем достичь ушей слушателя, он не менее шести недель перекатывались в туннеле, отражаясь от стен.
- Кое-кто собирается убить старика, а ты, болван, стоишь здесь и лапаешь меня. А ну-ка скорее веди меня к нему. Ты что, боишься безоружной женщины?
Тут раздался уже другой голос:
- Безоружная женщина? Разве такие бывают?
Руби взглянула на полянку впереди. К ней шел маленький высохший старикашка с кожей цвета жареных каштанов. Кроме черных сатиновых штанов с оттянувшимся задом, на нем ничего не было. Руби решила, что старику около семидесяти.
Подойдя ближе, старец кивнул, и руки, державшие Руби, тотчас разжались. Руби низко склонилась перед незнакомцем и поцеловала его руку. Она не разбиралась в вудуизме, но проявление уважения уместно в любой ситуации.
- Так что ты говорила там о людях, которые якобы идут меня убивать? - спросил старен.
Позади него из-за соломенных хижин выглядывали люди.
- Это Корасон и его слуги. Они - на пути сюда, поднимаются по склону. Он хочет убить вас, потому что боится, как бы вы не скинули его.
Не сводя глаз с Руби, старец щелкнул пальцами, и тотчас молодая женщина, прятавшаяся до сего времени в тени хижины, подбежала к обрыву, глянула вниз и заторопилась обратно к хозяину.
- Они приближаются. Их четверо. Они несут ящик.
- Новое оружие Корасона, - сказала Руби. - Смертоносное.
- Слышал я об этом новом оружии, - проговорил старец. Он бросил взгляд на человека, все еще стоявшего позади Руби, и кивнул ему. - Ну, что ж, Эдвед. Ты знаешь, что делать.
Мужчина стремительно выскользнул из-за спины Руби и зашагал прочь. Это был огромный негр - почти семи футов роста, кожа его отливала на солнце темно-лиловым цветом.
- Мой сын, - отрекомендовал старец.
- Производит сильное впечатление, - отметила Руби.
Взяв девушку за локоть, старец повел ее на другой край небольшой лужайки.
- Думаю, не стоит Генералиссимусу видеть тебя здесь, - сказал он.
- Вы правы.
- Ты американка? - спросил он, спускаясь впереди нее с холма со стороны, противоположной той, с которой подходили Корасон и компания.
- Да.
- Я так и подумал. Хотя ты хорошо говоришь на нашем языке. Да и костюм твой одурачит кого угодно.
Сойдя футов на сорок вниз, старец остановился на плоском скальпом выступе, раздвинул густой кустарник и свисающие с дерева лианы, и Руби увидела перед собой вход в пещеру. Оттуда веяло прохладой - словно там на полную мощность работал кондиционер.
- Входи. Здесь безопасно, и мы сможем поговорить, - сказал старец.
Он провел ее внутрь, лианы сомкнулись за ними, приглушив отдаленную барабанную дробь - сорок ударов в минуту, - и тут Руби поняла, что так привыкла к постоянному звучанию барабанов, что практически не замечает его.
Старец уселся на корточки, умудряясь, несмотря на неэстетичность позы, сохранять в полумраке пещеры царственное величие.
- Меня зовут Самди, - объявил он.
Имя сразило Руби наповал, как внезапный приступ мигрени.

Казалось, ей снова пять лет, и она гостит у бабушки в Алабаме. Как-то вечером она забрела далеко от ветхого домишки у пруда, где весь день надрывно жужжали мухи, и оказалась у самого кладбища.
Тьма сгустилась внезапно, но за кладбищенской оградой она видела людей - те танцевали и веселились, а она, прислонившись к ограде, следила за ними. Подражая им, девочка тоже стала танцевать, не сходя с места и думая про себя: как жаль, что она еще маленькая и не может присоединиться к взрослым. Но вдруг этот танец средь могил резко оборвался, из темноты выступил мужчина, обнаженный до пояса, но в цилиндре - как Авраам Линкольн, - и все танцующие пали ниц и принялись монотонно повторять одно и то же слово.
Руби никак не удавалось понять, что же такое они говорят - ведь она никогда раньше не слышала этого слова. Она затаила дыхание и вся обратилась в слух. И тут вдруг она расслышала его.
- Самди! Самди, Самди! - повторяли люди.
Почему-то Руби не хотелось больше танцевать. Холод пробежал по ее телу, неизъяснимый страх охватил ее; девочка вдруг вспомнила, что ей всего пять лет, и находится она на кладбище, далеко от дома, и уже наступила ночь. Она стрелой помчалась домой, к бабушке.
Старая женщина успокоила девочку, прижав ее к своему большому теплому телу.
- Что случилось, малышка? - спрашивала она. - Что тебя так испугало?
- Бабушка, кто такой Самди?
Она почувствовала, как напряглась старая женщина.
- Ты ходила на кладбище? - спросила она.
Руби кивнула.
- Некоторые вещи маленьким детям совсем не нужно знать. Все, что им нужно, - это держаться подальше от кладбища по ночам.
Она крепко прижала к себе Руби, как бы подчеркивая важность своих слов, и Руби тоже прильнула к ней, чувствуя тепло и любовь, идущие от бабушки, и испытывая сладостное чувство защищенности. Позже, когда бабушка укладывала ее спать, она снова спросила:
- Ба, ну скажи, кто этот Самди?
- Ладно, малышка, так и быть. А то, знаю, не будет мне покоя, пока не скажу. Самди - вождь тех людей, что танцевали на кладбище.
- А почему мне стало так страшно?
- Потому что эти люди не такие, как мы. Не такие, как ты и я.
- А почему, ба? - спрашивала Руби.
Бабушка вздохнула, она уже начинала сердиться.
- Да потому, что они мертвые. А теперь хватит болтать и спи спокойно.
На следующий день бабушка даже не заговаривала на эту тему - будто ничего и не было.

Руби очнулась от воспоминаний, услышав, что старец Самди обращается к ней с вопросом:
- Почему Корасон хочет убить меня?
- Не знаю, - искренне ответила Руби. - Сейчас в городе находится два американца. Наверное, он думает, что они сделают вас правителем страны.
- Эти американцы - они работают с тобой?
- Нет. Мы приехали в Бакью каждый сам по себе. Сейчас они в плену, и я чувствую ответственность за них. Чтобы у них не было возможности посадить вас на трон, Корасону нужно покончить с вами.
Старец поднял на Руби иссиня-черные глаза, блестевшие даже в полумраке пещеры.
- Не думаю, что ты права, - сказал он. - Корасон возглавляет правительство. А религия - это уж мое дело. Так повелось издавна. Эти горы - они далеко от Сьюдад Нативидадо.
- И однако вы все же укрылись со мной в пещере, не желая встречаться с Корасоном, - напомнила Руби. - Значит, не доверяете ему, как брату.
- Конечно, не доверяю. Корасону нельзя верить. Чтобы стать президентом, он убил родного отца. Если бы он стал религиозным вождем, то воцарился бы на острове пожизненно. Никто не смог бы противостоять ему.
- За ним армия. Почему же он не схватит вас раньше?
- Не допустили бы жители острова. Они почитают меня как святого.
- Они могли бы ничего и не знать. В один прекрасный день вы исчезаете, а Корасон провозглашает себя духовным вождем. И становится неуязвим. Ясно, как божий день, что он вверг бы Бакью в страшные беды и, может, даже в войну.
- Ты преувеличиваешь, - заметил Самди. - Его не назовешь хорошим человеком. И доверять ему нельзя. Но он не дьявол.
- В том-то и дело, что дьявол, - возразила Руби. - Поэтому я и прошу вас помочь мне скинуть его.
Самди думал всего несколько секунд, а потом отрицательно покачал головой. Монотонную барабанную дробь вдруг заглушили донесшиеся сверху истошные женские вопли.
Самди вскинул голову и со значением глянул на Руби.
- Корасон требует, чтобы меня выдали. Но ему ничего не скажут. Здесь, в горах, говорят только барабаны, они передают людям все, что нужно. Пока Корасон не нападет на меня, я буду выжидать.
Воцарилась тишина. Затем раздался сухой треск, повлекший новую серию женских воплей, и опять все смолкло, только непрерывно и глухо стучали барабаны, вызывая слабую пульсацию в мозгу.
Руби и старец сидели в полном молчании, пока не услышали женский крик:
- Хозяин! Хозяин! Скорее сюда!
Самди поспешил из пещеры, Руби - за ним. Старик быстро карабкался вверх по склону к хижинам, где его поджидала одна из женщин. Слезы катились по ее черному лицу - точь-в-точь капли глицерина на шоколадном пудинге.
- О, хозяин! - рыдала она.
- А ну-ка собери все свое мужество, - приказал старец, сжимая ее плечо. - Генерал ушел?
- Да, хозяин, но...
Самди отошел от нее, смешавшись с группой мужчин и женщин, стоявших посредине деревни и тупо глядевших под ноги - туда, где разлилась зеленовато-черная маслянистая жижа.
Руби протиснулась к центру толпы и встала рядом со старцем. Самди внимательно оглядел лица жителей деревни. Все беззвучно плакали.
- Где Эдвед? - спросил он.
Безмолвные рыдания сменились громкими стенаниями и воплями.
- Хозяин, хозяин, - произнесла одна женщина и указала на зеленоватую лужицу, выделявшуюся на сухой и пыльной земле.
- Хватит рыдать. Где Эдвед?
- Здесь. И она снова указала на лужицу. - Это все, что от него осталось! - Она испустила вопль, способный заставить скиснуть молоко.
Самди медленно опустился на колени, разглядывая лужицу, похожую на пролитую желчь. Он даже потянул к ней руку, но потом отдернул.
Коленопреклоненный, он простоял так несколько долгих, показавшихся всем вечностью, минут. Когда он наконец поднялся и повернулся к Руби, в уголках его глаз стояли слезы.
- Корасон объявил мне войну, - медленно проговорил он. - Что ты хочешь, чтобы я сделал? Я готов на все.
Руби не могла отвести глаз от зеленоватой лужицы на земле. Сама мысль о том, что Корасон превратил юного гиганта в жалкую лужицу, не оставив ничего, кроме воспоминаний о его прежнем облике, заставляла ее содрогаться от отвращения и ярости.
Она смотрела Самди в глаза.
- Готов на все, - повторил он.
И старец хлопнул в ладоши. Хлопок прозвучал в тишине как выстрел, он прорезал атмосферу этого солнечного летнего дня, как не терпящий возражений приказ.
И барабаны смолкли.
Тишина окутала холмы и горы.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

На улицах столицы Бакьи не горели фонари.
На площади было темно - хоть глаз выколи - и очень тихо, только в висках у Римо пульсировала кровь.
Нет, это что-то другое. Окончательно пробудившись, Римо осознал, что равномерное постукивание доносилось извне. Все та же барабанная дробь - только громче. И ближе.
Римо неподвижно лежал в клетке, всем своим существом ощущая холод ночи. Чутьем он понимал, что стражников что-то беспокоит. Некоторые нервно переминались с ноги на ногу, другие ходили взад-вперед, и все испуганно оглядывались, когда раздавался крик какого-то ночного животного.
А барабанная дробь нарастала, приближаясь и становясь все интенсивнее.
Стараясь не производить ни малейшего шума, Римо незаметно потянулся рукой к решетке.
Пальцы его обпили дюймовый металлический прут. Он попытался сжать руку, но безуспешно - сила не вернулась к нему. Тело ныло от неудобного положения во время сна.
Римо неслышно перевернулся на другой бок, чтобы узнать, как там Чиун. Теперь голова его находилась у самой решетки, рядом с клеткой Чиуна. Сквозь железные прутья он видел лицо азиата - глаза того были открыты. Чиун прижал к губам палец, призывая Римо к молчанию.
Так они некоторое время лежали, прислушиваясь к нарастающему перестуку барабанов.
Барабанная дробь - все громче и ближе, громче и ближе - наполняла собой все воздушное пространство острова и, изменяясь, обретала, казалось, почти осязаемую реальность.
А потом все смолкло. И воздух словно взорвался тишиной.
И тогда послышался другой звук - какое-то царапание, будто что-то волокли по земле. Римо внимательно прислушался. Мышцы его были словно тряпки, но чувства понемногу оживали. Кто-то приближался, шаркая ногами по гальке и пыльной земле. Нет, не один. Двое.
А потом Римо увидел их.
Двое мужчин. Ярдах в пятидесяти от него, в конце главной улицы Сьюдад Нативидадо. До пояса обнаженные, только белые штаны, - и ничего больше. Несмотря на темноту, которую смягчали лишь призрачное лунное сияние да редкая полоска света из окон президентского дворца, Римо мог видеть их глаза - выпуклые, с огромными белками, они словно вылезали из орбит.
Мужчины медленно продвигались вперед, шаркая и поднимая клубы пыли.
Когда они находились на расстоянии двадцати пяти ярдов, часовые повернулись в их сторону и остолбенели.
- Стой! - крикнул один часовой.
Но те продолжали все так же неспешно приближаться - неумолимо, словцо могучая снежная лавина, - выставив вперед руки, как спортсмены перед прыжком в воду. Приоткрыв рты, они протяжно и низко завыли. И тут барабанный бой возобновился - так близко, что Римо не сомневался: расстояние до барабанщиков измеряется теперь в футах - не милях.
- Стой! - крикнул часовой. - А то буду стрелять!
В ответ раздался все тот же вой, сменившийся диким воплем, который, поднимаясь все выше, перешел наконец в жуткий визг.
Часовые застыли на месте, испуганно переглядываясь, когда же эти двое приблизились настолько, что их ужасный облик стал хорошо виден, охранники завопили во всю мочь.
- Нечистая сила! - орал один.
- Зомби! - вопил другой.
Римо слышал топот ног бегущих по грязней улице людей, а потом почувствовал, что клетку поднимают в воздух и куда-то несут. Оглянувшись, он успел увидеть, как двое странных мужчин в белых штанах повернулись и пошли назад тем же путем, все так же шаркая и поднимая пыль, но - молча. Вой прекратился. Постепенно они растворились во тьме.
Римо пытался разглядеть, кто нес клетку, но черные лица несущих сливались с темнотой ночи.
Клетки внесли в маленький деревянный домик. Внутреннее помещение этого убогого жилища слабо освещали свечи, окна были плотно заделаны толем и не пропускали дневной свет.
Теперь Римо мог видеть своих спасителей. Их с Чиуном принесли сюда четверо чернокожих мужчин. Они ловко орудовали ножовкой - раз-два - замок упал и клетка открылась. Римо выполз наружу, поднялся и встал во весь рост на земляном полу. Чиун встал рядом, положив для надежности руку на плечо Римо.
Четверо негров бесшумно выскользнули за дверь.
Римо повернул голову, чтобы сказать им вслед слова благодарности, но тут услышал знакомый голос.
Руби подошла сзади и теперь стояла, укоризненно глядя на него; на ней было зеленое полосатое платье, волосы старательно заплетены в множество косичек-колосков.
Руби покачала головой.
- Как увидела тебя, дорогуша, - сказала она, - сразу поняла - неприятностей не оберешься.
- В уме тебе не откажешь, - согласился Римо.
Он протянул к ней руку, но потерял равновесие и пошатнулся. Руби еле успела его поддержать.
- Не знаю уж, сколько тебе платят, - говорила она, волоча его к лежанке, - да и знать не хочу. Наверняка больше, чем мне. Если узнаю - расстроюсь, потому что ты не стоишь этих денег. Ну-ка ложись, а Руби укроет тебя.
Устроив Римо, Руби точно так же уложила Чиуна на другую лежанку.
- Надо вас подкормить. В обоих чуть душа держится.
- Мы многого не едим, - сказал Римо. - У нас специальная диета.
- Будете есть как миленькие все, что дам, - отрезала Руби. - Вы что, думаете, здесь привилегированный отель для белых? Мне надо поскорей вас поднять, чтобы вы одолели генерала и всем нам можно было бы наконец отсюда умотать.
- Как ты себе представляешь все это? - спросил девушку Римо. - У Корасона - аппарат и армия.
- Но у него нет другого. Знаешь чего, рыбка?
- Чего же? - поинтересовался Римо.
- Меня, - невозмутимо ответила Руби.
Подойдя к Чиуну, она накрыла старика тонкой чистой простыней.
- А почему ты назвала Римо рыбкой? - спросил заинтересованный Чиун.
- Потому что похож. У него совсем нет губ.
- Но он не виноват, - попытался объяснить Чиун. - Его таким создал Бог.
- Пусть так, но от этого он не становится лучше, - сказала Руби. - А теперь - спать.

Когда двух насмерть перепуганных часовых ввели в гостиную. Генералиссимус встретил их в длинной белой ночной рубашке.
Часовые пали перед ним ниц.
- Это были духи, - рыдал один. - Зомби.
- Значит, вы побросали оружие и бежали, как дети, - подвел итог Корасон.
- Они пришли за нами, - оправдывался второй. - Сначала перестали стучать барабаны, а потом они появились на улице. И шли прямо к нам, протягивая руки.
- Это зомби, - пытался объяснить другой. - Нечистая сила.
- Сила? - взревел Корасон. - Я покажу вам, где сила. Сразу поймете - у меня она или у горцев. А ну, вставайте!
Он заставил часовых повернуться лицом к стене, снял накидку с аппарата и нажал кнопку. Раздался громкий треск, и, когда двое мужчин превратились в жидкий кисель, Корасон заорал снова:
- Ну, видите теперь, у кого сила. Настоящая сила. Сила Корасона. Вот это, я понимаю, сила.
Стоя в стороне, майор Эстрада молча наблюдал за происходящим. Он не упустил из виду, что Корасон на этот раз нажал только одну кнопку, и постарался запомнить - какую.
- Не стой без дела, Эстрада, - пристыдил его Корасон. - Принеси-ка мне соль.
Эстрада пошел на дворцовую кухню и взял там две закрытые солонки. Одну положил в карман, а вторую принес Корасону, который с мрачным видом восседал на позолоченном троне.
Приняв из рук Эстрады солонку, Корасон хитро глянул на майора, отвинтил у солонки крышку и сунул внутрь палец. Обсосал его, чтобы убедиться, что там действительно соль. И удовлетворенно кивнул.
- Теперь, когда у меня при себе соль, все в порядке, - сказал Корасон. - Зомби не переносят соли. Завтра я убью Самди и стану религиозным вождем страны. Навсегда. Аминь. - И указал царственным жестом на зеленоватое желе на полу: - Убери-ка эту гадость.

Римо разбудил запах еды. Странный запах - непонятно, что там такое варилось.
- Пора тебе, лодырю, продирать глаза, - заявила Руби, возясь в углу у печки.
- А Чиун проснулся?
- Чиун еще спит, но он все-таки постарше будет и потому имеет полное право спать допоздна, а иногда и побездельничать. Правда, с тобой у него много хлопот - разве выспишься?
- А что ты там варишь? Запах жуткий, - спросил Римо. Он попытался напрячь мускулы, но с раздражением осознал, что сила все еще не вернулась к нему.
Голос Руби вдруг взлетел до пронзительного визга:
- Пусть это тебя не волнует. Тебе надо нагнать жирок. Съешь все за милую душу. - Она что-то мешала ложкой в мисочке.
Даже под этим бесформенным одеянием Римо различал точеную форму ягодиц, изысканную линию длинного бедра, высокую полную грудь. Он сел в постели.
- А известно ли тебе, что если бы не прическа, ты была бы очень привлекательной женщиной, - сказал он. - А так твоя голова напоминает пшеничное поле после урагана.
- Ты прав, - задумчиво произнесла Руби. - Но оставь я старую прическу, меня бы тут же схватили. Лучше уж потерпеть, пока мы не вернулись домой. На вот, ешь.
Римо внимательно обследовал тарелку, которую ему вручила Руби. Вроде бы все овощное, но эти зеленые и желтые волокна он никогда раньше не видел.
- Скажи, что это? Я не ем неизвестные блюда. Всегда есть опасность, что в тарелке окажутся приготовленные особым способом шейки или требуха.
- Это всего лишь зеленые овощи. Ешь и не волнуйся. - Девушка положила овощное рагу на тарелку Чиуна.
- Какие именно овощи? - продолжал приставать Римо.
- Что за допрос? Зелень есть зелень. Овощи есть овощи. Тебе что, нужен специальный человек для снятия пробы? Может, возомнил себя царем и думаешь, что тебя хотят отравить? Так вот что я скажу тебе: никакой ты не царь, а простофиля с рыбьими губами, от которого одни неприятности. Ешь.
Римо понял, что ему не отвертеться, иначе Руби снова завизжит так, что хоть святых выноси, и осторожно попробовал еду.
А что, неплохо. Тело его принимало эту пищу. Римо заметил, что глаза Чиуна открыты. Руби, видимо, тоже заметила это, потому что тут же подскочила к Чиуну и заботливо завозилась, помогая тому сесть в постели. Потом решительно вручила старику тарелку со словами:
- Все это надо съесть.
Чиун кивнул, вяло положил в рот немного зелени, но, попробовав, стал уплетать за обе щеки.
- Мне незнакомо это кушанье, но оно недурно, - заявил Чиун.
Римо тоже ничего не оставил на тарелке.
- Молодцы, вот вам еще, - сказала Руби. - Это придаст вам силы.
Она снова наполнила тарелки и, усевшись на деревянную скамеечку для ног, следила за ними, словно боясь, что иначе они надуют ее и ничего не съедят.
Когда с едой было покончено, Руби сложила грязную посуду у печки и снова уселась на скамеечку.
- Думаю, мы сумеем договориться, - сказала она.
Чиун поторопился кивнуть. Римо смотрел на нее, не говоря ни слова.
- Я беру дело в свои руки, а вы поступаете в мое распоряжение, - заявила Руби.
Чиун снова кивнул.
- С какой стати? - поинтересовался Римо.
- Потому что я знаю, что делаю, - ответила Руби. - Вам известно, что меня прислало ЦРУ. О вас я не знаю ничего, знаю только, что знать не хочу, на кого вы работаете. Но давайте посмотрим правде в глаза - что вы, собственно, сделали? Ничего не хочу сказать, вы разбираетесь, кто как ходит и у кого какое оружие, где спрятано, но дальше-то что? Тебя, простофиля такой, чуть не пристрелила охрана, а потом вас обоих засадили в клетки, и Руби пришлось вас вытаскивать. - Она покачала головой. - Да, толку от вас немного. И вот что я скажу. Мне хочется выбраться отсюда живой, поэтому мы поступим так: я разделаюсь с Корасоном и поставлю на его место другого человека, а затем мы берем аппарат и возвращаемся в Америку. Старый джентльмен согласен?
- Его зовут Чиун, - огрызнулся Римо. - Что это еще за "старый джентльмен"!
- Вы согласны, господин Чиун? - спросила Руби.
- Согласен.
- Хорошо, - сказала Руби. - Значит, заметано.
- Эй, минуточку! Что значит "заметано"? - взвился Римо. - А я? Меня не спросили. Я что, уже не в счет?
- Даже не знаю, что и сказать, - отозвалась Руби. - Ну, похвастайся, что ты сделал?
- А-а-а, - только и смог произнести с негодованием Римо.
- Сам видишь, рыбка, - сказала Руби. - Ты не в счет. Тебе даже сказать нечего. И вот что я еще хочу сказать. Когда мы отсюда выберемся... у нас со старым джентльменом... мистером Чиуном... есть договоренность. Вы учите меня распознавать, у кого какое оружие. Так?
- Так, - ответил Чиун. - Сорок процентов.
- Двадцать, - поправила его Руби.
- Тридцать, - примирил их Римо.
- Ладно, - согласилась Руби. - Но он, - она указала на Чиуна, - пусть сам выплачивает твою долю. Может, этого хватит на новые носки. - И она презрительно фыркнула. - Деревенщина.
- Хорошо, мадам Ганди. Ну, а теперь, когда ты за главного, поведай нам, каким образом и когда ты планируешь расправиться с Корасоном?
- Каким образом - тебя не касается. Проговорись - и хлопот не оберешься. А вот когда - скажу. Прямо сейчас. Операция уже началась. Поешь еще овощей.
- Вот это верно, Римо. Поешь, - поддакнул Чиун.

Генералиссимус Корасон тщательно составил свое обращение к народу. Вчера из его рук ускользнул старый хунган, теперь вот сбежали американцы, но все это не столь важно. Главное - у него остался его чудо-аппарат, а он показал на деле, что может справиться и с американцами, и с семьей старца. Только вчера он с легкостью уничтожил сына хунгана. Поэтому в сердце Корасона не было страха, когда он писал обращение, величая себя Живым Богом, Вечным правителем и президентом Всея Бакьи.
Выйдя из дворца, Корасон остановился на ступенях, которые вели во двор. Перед походом в горы, где он намеревался стереть с лица земли старого вудуистского вождя Самди, он зачитает солдатам свое обращение.
Но где же войска?
Корасон оглядел двор перед дворцом. Ни одного солдата не было видно. Взгляд его упал на флагшток. На веревке, чуть ниже флага, висело чучело. Военная форма, высокие сапоги и вся грудь в орденах. Чучело распирало от плотно набитой ваты; с первого взгляда было ясно, что оно изображает Корасона. С груди чучела свисала тряпица. Ветер развернул ее, она натянулась, и Корасон смог прочитать следующее:
"Хунган с гор объявляет: Корасон умрет. Сам же он станет верховным правителем Бакьи".
Генералиссимус Корасон уронил обращение на каменные ступени и опрометью бросился во дворец.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Генералиссимусу Корасону пришлось четыре раза повторять приказ: перепуганный солдат боялся лезть на мачту за чучелом генерала и тряпкой с угрожающим текстом.
Пока солдат карабкался по мачте, барабаны вдали застучали сильнее и стоящие на карауле у дворцовой стены солдаты в страхе начали поглядывать на горы.
- А теперь сожги его, - приказал майор Эстрада солдату, после того как тот срезал чучело, тяжело упавшее на землю, а затем съехал по мачте сам.
- Только не я, майор, - взмолился солдат. - Не заставляйте меня.
- Почему?
- Я, может, и так жизнью поплачусь за то, что сделал. Не заставляйте меня еще жечь эту магическую штуковину.
- Нет магии сильнее магии президента, - рявкнул Эстрада.
- Верю. Но пусть тогда магия президента уничтожит эту магию. А я не буду. - С этими словами солдат подобрал винтовку и вернулся на свое место в карауле.
Эстрада почесал в затылке, а потом сам оттащил чучело в мастерскую рядом с гаражом, где свалил его на кучу тряпья.
Корасон поблагодарил Эстраду за помощь. Президент сидел в тронном зале, и на шее у него болталась на кожаном шнурке солонка.
- Пора кончать со старым хунганом с гор, - сказал он.
- А кто будет кончать? - поинтересовался Эстрада.
- Мы. Ты. Армия.
- Солдаты дрожат от страха. Вам повезет, если хоть шестеро пойдут с вами.
- Чего же они боятся?
- Слышите, как громко стучат барабаны? У них от этого стука штаны мокрые, - сказал Эстрада.
- Но у меня есть смертоносное оружие.
- Они услышали о нем только месяц назад. И не привыкли бояться его. А барабаны они слышат всю жизнь, и каждый раз при звуках этой дроби у них сжимается сердце.
- Нужно схватить старца. Тогда никто не посмеет мне угрожать. Американцы наверняка уже на пути домой.
- Когда вы собираетесь выступать?
- Мы собираемся выступать, как только я приму решение, - сказал Корасон и жестом отпустил Эстраду.
Было девять часов утра.
В девять сорок пять новое чучело Генералиссимуса болталось на флагштоке.
Никто из охраны не видел, чтобы кто-нибудь залезал на мачту и подвешивал чучело. И никто не мог объяснить, каким образом тело рядового Торреса, снявшего первое чучело, оказалось на земле у основания мачты.
Торрес был мертв. Из его груди вырезали сердце.
На этот раз никто не согласился лезть на мачту.
Когда Эстрада рассказал об этом Корасону, тот вышел на дворцовую лестницу и закричал:
- Эй, ты там, в карауле! А ну-ка полезай за чучелом!
Но часовой даже не повернулся на крик, он смотрел куда-то вдаль.
- Эй! Кому я говорю? Ты что, не слышишь?
Ни один мускул не дрогнул на лице часового.
Корасон обратился с приказом снять чучело еще к трем охранникам.
Те тоже не обратили на него никакого внимания.
Зычный рев Корасона оборвался, и воцарилась тишина. Непрерывная барабанная дробь только подчеркивала ее.
Корасон поднял глаза на новое чучело. Опять военная форма и увешанная орденами грудь - как у самого Корасона. Точь-в-точь пестрый фруктовый салат.
К форме, как и в первый раз, прикрепили что-то вроде флажка. Набежавшая тучка принесла с собой легкий дождик, повеял ветерок. Полотнище развернулось, приоткрыв слова:
"Жду тебя сегодня. Встретимся в районе асфальтовых озер. Там наши магии вступят в единоборство".
Корасон издал протяжный стон, в этом стоне слышались ненависть, раздражение и страх.
Он повернулся к Эстраде.
- Собери к середине дня как можно больше людей. Надо в конце концов покончить с этим старикашкой.
- Очень правильное решение, - сказал Эстрада. - Очень разумное.
И Корасон вернулся во дворец и стал ждать.

Проснувшись, Римо сразу почувствовал, что силы вернулись к нему. Дыхание стало глубоким и замедленным, легкие свободно наполнялись воздухом, а кислород бодро циркулировал по телу, вливая в мышцы энергию. Чувства обострились до предела. Римо слышал барабанную дробь, не отпускавшую его с того момента, как он ступил на землю Бакьи, но слышал также детские голоса, шум автомобиля и писк цыплят. Одному цыпленку явно свернули шею. По улице проехал джип. Легкое постукивание говорило о неисправности в его моторе. Дети прыгали через веревочку. Пахло вареными овощами, но теперь у Римо не было надобности спрашивать у Руби, что она готовит. Он различал запах репы, горчичной травки, в воздухе витал также легкий аромат уксуса.
- Чиун, - обрадованно проговорил Римо, спрыгивая с лежанки. - Я вроде пришел в себя.
- Вот те раз! - послышался голос Руби. - Надо поостеречься. Он вроде пришел в себя. Но лучше он от этого не стал.
Руби сидела все на той же скамеечке у лежанки Чиуна. Старик сидел на постели. Они играли в кости.
- Не понимаю я этой игры, - пожаловался Чиун.
- Выигрываю все время я, - объявила Руби. - Уже двести долларов.
Чиун огорченно покачал, головой.
- Если у нее выпадает семь, она выигрывает, а если у меня - тоже она. Что-то я никак не разберусь.
- Такие уж правила, - объяснила Руби. - Все честно. А что до денег - могу подождать. Я вам верю. Кроме того, игру пора заканчивать. Дела.
Повернувшись к Римо, она зашептала:
- Как это ему удается?
- Что именно?
- Выбрасывать семь, когда нужно. Кости-то мои.
- Такая уж у нас работенка, - не моргнув глазом отвечал Римо. - Мы эксперты по азартным играм на службе у правительства США. Приехали сюда, чтобы открыть четырехзвездочный отель и казино. Сначала думали обосноваться в Атлантик-Сити, но не знали, кому дать взятку.
- Хватит умничать, - сказала Руби.
- А есть еще овощное рагу? - спросил Римо.
- Ланч ты проспал, - заявила Руби. - Кто рано встает, тому Бог подает.
- Накорми меня, и я научу тебя выбрасывать нужные очки, - попытался было Римо подкупить девушку.
- Времени нет. Да и рагу тоже. Пожилой джентльмен все съел.
- Жаль. Но я все же покажу тебе, что ты потеряла. Чиун, кинь-ка мне кости.
Руби молча следила за происходящим. Чиун держал оба красных кубика в правой руке и вроде бы разглядывал белые точки. Неожиданно он резко сжал пальцы с длинными ногтями и с силой выбросил их вперед. Руби не успела и глазом моргнуть, как кости, со свистом рассекая воздух, преодолели десять футов, разделяющих мужчин.
Римо поймал кости, зажав их меж пальцами, как фокусник, демонстрирующий то исчезающую, то вновь объявляющуюся в руках карту.
- Теперь следи внимательно, - предупредил он Руби. - Ставлю десять долларов.
Он потряс кости, громко объявил: "Девять" - и бросил кубики на земляной пол. Те, стукнувшись об пол, покатились и замерли, показывая шесть и три.
Римо подобрал кости.
- Теперь будет четыре, - сказал он. - Но задачу усложним. - И покатил кубики по полу. Они остановились, показывая два и два.
Римо вновь подобрал их.
- Назови любое число, - предложил он Руби. - Какое хочешь.
- Двенадцать, - назвала Руби.
Римо потряс кости, выбросив шесть и шесть.
- Пожалуйста - двенадцать, - громко произнес он.
- Угадала. Ты проиграл, - взвизгнула Руби. - Давай десять долларов.
Римо вылупил на нее глаза.
- Чиун! Я понял, почему ты проиграл.
- Почему?
- Она мошенничала.
- Ты просто не умеешь достойно проигрывать, - сказала Руби. - Ладно, с долгом могу и подождать. А сейчас поторапливайтесь - надо уходить.
Когда они выходили их хижины, Руби прибавила:
- Согласна простить тебе должок, если научишь меня так бросать кости.
- Этому каждый может научиться, - сказал Римо.
- За какой срок?
- Обычному человеку требуется сорок лет, если тренироваться четыре часа ежедневно. Но тебе хватит и двадцати.
- А как же ты? Тебе-то надо не меньше шестидесяти! А ты не так стар. Ну, скажи, как ты это делаешь? - требовала ответа Руби.
Она подвела их к довоенному зеленому "плимуту", который выглядел как экспонат с выставки по безопасности движения.
- Просто чувствую - вот и все, - ответил Римо. - Чувствую, как лягут кости.
- Твои чувства меня не интересуют. А вот как ты добиваешься результата - очень. Если решишь поделиться секретом, можем заработать большие деньги. Беру тебя в долю.
- Я подумаю, - сказал Римо.
Они уселись в автомобиль. Руби завела двигатель, и "плимут" тронулся с места. Руби осторожно выехала из района лачуг, объезжая детей и кур. Затем, миновав пустошь, девушка вывела машину на основную дорогу. Римо с удовольствием отметил, что вела этот старый драндулет Руби отменно, аккуратно делая повороты и переключая скорость в тот самый момент, когда из развалюхи можно было выжать максимум.
- Может, откроешь, куда едем? - спросил Римо.
- Пора заканчивать эту свистопляску - мне надо домой. А то к тому времени, как я окажусь на фабрике, профсоюзы все приберут к рукам. Эта прогулка влетит мне в копеечку. - По тону, с каким Руби произнесла эти слова, было ясно, как серьезно относится она к деньгам.
- А как мы будем "заканчивать"? - не отставал Римо.
- Маленькая поправочка. Не "мы", а я. Что касается тебя ты будешь всего лишь наблюдателем. Это дело не для игрока в кости.
- И все же как? - настаивал Римо.
- Положись на старушку Руби. И держись подальше, когда начнется заваруха. Не хочется мне объясняться с начальством по поводу твоей геройской гибели.
- Интересно, есть ли еще вторая такая на свете, как ты? - задал вопрос Римо.
- У меня девять сестер. Хочешь жениться?
- Если они так же хорошо готовят.
Руби покачала головой.
- Они не пойдут за тебя. Может, только одна, у нее не очень хорошо с мозгами. Разве что она согласится.
- Ты первый агент ЦРУ из тех, кого я знаю, кто умеет готовить, - сказал Римо.
- Не говори чепухи, - возразила Руби. - Ты прекрасно знаешь, что встретил первого агента ЦРУ, кто вообще умеет что-то делать. Но они исправно мне платят.
- Все точно, - поддакнул Чиун с заднего сиденья. - Слушай ее, Римо. Молодая леди знает, что делает.
- Вам, наверное, приходится выколачивать деньги из вашего доктора Смита? По телефону у меня сложилось впечатление, что он прижимистый и ворчливый старый брюзга.
- На самом деле, - заявил Чиун, - на Смита работает только Римо. Я лично служу президенту. Но платит нам действительно Смит. Жуткий тип. Если бы не я, он бы нам никогда не платил. Да и то сказать, стоим мы гораздо больше.
- Может быть, вы и стоите, - согласилась Руби, - но вот он... - Она кивнула в сторону Римо.
- Чиун, хватит трепаться, - сказал Римо. - Платят тебе регулярно. Мало того, везут гонорар каждый раз на специальное подводкой лодке. И я не помню, чтобы ты в чем-то нуждался.
- А уважение? Ты о нем забыл, - важно произнес Чиун. - Есть вещи, Римо, которые не купишь за деньги.
По тому, как поджала губы Руби, Римо понял, что она категорически не согласна с Чиуном, но спорить с ним не собирается.
Сьюдад Нативидадо тем временем остался далеко позади. Автомобиль ехал по главному шоссе страны в сторону гор. Шоссе было грязной дорогой с двусторонним движением, над которой тесно переплелись ветви тропических деревьев - Римо казалось, что он едет в зеленом туннеле. Из автомобиля было слышно, как усиливается бой барабанов.
Что-то слабо застучало: Римо догадался, что это моросит дождь. Однако на них не капало - защищала зеленая крыша.
Руби тоже обратила на это внимание.
- Прекрасно, - сказала она. - Старец так и сказал мне, что пойдет дождь. Он нам на руку.
- Может, кто-нибудь объяснит мне наконец, что же все-таки нас ждет? - с раздражением произнес Римо.
- Скоро увидишь. Мы почти приехали. - Руби замедлила ход и, изогнувшись, посмотрела назад. За ними ехали две машины.
- Если не ошибаюсь, это Корасон, - сказала Руби. - Точен как часы.
Впереди, у подножия горы, Римо увидел асфальтовое озеро. От него поднимались тяжелые испарения. Руби съехала с дороги, проведя "плимут" сквозь заросли кустарника и оставив позади пни и сплошную стену из лиан. Она остановила автомобиль в пятидесяти футах от дороги, затаившись там, как мотоциклист-полицейский из Алабамы, прячущийся за доской объявлений.
- Вы оба подождите меня здесь. А ты смотри, держи рот на замке, - сказала она Римо. - Ошибок быть не должно.
Руби выпрыгнула из машины и через мгновение исчезла в зарослях.
- Эта женщина считает меня идиотом, - проворчал Римо.
- Гм, - хмыкнул Чиун, - А дождь кончился.
- Ну так что?
- Ты о чем? - спросил Чиун.
- Что ты думаешь о том, что она считает меня идиотом? - требовал отпета Римо.
- Некоторые умнеют с годами.

Руби встретила Самди на пути к озеру - старец медленно спускался с горы. На нем по-прежнему были лишь черные штаны; босоногий и обнаженный до пояса старец ради такого дня надел цилиндр и нацепил на голую шею белый воротничок. В руке он держал что-то длинное и белое, похожее на человеческую бедренную кость.
- Поторопитесь, святой отец, - сказала по-испански Руби. - Корасон наступает нам на пятки.
Самди глянул на небо. Солнце выплыло из-за туч.
- Сейчас воссияет солнце. Хороший день для хорошего дела.
Спускались они уже вместе. Самди шел следом за Руби. Девушка остановилась, не доходя десяти футов до асфальтового озера, рядом с выступающей из земли голой скалой.
- Садитесь здесь, - сказала она.
Самди кивнул и сел на корточки.
- Вы знаете, что делать? - спросила Руби.
- Да, - ответил старик. - Я знаю, что делать с погубителем моего сына и родины.
- Прекрасно, - сказала Руби. - Я буду неподалеку.
Спустя несколько минут Руби уже была снова у старого "плимута". Тяжелый рев лимузина Корасона и следовавшего за ним небольшого джипа с четырьмя солдатами становился все громче.
- Хотите повеселиться? - спросила Руби.
- Не откажемся, - ответил Римо.
Они с Чиуном последовали за девушкой и остановились у того места, где в зеленом занавесе был просвет и откуда было хорошо видно озеро.
- А что это за тип в таком странном наряде? - спросил Римо.
- Это Самди, - боязливо произнес Чиун.
- Как вы узнали? - так и подскочила Руби. Голос ее снова обрел пронзительные нотки. - Мне это стало известно только вчера.
- Самди - не имя, молодая леди. Это титул. Он вождь бессмертных.
- То есть зомби, - объяснила Руби Римо.
- Я понимаю, что он говорит.
- Некоторых я сама вчера видела, - продолжала Руби, - уж не знаю, зомби они или нет, но только благодаря им вы выбрались из клеток.
- Зомби не всегда воплощает зло, - сказал Чиун. - Он выполняет приказ хозяина - Самди, и если хозяин служит добру, то зомби будут делать добрые дела.
- Сейчас мы как раз будем свидетелями такого доброго дела. Самди решил покончить с Корасоном, - сказала Руби. - Теперь тише, они уже здесь.
Черный президентский лимузин подкатил к району озер, мягко затормозив всего в нескольких футах от ближайшего. Джип остановился сразу же за лимузином, из него выпрыгнули четверо солдат и стали рядом - с ружьями наперевес.
Корасон распахнул ближайшую к Римо дверцу автомобиля и вылез наружу, держа в своих больших, жирных руках аппарат. Шофер и телохранитель, оба с пистолетами, выбрались через переднюю дверцу. Когда Корасон поставил аппарат на землю, майор Эстрада, сидевший в лимузине рядом с президентом, тоже вышел из машины.
Корасон посмотрел в сторону озера. Там, не более чем в ста фугах от них, сидел на камне старец.
Шоколадная физиономия Корасона расплылась в широкой улыбке.
Он поставил ящик перед собой. Колеса, на которых стоял аппарат, были слишком малы, чтобы легко катиться по неровной дороге: аппарат дергался и подпрыгивал, пока Корасон толкал его к черному озеру. От поверхности озера поднимались вверх тяжелые испарения. Гладь озера слабо поблескивала - это жаркое солнце тут же высушивало только что пролившийся слабенький дождик.
- Самди, я пришел, - взревел Корасон. - Давай поборемся: моя магия против твоей.
- Твоя магия - вовсе не магия, - крикнул в ответ Самди. - Это чистой воды обман, причем обман дурака. Злого дурака. Этому обману скоро придет конец.
- Еще посмотрим, - угрожающе произнес Корасон. - Еще посмотрим.
Барабаны застучали в полную силу. Этот стук разъярил Корасона, и он, взяв в руки аппарат, тщательно прицелился в неподвижно сидящего на камне Самди и нажал кнопку.
Раздался треск, зеленый луч, словно стрела, пронзил воздух, окрасив склон. Но прошел он футах в двадцати от Самди.
- А-а-а, - взвизгнул в ярости Корасон. Снова прицелился и опять промазал.
Глядя на эту сцену, Римо заметил:
- Корасон стреляет по неподвижной цели. Почему он не может попасть?
- Он не видит Самди, - объяснил Чиун. - Испарения порождают мираж, он целится в мнимый образ.
- Точно, - сказала Руби.
Корасон сделал глубокий вдох. Он прицелился еще более тщательно и, наконец, нажал кнопку. Солдаты, стоя за ним, внимательно следили за происходящим, опираясь на ружья. Майор Эстрада, сидя на крыле автомобиля, не пропускал ничего, замечая все мелочи.
Корасон опять промазал. Зеленый луч на этот раз был еле заметен, мелькнуло что-то совсем невыразительное.
- Он не дает аппарату времени подзарядиться, - тихо проговорил Римо.
Корасон взревел, как бык, и в приступе гнева взметнул аппарат над головой, целясь в Самди. Тяжелая машина пролетела всего десять футов и рухнула в озеро. Наполовину погрузившись в густую жижу, она напоминала своим видом потерпевший крушение корабль, зарывшийся при отливе носом в песок.
- Ну и где теперь твоя магия? - крикнул Самди. Он хлопнул в ладоши, и из зарослей на склоне вдруг вышли люди - десять, двенадцать, двадцать чернокожих мужчин в белых штанах и без рубашек - казалось, из земли поднялись цветущие кусты; у них были остекленевшие, словно подернутые пеленой глаза, как у тех двоих, которых Римо видел прошлой ночью, тех, что прошли по главной улице Сьюдад Нативидадо и насмерть перепугали часовых.
- Вперед, - приказал Самди, и мужчины, воздев руки, зашаркали вниз по склону.
Только тут до Корасона дошло, что, выбросив аппарат, он лишился последней надежды удержать власть. Схватив длинную палку, он наклонился над озером, пытаясь зацепить аппарат и подогнать его к берегу.
Глядя, как президент балансирует на краю котлована, майор Эстрада решительно отбросил сигарету и, глубоко вздохнув, ринулся вперед. Со всего размаху он толкнул Корасона в спину, и президент полетел вниз, в асфальтовое озеро. Черная вязкая масса с хлюпаньем стала втягивать его в себя, и он забарахтался там, истошно вопя.
- Это чистой воды импровизация. Такого не планировалось, - сказала Руби.
Эстрада обратился к солдатам.
- Пора нам, наконец, вернуться к нашим истокам, к настоящей древней вере, - выкрикнул он. - Стреляйте в эту нечисть. Цельтесь же в них. Если хотите жить, выполняйте приказ. - И он указал в сторону Самди.
Солдаты колебались. Зомби тем временем, разбившись на две группы, обходили озеро, идя прямо на солдат.
Эстрада запустил руку в карман кителя и вытащил оттуда мешочек с солью. Очертив полоской соли широкий круг, он позвал в этот круг солдат.
- Идите сюда. Зомби тут ничего не смогут с нами сделать. Мы очистим остров от этих тварей. - Он призывно махнул рукой, и солдаты послушно вошли в круг.
А всего в десяти футах от них свалившийся в озеро Корасон, обхватив руками аппарат, визжал от страха, моля о помощи:
- Спаси меня, Эстрада. Дай руку.
- Прошу мена извинить, Генералиссимус, - сухо ответил Эстрада. - Я сейчас очень занят.
Встряхнув хорошенько стоящего рядом солдата, он заставил его поднять винтовку к плечу.
- Стреляй же, - приказал Эстрада и сам тоже полез в кобуру за пистолетом.
- Они убьют старца, - сказала Руби.
Римо глянул на Чиуна.
- Мне не пристало высказывать свое мнение: ведь я не работаю на президента и нахожусь здесь только как зритель - поэтому я спрашиваю тебя, Чиун, что ты думаешь по этому поводу?
- Я думаю, что ты абсолютно прав, - ответил кореец.
Руби еще не успела и рта раскрыть, а Чиун и Римо, вскочив на ноги, мигом проложили себе дорогу сквозь колючий кустарник, словно его там и в помине не было.
Солдаты же, вскинув ружья, целились в Самди. Эстрада собирался уже спустить курок, когда Римо и Чиун ворвались в круг.
Широко раскрытыми от удивления глазами смотрела Руби, как замелькали в воздухе тела солдат, одетых в защитного цвета форму. Римо и Чиун медленно двигались среди семерых мужчин, и, казалось, замахнись на них прикладом любой солдат, и они тут же рухнут на землю. Но, пытаясь поймать их, солдаты каждый раз хватали руками пустоту. Странно - эти двое двигались проворно и одновременно неторопливо и вроде бы не вкладывали в свои мощные рывки особой силы, а удары так и сыпались по сторонам, трещали кости и пронзительно вскрикивали солдаты. Руки Римо и Чиуна летали, как молнии.
Все было копчено за десять секунд. Солдаты валялись в пыли, майор Эстрада уткнулся носом в землю, рука его все так же сжимала пистолет, но пальца, только что лежавшего на курке, уже не было.
Зомби уже обогнули озеро, направляясь к Римо и Чиуну.
- О них я как-то забыл, папочка, - сказал Римо. - Что с ними делать? Говори скорей. Как убивать этих бессмертных?
Чиун не успел еще ему ответить, как Самди поднялся с камня, на котором сидел. Он хлопнул в ладоши, и все двадцать фигур мгновенно замерли, словно они были автоматами, которых отключили от источника энергии.
- Вот это да! - восхищенно произнесла Руби. Выбравшись из кустарника на дорогу, она подошла к Римо и Чиуну. - Как вы это делаете? А? Как?
- Послушан, Руби, - как можно спокойнее произнес Римо, - заткнись, пожалуйста.
Самди величественно двинулся вперед, огибая озеро, а наверху горы, где стояла деревня, стали появляться ее жители, мужчины и женщины. Они внимательно следили, как развиваются события внизу.
Генералиссимус Корасон погрузился в жидкий асфальт уже по пояс. С неимоверным трудом ему удалось повернуться в густой жиже, не выпуская из рук аппарата.
- Ты не станешь правителем, Самди, - вопил он. - Самый главный здесь я! Корасон!
Самди даже не повернулся в его сторону.
Корасон лихорадочно шарил по аппарату, ища нужную кнопку. Наконец нашел и нажал ее. Но в суматохе он забыл, что сначала нужно прицелиться. Раздался треск, и зеленоватое сияние окрасило самого Корасона - удар пришелся прямо ему в живот - на какую-то долю секунды президент ярко вспыхнул, а затем растекся зеленой лужицей по темной поверхности асфальтового озера. Его хлопчатобумажная военная форма тоже распалась, а позолоченные ордена - все, что осталось от Живого Бога, Пожизненного правителя, президента Всея Бакьи, - немного побулькав в зеленой лужице, погрузились в темную массу озера вслед за аппаратом, гвоздиками от сапог президента и, наконец, самой зеленой жижей, что раньше звалась Корасоном.
- Подите прочь, - грозно крикнул Самди, и двадцать мужчин с остекленевшими глазами тут же повернулись и, шаркая ногами, поспешили назад, в сторону деревни.
Самди подошел к Руби, Римо и Чиуну.
- И что теперь, детка? - ласково спросил он Руби.
- Теперь вы станете правителем, - сказала Руби. - Судьба Бакьи в ваших руках.
- Я уже стар, - произнес Самди.
- Разве это возраст? - возразил Чиун, встретившись глазами с Самди. - У вас впереди еще много лет жизни. Что касается меня, то я уполномочен заявить самим президентом Соединенных Штатов, моим непосредственным хозяином - ведь я не работаю на кого попало, - что Соединенные Штаты обязуются оказывать вам всестороннюю помощь.
- Спасибо, - поблагодарил его Самди. - Но я даже не знаю, с чего начать.
- Для начала перестреляйте человек полтораста подозреваемых в предательстве.
- Зачем? - удивился Самди.
- Хороший тон. Все так делают.
- Но у нас нет аппарата, - ворчала Руби, когда тем же вечером они летели в Штаты.
- Его вообще нет, - сказал Римо. - Он исчез, как будто его никогда и не было. Забудь о нем.
- Эти ребята в ЦРУ иногда бывают как бешеные. Еще уволят. И тогда прости-прощай мой ежемесячный чек.
- Не беспокойся по этому поводу. Чиун замолвит за тебя словечко. Если ты еще не знаешь того, о чем, похоже, известно всем, то учти: Чиун работает на президента Соединенных Штатов.
- Больше не работаю, - сказал Чиун.
- Вот как? А почему, собственно? Неужели ты опять с нами, черной костью, работающими на какого-то Смита?
- А почему бы и нет? - ответил Чиун, и голос его дрожал от плохо скрываемого гнева. - Ты заметил, чтобы меня, когда закончилась операция, поздравили с успехом? Может, видел телеграмму?
- Нет, не видел, - сказал Римо.
- Вот и я тоже. А на неблагодарных я не работаю, - отрезал Чиун. - Про Смита хоть все ясно.
- Ты прав, папочка. Абсолютно прав. А ты что собираешься делать, Руби?
- Вернусь к себе на фабрику и буду опять крутиться, чтобы свести концы с концами. А вы, надеюсь, научите меня, как распознавать, у кого какое оружие, и еще как бросать кости.
Римо наклонился к ней.
- Всему научу, только приходи ко мне в постель.
Руби весело рассмеялась.
- А зачем ты мне нужен? У меня уже есть золотая рыбка. А впрочем, - призадумалась она, - ты не так уж плох.
Римо радостно заулыбался.
- Да. Ты не так уж плох - ты просто из рук вон плох. Совсем никуда не годишься. Лучше уж старый джентльмен научит меня всему.
- Сорок процентов, - сказал Римо.
- Двадцать, - поправила Руби.
- Тридцать, - уточнил Чиун. - А с простофилей я расплачусь сам.
Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир. Остров зомби


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация