Ричард Сапир, Уилл Мюррей. Потерянное прошлое




"Дестроер"
"Lost Yesterday", перевод с английского Б. Болконский
Глава первая
Человечество утратило былую силу, потому что допустило до себя отрицательную энергию. Отрицательная энергия - единственная причина головной боли или неспособности сбросить лишний вес. Если вы хотите похудеть и знаете, что для этого требуется, то почему бы вам не похудеть? Если вы не желаете, чтобы у вас болела голова, а она у вас болит, то как вы могли это допустить? Ведь это ваша голова и принадлежит она вам, правильно?
Уилбур Смот вполне серьезно задавал эти вопросы, и столь же серьезно никто не обратил на него никакого внимания.
- Я не собираюсь вступать в "Братство Сильных", Уилбур, - заявила секретарша главному специалисту-химику компании "Брисбейн Фармацевтикалз", расположенной в Толедо, штат Огайо.
Любому непросветленному мужчине секретарша казалась женщиной привлекательной, но доктор Уилбур Смот знал, что подлинная привлекательность невозможна без гармонии со Вселенной. От тех, кто такой гармонии не достиг, исходит лишь духовная заурядность. Вот почему душа, принадлежащая "Братству Сильных", может быть счастлива только с другой такой же душой, принадлежащей тому же Братству.
Идеальный бюст секретарши и ее чувственные губы - не более чем пустое искушение, раз она не причастна к "Братству Сильных". А сияющие глаза и ямочки на щеках - самая настоящая ловушка. Уилбуру объяснили, что он ценит не то, что следует ценить. Вот почему многие браки оказываются неудачными. Людей притягивает к себе ложь, а не правда.
Правдой было то, что раз Уилбур достиг духовной исключительности, то полноценно общаться он может только с теми, кому выпало счастье с помощью "Братства Сильных" избежать самоуничтожения. Именно в этом и заключается райское блаженство.
К несчастью, грудь, ямочки на щеках и обольстительная улыбка до сих пор не утратили своего очарования для молодого химика. И он не обращал внимания на то, что секретарша его босса безнадежно увязла в огромном "Нет" на маленькой жалкой планете Земля.
- Уилбур, кончай свой треп про нирвану. "Брисбейн Фармацевтикалз" - это научное учреждение, - сказала секретарша.
- Тут столько же науки, как в лаке для ногтей или в средстве от головной боли, - ответил Уилбур.
Ему было двадцать три года, он был довольно строен и привлекателен, почти - но не совсем - спортивен. Почти, - но не совсем - темноволос и красив. Почти - но не совсем - один из лучших химиков фирмы.
Одним из преимуществ работы химиком в компании "Брисбейн" было то, что от химиков не требовалось быть одетыми с иголочки, как торговые агенты, или выглядеть респектабельными, как руководители фирмы. Химик вполне мог прийти на работу в любой выпавшей из его шкафа вещи - главное, чтобы не совсем непристойной. Даже сотрудники, стоявшие на нижней ступеньке служебной пирамиды в компании, могли определить химика с первого взгляда. Они выглядели довольными жизнью.
Уилбур обычно носил белую рубашку и мятые брюки. Он любил сосать леденцы, а в те редкие минуты, когда не превозносил "Братство Сильных" как спасение для всего человечества, жаловался, что как химик ничем это человечество осчастливить не может.
А именно в этом праве компания "Брисбейн" отказывала своим химикам. Будучи одним из основных производителей краски для волос и отпускаемых без рецепта средств от головной боли, простуды, бессонницы и прочих жизненных неприятностей, компания требовала, чтобы вкалывающие на нее химики не допускали ни малейшего сомнения в важности своей работы. Их цель - достижение научного совершенства. Точка.
- Кончай ныть, Уилбур, - сказала секретарша со всеми ужимками, на какие только способен порок.
- Это так, - вздохнул Уилбур.
- Что так? - не поняла секретарша.
- Правда сделает, тебя свободной.
- Ну, правда состоит в том, что "Братство Сильных" - липовая религия торгашей, которым грозят судебные неприятности. Ее придумал какой-то писатель-неудачник. Это сплошное надувательство.
- Ты вынуждена говорить так, - возразил Уилбур.
- А иначе не смогла бы жить своей ничтожной жизнью, зная, что могла бы освободиться от рабства отрицания положительных начал.
- Если я такая отрицательная, почему ты от меня не отходишь?
- Я хочу помочь тебе.
- Ты хочешь залезть мне под юбку.
- Вот видишь? Это взгляд, отрицающий любовь. Вся твоя жизнь посвящена любви к большому "Нет".
С этими словами Уилбур ушел, сказав себе, что оставляет ее поразмыслить над его блистательным анализом несовершенства ее характера. Он не мог знать, что на самом деле он уходит для того, чтобы подвергнуть все человечество угрозе возвращения в самые темные, первобытные времена. Потому что Уилбур Смот был готов обрушить на ничего не подозревающий мир самый опасный из когда-либо разработанных химических составов, яд, способный украсть у человечества его прошлое, а следовательно, и будущее.
В каком-то отношении "регенератор мозга" старого Хирама Брисбейна уже украл у "Брисбейн Фармацевтикалз" прошлое, которым компания могла бы гордиться. Его создание было омрачено намеками на то, что современная фармацевтическая фирма была основана торговцами змеиным жиром. Так оно и было, к великой досаде отдела рекламы.
Подростком Хирам Брисбейн путешествовал по Среднему Западу в фургоне, запряженном двумя хорошими лошадками и доверху наполненном баночками с лекарством на змеином жире. Лекарство готовил его отец в домашних условиях. Змеиный жир, говаривал он, излечивает все что угодно - от ревматизма-до импотенции. Женщинам он объяснял, что это снадобье - лучшее средство от болей при месячных. Как и большинство тонизирующих средств тех времен, эликсир Брисбейна содержал в себе изрядную долю опиума. В результате клиентура у Брисбейна была обширная.
Брисбейн был прирожденным бизнесменом и довольно скоро превратил фургон с домашним варевом в фармацевтическую компанию. Разумеется, ему пришлось отказаться от разъездов. Пришлось расстаться и со своим прошлым мелкого торговца и отдать предпочтение средствам, более утонченным, чем змеиный жир его папаши. И наконец, ему ничего не оставалось делать, как прекратить рекламировать свои лекарства с фургона и начать делать это на бумаге.
Но с одним из атавизмов времен змеиного жира старый Хирам Брисбейн расставаться не хотел, хотя ни разу не попробовал продать его. Это был драгоценный папашин "регенератор мозга".
- Индейцы давали его самым отъявленным преступникам. И я думал, что это яд. В то время я был еще ребенком и путешествовал с моим отцом, - рассказывал старый Хирам.
- Они брали самого страшного негодяя во всем племени, но не вешали его за шею, как это делают цивилизованные люди. Боже упаси! Они даже не отрезали насильнику яйца, как принято у добрых христиан. Они просто-напросто делали ему укол. И знаете, чем это кончалось?
Тут старый Хирам делал паузу в ожидании, когда его дипломированные химики спросят: "Чем?"
- Да ничем, - был ответ. - Самый гнусный мерзавец просто улыбался широченной улыбкой и послушненько ждал, когда его отведут в его вигвам. Сидел и улыбался - и все дела. Ну, и как вы считаете, хорошее наказание?
Тут старый Хирам отрицательно качал головой. И ожидал, естественно, что его ученые химики сделают то же самое.
- Преступники выглядели такими счастливыми, что моему отцу захотелось попробовать этого зелья. Но старый знахарь запретил ему. Он сказал, что это страшнейшее на свете проклятие. А теперь скажите на милость, как такое бесконечное счастье может оказаться проклятием?
Ученые химики были людьми достаточно искушенными, чтобы принять крайне удивленный вид.
- Так как же, мистер Брисбейн? - обычно спрашивал кто-нибудь.
- Знахарь не дал ответа на этот вопрос. Но он испытывал благодарность к моему отцу за то, что тот по первому требованию предоставлял ему эликсир или, по крайней мере, опиум, и преподнес ему пузырек. Предупредив при этом, чтобы он и не пытался испробовать снадобье на живой душе. И мой отец дал чайную ложку этого зелья ниггеру. Ниггер проглотил эту гадость и тут же стал вести себя просто неприлично. Он перестал говорить "сэр" или "мэм", а просто стоял и скалился. Не дрался. Не выл. Ни на что не был годен до конца своей жизни, но зато никогда больше не страдал от головной боли. Так-то вот - головные боли ниггера канули в вечность.
Мой отец повторил эксперимент на одном человеке из Уэст-Ньютона, что в штате Вайоминг. Звали того человека Злодей Нейтан Круэт. С виду это был самый настоящий злодей, хотя этот сукин сын в жизни никого не обидел. Он просто постоянно бормотал что-то себе под нос. Бормотал утром. Бормотал вечером. Наконец отец не выдержал и поинтересовался, что это он все бормочет да бормочет. И старина Круэт ответил, что у него болит голова - болит с того самого дня, как он себя помнит.
Отец сказал ему, что от этого есть лекарство и предупредил, что оно помогает только в микроскопических дозах. Злодей Нейтан Круэт лизнул лекарство кончиком языка, и его лицо расплылось в улыбке. В большой светлой улыбке.
На этой фразе голос Хирама наполнялся добрыми нотками, и он изображал у себя на лице широченную - от уха до уха - улыбку.
- И мой отец спросил: "Нейтан, как у тебя голова - боль прошла?" И Злодей Нейтан Круэт, страдавший от головной боли с незапамятных времен, ответил голосом чистым, как звон колокольчика: "Какая боль?"
Господа, я понятия не имею, чему вас учат в ваших мудреных колледжах, но не требуется никакой науки, чтобы понять, что перед нами средство от головной боли. Сейчас мы продаем лекарство от головной боли на хвойном настое. На чистом настое хвои. Но если выяснить, что входит в то индейское снадобье, то "Брисбейн" станет самой гигантской фармацевтической компанией в мире. Мы назовем лекарство "регенератор мозга", как называл его мой папочка - упокой, Господи, его душу?
Затем, в присутствии первого поколения химиков компании, старик приказал открыть большой сейф, стоящий в углу его кабинета. И впервые на свет был извлечен заткнутый деревянной пробкой пузырек. Один из химиков попытался произвести анализ содержимого. Говорят, он его просто попробовал. Другие утверждают, что он изрядно отхлебнул снадобья. Как бы то ни было, он покинул лабораторию и никогда больше в нее не возвращался, а его мозги прочистились до такой степени, что он не узнавал никого, даже жену.
Старший химик компании "Брисбейн" пришел к выводу, что "регенератор мозга" - такое же проклятое и богопротивное изобретение, как и теория Дарвина. Но в пятидесятые годы, когда ученые больше не верили в проклятия и миром правил разум, еще один химик решил заняться зельем. Это было время расщепления атома, спектрометров, абсолютной веры в то, что все на свете есть материя и что человек способен познать эту материю. И вера эта была столь непоколебимой, что ей мог позавидовать сам Папа.
Химик громогласно объявил, что ему достаточно одного грамма зелья, чтобы определить все ингредиенты "проклятого регенератора мозга".
С улыбкой на лице он откупорил пузырек. Все так же улыбаясь, он спросил, сколько сейчас времени. Три тридцать, ответили ему.
- О! - На лице его отразилось полное понимание. - Это значит, что маленькая стрелка на цифре три, а большая - на шести. Этот кружочек с ручкой - это шесть, правильно?
В прогрессивные пятидесятые сумасшедших не оставляли без внимания. Напротив, им стремились помочь. Вот и химику помогли - сначала надеть смирительную рубашку, а потом - добраться до тихой больницы. Через несколько дней он был в полном порядке. Но он никак не мог вспомнить, что с ним было не так. Последнее, что он помнил, - это то, что он пролил каплю и попытался вытереть ее.
Когда десятилетие спустя Уилбур Смот переступил порог компании "Брисбейн Фармацевтикалз", она была в первых рядах среди компаний этого профиля. Дети низкооплачиваемых сотрудниц были обеспечены присмотром, пока их матери работали. Благодаря программе "Просвещение", "черные" вошли как в лексикон служащих, так и в штатное расписание. На работу была принята необходимая квота всевозможных меньшинств, и эта квота встречала у входа все официальные правительственные делегации и водила их по лабораториям. В действительности "просвещенные" работодатели знали, что в лабораториях работает не больше черных, чем во времена старика Хирама, но зато теперь каждый из них помнил, что не надо называть их тем обидным словом, которым их называли прежде. Знали они и еще кое-что - что-то о "регенераторе мозга". А именно, что он может попадать в организм через кожу.
Поэтому, когда Уилбур Смот вошел в лабораторию, его не удивило, что старший химик работает в резиновых перчатках и резиновой маске. Он знал, что тот пытается выяснить химическую формулу "дегенератора мозга", как в шутку назвали зелье химики.
Уилбур на цыпочках подошел к старшему химику. Он должен заставить его понять, что истинная сила разума может быть раскрепощена только путем отказа от сопротивления силам природы.
- Получилось! - воскликнул старший химик, наблюдая за происходящей в колбе реакцией. - В самом деле получилось! Вы знаете, что это такое?
- Нет, - ответил Уилбур Смот.
Он понимал, что старший химик выявил составной компонент, вступивший в реакцию с веществом в колбе - обычный химический опыт. Но он не имел ни малейшего понятия, в какую великую тайну только что проник старший химик.
- Эта проклятая формула вовсе не регенерирует мозг. Она уникальна - в этом не может быть сомнений. Но она не заставляет мозг работать лучше, хотя кое-кто в это и верит.
- Что это?
- Это пентотал натрия наоборот. В жизни не видел ничего подобного.
- Вещество, заставляющее человека говорить правду?
- Нет. Пентотал, примененный в малых дозах, стимулирует память, высвобождает ее. Достигается не постижение истины, а лишь улучшение памяти. А этот "регенератор мозга" укрепляет мозговые артерии, и при этом уничтожает функций мозга, а не высвобождает их. Все это напоминает внезапную потерю памяти.
- Так вот почему тот химик пятидесятых годов забыл, как по часам узнавать время? - спросил Уилбур.
Каждый химик компании "Брисбейн" знал про старый индейский секрет и что основатель компании озадачил своих ученых разгадкой этого секрета, и что в течение многих лет все попытки оканчивались неудачей.
- Точно, - подтвердил старший химик. - Но к нему память вернулась. Пятьюдесятью годами раньше ему бы преспокойно позволили покинуть город, как тому, первому. Возможно, первый химик принял слишком большую дозу. Мощное средство.
- А черный, - догадался Уилбур, - забыл про вежливость. Он забыл благоприобретенные навыки.
- И тогда он стал абсолютно нормальным, и его стали считать хамом.
- Индейцы давали преступникам большие дозы с тем, чтобы на смену отрицательному поведению, свойственному взрослым, пришло поведение ребенка, - заявил Уилбур.
Будучи приверженцем "Братства Сильных", он немало знал об отрицательных мыслях и отрицательных поступках. Но тогда непонятно, почему индейцы называли зелье "проклятым".
- Ну, подумайте сами, Уилбур, - сказал старший химик. - Если вы все Забыли, то вы забыли и то, кто вы есть. Вы забыли тех, кого любите, и тех, кто любит вас. Вы забыли свое происхождение. А для индейца, предать забвению свои традиции - значит, умереть при жизни.
- Это ужасно, - согласился Уилбур.
- Да... Мы сможем продавать это снадобье психиатрическим клиникам.
Старший химик встряхнул колбу, чтобы получше рассмотреть, как происходит реакция. Довольный собой, он глубоко вздохнул.
- Но раз оно такое сильнодействующее, то почему бы не принести с его помощью пользу всему человечеству?
- С помощью чего? - спросил старший химик.
- С помощью вашего открытия.
- Какого открытия?
- Оно не может принести вред людям, - настаивал Уилбур.
- Вот это? - старший химик поднял колбу.
- Да, - кивнул Уилбур.
- А что это?
- "Регенератор мозга". Вы открыли, что оно подавляюще действует на память. Вы разгадали секрет проклятия. Вы обнаружили, что оно вызывает амнезию.
- Что вызывает амнезию? - спросил старший химик.
- Вот это, - Уилбур показал на колбу.
- Да. А что это?
- Вещество, подавляющее память.
- Нет, благодарю вас. Черт побери, я совсем забыл, чем я сегодня должен был заниматься.
И в этот самый момент Уилбур понял, что его старший коллега вдохнул пары зелья. Он тут же сообразил, что оно слишком бесценно, чтобы оставлять его в руках невежественного коммерсанта. Его необходимо забрать у этих людей, которые настолько преисполнены отрицательной сущности, что готовы в своих корыстных целях заразить ею и всех окружающих.
Отныне дар человечеству или его проклятие будет находиться в руках тех, кто искренне заботится о людях - в руках достигших просветления адептов "Братства Сильных". А это последнее не есть культ, не есть религия, но, как Уилбур Смот чувствовал каждой клеточкой своей души, есть абсолютная истина.
Уилбур проводил коллегу в его кабинет, а затем очень осторожно, чтобы, не дай Бог, не вдохнуть или не прикоснуться к коричневатой смеси, смешал все препараты в колбах и пробирках. Потом собрал все описания опытов, проделанных брисбейнскими химиками за многие годы, и сунул их в карманы. Он отнесет и пузырек, и эти записи в единственное в мире место, где им будет найдено должное применение. Он отнесет это людям, которым доверяет, доверяет настолько, что позволяет им забирать треть его зарплаты.
Это было старое здание из коричневого кирпича, купающееся в ярком свете солнечного зимнего дня. Крыша покрыта толстым слоем снега, на входной двери большой плакат, предлагающий произвести бесплатный анализ характера. Уилбур прошел такой тест, когда, одинокий и напуганный, прямо из колледжа пришел на работу в "Брисбейн Фармацевтикалз".
Первый этап теста показал, что он страдает комплексами, из-за которых, как выразилась привлекательная экзаменаторша, не чувствует уверенности в себе.
Первой его мыслью было, что к такому выводу - раз уж он стал тестироваться - пришел бы кто угодно. Уилбур был далеко не дурак. Но последующие вопросы обнаружили в его душе такие зоны страха и гнева, о которых он раньше и не подозревал. Экзаменаторша порекомендовала ему простое умственное упражнение, которое следовало выполнять в группе с другими людьми. Страх исчез. И он поступил на первый уровень. Он сделал это безо всяких сомнений - тем более, что со следующей недели плата за обучение должна была повыситься.
Первый уровень дал ему осознание великой жизненной цели, а также средств, с помощью которых этой цели можно достигнуть. Второй уровень дал ему силу и умиротворенность. Третий уровень, гораздо более дорогой, привел к решению о необходимости сбросить с себя узы, опутывающее все, что не является частью "Братства Сильных".
Он знал, что четвертый уровень будет стоить мною дороже. А сколько еще уровней надо пройти, чтобы достичь абсолютного освобождения? Но он знал, что обрел истину. Те, кто поносил это удивительное, дарующее свободу, обогащающее человечество движение, были настоящими страдальцами: они по самые глаза погрязли в трясине отрицательной энергии.
У Истины всегда хватало врагов.
Доктор Рубин Доломо, открывший величайший секрет освобождения человечества, был, возможно, подобно всем великим пророкам, самым преследуемым человеком своего времени. И все почему?
Люди боятся истины. Для всех - начиная с правителей и кончая секретаршами с шикарными бюстами и ямочками на щеках - истина таит в себе опасность. А почему? Потому что, если они познают истину, им придется выйти из рабского подчинения бессмысленной отрицательности жизни.
Доктор Рубин Доломо не ненавидел этих людей. Он жалел их. Значит, то же требуется и от Уилбура. Они бредут в темноте и не могут сами отвечать за свои поступки.
Это, разумеется, не означает, что группа избранных не должна защищать себя. Напротив. Ребенок за рулем тяжелого грузовика не ответствен за все возможные последствия, учитывая его возраст, но грузовик нанесет ужасный ущерб окружающим. Представьте, что он въезжает в толпу. Представьте, сколько людей он убьет.
Разве не будет правильно в такой ситуации убрать ребенка? Если это спасет многих, можно ли считать это преступлением?
Когда Уилбур смотрел на вещи с этой точки зрения, тот факт, что восьмифутовый аллигатор был запущен в плавательный бассейн газетчика, сочиняющего клеветнические статьи о "Братстве Сильных", не казался чем-то ужасным. "Братство Сильных" не имеет намерения убивать людей; единственное его желание - образумить их. Доктор Рубин Доломо сам не совершал подобных действий. Но его преданные сторонники, полные желания освободить душу журналиста, решались на действия, которые, по мнению большинства, заходили слишком далеко.
- Ты хочешь сказать, что ты последователь человека, который запихивает людям в бассейн крокодилов только потому, что они о нем плохо отзываются? - спросила мать Уилбура.
- Мама, ты не понимаешь. Доктор Рубин Доломо может избавить тебя от боли, несовершенства и одиночества. Я надеюсь, что когда-нибудь ты изменишь свое мнение о нем.
- Я уже изменила его. Раньше я считала его суетливым мошенником. Теперь я считаю его порочным суетливым мошенником. Брось их, Уилбур.
- Мама, ты должна избавиться от своей отрицательной энергии. Прежде чем она разрушит тебя.
- Я помолюсь за тебя, Уилбур.
- Я избавлюсь от своей отрицательной энергии ради тебя, мама.
Уилбур вспомнил этот печальный разговор, когда склонился в земном поклоне перед портретом доктора Рубина Доломо, основателя "Братства Сильных", висящим на втором этаже здания. Сюда было дозволено подниматься лишь тем, кто прошел первый уровень. Прохожие с улицы, заходящие для того, чтобы бесплатно выяснить, что у них за характеры, сидели внизу, в тесных каморках, подальше от портретов доктора Доломо, подальше от любого намека на "Братство Сильных". И в этом не было никакого обмана.
Обманом была вся та грязь, которую лили на "Братство Сильных". Скрыть тот факт, что за анализом характера стояло "Братство", - значило дать истине шанс, потому что человек, пройдя через тест и осознав, что именно ему предлагают, получает возможность судить обо всем по справедливости. Иначе, оглушенная газетной пропагандой, изначально невинная личность может быть насильно подведена к заключению, что все это есть лишь первый шаг к ее облапошиванию, что вся деятельность анализаторов характера и тех, кто стоит за ними, направлена лишь на то, чтобы отобрать у жертвы деньги и собственное "я".
Вот почему портрет доктора Рубина Доломо висел лишь на втором этаже, и только получившему право подняться на второй этаж было позволено отдавать почтение этому портрету и размышлять в уединенной, чистой обстановке о том, что "Братство Сильных" - это религия и что Рубин Доломо был послан на землю во имя спасения человечества.
Только увидев портрет, молодой химик позволил себе подумать о религии. Он прижимал к себе пузырек и записи, вынесенные из лаборатории. Он сказал кому-то из служащих, что принес срочное послание.
Руководитель третьего уровня оказался вне досягаемости, так что к Уилбуру вышел руководитель четвертого уровня, внешний вид которого порождал сомнения в том, что он полностью свободен от отрицательных мыслей.
- Я открыл невероятно сильнодействующее лекарство, которое способно начисто стереть память человека. Оно настолько опасно, что только нам следует обладать им.
- Фантастика! Как оно действует?
Уилбур объяснил, и руководитель четвертого уровня решил, что недостаточно компетентен для принятия решения, и направил Уилбура наверх, к руководителю пятого уровня. Услышав, что с помощью какого-то химического вещества можно блокировать память, руководитель пятого уровня присвистнул и спровадил Уилбура еще выше. Руководитель шестого уровня считал что-то на калькуляторе и при этом курил сигарету. От пристрастия к курению, согласно учению "Братства Сильных", следовало избавляться.
Руководитель шестого уровня вовсе не выглядел так, будто пребывал в гармонии с положительными силами. Напротив, он казался преисполненным отрицательных начал.
- О'кей, что у тебя?
Уилбур объяснил.
- О'кей, сколько ты хочешь?
- Я хочу, чтобы это было использовано во благо положительной энергии человечества.
- Брось. Ты пришел по делу или собираешься морочить мне голову? Сколько тебе надо? Ты продаешь формулу, или что? Сколько у тебя вещества? Пинта? Кварта?
- Я ничего не продаю. Я хочу выразить свою благодарность за полученное благословение.
- Откуда ты взялся?
- Пришел снизу.
- На каком ты уровне?
- С помощью добрых руководителей я сумел подняться сюда с третьего уровня.
- А-а-а-а-а, - понимающе протянул руководитель шестого уровня. - Понимаю. Значит, ты бизнесом не занимаешься. Славно, малыш. Ты хочешь отдать то, что принес, просто так? Правильно? Объясни-ка мне все еще раз.
И Уилбур попытался объяснить, что он принес.
- Послушай, малыш. Мы не можем принять решение здесь, в Толедо, - дело слишком важное. Тебе лучше отправиться прямо в центр, к доктору Доломо.
- Я увижу самого доктора?
- Да. Это дело общенационального масштаба. Но скажи ему, что Толедо хочет получить свою долю. О'кей? Он поймет, о чем ты говоришь. И не забудь сказать ему, что сам ты находишься на третьем уровне. Хорошо?
И руководитель шестого уровня легонько потрепал Уилбура по щеке.
- Я всего-навсего на третьем уровне. И не знаю, достаточно ли я подготовлен, чтобы говорить с доктором.
- Подготовлен, малыш, подготовлен. Это прекрасно. Ты славный мальчик. Просто скажешь ему все то же самое, что сказал мне.
- Может мне пройти ускоренный курс трансценденции духа, прежде чем предстать перед ним? Я слышал, что этот курс очень помогает возвышению духа.
- Это что, тот курс, который предлагается в нашем храме в Чилликоте за тысячу девятьсот девяносто восемь баксов и девяносто девять центов и преподается по субботам и воскресеньям?
- Нет, насколько я слышал, пожертвования на это курс составляют девятьсот долларов, и это однодневный курс интенсивной подготовки в храме в Колумбусе.
- Просто заплати сам за билет на самолет. И это будет твоим очистительным обрядом, о'кей, малыш. Что-нибудь еще?
- Да. Мне казалось, что те, кто поднялись выше третьего уровня, должны бросить курить.
Уилбур кивком головы указал на дымящуюся сигарету.
- Правильно. Иди вниз - там сидят люди, которым платят за то, чтобы они отвечали на подобные вопросы. А теперь топай, малыш, и не забудь сказать Доломо, что это находка толедского отделения. Он поймет тебя.
Уилбур сразу же поехал в аэропорт, не удосужившись даже уведомить "Брисбейн Фармацевтикалз", что берет отгул. Его по-прежнему беспокоило, что человек, стоящий на такой высокой ступени, курит. Но затем он вспомнил, что говорили ему на втором уровне, когда он заплатил пятьсот долларов за подробный обзор разных уровней.
- Не надейтесь, что вы избавитесь от ложных мыслей только потому, что купили несколько книг. На это потребуются годы. Упорные занятия. И самое главное - деньги. Но если вас не оставляет тревога, если вам хочется курить, глотнуть виски или бездумно растратить свои деньги, это вовсе не значит, что вы не достигли никакого прогресса. Отдельные отрицательные мысли иногда посещают даже самых просветленных.
Это объясняло, почему человек, находящийся на таком высоком уровне, курит. И все же Уилбура не отпускало беспокойство, хотя оно сменилось восторгом, когда такси подвезло его к прославленному "Замку Братства Сильных". Доктор Доломо жил в своем поместье в Калифорнии, на берегу Тихого океана. Газонов и лужаек здесь было больше, чем в крупном национальном парке. Уилбур читал об этом в книжках, издаваемых "Братством Сильных".
Доктор Доломо, достигший высшего уровня, не нуждался в сне и двадцать четыре часа в сутки работал ради блага человечества. И все свои великие труды он создал именно здесь. Уилбур вытащил из кармана руководство "Шаг за шагом", но был слишком взволнован, чтобы изучать его. Через несколько секунд он окажется лицом к лицу с молодым человеком с невероятно голубыми глазами, смотрящим на него с обложки учебника. Эта книга была предназначена для второго уровня. Ходили слухи, что даже если просто класть ее под подушку, то одно это обеспечит приток положительной энергии. Уилбур подкладывал ее под себя, когда вел машину.
У ворот стояли охранники, но те, кто был за оградой, бродили как и куда хотели. Никаких запретов не существовало. Уилбур Смот попытался настроиться на положительные вибрации, которые непременно должны исходить из этого святого места. Он ощущал солнце и траву, по которой ступал, и знал, что все вокруг хорошо.
Секретарша провела его во внутренние покои, где мужчина, представившийся как директор Среднезападного регионального управления, смотрел записанный на видео футбольный матч и ел шоколад.
- Он к доктору Доломо. Он из Толедо.
- Наверх, - буркнул директор.
- Вам не кажется, что вы должны пойти с ним? Он новичок и плохо ориентируется.
- Нет. Оставь меня в покое. Тебе что, трудно подняться по лестнице? Идите отсюда!
Уилбур посмотрел на секретаршу. Вот вам яркий пример отрицательного поведения
Секретарша улыбнулась.
- Все в порядке. Просто поднимитесь по лестнице. На втором этаже навстречу Уилбуру попались несколько обезумевших горничных. Потом донеслись крики миссис Доломо. И кричала она что-то совсем не благочестивое. Миссис Доломо не хотела общаться ни с ним, ни с каким другим кретином из Толедо, штат Огайо. Миссис Доломо требовался ее бежевый купальник, а если он не знает, где он, то пусть катится к чертовой бабушке и не путается под ногами.
Уилбур Смот застал доктора Доломо спящим. Его круглый животик вздымался при каждом вздохе. В пепельнице догорала огромная сигара.
- Доктор Доломо? - обратился к спящему Уилбур, от всей души надеясь, что перед ним вовсе не основатель религии, избавившей Уилбура от стольких страданий.
- Кто тут? - закричал в панике толстый человечек. Он рывком сел, дотянулся до своих бифокальных очков и попытался сфокусировать взгляд. - Дайте мне таблетки. Вон те.
Уилбур увидел розовую пластмассовую упаковку на столике в трех шагах от дивана, на котором сидел толстяк, и передал ему таблетки. Толстяк трясущимися пальцами запихал несколько таблеток себе в рот.
Уилбуру было жарко в зимней одежде. Он обливался потом. Лучи восхитительного калифорнийского солнца заливали комнату, легкий ветерок с Тихого океана играл занавеской, и каждый вздох Уилбура был песней счастья. Толстяк откашлялся.
- Ты желаешь моей смерти? Ты врываешься в комнату и будишь меня? Что все это значит? Я тебя не знаю! Может, ты из ФБР и хочешь упечь меня за решетку. А может, рассвирепевший родитель - хочешь забрать назад свое чадо и заодно прикончить меня.
- Это все - отрицательные мысли, и вы сами себе их надумываете. Вам следует время от времени разговаривать с доктором Доломо, и вы поймете, что свои дурные мысли вы сами привносите в свое существование. Вы и никто иной.
- Только этого мне не хватало в такую рань.
- Уже перевалило за полдень.
- Какая разница! Тебя Беатрис подослала ко мне со всем этим бредом?
- Беатрис?
- Миссис Доломо. Ее возмущает любое мыслящее существо. А я мыслю. Следовательно, я ее возмущаю.
- Мне жаль вас, погрязшего в страданиях, навлекаемых на вас вашей собственной отрицательной энергией. Но я здесь по делу. Я прибыл из Толедо, чтобы встретиться с доктором Доломо.
- Ладно, чего тебе надо?
Уилбур увидел глаза - бледно-голубые глаза. Белые волосы - толстяка, по всей вероятности, когда-то можно было назвать блондином. Обрюзгшее лицо когда-то было молодым. Перед ним был тот же самый человек, что и на портрете в храме в Толедо, тот же самый, что улыбался с обложки книги для второго уровня. Доктор Рубин Доломо.
- Нет, - сказал Уилбур. - Я совершил страшную ошибку.
- Ты уже разбудил меня, так что давай, выкладывай.
- Я ничего вам не дам.
- Я ничего у тебя не просил, но раз уж ты испортил мне день, то я просто жажду узнать, какого черта ты сюда заявился.
- Я никогда вам это не отдам.
- Ты - слушатель первого уровня, и вдруг понял, что мы тут не ангелы.
- Я на третьем уровне.
- Ну ладно. Мы вернем тебе твои деньги. Нам ни к чему лишние неприятности. Но посуди сам, ты не смог бы оказаться здесь без разрешения. Значит, у тебя что-то для меня есть. Так?
Уилбур промолчал. Он думал, сможет ли он добежать до ворот, оставив позади все газоны и лужайки. Сможет ли перелезть через ворота. Он знал, что не имеет права рассказывать, с чем он пришел сюда.
- Меня послали сюда из Толедо с сообщением из храма. Они собираются переслать вам гораздо большую, чем обычно, сумму.
- Послушай, - в голосе доктора Рубина Доломо звучало бессилие. - Я знаю, что ты здесь по какой-то другой причине. Но что еще хуже для нас обоих, это то, что и Беатрис узнает, что у тебя к нам какое-то другое дело. Да, узнает. И очень быстро все выяснит. Что касается меня, то я бы с удовольствием сел в самолет и улетел отсюда к чертовой матери, и провались оно все пропадом. А ты еще не имел удовольствия познакомиться с миссис Доломо? И поверь мне, лучше тебе этого удовольствия никогда не иметь. Ну, так в чем дело?
- Не скажу.
- Тогда я ее позову.
- Нет!
- И прежде чем я ее позову, я хочу, чтобы ты усвоил, сынок, что лично против тебя я ничего не имею. Кстати, ее зовут Беатрис, и не вздумай назвать ее Бетти. Никогда и ни за что. А то у нее глаза из орбит вылезут вместе с носом. - Я ухожу.
- Беатрис!. - взвизгнул доктор Рубин Доломо, и в комнату вошла женщина, некоторое время тому назад ругавшаяся в коридоре, а теперь продолжавшая сыпать отборными ругательствами по поводу того, что ее побеспокоили.
- Я знаю, что рано или поздно ты все выяснишь. Из Толедо к нам прибыли неплохие новости. Вот этот малыш - преданный Брат, и он не хочет поделиться с нами этими новостями.
- Я ухожу, - повторил Уилбур.
Уилбур обнаружил, что миссис Доломо не верит в доводы разума. А верит она в нагревательные приборы. Двое дюжих подручных стальными лапами сграбастали Уилбура и привязали его к отопительной батарее. Хотя день был жаркий, отопление в доме работало - надо было нагреть воды.
Уилбур понимал, что если снадобье попадет в дурные руки, то случится непоправимое, и держался до тех пор, пока не зарыдал от боли. И тогда, мысленно вымаливая себе прощение, он рассказал супругам Доломо о препарате, уничтожающем память.
Но он предупредил их, что это очень опасное средство. Он умолял их не пускать его в ход, хотя доктор Доломо и принялся рассуждать о том, что снадобье можно продавать небольшими дозами слушателям второго уровня, используя их как подопытных кроликов. Или, еще лучше, применять его как вспомогательное средство обучения на первом уровне. Возможности здесь воистину безграничные: можно опоить снадобьем весь второй уровень, а когда его действие прекратится, то объявить, что "Братство Сильных" вернуло им память. Разумеется, Толедо получит свою долю. А еще лучше - часть снадобья. И тогда они забудут про свою долю.
- Его можно подмешивать в пищу тем, кто собирается дать показания против нас, - задумчиво произнес доктор Доломо, закуривая сигару.
- Против тебя, Рубин, - поправила супруга Беатрис Доломо.
- Я - твой муж.
- Умоляю! - вскричал Уилбур.
- Что будем с ним делать? - спросил Рубин.
- Мне не нужен придурок, бегающий по улицам с готовым обвинением против меня, - в ярости прошипела Беатрис.
- Я тебя предупреждал, малыш, - пожал плечами доктор Доломо.
- Умоляю, - всхлипнул Уилбур. - Умоляю, отпустите меня.
Беатрис кивком головы приказала развязать его.
- Мы не будем убивать его, - сказал Рубин. - Он рассказал нам, как действует это средство. Пусть отхлебнет его, как это было принято у индейцев. И обо всем забудет.
- Нет! - крикнул Уилбур.
- Молодой человек, вам известно, как обедают аллигаторы? - обратилась к нему Беатрис Доломо. - Значит так: либо ты глотаешь лекарство, либо изучаешь строение челюстей американского аллигатора. Знаешь, они предпочитают раздирать свой обед на части, а не пережевывать его. Не такой уж богатый выбор у тебя, как ты полагаешь?
Уилбур посмотрел на коричневую жидкость. Он попытался представить себе, каково ему будет, когда он забудет обо всем - забудет, кто он, кто его родители, как он прожил жизнь... И в этот последний момент своей сознательной жизни он понял, почему индейцы именно так наказывали своих преступников. Он сделал глоток и попрощался с самим собой.
Жидкость оказалась на удивление сладкой и приятной. Уилбур думал, что он успеет отметить про себя, когда она начнет действовать и что мелькнет в его памяти в последние секунды.
Эта мысль недолго продержалась у него в голове. Он стоял посреди комнаты, на него смотрели какие-то люди, а во рту было сладко. Он не знал, плохие это люди или хорошие. Он не знал, что он в Калифорнии. Он знал, что светит солнце и какой-то милый человек говорит, что сейчас ему смажут чем-то спину и тогда спина, которую он чем-то обжег, перестанет бо-бо. Но Уилбур Смот толком не понял и этого. Он не знал, что значит обжег. Он даже не знал, что такое бо-бо.
Он лежал на полу, потому что еще не умел ходить.
Глава вторая
Его звали Римо, и он опять учился. Но на этот раз дело шло медленнее, а стена не слишком его вдохновляла. И тело не было таким же живым, как раньше.
С берега дул ветер и нес песок на вымощенную камнем дорожку, огибающую высокое роскошное здание. Песок осыпал кусты, стопы и голые лодыжки Римо. За спиной, над темным Атлантическим океаном, всходило красное солнце. На Майами-Бич было тихо - только где-то вдалеке крысы копошились в мусорных баках. Римо кожей чувствовал соленый морской воздух - влажный, теплый и живительный. На его губах был привкус соли, а над ним всеми своими пятьюдесятью этажами нависала кирпичная стена, уходящая в ночное небо.
А раньше бывало так просто. Теперь ему приходилось начинать все сначала. В самый первый раз - это было много лет тому назад - он начал сверху и спустился на землю. Это была проверка, поддастся ли он страху, способен ли он подавить это чувство, мешающее телу двигаться гак, как оно на это способно.
Он коснулся ладонями кирпичной кладки и подушечками пальцев ощутил швы строительного раствора, крошащийся цемент. Его тело вжалось в стену, будто под давлением, исходящим от позвоночника, от дыхания, от всего тела, которое так редко в истории человечества использовалось на все сто процентов. Пальцы его ног ощущали влажную поверхность кирпичей и так точно находили точки опоры, что тело оставалось в равновесии на отвесной стене. Затем то же самое: подушечки пальцев на цементе, пальцы ног на кирпичах. Тело скользнуло вверх по стене. Римо щекой чувствовал мельчайшую вибрацию фундамента, глубоко уходящего в скалистую породу.
Щека терлась о кирпичи, руки, как у пловца, выбрасывались вперед и цеплялись за стену, ноги толкали тело вверх, и тело послушно двигалось вверх, руки вверх, руки вниз, ноги вместе, пальцы ног отталкиваются от стены, руки вверх, пальцы ног внизу, руки вниз, пальцы ног идут вверх все быстрее и быстрее. И по мере того, как Римо оставлял позади себя окна, по мере того, как крыша здания становилась все ближе и ближе, к нему возвращалась былая легкость. Былая плавность движений Былое совершенство. Ему говорили, что так оно и будет.
Если бы за ним кто-нибудь наблюдал, то увидел бы перед собой плывущего по стене человека. Именно так все это и смотрелось. Но самое удивительное заключалось в том, что ничего удивительного в этом не было - человек передвигался, не нарушая никаких законов природы Взору наблюдателя предстало бы самое что ни на есть естественное зрелище
- Не так уж плохо, - донесся с крыши тонкий скрипучий голос.
Римо сгруппировался, как ныряльщик перед прыжком, и приземлился на крышу. Он был худощав, но запястья у него были широкие, можно даже сказать, толстые. Темные глаза, высокие скулы, тонкие губы. Одет он был в темные брюки и темную рубашку.
- Возможно, - сказал он. - Я опять чувствую себя в согласии с самим собой.
- Это не то, с чем ты должен чувствовать себя в согласии Ты должен чувствовать себя в согласии со мной. Именно из-за этого на тебя и свалились все эти неприятности. Именно из-за этого тебе приходится учиться заново А что же будет, когда ты останешься без меня?
- Наконец-то у меня наступит минута покоя, папочка, - ответил Римо.
- Самый полный покой обретаешь в смерти, - донесся из тьмы скрипучий голос.
Ветер шелестел темным кимоно говорящего. Это был старик с торчащими во все стороны и развевающимися на ветру, подобно вымпелам, жидкими волосами. Но тело его было крепче, чем фундамент того здания, на крыше которого они сейчас стояли Старик поднял вверх руку и оттопырил палец, оканчивающийся длинным, гладким, изогнутым ногтем
- Смерть, - сказал Чиун, - это самое простое, что только есть на свете
- Не беспокойся, папочка, - утешил его Римо. - Это же моя смерть.
- Нет, - возразил Чиун. - Теперь уже нет У тебя нет права умирать - не больше, чем было у меня до того, как я нашел Мастера, который займет мое место, - Мастера Синанджу.
Римо не ответил Он знал, что старик прав Он сам навлек на себя опасность, подставил свою сверхчувствительную нервную систему под радиоактивное излучение. В обычной ситуации он понял бы, в чем дело, почувствовал бы. Но, находясь во власти гнева, он потерял значительную долю своей чувствительности. Чиун говорил, что на это вещество наложено проклятие, а Римо в проклятия не верил, особенно в те из них, которые были занесены в хроники Дома Синанджу И он не слышал своего тела, которое могло предупредить его об опасности А когда его силы оказались подорваны, он стал еще менее способен чувствовать что-либо
Чиун выходил его, но не позволял забывать, что хроники Синанджу могли предотвратить беду. Проблемы Римо с хрониками Синанджу начинались с Чиуна, потому что читать ему приходилось то, что написал Чиун, а чиуновы писания были слегка затушеваны. Например, Чиун нигде ни единым словом не упоминал, что его ученик не только не имеет никакого отношения к деревне Синанджу, но даже не является корейцем. Что он помогает не человеку с Востока, а белому.
Если кто-нибудь когда-нибудь прочитает хроники Чиуна, где американцы описаны как "счастливые, но нервные люди, скорые на гнев и не способные совладать с ним", то Римо предстанет перед читателем как кореец. В творении Чиуна было немало намеков на любовь Римо к видам западного побережья Корейского полуострова, хотя Римо лишь раз посетил Синанджу, да и то - только для боя. Почти при каждом упоминании Римо Чиун подчеркивал его высокие скулы, столь не вяжущиеся с обликом белого человека.
А тот факт, что Римо сирота, давал Чиуну основания сомневаться в том, что его отец и мать не были корейцами.
- Я - белый, - не уставал повторять Римо. И это значило, что Чиун научил Римо всему, только не тому, как войти в историю Синанджу. И Римо по-прежнему не верил тому, что было написано Чиуном, хотя старик так прокомментировал его восхождение на крышу пятидесятиэтажного здания:
- Это искусство великого Вана Великий Ван научил нас восходить вверх по отвесным стенам. Если бы меня здесь не было, ты бы мог прочитать мои хроники и заново понять, как это делается.
- Если бы тебя не было рядом со мной, папочка, мне, вероятно, не пришлось бы заниматься чтением истории Синанджу. Впрочем, я и сейчас их не очень-то читаю.
- А не мешало бы, - наставительно заметил Чиун. В дверь, выходящую на крышу, кто-то бешено забарабанил.
- Эй, как вы сюда попали? Убирайтесь немедленно!
Римо подошел к двери, из-за которой доносился голос. Дверь была заперта. Он легонько сжал дверную ручку в ладони, а затем, удостоверившись, что замок врезан на ее уровне, дернул вверх. Металлические обломки полетели в разные стороны, как шрапнель, и дверь открылась. На крышу вышел охранник.
- Взлом и нарушение прав частного владения, - процедил он, увидев, что в двери больше нет замка.
- Я сломал замок только для того, чтобы впустить вас.
- А как ты сам здесь оказался?
- Вам не понять, - сказал Римо.
- Посмотри на его скулы, - показал Чиун на охранника. - Самый обыкновенный белый. Разве он поймет?
- Кого это вы, кретины, называете обыкновенным? - разозлился охранник.
- Он хочет сказать совсем не то, что вы подумали, - попытался успокоить его Римо.
- Скулы! Ты на свои посмотри. Ты же похож на этого старого косоглазого!
Охранник принял боевую стойку. Руку он держал на дубинке. Весил он не меньше, чем Римо и Чиун вместе взятые Он не сомневался, что дело будет решено одним ударом. Его ударом.
Когда старик сделал шаг в его сторону, он поднял дубинку, готовый со всей силы обрушить ее и вбить старику голову в его развевающийся халат. И вдруг он почувствовал что-то у себя на щеке, и рука его непроизвольно опустилась. Губы. Затем послышалось чмоканье. Старикашка поцеловал его в щеку, как раз когда он собирался старикашку прибить. А затем, совершенно незаметно, старикашка переместился к нему за спину.
- Я отблагодарил его в соответствии с западными обычаями, - объяснил Чиун свой поцелуй - первый в жизни.
Дом Синанджу допускал нежности, но не те, что приняты на Западе. Но радость в сердце Чиуна требовала выхода, и он поцеловал белого громилу в синем костюме охранника с серебряным квадратным значком на груди.
Охранник каким-то образом упустил старика, но его молодого сообщника он упускать не собирался. Он в раздражении вертел дубинкой - еще бы, хотел образумить старика, а получил звонкий поцелуй в щеку. Римо поймал дубинку и толкнул ее вперед, как турникет в метро.
Ему надо было догнать Чиуна. Сила противодействия мало что значит для человека, у которого все до единой клеточки тела находятся в полной гармонии. Эффект же, произведенный этой силой на охранника, был сопоставим со столкновением с тяжелым грузовиком. Столкновение с Римо подарило ему раздробленный таз, разошедшиеся позвонки, вывихнутые плечевые суставы и отняло добрых полчаса времени, которые он провел без сознания на крыше.
Римо последовал за Чиуном.
- Этот охранник плохо видит в темноте, - заметил Римо.
- Он белый. И его зрение - это зрение белого человека.
- Ты говорил, что у белых странные глаза, что они плохо видят, потому что круглые окуляры не дают такого же четкого изображения, как удлиненные.
- Он видел вполне прилично, - буркнул Чиун, прибавив скорость.
Римо шел за ним следом. Чиун спускался по лестнице быстрее, чем скоростной лифт, быстрее, чем спринтер на финишном отрезке дистанции, - пролет за пролетом на десятый этаж. Кимоно развевалось у него за спиной, и весь он был исполнен непередаваемой грации. Вернувшись к себе, Чиун прямиком направился к чернильнице и свитку, и на устланном коврами полу в своем временном пристанище в многоквартирном доме в Майами-Бич Чиун, Мастер Синанджу, записал свои впечатления от сегодняшнего вечера, не обращая внимания на протесты Римо.
"И вот, все эти долгие годы Мастер Синанджу работал с новым Мастером по имени Римо в стране, давшей ему приют. Мастеру Чиуну стоило немалых трудов разыскать Римо. И он сразу же заметил разницу между ним и другими белыми", - писал Чиун с невероятной скоростью, но при этом каждый выведенный им иероглиф был совершенен, строчки шли ровно, будто он писал по линейкам. В эти рассветные часы на Мастера снизошло вдохновение. И сердце его было преисполнено радости.
"И вот, однажды ночью простой белый, поставленный стражником, дабы охранять один из малозначащих замков для простого люда, заприметил Чиуна и его ученика Римо. И в красных лучах утреннего солнца, когда круглые глаза видят предметы более четко, чем нормальные, он увидел то, что Чиун приметил много лет тому назад. Он обратил внимание на скулы и глаза Римо. И заметил несомненное сходство.
Даже самый никчемный белый не может не разглядеть в Римо идеального корейца, даже самый ничтожный белый неизбежно увидит это. И этот стражник сообщил об этом Чиуну.
И тут встает один вопрос, долго уже преследовавший Чиуна, открывателя Америки - народа, а не территории, которая была открыта Мастером Кан Ви во времена расцвета империи Майя. Кто, какой именно кореец был предком Римо?
Был ли это какой-то неведомый Мастер Синанджу? Бросил ли он свое семя на почву новой нации, дабы Чиун мог теперь собрать урожай? Кто из великих Мастеров Синанджу прошлого может считаться предком Римо, не ведающего о своем происхождении?"
Чиун сидел, склонившись над пергаментом, как склоняется цветок над поверхностью пруда. И вот теперь он выпрямился и с довольным видом вручил перо Римо.
- Ты не можешь сказать, что это не правда. Возьми перо и впиши свои первые фразы в историю Синанджу.
Римо легко читал по-корейски. Чиун писал на старом литературном корейском, на который китайский язык оказал большее влияние, чем японский. Но многие знаки - например, иероглифы, обозначающие различные виды оплаты, - были изобретением Дома Синанджу. Только Дом Синанджу принес на Восток все богатство Запада в виде даров славному Дому наемных убийц-ассасинов. Вещи, о которых не ведали прежде на Востоке, прибывали в Синанджу по морю и посуху. Мастерам прошлого приходилось изобретать собственные знаки, чтобы составить полную опись своих сокровищ. И труд их был преисполнен любви.
Римо помнил, как Чиун показал ему то место, откуда начинались его собственные записи. Они шли вслед за записями отца Чиуна, а те в свою очередь начинались там, где кончались записи отца его отца. В хрониках велся подробный учет всех близких и дальних родственников, и даже упоминался некий льстивый шут родом наполовину из Синанджу, наполовину из Пхеньяна - пользующегося дурной славой города распутных женщин и еще более распутных мужчин, места, где не подобает жить гордым выходцам из маленькой рыбацкой деревушки Синанджу.
Римо в этой истории дома ассасинов именовался "полукровкой".
Он взял перо и еще раз перечитал написанное Чиуном. Он знал, что будущие поколения будут критически оценивать его почерк, если вообще они будут, эти самые будущие поколения. Ему пришла в голову мысль: а когда же он сам начнет воспитывать нового Мастера? Он изучил искусство Синанджу для того, чтобы служить своей стране, но оказалось, что знание Синанджу накладывает на него обязательство воспитать ученика. Средство стало целью.
Римо прочитал еще раз, что написал Чиун, затем быстро начертил знак, представляющий собой сочетание бычьих рогов и бычьего же помета. В Америке это сочетание служило просторечным обозначением вранья.
Чиун прочитал написанное своим учеником и медленно кивнул.
- Теперь, когда ты объяснил, что значит благодарность белого человека, не подтвердишь ли ты то, что слышал на крыше?
- Он имел в виду совсем не то, что сказал.
- А! Ты настолько продвинулся в своем знании Синанджу, что научился читать чужие мысли. Тогда скажи мне, о чем думаю я.
- Ты не хочешь признаться сам себе, что обучил белого.
- Если ты действительно так считаешь, тогда напиши это! - В голосе Чиуна звучал полярный холод. - Давай! Пиши! Мастер должен писать правду.
- О'кей, - кивнул Римо. - Я напишу, что работаю на некую организацию и что ты - мой учитель. Я напишу, что я много чему научился и стал не таким, каким был прежде, но все же я белый. Белый человек овладел искусством Синанджу и стал частью Синанджу. Вот что я собираюсь написать.
Чиун стоял и ждал, не говоря ни слова. Но когда Римо поднес перо к пергаменту, он быстро свернул свиток.
- История Синанджу слишком важна, чтобы дозволить подобный бред. Без истории человек - ничто. Самое плохое заключается не в том, что когда вы, белые, поработили черных, вы заставили их работать на себя. Не в том, что вы их убивали. Не в том, что отнимали у них жизнь - это во все времена делали и другие. Самое бесстыдное из того, что вы натворили, - это то, что вы отняли у них историю.
- Я рад, что ты признал, что я белый, - заметил Римо.
- У тебя от белых только недостатки. Ты не можешь быть свободен от их недостатков, потому что живешь рядом с ними.
- Меня нашли в центре Ньюарка, где меня бросила мать, специально прилетевшая из Синанджу. И я был довольно беленьким - ты же знаешь, сирот регистрируют.
- Можешь верить во что хочешь. Я знаю правду, - стоял на своем Чиун.
- Папочка, что плохого в том, что ты признаешь, что передал искусство Синанджу белому? Ты взял мясоеда, курильщика, пьяницу, дерущегося на кулаках белого человека и смог обучить его принципам Синанджу. Разве это не возвышает тебя самого?
- Я думал об этом, - сказал Чиун.
- И что?
- И я отринул эту мысль. В течение многих столетий и даже тысячелетий никто, кроме выходцев из Синанджу, не мог овладеть мудростью Синанджу. Это общепринято. И вот появляешься ты. Что это означает для нашей истории? Если даже общепринятая истина оказывается ложью, тогда где предел лжи?
- Папочка, - сказал Римо. - Я отказался от большинства своих привычек, чтобы последовать путем Синанджу. Честно говоря, не так уж много было от чего отказываться. Я не был женат. У меня была довольно гнусная работа - я был легавым. Не было постоянной подружки. Не было настоящих друзей, как я понимаю. Я любил свою страну и люблю ее до сих пор. Но я нашел нечто, что являет собой абсолютную истину. Это - Синанджу. И я готов отдать свою жизнь за это. И до сих пор мне удавалось жизнь сохранить.
- Ты слишком эмоционален, - заметил Чиун и отвернулся. Римо понял, что это оттого, что Чиун не хотел, чтобы Римо видел, насколько он тронут.
Телефон прозвонил три раза и замолчал. Потом позвонил один раз. Потом позвонил два раза и опять замолчал, Начальство придумало для Римо новое задание.
Римо снял трубку. Он снова чувствовал себя хорошо. Ему нужна была его страна - страна, которой он мог служить, как служил ей, когда пошел добровольцем в морскую пехоту на следующий день после окончания средней школы. Что же касается Синанджу, было странно ощущать себя частью великого Дома ассасинов, прославившегося на Востоке еще в те времена, когда Рим был грязной деревушкой на берегах никому не ведомой этрусской реки. С одной стороны, Римо понятия не имел, кто его отец и мать. С другой - он мог проследить свою родословную дальше в глубь веков, чем мусульмане.
И все это он отдал своей стране, и со всем этим он подошел к телефону и набрал код ответа. В свое время наверху ему сказали, что это просто: если два звонка - набираешь четверку. Если четыре - восьмерку.
- А как быть, - спросил он тогда, - если звонков будет девять?
- Значит, звонили не мы, - ответил Харолд В. Смит, единственный, кроме президента США, американец, которому было известно о существовании Римо, единственный руководитель организации, которую в трудные для страны времена называли последним заслоном на пути катастрофы, а в последнее время, во времена кризисов, именуют "нашей последней надеждой".
Римо набрал нужный код. Затем еще раз.
Сохранение тайны было превыше всего, потому что организация сама была вне закона, а посему кодовый сигнал должен был ввести в действие шифровальное устройство, исключающее прослушивание. Римо не знал, как работает эта система, но никто не понял бы разговора, даже если бы подключился к параллельному аппарату.
Римо соединился с оператором в Небраске, заверившим, что телефонная компания будет рада оказать ему всяческую помощь. Затем ему сообщили, сколько он сможет сэкономить, обратившись к другой общенациональной телефонной компании, а затем оператор в Майами спросил его, какую компанию он предпочитает.
- Не знаю, - признался Римо. - А как вы?
- Мы не имеем права давать такую информацию, - сказал оператор. - Может быть, вы хотите переговорить с моим начальником?
- Вы не знаете, на кого работаете?
- Хотите поговорить с моим начальником?
- Вы хотите сказать, что не знаете, на кого работаете?
- Это похоже на счет за телефон, сэр. Там целых четырнадцать страниц с подробными объяснениями, кто и за что мне платит деньги, и ни слова не понятно.
Тут раздался гудок, и разговор Римо с оператором прервал резкий и кислый, как лимон, голос. Он принадлежал Харолду В. Смиту, главе организации.
- Прошу прощения, Римо, но мы больше не в состоянии кодировать наши разговоры так, чтобы гарантировать отсутствие помех.
- Вы хотите сказать, что я ничего не перепутал, набирая номер?
- Нет. С тех пор, как компания АТ&Т развалилась, все пошло прахом. Когда-то это была величайшая система телефонной связи. Нам завидовал весь мир. К сожалению, у суда на это есть иное мнение. Впрочем, я предпочитаю законность и порядок в стране идеально работающим телефонам. Если есть выбор, конечно.
- Я и не знал о крахе компании.
- Вы разве не читаете газет?
- Больше нет, Смитти.
- А что же вы делаете? Хороший вопрос.
- Я много дышу, - ответил Римо.
- А, - произнес Смит. - Думаю, это что-то должно означать. Как бы то ни было, у нас возникли серьезные проблемы со свидетелем по делу о рэкете. Похоже, до него кто-то добрался. Мы хотим, чтобы вы заставили его дать правдивые показания. Этот свидетель один может раскрыть всю систему подпольных синдикатов к западу от Скалистых гор. Вы готовы взяться за это дело? Как вы себя чувствуете?
- Я не в самой лучшей своей форме, но этого более чем достаточно для того, чтобы выполнить задание.
Чиун, поняв, что Римо разговаривает с Харолдом В. Смитом, человеком, обеспечивающим бесперебойное поступление золота в Синанджу как вознаграждение за услуги, оказываемые Чиуном и Римо, заметил по-корейски:
- Не подобает так говорить. Если император считает, что ты служишь ему, не взирая на свои раны, то пусть так оно и будет. Пусть он считает, что ты готов отдать каждый вздох своей жизни ради его славы. В том случае, разумеется, если вознаграждение прибывает вовремя.
Римо уже больше не пытался объяснить Чиуну, что Смит никакой не император. Он уже слишком много раз объяснял ему, что их организация служит демократии, а та в свою очередь, решает, кому быть императором, путем всеобщего голосования, а не путем убийства, военной операции или случайностей рождения. Чиун считал, что это не только достойно всяческого отвращения, но что в людских делах такое просто невозможно, и что Римо дурак, раз верит в это, как и в прочие западные сказки, например, про Санта-Клауса или про то, что Бог решает, кому править. Как гласит старинная пословица Дома Синанджу: "Божественное право царя отшлифовано рукой ассасина".
И эта пословица служила хорошей рекламой для услуг, предоставляемых Домом Синанджу - будь то в Древнем Китае или при дворе Карла Великого.
- Чиун там? - поинтересовался Смит. - Передайте ему наши наилучшие пожелания и скажите, что вознаграждение прибыло вовремя.
- Он знает об этом, Смитти.
- Откуда? Я сам узнал об этом только сегодня утром.
- Я не знаю, откуда. Однажды с доставкой возникла проблема, и все накопленное за долгие годы богатство Синанджу оказалось под угрозой, и с тех пор он лично следит за счетами.
- Он нам больше не доверяет?
- Вроде того, - отозвался Римо.
Как объяснить это Смиту? Чиун не доверял никому за пределами Синанджу, да и внутри этих пределов не находил никого, к кому бы мог испытать подобное чувство. Он доверял Римо, потому что он знал Римо. И уж конечно, он не собирался доверять клиенту.
- У нас судебный процесс в Калифорнии, - сообщил Смит.
Больше почти ничего и не надо было сообщать - только имя и конкретное место.
Римо проделывал это много раз. Обеспечивал правдивые показания свидетелей. Это была одна из тех целей, ради которых и создавалась КЮРЕ, организация, возглавляемая Смитом. Общая задача была - обеспечить для страны возможность жить, соблюдая конституцию, и при этом выжить. А это означало, что суды должны работать. Но такое количество свидетелей меняли свои показания потому, что бывали подкуплены или напуганы, что во многих штатах телега правосудия ползла вперед со страшным скрипом. И это была одна из целей, про которую Римо мог сказать, что она отчасти выполнена. Другая главная цель создания КЮРЕ заключалась в том, чтобы уберечь мир от полного крушения, и в этом деле, как Римо был твердо уверен, КЮРЕ явно проигрывала сражение.
- Ты еще не готов, - сказал Чиун.
- Для тебя - нет. Для того, что мне предстоит сделать, - да.
- Первый шаг в вечность - это неправильное дыхание.
- У меня достаточно мастерства.
- Достаточно мастерства? Достаточно мастерства? - возмутился Чиун. - Достаточно мастерства для того, чтобы ударить кого-нибудь по башке кирпичом. Достаточно мастерства для того, чтобы выстрелить из пистолета. Ты - Синанджу, а не... а не какой-то там гангстер в униформе.
- И все-таки я белый, папочка.
- Судя по твоим словам - да.
- Разве не ты сам говорил, что императоры неспособны отличить совершенство от утиного помета? Что все, что им надо - это насадить очередную голову на кол на стене дворца?
- Да, но для нас это небезразлично. Нам небезразлично то, что мы есть. И кроме того, в этой стране никто не насаживает головы на кол. Это страна сумасшедших. Правители тут стыдятся своих ассасинов.
- Верно, папочка. Мы - секретная организация.
- Вот видишь. Ты стыдишься того, что ты делаешь. И это вина сумасшедшего Смита. В любой цивилизованной стране он бы воспользовался моей помощью для того, чтобы открыто провозгласить себя императором. Он бы вывесил головы своих врагов на стене дворца, чтобы всем показать свою силу. Но нет - мы должны таиться, как преступники.
- Верно, папочка. Таиться, - мило улыбнулся Римо.
- Только червяку нравится жить под камнем, - продолжал Чиун.
- У меня нет времени с тобой спорить, папочка. Мне пора.
- Куда? Зачем? Убрать соперника, претендующего на трон и тем самым вписать новую страницу в славную историю Синанджу? Как мне отразить в моем труде все те глупости, которые ты совершаешь? Написать, что ты доставляешь посылки? Или что ты наблюдаешь за работой механизмов, как раб, прикованный к колодезному вороту? Какое новое оскорбление для искусства Синанджу нас ждет?
- Я должен обеспечить правдивые показания свидетеля.
Чиун свернул свой свиток и завинтил крышку чернильницы.
- Вы все сумасшедшие. Все. Если императору Смиту нужно, чтобы судья принял то или иное решение, почему он просто не купит судью, как это делается во всех цивилизованных странах?
Римо уже упаковал все, что ему было нужно в дорогу. Все - то есть пачку наличных денег, которые он сунул себе в карман.
- Именно против этого мы и боремся, - заметил он.
- Почему? - не понял Чиун.
- Все дело в конституции, папочка, и у меня сейчас нет времени все это объяснять.
Чиун пожал плечами и спрятал свои длинные тонкие пальцы под кимоно. Он никогда не сможет объяснить это в истории Синанджу. Вот перед вами клочок бумаги, и он свят для Смита и для Римо. Сам факт существования того, что они называют своей организацией, нарушает то, что написано на этом клочке бумаги, и все же организация была создана для того, чтобы этот клочок бумаги охранять. А следовательно, все должны хранить тайну о том, что они делают. От белых много чего можно ожидать, но это совсем непонятно. Римо утверждает, что у Смита нет планов стать императором или, как они здесь говорят, президентом. Но если у него нет таких планов, то каковы его истинные планы? Уж во всяком случае - не защита священного клочка бумаги. Ведь она даже не украшена никакими драгоценностями. Он видел ее однажды - она была в стеклянном ящике.
- Это она? - спросил тогда Чиун, разглядывая простой кусок старого пергамента.
- Это она, папочка, - подтвердил Римо с гордостью.
- За нее погибло много людей.
- А кто их всех убил?
- Тоже очень многие. В основном - люди, желающие уничтожить Америку.
- Ты хочешь казать, что если этот клочок бумаги сгорит, то Америка перестанет существовать? Значит, это магия. Магический клочок бумаги, который хранит Америку.
- Да. В некотором роде. В определенном смысле, да, - ответил Римо.
Чиун помнил, какой счастливый вид был у Римо, когда он произносил эти слова. В самом деле счастливый. И он не лгал. Римо никогда не лгал. Пугающая характеристика для человека - вроде как неспособность мигать, но тем не менее эта черта была присуща Римо.
И стоял тогда Чиун перед стеклянным ящиком в доме, построенном белыми, и слушал, как Римо со счастливым видом рассказывает ему сказку о клочке бумаги и утверждает, что написанные на нем слова управляют Америкой.
Но нигде в бумаге не было никаких упоминаний ни о королях, ни об императорах. Нигде. Все, о чем говорилось в бумаге, касалось того, что правители не имеют права делать по отношению к своим подданным. Римо прочитал примерно с полстраницы о правах граждан, и Чиун извинился и попросил его прервать чтение. Если бы Римо сказал еще хоть полслова в том же духе, Чиуна бы вырвало.
И на служение всему этому вздору и было теперь направлено грозное могущество Синанджу. Именно такие мысли пришли в голову Чиуну, глядевшему вослед счастливому и довольному Римо, покидающему квартиру.
Глава третья
Дженнаро Друмола по прозвищу Барабан весил четыреста тридцать фунтов. Когда он смеялся, живот его оставался неподвижен, а стены комнаты тряслись.
Не так уж сладко жилось ему в маленьком деревянном домике. Но так распорядился генеральный прокурор США, желавший, чтобы Друмола жил именно там, подальше от центра Лос-Анджелеса или какого-либо другого города. Прокурор хотел сделать так, чтобы никто из друзей Друмолы до него, Друмолы, не добрался. Вокруг, по всему лесу, были расставлены посты из лучших сотрудников военного ведомства. Под землей была установлена цепь электронных датчиков, которые должны были сработать, если кто-то проникнет сквозь людской заслон. А над всем этим постоянно кружил патрульный самолет. Своими показаниями Дженнаро Друмола один мог подорвать всю систему транспортировки наркотиков в Калифорнии.
Барабан был более чем готов оказать правительству эту услугу. У него было стойкое отвращение к газовым камерам, а правительство сообщило, что он может жить, пусть даже и в тюрьме, если он поможет правительству в процессе над теми людьми, на которых он когда-то работал.
- Вы хотите сказать, я должен нарушить свой обет молчания? - спросил Барабан.
- Господин Друмола, у нас есть железобетонные доказательства того, что вы прикончили трех человек за деньги. Вы когда-нибудь видели человека, сидящего в газовой камере? Знаете, что это за смерть?
- А вы, знаете, какой смертью умирают люди, дающие показания против мафии?
- Мы поместим вас в лагере, находящемся под охраной армии. Над лагерем будут курсировать самолеты. Ваши друзья не достанут вас там, куда мы вас поместим.
- А кормить меня будут хорошо?
- Как короля, господин Друмола. Вот какой вам предстоит сделать выбор: умереть от удушья в газовой камере или питаться по-королевски.
- Вы ставите вопрос так, что мне легко принять решение, - заметил Барабан. - И все-таки сначала вам надо добиться осуждения.
- У нас есть видеозапись того, как вы сидите верхом на миниатюрной старой даме. И знаете, что видно на этой пленке? Две крохотные ручки и две крохотные ножки, а поверх этого - вы. И видно, как эти ножки дрыгаются, мистер Друмола. А потом видно, как ножки больше уже не дрыгаются.
- А, эта зараза! Сука. За ней был долг.
- За ней был долг в три тысячи долларов, хотя заняла она всего двести, мистер Друмола. Суд не очень благосклонно посмотрит на ваши мотивы. У присяжных аллергия на ростовщичество.
- А как вы раздобыли запись?
- Какие-то ребятки засняли все это на любительскую видеокамеру с телеобъективом. Качество отличное. Может быть, друзья вас убьют, но что касается нас, то тут нет этого "может быть". И никакой защитник вас не спасет, когда присяжные увидят эту запись.
И вот таким образом Дженнаро Друмола начал рассказывать следователю о том, кто и что делал в Калифорнии и где находились трупы. Показания Друмолы заняли триста страниц. И они были настолько полными, что если бы он только появился в суде и подтвердил истинность всего того, что он рассказал следователю, то рухнула бы вся подпольная система от Орегона до Тихуаны.
А потом однажды Барабан посмотрел на лежащие на столе толстые пачки бумаги с его собственными показаниями и спросил:
- Что это?
- Это твой билет на выход из газовой камеры, Барабан, - пояснил стороживший его часовой, упорно не желавший называть заключенного мистером Друмолой.
- Да? Из какой газовой камеры?
- Из газовой камеры повышенной мощности, которую построят специально для тебя, если ты забудешь дать показания.
- Эй, нет! Я дам показания. Что вы хотите от меня услышать? О чем я должен дать показания?
- Лично я ничего от тебя не хочу. Я тут просто работаю, - ответил часовой. - Но вот следователь хочет, чтобы ты много о чем рассказал.
- Конечно, - с готовностью отозвался Барабан. - А о чем?
Когда следователь услышал о том, что в поведении мистера Друмолы произошел такой резкий поворот, он лично явился к нему на дом и пообещал Дженнаро Барабану, что лично проследит за тем, чтобы того усадили в газовую камеру - пусть даже это будет последним, ч то он успеет сделать на этой земле.
- О чем вы? - не понял Друмола.
- Вы умрете, Друмола.
- За что?
- Во-первых, за убийство.
- Кого я убил?
- Маленькую старушку, и это убийство записано на видеопленку.
- Какую видеопленку?
Следователь пробкой вылетел из хижины. Делу пришел конец. Как-то, каким-то образом кто-то достал предателя, и теперь у следствия были толстенные тома свидетельских показаний, но не было свидетеля, который мог дать показания в суде.
Следователь не знал, что за этим делом пристально следят другие люди и что когда он написал рапорт о внезапно произошедшей перемене в поведении свидетеля, этот рапорт автоматически попал в мощную компьютерную систему, о которой следователь не имел ни малейшего понятия. Он не знал, что есть особая организация, специализирующаяся, среди прочего, именно в этой области: как сделать так, чтобы система правосудия в США оставалась действительно системой правосудия.
Римо прибыл на место и без труда прошел сквозь строй часовых, когда тела их сообщили ему, что сознание находится где-то далеко. Это не самый сложный фокус - определить момент, когда внимание человека рассеивается. Тело просто кричит об этом. Человек на мгновение напрягается, потом снова расслабляется. И сознание на мгновение отключается.
Римо ощущал рассеяние чужого внимания как физический объект. Многие люди, особенно дети, умеют чувствовать присутствие другого человека, не видя его, но жизнь отучает их делать это. Искусство Синанджу вернуло Римо это умение и довело до совершенства.
Римо шел по лесу и чувствовал, что земля тут потревожена и в ней спрятаны какие-то странные штуковины. Он не знал, что это датчики, он просто знал, что это чуждые ему предметы и их надо обходить стороной. Ему об этом говорила земля. Потом в чаще густого леса он разглядел хижину. Перед дверью сидел часовой, положив карабин на колени. Рядом с ним стоял телефон.
Римо обошел хижину и вышел к ней сзади. Потом он нашел окно, которое можно было легко и бесшумно открыть - он просто приподнял верхнее бревно, и оконная рама плавно соскользнула со своего места. В хижине на кровати спал крупный мужчина, живот которого колыхался при каждом вздохе. Друмола.
Римо проник в хижину через открытое окно, пересек комнату и присел на краешек кровати.
- Доброе утро, Барабан, - разбудил он спящего. - Я слышал, у тебя возникли проблемы с памятью.
- Что? - сквозь сон пробормотал Друмола.
- Я здесь для того, чтобы помочь тебе вспомнить, - ласково сказал ему Римо.
- Хорошо, - обрадовался Друмола. - Знаете, я просто ничего больше не помню. Как будто из моей жизни вырвали целую страницу. Р-раз - и нету!
- Я ее вклею на место, - пообещал ему Римо. Он взял Друмолу за кулаки, похожие на свиные окорока, и сжал пальцы так, что Друмоле показалось, будто у него из рук вытягивают нервы. Чтобы часовой ничего не услышал, Римо пальцами другой руки сжал Друмоле губы.
Огромное тело забилось в конвульсиях. Лицо покраснело. Черные глаза вылезли на лоб и крик, который не мог сорваться с губ, отразился в глазах.
- Ну что, милый, это тебе о чем-нибудь напомнило? - спросил Римо.
Друмолу опять всего передернуло.
- Может быть, тебе об этом неизвестно, дорогой, но у нас на этот счет существует целая наука. Сначала боль. Теперь перейдем к страху. Я бы вывесил тебя за окошко, - ласково увещевал заключенного Римо, - но первый этаж - тут пугаться нечего. Есть и альтернатива - удушение. Как тебе это понравится. Барабанчик?
Римо отпустил покрасневшие пальцы Друмолы и подсунул свою собственную руку ему под потную спину. Ловким движением - как санитарка в больнице меняет простыню - он перевернул Друмолу, но, в отличие от санитарки, он сделал это моментально - подбросил грузного мужчину вверх, тот несколько раз перевернулся в воздухе вокруг своей оси и приземлился на кровать лицом вниз. Хижина сотряслась.
- Ты в порядке, Барабан? - окликнул Друмолу часовой.
- Угу, - отозвался Римо.
- Ну, тогда не пытайся летать или что там, о'кей?
Больше со стороны часового ничего не последовало. Римо сжал грудную клетку Друмолы так, что ребра прижались к подбородку - еще чуть-чуть, и они просто отскочили бы от позвоночного столба. Но это не входило в планы Римо - сломанные ребра могут поранить легкие. Но все же Римо сжал своего клиента достаточно сильно, чтобы тот почувствовал, что на него навалилась огромная гора.
- Еще чуть-чуть, Барабан, и тебя нет, - сказал Римо и отпустил Друмолу.
Дженнаро Друмола задрожал и разрыдался.
- Тс-с, - успокоил его Римо. - Ну как, вспомнил?
- Все что угодно, - ответил Друмола.
- А что ты помнишь?
- А что вы хотите, чтобы я вспомнил?
- Твои показания.
- Да. Да, - всхлипнул Барабан. - Я это сделал. Я сделал все что угодно. Я признаюсь. Я помню все, что вам угодно.
- Это хорошо. Потому что, если ты забудешь, то я вернусь.
- Клянусь могилой матери, я все помню, - рыдая, произнес Друмола.
Прямая кишка у него не выдержала, и Римо покинул хижину прежде, чем запах дошел до его носа.
Но на следующий день Смит опять сказал Римо:
- Ваши меры не оказали продолжительного действия.
- Смит лично явился в квартиру в Майами-Бич. - Римо, с вами все в порядке?
- Ага. Со мной все прекрасно. Я в великолепной форме.
- А Чиун говорит, что вы еще не совсем поправились, - заметил Смит.
Чиун сидел перед ним в сером кимоно - это было придворное облачение ассасина, долженствующее подчеркнуть, что ассасин находится при императоре для того, чтобы восславить своего владыку, а не самого себя. Впрочем, иногда придворным цветом становился золотой, и тогда Римо спрашивал Чиуна, нет ли тут противоречия. Чиун на это отвечал, что золотое кимоно надевается для того, чтобы подчеркнуть, что слава ассасина еще больше оттеняет славу императора. У Римо же, впрочем, создалось впечатление, что Мастер Синанджу носит то, что ему хочется, а потом придумывает оправдания на каждый конкретный случай.
Смит был облачен в свой обычный серый костюм-тройку и имел обычную хмурую гримасу на лимонно-желтом лице.
- Вы не понимаете. Когда Чиун говорит, что я еще не готов, это означает, что я не могу делать все то, что может делать Мастер Синанджу. Но это не имеет никакого отношения к задачам вашей организации.
- А что вы не можете делать, Римо?
- Я не могу достичь естественной и продолжительной гармонии с силами космоса.
Чиун кивнул. Вот оно! Римо сам сказал. Он открыто признал это. Разумеется, императору не надо признаваться ни в чем, но в данном случае это шло во благо Синанджу. Римо нуждается в отдыхе и в новых тренировках.
Смит услышал ответ Римо и посмотрел на него ничего не выражающим взором. Чиун кивал, а Римо пожимал плечами - и то, и другое должно было означать, что каждый из них считал себя победителем в споре, непонятном Смиту.
- Извините. Я не понимаю, - сказал Смит.
- Я могу спускаться и подниматься по отвесной стене. Я могу проткнуть рукой твердый предмет. Я один справлюсь с дюжиной самых сильных людей на земле.
- Но не с Мастерами Синанджу.
- Ты на земле только один, папочка, - сказал Римо.
- Был еще злой Мастер. Что если ты опять с ним повстречаешься?
- Я позову тебя.
- Это значит, что сам ты не Мастер Синанджу. Наш благородный император Смит платит за услуги Мастера Синанджу, и поэтому ты должен быть способен действовать так, как Мастер Синанджу. В противном случае, ты его обкрадываешь. Я не могу этого позволить.
- Как могу я его обкрадывать, если я работаю на него, на нас, на нашу организацию, а вовсе не сижу без дела?
- Ты не исполняешь свои обязанности в полную силу своих возможностей.
- Он даже не понял, о чем я толкую, когда я упомянул про космос.
- Ну, как бы то ни было, но я должен, к сожалению, сказать, что это отрицательно сказалось на том, как вы исполнили задание, Римо, - заявил Смит.
- Как это могло быть? Достижение гармонии с силами космоса означает, что увеличивается поступление энергии и улучшается баланс. Если у человека достаточно энергии, чтобы взбираться вверх по вертикальной стене, то, как правило, ничего больше и не требуется.
- Похоже, что вам требовалось что-то большее в работе с этим свидетелем, Друмолой.
- Я заставил его вернуться на путь истинный.
- Вчера вечером он не мог вспомнить ничего, - сказал Смит и достал листок бумаги из "дипломата", лежавшего у него на коленях.
Это была объяснительная записка, составленная генеральным прокурором США и касающаяся дела некоего Дженнаро Друмолы.
Она гласила:
"Сегодня днем настроение свидетеля вдруг резко изменилось. Причины этого, как и во многих случаях, которые наблюдались за последние годы, когда свидетели сначала отказывались от своих показаний, а затем вдруг снова подтверждали их, остались неизвестными. За последние несколько лет таких случаев было немало, и я не считал тогда нужным проводить тщательное расследование. Но в случае с данным свидетелем, похоже, его желание подтвердить ранее данные показания, не продержалось слишком долго. Он с виду был готов к сотрудничеству, но когда от него потребовали уточнить некоторые детали, он не мог вспомнить ничего из данных ранее показаний, хотя и утверждал, что все помнит. Более того, медицинское обследование показало, что он находится в состоянии крайнего возбуждения".
Римо вернул Смиту записку.
- Не знаю, что с ним произошло. Я знаю, что он был готов мне во всем повиноваться. Я всегда знаю, когда добиваюсь результата.
- Вот видите, маленькие ошибки всегда ведут к большим неудачам. Я рад, что вы решили подождать, пока Римо окажется в состоянии прославить вас вместо того, чтобы опозорить провалом, - изрек Чиун.
- Не было у меня никакого провала! Я всегда знаю, когда мне удается заставить человека повиноваться. И ты, папочка, знаешь, что я знаю.
- Я тоже не хотел бы признать свое поражение в присутствии столь славного императора, - гнул свое Чиун.
Разумеется, эту фразу он произнес по-английски. Римо знал, что это сделано только ради Смита. Римо по-корейски заявил Чиуну, что он полон помета утки.
Чиун, услышав от Римо такое оскорбление, принял его близко к сердцу. Там, в глубине души, он взрастит обиду и когда-нибудь воспользуется ею для того, чтобы сполна отплатить человеку, который стал его сыном.
Смит ждал. В последнее время эта парочка все чаще стала прибегать к корейскому языку, которого он не понимал.
- Я бы хотел еще раз потолковать с этим парнем, - сказал Римо.
- Его перевели в другое место, - сообщил Смит.
- Мне наплевать, где он находится. Я его хочу, - заявил Римо.
Дженнаро Друмола расправлялся с тройной порцией свиных ребрышек в роскошном номере на крыше отеля "Сан-Франциско-1849", когда худощавый мужчина с толстыми запястьями снова навалился на него - на этот раз через окно.
Барабан не знал, как ему удалось пройти мимо часовых, а тем более - влезть в окно. Наверное, парень умеет ползать по стенам.
Друмола вытер сальные руки о свой могучий живот, прикрытый белой майкой. Там, где майка не могла прикрыть тело, повсеместно пробивалась буйная поросль густых черных волос. Волосы были даже на фалангах пальцев. На этот раз Друмола был готов к встрече. Парню не удалось застать его спящим. Друмола взял стул, голыми руками разломил его пополам и уже готов был вонзить ножку, оканчивающуюся острой щепкой, парню в лицо, как вдруг почувствовал, как какая-то невероятная сила тащит его к окну и дальше - в пропасть. Барабан закричал бы, но губы его были сжаты, как тогда в хижине, когда ему показалось, что на него навалилась гора.
Губы его были сжаты, а сам он раскачивался над Сан-Франциско на высоте тридцатого этажа, а ноги его были зажаты словно бы в тиски. Подвешенный вниз головой, раскачиваясь, как маятник, он молил Бога только об одном - чтобы тиски оказались покрепче.
- Ну так как, дорогуша? Что случилось?
Барабан почувствовал, что губы у него свободны. Он должен был дать ответ. И он дал ответ:
- Ничего не случилось. Я сделал все, как ты сказал. Я сказал, что я все помню.
- А потом забыл?
- Бога ради! Я бы очень хотел вспомнить. Но я не помню.
- Ну так попытайся вспомнить, - сказал парень и отпустил Друмолу. Тот пролетел примерно этаж. Он уже думал, что пролетит и оставшиеся двадцать девять, но какая-то сила подхватила его.
- Ну как, идем на поправку?
- Я ничего не знаю.
Друмола почувствовал, как какая-то теплая жидкость течет у него по ушам. Он знал, что это такое. Жидкость текла у него из штанов, стекала по животу и по груди, и из-под майки вытекала на уши. На этот раз от страха у него сработал мочевой пузырь.
Римо закинул Друмолу обратно в его номер. Парень не лжет. Римо так и подмывало сбросить его вниз, чтобы пролетел весь путь до конца, но тогда все решат, что его прикончила мафия. Римо ткнул лицо Друмолы обратно в тарелку со свиными ребрышками и оставил его там.
Римо потерпел неудачу. Ему впервые не удалось заставить свидетеля вернуться к своим показаниям. Как когда-то его научил Чиун, у каждого человека перед смертью наступает момент, когда страх подчиняет себе все тело. И в этот момент желание жить становится столь сильным, что превозмогает страх смерти. И в этот момент ничто больше не имеет значения - ни алчность, ни любовь, ни ненависть. А имеет значение только одно желание жить.
Друмола находился именно в этом состоянии. Он не мог лгать. И тем не менее, Римо не удалось заставить его подтвердить свои показания.
- Дело не в том, что я не в лучшей своей форме, - заявил он Смиту.
- Я спросил вас только потому, что у наших свидетелей, похоже, началась какая-то эпидемия забывчивости.
- Так натравите меня на них. Мне нужна практика.
- Никогда не слышал, чтобы вы так говорили когда-нибудь раньше.
- Ну, так сейчас говорю. Но это не означает, что я теряю форму, - сказал Римо в трубку телефона.
А не стоит ли мне, подумал он, нанести визит Смиту и обрушить ему на голову стальные ворота Фолкрофта? Он уже давно не был в штаб-квартире своей организации, в санатории Фолкрофт.
- Хорошо, - сказал Смит устало.
- Если вы не хотите, чтобы я этим занялся, то так и скажите. И я не стану этим заниматься.
- Разумеется, вы нужны нам, Римо. Но у меня возникли вопросы относительно Чиуна.
- Чиуна вам не понять, - заявил Римо. Он находился в аэропорту Портленда, штат Орегон. Женщина, разговаривавшая по соседнему телефону, попросила Римо говорить потише. Он ответил, что он не кричит. Она сказала, что кричит. Он сказал, что если она хочет услышать, как он кричит, то он может и крикнуть. Она сказала, что он и так уже кричит.
- Нет, - возразил Римо, набрал воздуха в легкие и заорал: - Вот что такое крик!
Лампы под потолком закачались, а огромные - от пола до потолка - окна возле ворот номер семь, восемь и девять рухнули и рассыпались осколками, как в рекламе средств защиты от взлома.
- Да, - заметила женщина. - Крикнуто так крикнуто.
Она повесила трубку и ушла прочь.
Смит трубку не повесил, но сказал, что на линии возникли какие-то помехи и что он получает тревожные сигналы о том, что шифровальная система повреждена и их разговор кто-то может подслушать. Защитные системы не срабатывают.
- Со мной все в порядке, - еще раз заверил его Римо. - Я знаю, что мой клиент был в панике. В этом вся соль. Надо, чтобы желание жить пересилило в нем все другие чувства.
- А это желание жить имеет какое-нибудь отношение к космическим силам?
- Нет. Гармония с космосом - это во мне. А желание жить - у них. Нет-нет. Ответ на ваш вопрос - нет.
- Ладно, Римо. Хорошо.
- Желание жить не имеет ко мне никакого отношения.
- Хорошо, - сказал Смит.
- Хорошо, - сказал Римо.
- Итак, ее зовут Глэдис Смит. Ей двадцать девять лет, она работает секретаршей главы одной из самых крупных кампаний, торгующих зерном. Она дает показания против своей фирмы, которая заключила секретную сделку с русскими и подорвала всю нашу сельскохозяйственную политику. ФБР поместило ее в Чикаго на частной квартире. Ее охраняют не так строго, как Друмолу, но все же охраняют.
- Для меня охрана - не проблема, - заметил Римо.
- Я этого и не говорил, - заявил Смит. - Римо, вы для нас важнее, чем любое из этих дел. Мы должны знать, что можем на вас рассчитывать. Вы нужны Америке. Сейчас вы немного не в себе.
- Я всегда не в себе, - сказал Римо. - Давайте адрес. На пути прочь от телефона-автомата, Римо увидел, как служащие аэропорта убирают битое стекло, а люди вокруг таращатся на него, Римо. Кто-то вполголоса сообщил окружающим, что это он расколотил стекла. Но технический директору аэропорта заявил, что это невозможно. В стекла мог на полном ходу врезаться автомобиль - и то они остались бы целы.
Римо сел на ближайший рейс до Чикаго и задремал в салоне первого класса. Перед приземлением он проделал дыхательное упражнение и почувствовал, как на него успокоительной волной накатывается заряд энергии. Он понял, что до этого момента он делал то, что не должен был делать, а именно позволил своему сознанию возобладать над собой - сознанию, в котором живут сомнения и которое вечно концентрируется вокруг крупиц отрицательной информации, вылавливаемой из сплошного потока информации. Он знал, что выполнил свою работу как надо. Свидетель и в самом деле забыл свои показания. На этот раз он решил свидетеля не пугать.
Глэдис Смит закончила читать четырнадцатый любовный роман за неделю и задала себе вопрос, окажется ли она когда-нибудь снова в объятиях мужчины. И тут как раз в дверь, которую она считала запертой, вошло самое прекрасное любовное переживание, какое ей когда-либо доводилось испытывать.
Он был худощав, у него были толстые запястья, красивое лицо с резкими чертами и карие глаза, говорившие ей, что он ее знает и понимает. Не потому, что они встречались раньше, а в каком-то ином, более глубоком смысле.
Он двигался молча, с грацией, какую ей никогда не доводилось видеть в мужчинах.
- Глэдис? - спросил он.
- Да.
- Глэдис Смит?
- Да.
- Я пришел к тебе.
- Я знаю, - услышала она свой голос.
Он не стал сгребать ее в охапку, как кое-кто из ее дружков, воспоминания о которых до сих пор тревожили ее. Он не стал даже ласкать ее. Его прикосновение было нежнее - словно подушечки его пальцев были продолжением ее собственного тела.
Она и не знала, что могут быть такие чудесные ощущения. Она села на кровать. Она и не знала, что тело может себя так хорошо чувствовать. Оно наполнялось новой, неведомой жизненной силой. Оно приветствовало гостя, оно желало его, и наконец - оно требовало его.
Ее сознание было похоже на пассажира, несущегося вперед в поезде, каковым стало ее тело. И в тот самый момент, когда она находилась на грани такого оргазма, который был способен утолить любые ее желания как женщины, он спросил ее о чем-то столь незначительном, что она в ответ смогла только всхлипнуть:
- Да. Да. Да.
А потом это всхлипывание переросло в крик удовлетворения и восторга.
- Да, - тихо сказала она. - Да, любимый. Все что угодно. Конечно, я вспомню. Что мне надо вспомнить?
- Твои показания, - сказал он.
- Ах, это, - сказала она. - Конечно. Что ты хочешь, чтобы я вспомнила?
- То, о чем ты дала показания, - сказал он. Он снова положил руку ей на шею. И ей захотелось, чтобы он руку никогда не убирал.
- Конечно. Но я их не помню. Я не помню ничего из того, что делалось на фирме, любимый. Я не помню. Когда я читаю показания, которые я дала, мне кажется, что все это говорил кто-то незнакомый. Я даже не помню, как я давала показания. Я не помню ничего из того, что происходило больше четырех недель тому назад.
- А что случилось четыре недели тому назад?
- Положи руку туда, где она только что была. О'кей. Вот так. Туда, где она только что была. Люди на меня смотрели. И задавали мне какие-то вопросы - странные вопросы про сделки с зерном. А я не понимала, о чем они толкуют. Они сказали мне, что я работала в компании, занимающейся торговлей зерном. Они очень рассердились. Я не знаю, почему они рассердились. Они спросили меня, кто меня подкупил. А я никогда не стала бы лгать за деньги. Я - не такая.
- Ты и в самом деле не солгала, - сказал мужчина с темными глазами, знавшими ее.
- Конечно же, нет, любимый! Я никогда не лгу.
- Этого я и боялся. Прощай.
- Постой! Куда ты? Разденься опять. Вернись ко мне. Постой! Постой!
Глэдис бросилась вслед за ним к двери.
- Я солгу! Если ты хочешь, чтобы я солгала, я солгу. Я выучу наизусть все, что там написано. Я все запомню. Я скажу все это слово в слово. Только не бросай меня. Ты не можешь просто так взять и бросить меня.
- Извини. У меня дела.
- Когда я еще найду кого-нибудь вроде тебя?
- Только не в этом столетии, - ответил Римо. На этот раз он не стал рассказывать о своей неудаче по телефону. Он настаивал на личной встрече со Смитом.
- В этом нет необходимости, Римо. Я знаю, что это не ваша вина. Для проверки одно из наших федеральных агентств, страшно встревоженное всем происходящим, обследовало двух свидетелей на детекторе лжи. Они тоже утверждали, что забыли собственные показания. И в обоих случаях детектор лжи показал, что они говорят правду. Они не лгут. Они и в самом деле забыли свои собственные показания.
- Великолепно, - сказал Римо.
- Великолепно? Это катастрофа. - Кто-то знает, как развалить всю нашу систему правосудия. А вместе с ней очень скоро развалится и вся страна.
- Очень скоро? Когда в последний раз вы звонили по телефону, Смитти? Если вы хотите увидеть развал в действии, вызовите монтера.
- Я хочу сказать, что у нас не останется никаких возможностей поддерживать законность и порядок, если кто-то будет заставлять свидетелей забывать их показания. Мы останемся без закона. Подумайте об этом. Если кто-то может стереть память свидетелей, то скоро в стране не останется ни одного свидетеля. Ни одного!
Римо подумал об этом. Он подумал о том, как бы кое-что забыть. Ему хотелось забыть свое детство в сиротском приюте. Ах, если бы только он мог забывать избирательно, подумал он, это было бы самое прекрасное из всего, что только может быть.
- Римо, вы слушаете?
- Я думаю, - ответил Римо.
Глава четвертая
Беатрис Пимзер Доломо была счастлива. Рубин Доломо, гений-руководитель "Братства Сильных", духовная сила его, чувствовал себя почти достаточно хорошо для того, чтобы встать с постели. Уменьшение ежедневной нормы валиума до одной-единственной тройной дозы помогло, но вылезать из постели всегда бывало легче, когда Беатрис была счастлива. Все было легче, когда Беатрис была счастлива.
Но адвокат четы Доломо не был счастлив.
- Не знаю, с чего это вы хихикаете, но федералы нас загнали в угол.
- Если только вам удастся избавиться от своих внутренних оков, вечно ведущих вас к поражению, вы будете просто излучать удачу и силу. Единственное, что стоит между вами и вашей новой динамичной жизнью, - это вы сами, - наставительно изрек Рубин.
- Вы хотите заполучить нового члена в свое Братство или вы хотите сами не попасть в тюрьму? - спросил Барри Глидден, один из ведущих специалистов по уголовным делам в Калифорнии.
Доломо наняли его, потому что он был известен как человек, не тратящий слов даром и ни перед чем не останавливающийся для того, чтобы защитить своих клиентов, разумеется, если клиенты ни перед чем не останавливались в том, что касалось оплаты.
Барри оперся руками о столик в прекрасно освещенной зале, окна которой выходили на великолепную усадьбу Доломо. Он уже вынашивал планы купить у них эту усадьбу, когда они окажутся за решеткой, и превратить ее в новый жилой комплекс. Здесь достаточно места даже для того, чтобы построить аэропорт, если понадобится.
- Дайте-ка я сообщу вам, двоим счастливчикам, что они собрали на вас. Просто так, на случай, если вы думаете, что ваши фокусы-покусы, приносящие столько денег, могут творить чудеса. Во-первых, у них есть аллигатор в бассейне того журналиста. Это - вещественное доказательство А. У них есть великолепная свидетельница, одна из ваших бывших Сестричек, которая утверждает, что вещественное доказательство А - это та самая штука, которую вы, Беатрис, велели ей сунуть в бассейн. Поскольку вам не удастся представить это как заботу о сохранении дикой природы и поскольку никто и никогда не поверит, что аллигатор перебрался из своего дома во Флориде в бассейн журналиста, привлеченный его отрицательной энергией, то у любого здравомыслящего жюри останется единственный вариант вердикта: покушение на убийство.
- Это была идея Рубина, - заявила Беатрис, представив все свое очарование, упакованное в открытую майку и слаксы.
Она знала, что Глидден точит зубы на ее недвижимость. Одна из последовательниц Рубина, кинозвезда, недавно уже получила предложение стать инвестором будущего жилищного комплекса. Глидден уже конкретно планировал совершить эту сделку. Но Беатрис не сообщила ему, что знает.
Она просто сказала, что если он проиграет дело, то его дети будут сварены в масле. Живьем.
Он заявил, что может отказаться вести дело. Она сказала, что всего лишь шутит. По большей части. Она очень кокетливо хихикала, говоря это. Барри Глидден вовсе не считал это достаточным поводом для веселья.
- В "Танце планеты Аларкин" существо, очень похожее на крокодила, убивает людей, от которых исходят отрицательные колебания, - заметил Рубин. - Животные чувствуют такие вещи. Их инстинкты значительно чище, чем извращенные продукты деятельности человеческого мозга.
- Его не интересуют твои книги. Рубин. Его интересуют деньги. Правильно? - спросила Беатрис.
- Меня интересует закон. Вы сажаете аллигатора в бассейн человеку, которого собираетесь убить. Я уже сколько раз говорил вам, Беатрис, что не из каждого дела вы можете выбраться с помощью угроз, членовредительства, денег, силы, ножа. Рано или поздно наступит время, когда мир доберется до вас. За этого аллигатора вам придется заплатить. Мы можем признать вину и подать ходатайство, и при хорошо поставленной защите скостить срок до шести месяцев. Это очень мягкое наказание за покушение на убийство.
- Никаких признаний и никаких ходатайств, - заявила Беатрис.
- Я не смогу заставить никого из присяжных поверить в этот вздор об этих ваших отрицательных колебаниях. Если вы не признаете свою вину, то придется оттрубить очень долгий срок. Присяжные не читают "Танцы планеты Аларкин". А если бы и читали, то не поверили бы.
- Их внутренний пораженческий механизм запрограммировал их на неверие, - глубокомысленно изрек Рубин.
- Рубин, вы не платите налоги вот уже двадцать лет. Ни один суд присяжных никогда не признает, что ваш первейший долг - это долг перед Вселенной. Они-то сами платят налоги на поддержание канализации, национальной безопасности, полиции и многого-многого другого, что и составляет цивилизацию.
- Мы ведем религиозную деятельность, - возразил Рубин. - Религия налогом не облагается. У нас есть право отстаивать свою свободу от посягательств правительства.
- Это все не очень-то похоже на церковь, - заметил Глидден, обводя взглядом расстилающийся вокруг роскошный калифорнийский пейзаж.
- А вы когда-нибудь видели Ватикан? - поинтересовалась Беатрис.
- Вы что, сравниваете себя с римско-католической церковью?
- Они существуют чуть подольше нас, - сказала Беатрис, - но их тоже в свое время преследовали.
- А мы предоставляем еще два таинства - святой анализ характера и благословенный успех на земле. Конечно, они были тут чуть подольше, - изрек Рубин. - Но в масштабах времени две тысячи лет - этот ничто.
- Не знаю, кто из вас больший псих, леди, думающая, что можно угрожать чем угодно и кому угодно, или вы с вашими бредовыми сказками.
- Деньги у нас не бредовые, - заявила Беатрис. - Чеки мы выписываем вполне реальные.
- Слушайте. Я всего лишь человек. У меня есть свои слабости. Присяжные - тоже люди. У них тоже есть свои слабости. Но не надо недооценивать силу их убеждений. Они могут не поверить в отрицательные колебания. Большинство из них не поверит в существование планеты Аларкин. Но они верят в существование президента Соединенных Штатов. Вы что-нибудь хотите сказать по этому поводу, Беатрис?
Беатрис Доломо поправила бретельки. И откашлялась.
- Нет, - ответила она.
- Некоторым американцам может не понравиться то, что вы угрожали президенту Соединенных Штатов. Вы делали это, Беатрис?
- Я делаю то, что вынуждена делать. Если бы я позволила миру запугивать меня, меня бы запугивали все. И Рубин, и я были бы сейчас ничем, если бы я слушала людей, говорящих мне, когда надо остановиться. Если бы я их слушала, я была бы сейчас женой ничтожного писателя-фантаста в такие времена, когда спрос на фантастическую литературу нулевой.
- Итак, вы угрожали президенту Соединенных Штатов, - сделал вывод Глидден.
- Мы ели рыбу по воскресеньям. У Рубина были костюмы из синтетики и виниловые ремни. Мы были прекрасно знакомы со всеми законами, касающимися прав квартиросъемщиков. Мы научились оттягивать выселение на несколько месяцев.
- Итак, вы угрожали президенту Соединенных Штатов, - повторил Глидден. - Так?
- Бриллианты? Ха! У меня было колечко с простой стекляшкой. Оно стоило два доллара и тридцать пять центов. Когда Рубин сделал мне предложение, он пообещал, что купит мне кольцо, как только продаст свою следующую книгу. Он сказал, что все деньги до последнего цента, какие он получит за "Дромоидов Муира", пойдут на покупку кольца. И хочешь, я тебе что-то скажу? - спросила Беатрис. На виске у нее билась жилка, а лицо налилось краской гнева. - Хочешь, я тебе кое-что скажу?
- Беатрис, пожалуйста; отпустите мое лицо, я не могу говорить, - промямлил Глидден.
Его клиентка вскочила со своего кресла. Ее крашенные красным лаком ногти глубоко впились ему в щеки.
- Хочешь, я тебе кое-что скажу? - проорала Беатрис.
- Да, конечно. Обязательно. Я очень этого хочу! - крикнул в ответ Барри, хотевший получить назад свои щеки с минимальным количеством дырок.
- Он сдержал свое слово; Рубин не солгал. Весь свой гонорар за "Дромоидов Муира" он потратил на колечко ценой в два доллара. И теперь ты говоришь мне, чтобы я отступилась?
Барри почувствовал, что щеки его получили свободу, и поспешил утереть кровь платком.
- Да, Беатрис. Я хочу, чтобы вы отступились. Ничего хорошего не будет, если вам предъявят еще одно обвинение. Я не успеваю с ними управляться.
- Мы никому не угрожали, - сказал Рубин.
- Генеральный прокурор Соединенных Штатов позвонил мне вчера вечером и сказал, что одна из ваших психованных Сильных Сестричек на официальном приеме в Белом Доме заявила президенту, что единственный способ, каким он может спасти себя от смерти, - это забрать назад все обвинения против вас. Это что - не угроза? По мне, это самая настоящая угроза.
- Так это - Кэти Боуэн, замечательная, талантливейшая актриса. Милая девушка, чья карьера просто-таки взлетела вверх с того дня, как она вступила в "Братство Сильных". Мы знали, что Кэти Боуэн приглашена на официальный прием. Она сделала то, что сделала, по собственной инициативе.
- С такими сиськами, как у Кэти Боуэн, я бы мог стать Джейн Мэнсфилд. Да, это та самая Кэти Боуэн - та, которая танцевала с президентом и сказала, что он умрет, если не оставит вас в покое. Та самая милая девушка, которую никогда больше не пригласят в Белый Дом. Она самая.
- Она - кинозвезда, - заявил Рубин. - Многие кинозвезды проникаются духом "Братства Сильных", потому что они уже ощутили положительные колебания, исходящие от Вселенской Силы.
- Среди моих клиентов тоже есть кинозвезды. Я хорошо знаю кинозвезд. Они ощущают колебания, исходящие от Вселенского Психа. Я знаю одного - он верит, что он - воплощение Чингисхана. Я знаю другую - она купается в ванне с морскими водорослями. Я знаю еще одного - он полагает, что если взорвать детскую больницу, то это будет способствовать делу торжества марксизма во всем •мире. У меня больше кинозвезд, чем я могу справиться, и я еще не встречал среди них таких, у кого хватило бы ума для того, чтобы на законных основаниях окончить среднюю школу.
- Мы не только не собираемся признавать свою вину, но более того - мы собираемся добиться оправдания, - заявила Беатрис.
- Она права, - согласился Рубин.
- Ну, если вы получите срок, близкий к вечности, не обвиняйте в этом меня.
- Еще как обвиним, - заверила его Беатрис. - Если против нас не будет свидетелей, то я очень даже обвиню тебя, если нас признают виновными.
- Не рассчитывайте на подобную удачу, - сказал Глидден. - Менее одного процента свидетелей отказываются от своих показаний. Шансы сто к одному против вас.
- Напротив, - возразила Беатрис. - Шансы в нашу пользу. Дайте-ка я заклею вам щеку лейкопластырем.
- Вы можете попробовать заставить свое кровообращение восстановиться естественным образом, - посоветовал Рубин. - В курсе номер тридцать восемь мы обучаем этой технике за тысячу двести восемьдесят пять долларов. Но вы можете получить это совершенно бесплатно. Это часть нашей общей оздоровительной программы.
- Я воспользуюсь пластырем, - сказал Глидден.
- Я принесу, - вызвалась Беатрис. - У Рубина много дел.
Рубин Доломо с сигаретой во рту вышел из комнаты. Потом спустился в подвал и бросил сигарету на бетонный пол. На стене аккуратно висело около десятка резиновых костюмов. Приложив немалые усилия. Рубин облачился в один из них. Его страшно раздражало то, как костюм липнет к телу, его раздражала тяжесть костюма и то, что в костюме было жарко. Ему и так было трудно дышать, а в костюме это было почти невозможно. Но Беатрис была права - у него было много дел и мало времени. Он нацепил на лицо резиновую маску и огромные очки.
Основатель "Братства Сильных", надежда человечества, проковылял в дальний угол подвала, где в стену была вмонтирована герметичная дверь вроде тех, что используются на подводных лодках. Он повернул колесо, отпирающее дверь, и вошел внутрь. Пять трав и три химических соединения, составляющие формулу снадобья, лежали в отдельных емкостях. Пока Рубин молол травы, очки его потемнели - верный признак, что он скоро вырубится. Но он знал, что доведет до конца свое дело. Всегда раньше ему это удавалось.
Пока свежая порция снадобья стекала сквозь ситечко в склянку. Рубин чуть было не грохнулся без чувств в одну из небольших серых пластиковых бочек. Он слышал биение своего сердца, но не слышал, как закупорилась склянка. Он ощущал запах резины и даже ее вкус у себя на языке.
Он вышел из комнаты как раз вовремя, чтобы успеть добраться до душа. Собрав последние остатки сил, он пнул ногой кнопку на полу, и комната наполнилась фонтанами горячих брызг. Доломо лег, чтобы сохранить угасающее дыхание. Когда он почувствовал, что душ прекратился, он поставил склянку в маленький контейнер, а контейнер - на ленту транспортера, уходящего в стену.
Рубин Доломо освободил себя от костюма с помощью садовых ножниц и неимоверных усилий. Когда дыхание его восстановилось, он вновь повстречался со склянкой, но уже в другой комнате, и на этот раз их разделяла стеклянная перегородка, в которой были круглые отверстия с резиновыми рукавами. Проходя свой путь через стену по ленте транспортера, контейнер за что-то зацепился и теперь лежал на боку. Рубин сунул руки в резиновые рукава и поставил контейнер на маленький столик. На столе лежал один-единственный листок розовой писчей бумаги. И такой же конверт, адресованный бывшему члену Братства - тому, который полагал, что его ограбили. Резиновыми пальцами Рубин открыл склянку со свежим снадобьем, потом взял небольшой комочек ваты, смочил снадобьем и нанес тонким слоем в верхнем левом углу розового листа бумаги. Потом заткнул клочком ваты горлышко склянки и закупорил ее.
Теперь наступил самый сложный этап. Рубину предстояло сложить листок и вложить его в конверт. Это простое дело заняло двадцать минут, поскольку работать приходилось в грубых, резиновых перчатках. К тому времени, как работа была закончена, пот с Рубина лился градом.
Он закурил, кинул в рот дозу валиума и таблетку от давления, а затем поднялся в приемную, где его посыльный ждал письма.
Это был средних лет чиновник одной из компаний, который был обязан своим восхождением на пост вице-президента корпорации недавно возникшему чувству уверенности в себе, а чувством уверенности в себе он был обязан "Братству Сильных". Он верил, что правительство Соединенных Штатов преследует ту единственную религию, которая способна спасти мир. Эту веру взрастило в нем отделение Братства в Айдахо.
Рубин заплатил председателю отделения полторы тысячи долларов за этого нового Брата. Но он того стоил.
- Позвольте мне повторить задание. Я должен проследить за тем, чтобы никто, корме предателя, не прикоснулся к верхнему левому углу листа бумаги, что в конверте. Я направляюсь прямо к тому дому, где его держат и заявляю, что я его друг и принес письмо от его любимой. Вот и все. Очень просто.
С этими словами член Братства вскрыл конверт только для того, чтобы удостовериться, что он и Рубин Доломо подразумевают одно и то же под верхним левым углом листа бумаги. Убедившись в этом, он пожал руку человеку, который вернул его к жизни в тот момент, когда он находился на краю гибели.
- Мистер Доломо, вы - один из величайших умов нашего времени. Для меня честь, огромная честь иметь возможность послужить нашему Братству.
- Осторожнее. Письмо. Ваш палец прикоснулся к уголку. Письмо!
- Какое письмо? - спросил посыльный.
- То, которое вы держите в руке, - пояснил Рубин. Член Братства с недоумением воззрился на собственную руку и на письмо, которое эта рука держала за уголок.
- Что это за письмо? Это вы мне его дали? Или я должен был передать его вам? Кому оно адресовано?
- Ладно, - устало произнес Рубин. - Отложите в сторону эту штуковину, которую вы держите в руках. Пойдем в палату.
Посыльный протянул письмо Рубину. Рубин попятился.
- Положите его на пол. На пол! - крикнул он, взял члена Братства под локоток и повел в глубь дома.
- Скажите мне, - обратился Рубин к своему подопечному. - Если бы у вас был выбор, во что поиграть, то что бы вы выбрали - погремушку, игрушечный паровозик, видеоигру или женщину и полбутылки бурбона?
- Прекрасный выбор! С чего это вы так добры?
- Это просто поможет нам определить, куда вас поместить.
- Я выберу бурбон, - заявил посыльный.
- Отлично, - удовлетворенно произнес Рубин. - Вы схлопотали лишь малую дозу. Я научился регулировать дозы.
Они прошли мимо комнаты, откуда доносился визг и плач. Посыльный не удержался от того, чтобы заглянуть внутрь сквозь крохотное оконце. То, что он увидел, повергло его в ужас. Взрослые мужчины и женщины ползали по полу, мочились в штаны, таскали друг друга за волосы. Многие плакали.
- Я тогда не умел точно определять дозу, - заметил Рубин. - Но мы заботимся о них. Мы ответственны за жизнь наших последователей.
- Это ужасно! - воскликнул посыльный. - Там взрослый человек сосет палец.
- Это Уилбур Смот.
- Он улыбается.
- Многие из них улыбаются, - пояснил Рубин. - Как вы себя чувствуете?
- Не так чтобы очень хорошо. Средне, сказать по правде. Я никак не могу припомнить, что я тут делаю.
- Вы помните о том, как вступили в "Братство Сильных?"
- Я помню, как я сдавал какие-то тесты, чтобы определить свой характер, в Норфолке, штат Вирджиния. А я разве вступил?
- Скоро с вами все будет в порядке, - заверил его Рубин.
Они прошли мимо еще одной комнаты, где тоже было полно взрослых людей, но все эти люди играли в куклы и в заводные паровозики. В следующей комнате женщина средних лет с ярко-голубыми волосами и пластмассовой бижутерией играла в видеоигру. Наконец они добрались до комнаты, которая понравилась посыльному куда больше остальных. Это была комната для отдыха, в ней играла негромкая музыка, а у стены стоял бар, предоставленный в полное его распоряжение.
- Вы помните свой адрес в Норфолке? - поинтересовался Рубин.
- Разумеется, - ответил его пациент.
- Ну, тогда выпейте и отправляйтесь домой.
- А что все это значит? Что это такое?
- Это одно из последних достижений одного из самых выдающихся умов Запада. А также и Востока. Это дар человечеству от великого духовного и научного лидера Рубина Доломо, - объяснил Рубин.
- Это не он возглавляет "Братство Сильных"?
- Да, свет Братства исходит от него, - ответил Рубин.
- Я помню, я видел его портрет. Да. На обложке книги. И книга была хорошая, насколько я помню.
- Замечаете сходство? - спросил Рубин и откинул назад жиденькие остатки того, что когда-то было пышной шевелюрой.
- Никакого.
- Ладно, тогда забудем про выпивку. Просто убирайтесь отсюда, - скомандовал Рубин.
- Отлично. Я и сам не понимаю, что я тут делаю. Рубин прошел в комнату для отдыха и налил себе порцию крепкого напитка. Новая порция снадобья была готова. Это хорошо. Теперь надо было найти нового посыльного. Это уже обошлось ему недешево. Но комнаты для отдыха и развлечений - это насущная необходимость. Поскольку воздействие препарата могло сильно варьироваться, необходимо было внимательно изучить степень потери памяти под воздействием разных доз снадобья. Свежий препарат, соприкоснувшись с кожей, мог отправить человека в его далекое детство. Если же препарат высыхал, и человек прикасался к нему спустя неделю после приготовления, то тогда он мог лишиться памяти о последнем годе-двух своей жизни. А лишь небольшое увеличение дозы приводило к тому, что препаратом становилось опасно пользоваться. Рубин потратил полдюжины душ на то, чтобы научиться изготовлять препарат и доставлять его. Иногда у него мелькала мысль подлить несколько капель Беатрис в кофе и отправить ее в детство. Но одна ужасная мысль всегда останавливала его. Если Беатрис обнаружит это, то жизнь Рубина будет стоить меньше, чем прошлогодний мусор. Беатрис была беспощадна.
К Рубину подошла пышнотелая женщина.
- Привет, - сказала он.
- Побереги силы, - отозвался Рубин. - Я хозяин заведения.
- А вы не хотите? В конце концов, вы же платите. Рубин с тоской взглянул на пышные формы, молодые формы, формы, которые он хотел держать в руках. Но Беатрис значила для него гораздо больше, чем мимолетное страстное объятие девушки из бара, которую они наняли, чтобы развлекала клиентов, проходящих курс лечения. В своей типичной манере Беатрис установила целый протокол, касающийся любовных взаимоотношений супругов. Она могла, если ей надо было в очередной раз утвердить собственную женственность, использовать молодых мужчин. Рубин мог, если ему требовалось общество других женщин, столкнуться с неизбежной потерей половых органов после соприкосновения последних с горячей сковородкой. Следовательно, в течение всех этих долгих лет Рубин был верен, как монах.
- Нет, спасибо, - отказался он.
Ему предстояло купить нового Брата или Сестру, нового преданного приверженца "Братства Сильных". Проблема заключалась в том, что хороший, истинно преданный последователь означал для каждого конкретного отделения Братства от трех до пяти тысяч долларов в год - именно столько он платил за предоставляемые Братством курсы. Если преданный бывал потерян, как это случилось с людьми в палатах, то эту цифру можно было спокойно умножить на десять, чтобы выразить общую сумму потерянных доходов. Все отделения Братства прекрасно это понимали. И потому урезали процент, перечисляемый Доломо, пока потеря не бывала восполнена.
Как честный религиозный руководитель Доломо был вынужден проинформировать главу отделения в Норфолке о том, что он потерял члена Братства, дошедшего до десятого уровня. Руководитель отделения был вне себя от ярости.
- Он подписался на все курсы! Он у меня путешествовал по своим прошлым рождениям, чтобы очистить свои кармические жизни. А вы знаете, что мы с этого имеем в Норфолке, штат Вирджиния? Он, черт вас побери, включил меня в свое завещание. Что вы на это скажете?
- Мы вам это компенсируем, - пообещал Рубин.
- Как? Тем, что вас признают виновными в покушении на убийство? В мошенничестве? Каждый раз, как вас прижимают за то или иное преступление, "Братством Сильных" становится все труднее и труднее торговать.
- Беатрис взяла это в свои руки.
- Что она собирается сделать - подсунуть кобру в постель президенту?
- Не надо так говорить о Беатрис.
- Почему?
- Может, она подслушивает.
- Доломо, мы в заднице. Мы в заднице по всей стране!
- Не волнуйтесь. Нас не признают виновными. Я только позвонил вам, чтобы сообщить, что ваш ученик десятого уровня, может быть, не вернется к вам. Разумеется, если он вернется, то вы получите премию. Поскольку он все забыл, то вы можете с ним поработать с самого начала. В этом случае мы вам вообще ничего не должны, - заявил Доломо.
- Я вам больше никого не пошлю.
- А вы нам и не нужны. Мы в Калифорнии. Это просто золотая жила в том, что касается подобных вещей.
- Так зачем же вы мне звонили раньше?
- Мы хотели распространить наше влияние как можно шире. Если вы верите хоть во что-нибудь, так поверьте, что суд закончится в нашу пользу, - сказал Рубин Доломо.
- Я верю, что мы потеряем половину своих членов, когда вас осудят.
Рубин Доломо повесил трубку и уже через час перед ним стояла новая преданная Сестра, готовая выполнить задание. Ее Доломо раздобыли в местном отделении, все еще полностью принадлежавшем им. С Сестрой, правда, были проблемы. Когда она узнала, что с ней разговаривает Рубин Доломо собственной персоной, она захотела, чтобы он провел ее через цепь астральных перерождений.
- У меня такое чувство, что мои планеты внутри меня находятся в каком-то беспорядке. Что у меня до сих пор сохраняются отрицательные воспоминания, - сказала она.
Ей было двадцать лет, а сложена она была как гимнастка. Она утверждала, что почти попала в олимпийскую сборную. Если бы она уже тогда была членом "Братства Сильных", она бы наверняка выиграла золотую медаль. Но поскольку ей до сих пор приходилось бороться с мощными отрицательными течениями, доставшимися ей в наследство от прошлых рождении, то ей так и не суждено было победить.
- Послушан, девочка, - сказал Рубин Доломо. - Возьми это розовое письмо. Не прикасайся к верхнему левому уголку его, но доставь его адресату. Никому не говори, кто тебя послал, потому что тогда силы зла попытаются погубить религию, которой ты служишь. Понятно?
- Вы желаете принести в жертву человека, которому еще не удалось освободиться от отрицательных сил, терзающих память?
- Вы прошли первый уровень?
- Да.
- Значит, у вас хватит сил, - заявил Рубин. Сестра посмотрела на розовое письмо, лежащее на полу.
- А почему оно там? Почему вы его не подняли?
- У меня болит спина, - объяснил Рубин. - И не забудьте про уголок. Не трогайте левый верхний уголок письма. Охранники, вероятно, захотят прочесть письмо. Пусть читают, но вы письмо из рук не выпускайте. Пусть никто, кроме свидетеля, не прикасается к верхнему левому уголку письма. Ясно?
- Верхний левый. Никто, кроме свидетеля.
- Верно.
- Я уже чувствую себя значительно лучше. Я только что ощутила ток вашей силы пальцами ног.
- Да, я такой, - заметил Рубин.
Ему самому срочно требовалась доза валиума, пара таблеток аспирина, дексамил и шесть чашек кофе, чтобы набраться сил для послеобеденного сна. - И не забудьте самое главное. Будьте вежливой и открытой, и никто не преградит путь письму.
- Я воспользуюсь своим положительным потенциалом.
Она взяла письмо за нижний правый уголок и, обновленная, вышла из дворца Доломо. Какая истина заключена в "Братстве Сильных"! К какому сокровенному знанию прикоснулась она на занятиях! Она улыбнулась и почувствовала себя еще лучше. Когда улыбаешься людям, они в ответ начинают лучше к тебе относиться. И все это она усвоила, уплатив всего триста двадцать пять долларов за курс первого уровня. Так дешево, потому что курс предлагался со скидкой.
При обычных обстоятельствах прокурор Соединенных Штатов помещал свидетеля в безопасное убежище, где до того доходила только почта, прошедшая цензуру. Но поскольку за последнее время это не помогло защитить нескольких очень важных свидетелей, а к тому же, этот конкретный свидетель хотел домой больше, чем любой другой, то прокурор США смягчился. Он позволил свидетелю жить в его собственном доме. Это имело свои преимущества. Было очень вероятно, что истерическая супружеская пара, чета Доломо, предпримет какую-нибудь выходку. И нарвется на ловушку, которую устроит им одно из федеральных агентств.
Логика заключалась в том, что люди, способные посадить крокодила в бассейн журналисту, способны на все. А это могло привести к тому, что удастся выяснить, каким путем удавалось изменить показания свидетелей. Операция хранилась в таком секрете, что прокурор США не был точно уверен, какое именно федеральное агентство проводит ее. Но когда худощавый человек с темными глазами и толстыми запястьями появился возле дома свидетеля, прокурор знал, что лучше его не допрашивать. Он просто отозвал охрану.
Дом располагался в городке Пало-Альто, в районе, где раньше жили представители среднего класса. Нет нужды говорить, что обычные представители среднего класса уже больше не могли себе позволить жить в таком районе.
Римо уселся на ступенях дома, чтобы не отвечать на вопросы свидетеля, раздававшиеся из-за двери. Свидетель хотел знать номер значка Римо и куда подевались охранники. Он хотел знать, как один невооруженный человек может защитить его. Римо запер его в шкафу на двадцать минут, пока не затихли крики. Потом он его выпустил.
Свидетель больше не задавал вопросов, но настроение у Римо вконец испортилось. Он знал, что гнев может погубить его, потому что гнев - это такое чувство, которое встает непреодолимой преградой на пути силы и превращает ее в энергию, расходуемую неэкономно. Он только-только решил заняться дыхательными упражнениями, чтобы вывести себя из этого состояния, как вдруг заметил милое создание, подошедшее к дому с розовым конвертом в руках.
- Привет! У меня письмо для обитателя этого дома.
- Нет, - ответил Римо.
Девушка улыбнулась. Очень широко, очень открыто. И продолжительно.
- Я понимаю, что на него распространяются правила государственной программы по охране свидетелей, и я понимаю, что вся его почта подвергается цензуре, потому что она может нести в себе угрозу для него.
- Никаких писем.
- Почему нет?
- Потому что это означает, что мне придется открыть дверь и вручить ему письмо. Он захочет поговорить со мной, а мне он не нравится. Если быть честным, то и вы мне не нравитесь.
- Знаете, в вас много отрицательной энергии. Могу ли я вас спросить, что хорошего вы в этом находите? Ведь ничего хорошего это вам не дает, так? Я могу помочь вам стать таким же свободным, как я. Хотите?
- Нет, - ответил Римо.
- Можно я прочитаю вам письмо, а затем подсуну его под дверь?
- Не-а.
- Это чудесное любовное послание, - сказала Сестра. Она знала, с чем ей пришлось столкнуться: охранников подбирали именно по признаку их непоколебимой приверженности и рабской покорности отрицательным силам. А что может быть более отрицательным, чем стремление ограничить свободу "Братства Сильных"?
- Начинается: "Мой дорогой Ральф, моя любовь навеки", подпись - "Анджела", - сообщила Сестра.
- Не слишком удачно. Перепишите.
- Но это любовное послание, адресованное ему.
- Оно мне не нравится. И Анджела мне не нравится. И, по-моему, вы мне тоже не нравитесь, - заявил Римо.
- Как вы можете быть таким отрицательным?
- Очень просто. Мне это нравится.
Сестра отошла на пару шагов назад и крикнула:
- Ральф! Ральф! У меня для тебя письмо. От Анджелы. Но твой сторож не пропускает меня и не позволяет передать письмо.
Римо открыл дверь.
- Хочешь письмо, Ральф?
- А ты меня опять засунешь в шкаф?
- Нет, - пообещал Римо.
- Тогда я не хочу письмо. Анджела - дура и последовательница Братства. Я с ней когда-то спал.
- Последователи Братства не бывают дураками, - заявила девушка.
- Они все дураки, - отозвался Ральф. - А я был самым большим дураком из них. Я украл для них аллигатора.
- Ральф, неужели ты даже не хочешь прочитать письмо?
- Именно этого я и не хочу! - проорал в ответ Ральф. Римо захлопнул дверь. На следующий день Ральф дал показания, что по наущению Беатрис Доломо он однажды вечером в такое-то и такое-то время купил аллигатора, то бишь вещественное доказательство А, которое нынче было выставлено на обозрение присяжных в огромном стеклянном бассейне в зале суда. Присяжные, наблюдавшие зубастые челюсти аллигатора в течение полутора дней, признали чету Доломо виновной в покушении на убийство.
В санатории Фолкрофт Харолд В. Смит узнал про вердикт и пришел в отчаяние. Этот свидетель казался идеальной мишенью, которую должна была поразить потеря памяти. Но нападения не произошло. Удалось довести до приговора дело по обвинению двух мелких мошенников в крупном мошенничестве, но вся система правосудия в Америке по-прежнему была беззащитна перед лицом новой неведомой силы. В тот же день один из королей рэкета в Калифорнии был оправдан, когда главный свидетель обвинения, бывший боевик мафии, не смог вспомнить ничего, что подтверждало бы горы ранее записанных его показаний.
В тот же самый день Анджело Мускаменте поблагодарил американскую судебную систему, своего адвоката, свою мать, скульптуру, изображающую Деву Марию, и могучую новую силу, обеспечивающую успех в его жизни. Вторя известной актрисе Кэти Боуэн и другим знаменитостям, он заявил представителям средств массовой информации, что самым печальным днем для свободы и демократии в США стал день, когда супругов Доломо признали виновными в совершении преступления.
- Это событие ляжет пятном позора на Америку, как казнь Иисуса легла позором на Римскую империю, как казнь Жанны д'Арк легла позором на Францию, как смерть Моисея легла позором на кого-то еще, - заявил Анджело, стоя на ступенях Дворца правосудия. - Я свободен, но эти добрые люди оказались за решеткой.
- Их выпустили под залог миллиона долларов, - сообщил кто-то из телерепортеров.
- Да? Под залог миллиона?
- Они внесли деньги наличными.
- Что ж, деньги у них есть, - заметил Мускаменте и отправился в свое хорошо охраняемое жилище, чтобы встретить там лицом к лицу свою астральную отрицательную энергию и одержать над ней еще одну маленькую победу.
В конце концов, почему бы и нет, подумал он. Он заплатил полмиллиона для того, чтобы достичь двадцатого уровня, а на этой духовной высоте никакое судебное разбирательство не могло причинить ему ни малейшего вреда. Полная гарантия, деньги назад, если не так. Как он объяснил своим телохранителям:
- Не трогайте то, что работает, мать вашу!
Глава пятая
Ловушка не сработала. Смит сказал Римо, что не винит его. Тем не менее, Чиун принес свои извинения за неудачу.
- Давайте остановим его, чтобы он не мог более позорить вас, о великий император Смит, - произнес Чиун в трубку телефона.
В разговоре участвовало три человека, говорившие в три разных аппарата. Римо и Чиун находились в роскошном особняке во Флориде.
- Это не его вина, Чиун, - сказал Смит. - Это моя вина.
- Никогда, - возразил Чиун. - Ваша блистательная мудрость гарантирует успех, стоит ей лишь сорваться с ваших величественных губ.
- Бывает, что наши усилия не срабатывают, - заметил Смит.
- Смитти, перестаньте с ним спорить. Вы в разных эпохах. Операция провалилась. Что нам теперь делать? - спросил Римо.
- Нам надо прекратить возлагать вину на нашего милостивого императора, - заявил Чиун. - И сделать это немедленно. Как можем мы в чем-то обвинять императора, когда сами не правы?
- Что нам теперь делать, Смитти?
- Почему бы вам не взглянуть на тех людей, которым удалось избежать наказания? Выясните, как они это делают. Кому они платят? И постарайтесь не оставлять после себя трупов. Наша организация - не орудие мщения.
- Верно, Смитти.
- Мы не мстим? - удивился Чиун.
- Нет, нет. Мщение - не наша задача.
- У вас есть другой план?
- У нас много планов, Чиун, но мщение никогда в них не входит.
- Покорно прошу вашего прощения, но почему? - спросил Чиун.
- Мы в него не верим.
Чиун замолчал. Римо заглянул в ту комнату, где Чиун стоял с телефонной трубкой в руке, совершенно ошарашенный. Римо получил всю необходимую информацию и повесил трубку. Чиун по-прежнему стоял в оцепенении, сжимая трубку тонкими пальцами. Римо повесил трубку и за него тоже. Чиун не шелохнулся.
- Я все правильно расслышал? Неужели император Смит сказал, что не верит в отмщение?
- Да, так он и сказал. Он сказал, что отмщение не входит в наши задачи.
- Император, про которого известно, что он не стремится к отмщению, - это император, который будет мертв еще до наступления утра. Отмщение, публичное отмщение - вот что отделяет цивилизацию от хаоса.
- Ну, у него есть другие дела.
- Работать на императора, который не прибегает к отмщению, - это позор. Как может он пользоваться услугами самого великого Дома ассасинов в истории и не прибегать к отмщению? Станешь ты покупать машину, если ты не собираешься водить ее? Или жениться и не пользоваться своей женой как женщиной? Гулять по розовому саду и не дышать? Как может он говорить, что не станет прибегать к отмщению, если к его услугам Дом Синанджу, готовый прославить его имя?
- Хорошие вопросы, папочка, - заметил Римо.
- Это означает, что ты мне на них не ответишь.
- Ты схватываешь на лету.
Уильям Хоулингз Джеймсон отмечал вердикт присяжных о его невиновности в мошеннических махинациях на рынке зерна, устроив прием столь пышный, что на него ушло почти десять процентов его незаконных доходов от этих махинаций. Он весь искрился радостью. И все это понимали. Ему только что удалось избежать от десяти до пятнадцати лет в федеральных исправительных учреждениях.
Но его жена утверждала, что в таком состоянии он находился и в течение нескольких недель до суда. Она сообщила это очень привлекательному молодому человеку с темными глазами и высокими скулами. Его очень интересовал Билл. Нет, он не работал на Билла, но он хотел поговорить с ее мужем.
- Он взлетел так высоко - я не думаю, что он станет говорить с одним человеком. Для него это все равно, что иметь всего один банковский счет. Не правда ли, решение суда было великолепное - просто чудо!
Миссис Джеймсон относилась к тем женщинам старше среднего возраста, чьи морщины могли представлять из себя нечто привлекательное только с помощью изрядной порции косметического мастерства, которое могли купить ее деньги. Она много улыбалась, чтобы держать свое морщинистое лицо в форме. Ей уже дважды делали пластические операции, прикинул Римо. Зубы, разумеется, ее выдавали. Зубы стареют практически у каждого человека, у каждого из тех, кого он знал, кроме Чиуна. А теперь, конечно, еще и у него самого. Он не знал, почему с ним и с Чиуном дело обстоит именно так, но он знал, что куда более важные вещи, основа основ всего сущего, таят в себе столь же недоступные тайны, как и глубины Вселенной.
- У меня в зубах что-то застряло? - поинтересовалась миссис Джеймсон.
- Вам шестьдесят два года, верно?
- Простите?
- Может быть, шестьдесят три.
- Это грубо, - заявила миссис Джеймсон.
- Значит, правильно.
- Молодой человек, я не давала вам повода...
- Вы правы, - признался Римо. - Просто у меня гадкое настроение.
- Ну, вы великолепно знаете, как его испортить другим, - заметила хозяйка.
- Вы еще не все видели, дорогая, - заверил ее Римо. Так или иначе, но этот разговор помог ему почувствовать себя немного лучше. Миссис Джеймсон позвала дворецкого. Тому предстояло вежливо попросить джентльмена удалиться, а если он не послушается, то применить необходимую в таких случаях силу.
- Все, что будет необходимо, - сказала хозяйка. Дворецкого она больше в тот вечер не видела, зато увидела грубого молодого человека. Казалось, он полностью поглощен разглагольствованиями Билла, рассказывавшего о новой религии.
- Да, я знаю, что в связи с "Братством Сильных" идет множество слухов о мошенничестве, но что касается меня, то я твердо уверен: пока сам не попробуешь, не узнаешь, что к чему.
Так вещал Билл Джеймсон, грузный мужчина с суровым лицом преуспевающего бизнесмена. Ему не надо было надевать фрак и золотой "Ролекс", чтобы показать, что у него есть и деньги, и власть. Богатство читалось в его глазах и в уверенной посадке головы. Улыбка его была улыбкой человека, который мог кого-то или что-то одобрить или не одобрить, но сам ни в чьем одобрении не нуждался.
- Послушай, Билл, "Братство Сильных" - это та самая штука, которую основал писатель-фантаст? Если им сопутствует такой успех, то почему он сам и его жена недавно были признаны виновными в покушении на убийство? За ними еще числятся три случая мошенничества и вымогательства. Что-то непохоже это ни на Билли Грэма, ни на Папу Римского, - сказал один из гостей.
- Надо понимать суть "Братства Сильных". Столь добрая сила неизбежно притягивает зло. То зло, которое супруги Доломо оттягивают на себя, проходит мимо их последователей. Они, так сказать, принимают на себя наши страдания. Именно так мне это объяснили, и черт меня раздери, если это именно так и не сработало.
- Может, у тебя был просто хороший адвокат?
- У меня был лучший, но он не смог спутать показания моей секретарши. Я был конченый человек. Грязь. А потом я уверовал.
- И сколько это тебе стоило?
- Кто имеет, тот имеет, - заявил Джеймсон, глубокомысленно улыбнувшись.
- Полмиллиона?
Джеймсон опять расхохотался.
- Это была только плата за посвящение. Но они сказали, что вернут деньги, если в моей жизни не наступит улучшение. Если меня не признают невиновным. Лучше не трогать то, что приносит удачу.
- А я трогаю, - произнес молодой - слегка за тридцать - человек с темными глазами и высокими скулами. - Я очень и очень трогаю.
- Кто вы?
- Я трогатель удачи, Джеймсон. Я хочу с вами поговорить, - сказал Римо.
- Я занят - разговариваю со своими друзьями. Молодой человек по-дружески обнял Джеймсона за плечи, но плечи ничего дружеского в этом объятии не нашли. Плечи почувствовали себя так, как будто их подсоединили к току высокого напряжения. Джеймсон не смог даже закричать. Он смог только кивнуть. Он пойдет всюду, куда поведет его эта рука, - в данном случае, в кабинет рядом с банкетным залом. Дверь за ними закрылась, и назойливый шум празднества им больше не мешал.
В кабинете стояли богато отделанные шкафы темного дерева, свет был мягкий, кресла - полированные, деревянные. В помещении стоял легкий запах дорогих сигар и старого доброго бренди.
- Простите меня, среди моих знакомых не так уж много преуспевающих бизнесменов, так что мне пришлось поступить по-нашему, по-рабочему, чтобы иметь возможность поговорить с вами, - сказал Римо.
- Что вы со мной сделали? - с трудом произнес Джеймсон, пытаясь размять плечо и вернуть его к жизни после того, как молодой человек шарахнул по нему чем-то вроде электрического разряда.
- Так, пустяки. Вы будете меня слушать?
- У меня нет особого выбора.
- Это хорошо, - удовлетворенно заметил Римо. Потом он влепил президенту Международной компании по производству зерна, удобрений и химикатов пощечину, достаточно сильную, чтобы он сдвинулся в сторону на два фута. А потом - еще одну.
- Это - знак приветствия, - пояснил Римо. Джеймсон издал сдавленный стон, потом быстро опорожнил свои карманы, снял часы и протянул их вместе с деньгами Римо.
- Я не вор. Вор - это вы.
- Суд признал, что я невиновен, - возразил Джеймсон.
- Позовите своего адвоката. Я и его обработаю, - пообещал Римо.
- Что вы хотите?
- Вот теперь мы начали разговаривать. Кто обработал свидетеля? Помните Глэдис? Это ваша бывшая секретарша. Она поведала миру обо всех тех гадостях, которые вы творили, а вы-то думали, что она будет молчать, потому что вы ей так много платите. Кто заставил ее забыть собственные показания?
- Что вы имеете в виду?
- Этот прием устроен не в честь вашего дня рождения, - заметил Римо.
- Положительные силы Вселенной оказались выпущенными на свободу. Они-то освободили и меня. Римо влепил ему еще одну пощечину.
- Вот вам моя положительная сила.
- Я никому не давал взяток. Я ни на кого не выходил. Я просто вступил в "Братство Сильных", когда казалось, что все вокруг идет прахом. И тогда моя жизнь вновь обрела положительный смысл. Она снова стала прекрасна.
Римо двумя пальчиками взял запястье Джеймсона и повернул его так, что рука чуть не выскочила из сустава. Рука сильно отличается от металлической дверной ручки. Запястье, локоть - очень слабые сочленения и могут сломаться в любой момент.
Джеймсон зарыдал от боли.
- Расскажите мне, как прекрасна ваша жизнь, Джеймсон, - попросил Римо. - Я хочу все знать о добрых силах Вселенной.
- Вы не поймете.
- Не пойму? Я сам - сила Вселенной, придурок.
- Пожалуйста...
- Ладно, вы не врете.
Джеймсон, как малого ребенка, прижал к груди покалеченную руку и весь скорчился, рыдая.
- Кто вы - агент темных сил?
- Что это еще за агент темных сил?
- Чем сильнее силы добра, чем сильнее положительные силы, тем сильнее они вызывают противодействие отрицательных сил. Если вы вступаете в "Братство Сильных" и люди видят, что вы счастливы, они начинают придираться к "Братству". Они не могут смириться с тем, что вы счастливы. И тогда они вынуждены объявить, что "Братство Сильных" - мошенничество. Все это - из ревности и зависти. Добрые дела всегда вызывают гнев злых сил.
- Вы хотите сказать, что я - зло?
- Нет, нет. Просто дело в том, что вы очень сильны. И вы обратили свою силу против меня, против моих положительных сил.
- Я - хороший человек, - сообщил ему Римо.
- Да, да, - незамедлительно согласился Джеймсон и закрыл лицо неповрежденной рукой. - Вы - хороший человек. Очень хороший человек!
- Иногда мне приходится прибегать к методам, которые вам могут не понравиться, - сказал Римо.
- Верно, - согласился Джеймсон.
- Но я хороший человек.
- Верно, - подтвердил Джеймсон.
- Ну как, вы собираетесь сидеть тут рядом со мной и утверждать, что вы невиновны? Вы ограбили Америку. Вы ограбили всех американских фермеров. Вы ограбили каждого гражданина этой страны, который зависит от труда фермеров, которых вы ограбили. И это очень плохо, что вы вышли сухим из воды. Так почему бы нам с вами не заключить соглашение?
- Справедливо, - согласился Джеймсон. Он сидел в кресле очень прямо, стараясь держать свой позвоночник как можно дальше от этого молодого человека с несущими ужас руками.
- Вы совершили эти преступления, так?
- Так. Верно.
- И они вам сошли с рук?
- Я делал пожертвования на благотворительные цели, на религиозные.
- Нет-нет, эта ваша штуковина с Микки-Маусом из глубин Вселенной не пройдет. Вы понятия не имеете о том, что такое на самом деле силы Вселенной. Они не заключены ни в каком культе. Они в самой Вселенной. В общем, так. Я обдумываю, на каком бы наказании для вас нам сойтись - таком, чтобы вы не наслаждались жизнью, зная, что вам удалось спастись. Так, Джеймсон?
- И что вы предлагаете?
- Как насчет потери способности ходить?
- Нет.
- Одна из ваших рук уже сломана.
- Нет, только не руки!
- Вот что я вам скажу. Одним прекрасным вечером, может быть раньше, а может, позже я вернусь и заставлю вас заплатить за ваши преступления, - сказал Римо.
- Что вы собираетесь сделать?
- Я решу, когда до этого дойдет дело. Но вы ждите. Я обязательно вернусь, - пообещал Римо и вышел из кабинета в банкетный зал. Там он поблагодарил миссис Джеймсон за приглашение и снова спросил ее, точно ли он определил ее возраст.
Римо решил, что нашел подходящее наказание. Страх, что Римо вернется и причинит ему телесную боль, будет терзать бизнесмена сильнее, чем сама боль. Разумеется, Римо не собирался возвращаться, но бизнесмену об этом не было известно. Постоянный, непрекращающийся страх - вот лучшее наказание. Этого было вполне достаточно, и Римо сделал это не столько ради своей страны, сколько ради себя самого. Слишком уж несправедливо, когда настолько дурной человек избегает наказания и возвращается к настолько прекрасной жизни.
И кроме того, у Римо было прегадкое настроение.
Следующий оправданный счастливчик тоже жил очень хорошо. У него было поместье, занимавшее квадратные мили оклахомской прерии и огромный дом, больше похожий на замок. У него были слуги и телохранители, пешие, верховые и моторизованные, крутые парни с карабинами и джипами, с ковбойскими шляпами вместимостью в пять ведер и с обветренными лицами.
Когда Римо лишил несколько этих лиц их обветренности, они привели его прямиком к своему хозяину, человеку, мошенническим образом лишившему тысячи людей их сбережений, провернув операцию по вложению денег в бриллианты. Операция была стара, как само мошенничество. Он изрядно заплатил первым вкладчикам "пирамиды" из денег последующих, а когда деньги потекли к нему сплошным потоком, то перестал платить кому бы то ни было и отправился в Бразилию, к далеким берегам, не имевшим договора о взаимной выдаче преступников с Соединенными Штатами. До Бразилии он не добрался, и ему было предъявлено обвинение в мошенничестве. Его главный бухгалтер, которого он оставил вместо себя, подготовил для правительства все дело. Правду сказать, бухгалтер был рад помочь правительству, потому что его хозяин, Билл Полленберг - "Бриллиант" устроил дело так, что на всех документах красовалась его, бухгалтера, подпись.
Дело было стопроцентно выигрышное. Бухгалтер, в счастливом предвкушении мести, был надежно спрятан и недосягаем до того самого момента, пока он не забыл все, что случилось после того, как он поступил на первый курс колледжа и начал изучать основы бухучета.
И тогда Билл Полленберг - "Бриллиант" вышел на свободу. И вернулся в свое обширное поместье и стал наслаждаться жизнью на природе. И наслаждался он до тех самых пор, пока худощавый человек с толстыми запястьями не сообщил ему, что если он не объяснит кое-что и прямо сейчас, то копыто его, Билла Полленберга, собственной лошади воткнется ему в прямую кишку, а он, тонкий человек с толстыми запястьями, лошадь отвязывать не собирается.
Билл Полленберг умел рассуждать разумно, когда видел в этом необходимость. А на этот раз он увидел вот что: странный узор из морщинок на лицах двух самых крутых своих помощников и слезы боли у них на глазах.
- Добрый день, приятель, - вежливо произнес Билл Полленберг и предложил незнакомцу кофе прямо с костра.
На Полленберге была пятиведерная шляпа, джинсы "Ливайс" и ковбойские сапоги - великолепная оправа для кольца с розоватым бриллиантом ценой в двести тысяч баксов. Это был единственный настоящий бриллиант, которым Билл когда-либо владел.
- Где это ты научился своему южному акценту? По моим данным, ты родом с Мошолу-авеню, что в Бронксе.
- Я человек разумный. Давай рассуждать разумно вместе.
- Как тебе удалось изменить показания свидетеля?
- Я ничего не делал, дружище. Выпей кофе. Найди в себе положительные силы. Выпусти себя на свободу. Найди свое истинное "я".
- Что ты сделал со свидетелем?
- Это за меня сделали силы Вселенной, - с улыбкой отозвался Билл Полленберг.
Вскоре после этого улыбающийся Билл Полленберг был найден без своего бриллиантового кольца, а сам он при этом служил подушкой, привязанной к заднему копыту его любимой лошади. Каждый раз, когда лошадь пользовалась этим копытом, живот Билла Полленберга встречался с принадлежащей ему землей. Бриллиантовое кольцо было найдено у маленькой девочки в центре Оклахома-Сити. Она объяснила, что ей кольцо дал очень милый дядя - он сказал, что у нее очень красивая улыбка.
На яхте, курсирующей в водах Тихого океана вблизи побережья Калифорнии, Анджело Мускаменте встретился со своими подчиненными. Его масляная вежливость скрывала ту злобу, которая делала его организацию одной из наиболее четко функционирующих в стране. Всем им удалось пережить то, что представляло из себя самую серьезную угрозу их свободе за последние десять лет, а свою передышку они получили тогда, когда свидетель, рядовой боевик организации, внезапно забыл все.
Никто из тех, кто знал мистера Мускаменте, ни на мгновение не поверил, что это не он протянул свою могучую руку, чтобы поиграть на Дженнаро Друмоле - "Барабане". Все знали, что вставать на пути мистера Мускаменте было как минимум больно, а как максимум - смертельно. К проступкам, заслуживавшим смерти, относилось все, что обходилось мистеру Мускаменте дороже, чем в пять тысяч долларов. Поскольку босс часто бывал неразумным и приговоры обжалованию не подлежали, то в банде процветало лишь мелкое воровство. Поднимаясь на борт яхты, лейтенанты по очереди целовали руку своему военачальнику.
- Как приятно быть здесь с вами, - говорили они один за другим.
- Ага. О'кей, - ответствовал мистер Мускаменте, которого это выражение почтения сильно утомило.
Наконец четырнадцать посвященных собрались на корме океанской яхты "Мама". Они сидели на маленьких стульчиках, перед каждым стоял маленький столик. Все, что они пожелали бы выпить или закусить, уже стояло на столиках так, чтобы им не пришлось никого звать во время беседы. Когда мистер Мускаменте говорил, он не любил, чтобы его прерывали. Перед началом его речи некоторые из лейтенантов удостоверились, что голова пока еще у них на плечах. Команде было сообщено, что мистер Мускаменте был бы весьма признателен, если бы они не появлялись на корме и ограничили свои передвижения носовой частью яхты.
Однако телохранители мистера Мускаменте выразили эту мысль насколько иными словами:
- Эй, вы там! Пошли вон отсюда! Идите на нос! И чтоб вас тут больше не видели! Слышали? А теперь убирайтесь!
Когда палуба была очищена от посторонних, мистер Мускаменте откашлялся. Его стул был чуть выше, чем у всех остальных. Сидел он спиной к морю. На нем был синий двубортный капитанский китель, белые брюки и высокие ботинки. Мистер Мускаменте как-то раз увидел на ком-то такую униформу и заказал себе такую же, а чтобы никто ничего не напутал, двое из его подручных взяли под руки того яхтсмена, отнесли его в магазин готового платья и подобрали гардероб для мистера Мускаменте, тыкая в тот или иной предмет туалета и говоря продавцу:
- Вот это. Что на этом парне.
Так он приобрел свою униформу. И теперь, со своего высокого трона на палубе яхты "Мама", так гармонировавшей с его яхтсменским костюмом, мистер Мускаменте обратился с речью к своим подчиненным и рассказал о снизошедшей на него благодати.
- Вы видите перед собой нового человека, - сообщил мистер Мускаменте. Все согласились с этим.
- Но ничего нового в этом нет. Совершенно ничего нового, - изрек мистер Мускаменте и стал ждать, когда все согласятся с этим новым его утверждением, противоречащим предыдущему.
- Итак, как же это может быть, спросите вы себя.
- Хороший вопрос, босс! - воскликнул Сантино Джеллино по прозвищу Желе.
- Внутри каждого из нас заключена положительная сила, против которой мы боремся.
- Мы ее так забьем, пока из нее дерьмо не потечет, босс! - с готовностью вызвался Желе.
- Заткнись, - добродушно посоветовал ему мистер Мускаменте.
- Точно, босс. Все заткнитесь! - рявкнул Желе.
- А особенно ты. Желе, - тонко намекнул мистер Мускаменте. - Итак, каким образом внутри борющегося плохого человека может оказаться совершенно иная, положительная личность?
Слышен был только шум двигателей, расположенных где-то под палубой. Никто не собирался отвечать на этот вопрос. Каждый избегал встречаться глазами с каждым. Никто не хотел ни малейшим намеком выдать, что и понятия не имеет, о чем это толкует босс.
Мистер Мускаменте пустился разглагольствовать о добрых силах Вселенной. Он говорил об астральной энергии. Он говорил о далеких планетах, с которых все человечество явилось в этот мир, и о том, что именно это отличает человека от животного. Все ждали, когда наступит кульминация. Когда Джоуи Фаланга по прозвищу "Пальчики" услышал название "Братство Сильных", он вдруг подумал, что понимает, о чем идет речь.
- Ага. Точно! Я мог купить у Доломо одно из их отделений еще в семьдесят восьмом. Очень дешево. Впрочем, я знаю парня, который на этом погорел. Со всей этой шумихой - аллигаторы в бассейнах и все такое прочее - через год-два эти отделения не будут стоить ни пенни. По-моему, нам следует держаться от них подальше.
- Этот аллигатор оказался в бассейне журналиста потому, что аллигаторы - это негативные астральные существа, откликающиеся на негативные астральные силы. Журналист сам накликал на себя аллигатора. Никто его ему в бассейн не сажал, - заявил мистер Мускаменте.
- Нет, босс. Им удалось заполучить того парня, который купил для Доломо вещественное доказательство А. Он дал показания в суде. И изобличил Доломо. Им теперь ничто не поможет. Они разбиты в пух и прах.
- Вовсе нет. Мы им поможем.
- А что мы будем делать?
- Мы должны расквитаться с этим предателем.
- Итак, мы начинаем участвовать в играх "Братства Сильных". Мы сейчас по низкой цене закупаем пару отделений, убираем свидетеля, и тогда у нас будет что-то достаточно ценное. Понятно, - произнес Желе.
Все закивали. Мистер Мускаменте правил столько же благодаря своему уму, сколько и страху, который он внушал.
- Мы не станем никого трогать. Мы будем защищать Братство, - заявил мистер Мускаменте.
- Мы продаем супругам Доломо нашу защиту? - переспросил Пальчики.
- Мы никому ничего не продаем. Мы покупаем. Я всех вас посылаю на первый уровень. Я не хочу, чтобы рядом со мной находилось чье-нибудь отрицательное сознание. Вы выпустите на свободу то, что держите взаперти. Вы будете действовать в унисон с силами добра, то есть с нами. Кто против нас - тот есть зло. Понятно?
Раздалось многократное "да". Единственное, чего присутствующие не могли понять, так это зачем для уяснения того, что те, кто против мистера Мускаменте, являют собой зло, нужно "Братство Сильных". Они привыкли так считать с самого детства.
Капитан судна, стоя на мостике, заметил, как в сторону "Мамы" движется нечто. Он поднес к глазам бинокль, навел на фокус, потом отвел бинокль в сторону.
Потом передал бинокль помощнику, чтобы проверить, не мерещится ли ему.
- У меня что-то с глазами, - заметил капитан. Первый помощник посмотрел на движущийся предмет и тоже в растерянности отвел бинокль в сторону.
- Я тоже не могу понять, что это такое. Похоже на человека в темной майке и серых брюках, который плывет в нашу сторону.
- Со скоростью двадцать узлов? В четырнадцати милях от берега?
- Наверное, это небольшая лодка, - предположил первый помощник.
Капитан взял бинокль. Он долго вглядывался в непонятный предмет.
- Точно, лодка. И размахивает руками и ногами. Как ему удается плыть так быстро?
Первый помощник взял свой собственный бинокль.
- Вы правы. Он плывет быстро, но такое впечатление, что это не стоит ему ни малейших усилий. Непохоже ни на кого из пловцов, которых мне доводилось видеть Они поднимают фонтаны брызг. Бог ты мой, этот парень плывет гладко! Как вы полагаете, нам надо сообщить об этом мистеру Мускаменте?
- Эти гориллы нас на части разорвут. У него сейчас проходит одно из его деловых совещаний.
- Так что же нам делать?
- Может, этот парень вовсе не к нам направляется?
- Похоже, к нам.
- Если это человек за бортом, то мы должны его подобрать, - сказал капитан.
- Что-то не похож он на человека за бортом, - заметил первый помощник.
- Это выяснится очень скоро.
Вскоре человека за бортом заметил один из гостей мистера Мускаменте. Капитан узнал об этом по звуку пистолетного выстрела. Человек исчез под водой. Потом человек вынырнул возле кормы судна и начал разговор с мистером Мускаменте.
Этот день навеки останется в памяти калифорнийских преступных синдикатов. В этот день на глазах у мистера Мускаменте выступили слезы. Слезы выступили тогда, когда он не сумел объяснить, почему свидетель Друмола - "Барабан" не сумел припомнить собственные показания.
Мистер Мускаменте говорил о силах Вселенной, а его лейтенанты вежливо слушали. У гостя, прибывшего по морю, оказалась неприятная привычка на все реагировать затрещинами и выворачиванием рук.
За несколько минут мистер Мускаменте превратился в беспомощный кусок мяса. Его синий китель был изорван в клочья, ноги, обутые в высокие ботинки, беспорядочно колотили по воздуху. Тогда гость, прибывший по морю, перекинул мистера Мускаменте через бортик и окунул головой в воду. Каждый раз, когда он доставал мистера Мускаменте из воды, чтобы тот мог вздохнуть, гость спрашивал, как мистеру Мускаменте удалось заставить Друмолу изменить показания. В третий и последний выход мистера Мускаменте на поверхность всем на борту стало ясно, что он говорит правду. Он искренне верил, что ему удалось вступить в контакт с силами добра и заручиться их поддержкой.
Все на борту сошлись и еще кое в чем. Они явно не хотели больше связываться со свидетелями, дающими показания в пользу властей, раз их защищает этот парень, ибо, как прокричал мистер Мускаменте, а они уверовали, этот парень являет собой высшую отрицательную силу. А раз дело обстоит именно так, то никому не хотелось быть на стороне сил положительных.
Римо вернулся на берег вместе с остатками банды и с капитаном и первым помощником, которые находились под сильным впечатлением от всего увиденного. Римо притих и даже не обращал внимание на то, как сохнет на нем одежда. Он опять потерпел неудачу.
Некоторым из лейтенантов очень хотелось узнать, на кого он работает. Нет-нет, вовсе не потому, что они такие любопытные, поймите правильно. Просто они были бы в полнейшем восторге, если бы им удалось заполучить его в свою команду. Лейтенанты видели в Римо человека, разделяющего их самые сокровенные убеждения. Они видели в нем человека, который идеально впишется в калифорнийский рэкет.
- Нет, - отказался Римо. - Так уж получилось, что я - хороший парень.
А поскольку, говоря это, он кого-то выкинул за борт, то не нашлось никого, кто решил бы с ним не согласиться. Когда "Мама" пришвартовалась в лос-анджелесском порту, лейтенанты вежливо позволили Римо сойти первым.
Когда он позвонил начальству, он понял, что, видимо, дело сильно буксует, потому что Смит был настроен миролюбиво и постоянно твердил, что это не его вина.
- Я бы сказал, возьмитесь за "Братство Сильных", поскольку это единственное, что объединяет все эти дела. Но если за всем этим действительно стоят они, то почему они не воспользовались своими способностями, чтобы нейтрализовать свидетеля, давшего показания против них самих? Как-то нелогично получается. Единственное, что мы знаем наверняка, так эго то, что вся правоохранительная система в Калифорнии трещит по швам.
- Ага, а если что случится в Калифорнии, то очень скоро вся страна подцепит это, - заметил Римо.
- Вы хотите меня немного утешить? - спросил Смит.
- Да я и сам чувствую себя не слишком здорово.
- А почему бы вам не взглянуть на эту организацию? Возьмите с собой Чиуна.
- Вы полагаете, я уже не справляюсь с работой?
- Возьмите Чиуна.
- Вы хотите сказать, что у меня ничего не получится?
- Я хочу сказать, что я не знаю, как вы или Чиун делаете то, что делаете, и если Чиун говорит, что у вас разладился контакт с космосом, то это означает, что что-то не так. И по тем или иным причинам вам не удается добиться результата..
- Вы только что сказали, что это не моя вина.
- Я сказал, что у меня нет оснований полагать, что это ваша вина. До конца уверенным я быть не могу.
Римо стер в пыль трубку телефона-автомата. Это было гораздо приятнее, чем повесить ее.
Глава шестая
Адвокат Барри Глидден отправил своих детей на какое-то время в Швейцарию, велев им поехать туда под чужим именем. Он сам свяжется с ними, когда дела пойдут получше.
- Папа, ты совершил что-то плохое? - спросила дочь.
- Нет, - ответил Глидден. - У меня очень трудный клиент, который к тому же еще и очень сумасшедший.
- Они не хотят тебе платить?
- Да нет, это - наименьшая из моих бед. У меня есть клиентка, которая уверена, что в мире плохо только то, что причиняет вред лично ей. А сама она совершает очень дурные поступки.
- Что, например?
- Например, все что угодно, дорогая. Совершенно все что угодно. Все, что угодно, любовь моя. Понимаешь? - Барри обхватил ладонями лицо девочки. Его передернуло. - Воображение этой больной, очень больной женщины не имеет пределов. Ничего нет такого, что она не могла бы сделать. С кем угодно. Вот поэтому вам и надо уехать. Она вне себя от ярости и сердится на меня.
- А ты не можешь сообщить в полицию, чтобы тебя защитили?
- Не выйдет, дорогая моя. Только не с этой парочкой.
- Так почему же ты их защищаешь?
- Ну, она хорошо мне платила. Очень хорошо. И я не... Я не мог поверить, что эти люди такие плохие, как оказалось.
- Ах, папа, у тебя ведь и раньше были совершенно ужасные клиенты.
- Она сажает аллигаторов в бассейны людям, которые ей не нравятся. Она угрожает президенту. И она пообещала, что сварит кое-кого заживо в масле, если проиграет дело. Если я проиграю дело. Загружайтесь в самолет, милые мои.
- Ты проиграл дело?
- Пока еще не совсем. Только первый раунд. Но шансов у нас нет никаких.
- Она тебя собирается сварить заживо, папа?
- Нет, любимая. Кого-то, кого я очень люблю.
- До свидания, папа. Не звони, пока все это не кончится. По телефонному звонку можно выследить человека.
- До свидания, любимая, - попрощался с дочерью Барри Глидден, который, несмотря на весь свои ужас, все же не был напуган настолько, чтобы упустить возможность провернуть несколько деловых операций перед встречей с Доломо.
Он нашел двух новых инвесторов для строительства города, который он намеревался воздвигнуть на территории поместья Доломо. Потом он отправился на встречу с Беатрис и ее мужем. По мостику через ров с водой он ехал очень осторожно. Интересно, здесь живут аллигаторы? Интересно, подумал он, что случится раньше - она меня кинет в воду или я успею построить две сотни двухквартирных коттеджей на южной лужайке?
Глидден понял, что на Беатрис накатил один из ее приступов гнева, поскольку Рубин находился в бегах. Барри остановился в самом центре выложенного розовым мрамором вестибюля и начал искать улики, позволившие бы ему установить местонахождение Рубина. Откуда-то из глубины дома доносился какой-то звук - какое-то радостное бульканье. Глидден знал, что это не может быть Рубин, но звук его заинтриговал. Глидден решил провести расследование. Он прошел мимо нескольких телохранителей, которых Доломо расставили в стратегически важных точках своего поместья после того, как родители одной из Сестричек попытались убить их за то, что Доломо украли у них дочь.
Конечно же, Доломо не крали их дочь. Они просто продали ей несколько своих курсов. И теперь она работала в Австралии и будет работать до конца дней своих, чтобы с ними расплатиться.
Глидден увидел ряд дверей со стеклянными окошками. Бульканье доносилось из-за одной из этих дверей. Он заглянул внутрь. Увидел он взрослых мужчин и женщин в подгузниках. Сначала ему пришло в голову, что это новая разновидность секса по-калифорнийски, но никто никого не трогал, разве что время от времени дергали за волосы. Он заглянул в следующее окошко. Там взрослые люди играли в заводные паровозики. Что ж, случается и такое - почему бы взрослым людям не поиграть в паровозики. Но Глиддену никогда не доводилось видеть, чтобы взрослые люди при этом еще и изображали паровозные свистки - во всяком случае, не с таким всепоглощающим усердием. В следующей комнате женщина с причудливо выкрашенными волосами была увлечена видеоигрой. А в последней комната был бар и женщина, поджидавшая гостей.
Барри позволил ей налить ему выпить. Барри позволил ей обнять его за шею. Барри снял свои собственные руки со своих собственных колен на тот случай, если ей в том районе что-нибудь понадобится. Понадобилось.
Он не сопротивлялся. Он поинтересовался, есть ли поблизости маленькая комнатка, где они могли бы уединиться.
- Сюда никто не зайдет, - заверила его женщина.
Он чувствовал запах ее духов - гнусный запах, раздражающий его чувствительный нос. Впрочем, если запах подается в комплекте с обнаженным телом, прекрасным, полным телом, телом, ждущим его, то Барри Глиддену было как-то наплевать на самочувствие собственного носа.
Уже мгновение спустя карусель в людном парке показалась бы Барри Глиддену вполне уединенным местом.
Перед самым мгновением наивысшего торжества Барри Глидден почувствовал у себя на спине каблук чьего-то ботинка.
- Барри. Где Рубин? Я ищу Рубина.
- Одну секундочку, Беатрис, - отозвался адвокат. - Всего одну секундочку.
- У меня нет этой секундочки, - отрезала Беатрис.
- Всего одну. Всего лишь одну!
- Тебе обязательно надо заниматься этим именно здесь?
- Да. О да! Мне обязательно это надо, и я это делаю. Барри не хотел прекращать свое занятие. Если бы в этот момент к его виску поднесли пистолет, единственная мысль, которая его бы занимала в этот момент, была бы такая: успею я кончить до смерти?
Он слышал, как Беатрис что-то делает возле бара, а потом - это стало для него сильнейшим шоком, вроде землетрясения, - он почувствовал, как ведерко ледяной воды выплеснулось ему на спину.
- Пошли наверх, - приказала Беатрис. - У нас много работы.
- Рубин говорит, она очень сильная женщина, - сказала фея из бара.
- Ага, - согласился Барри.
Иногда даже проект по строительству тысячи коттеджей не стоил того, чтобы ради него работать на Доломо.
В огромном конференц-зале в южной части здания, где супруги Доломо часто проводили совещания с руководителями своих подразделений, Беатрис выглядела почти счастливой.
Барри вытер себя бумажными полотенцами.
- Мне нужна правда. Если оценивать в баллах от одного до десяти, то каковы наши шансы выиграть дело в апелляционном суде?
- Мы по-прежнему можем признать свою вину в деле о мошенничестве.
- Я тебя не об этом спрашиваю.
- Никаких шансов.
- Тогда, - угрожающе произнесла Беатрис Доломо, - мы начинаем играть жестко.
- А аллигаторы в бассейнах и угрозы президенту - это что, значит играть мягко?
- Я хочу сказать, что мы будем фехтовать без наконечников на рапирах, Барри.
- За такое фехтование людей отправляют в газовые камеры, Беатрис. Почему бы не сократить себе расходы и убытки и не спастись бегством? У вас по-прежнему уйма денег, особенно если вы продадите это поместье, в котором вам теперь нет особой нужды. Попробуйте оценить преимущества реальных денег - если вы продадите поместье, то сможете до конца своих дней избавиться от угрозы тюремного заключения. Никакой больше религии, просто чудесная, мирная, хорошо обеспеченная пенсия.
- Два-три года такой жизни, и что дальше, Барри? Нет, никаких компромиссов. Я не затем выбралась из грязного вонючего чердака и вытащила за собой Рубина, чтобы так легко сдаваться. Ты что, думаешь, Рубин - великий гений? Он был всего-навсего бездарным писателем-фантастом. Одним из многих. Он верил в Братство Сильных. Он пытался помочь людям, когда его основал. Можешь ты это понять? Он на самом деле верил, что люди могут избавиться от головной боли, если сумеют отыскать в своей жизни такой момент, память о котором так крепко вцепилась в них, что они не могут от нее избавиться. Мне пришлось осадить его, когда он начал лечить рак, а то бы его пациенты представили нам такой счет, что нам бы с ними никогда не расплатиться. Нет, мистер Глидден, я не собираюсь подавать никаких ходатайств.
- Так что же вы собираетесь делать?
- Идти дальше - вперед и вперед.
- Вы уже пытались убить журналиста и угрожали президенту. Куда еще дальше?
- Если ваши угрозы не осуществляются, то вам никто не будет верить, - заявила Беатрис.
Сегодня губы у нее были накрашены фиолетовой помадой, а на веках лежали фиолетовые тени. На ней была белая крестьянская блузка с вышитыми цветами. Она была похожа на, пожилую женщину, потерявшую собственную одежду и одолжившую наряд у своей двенадцатилетней дочери.
Барри прекрасно понимал, почему Беатрис одевается так скверно. Просто ни у кого не хватало мужества объяснить ей, как ужасно она выглядит.
Беатрис посмотрела на часы.
- Мы не можем ждать вечно, - сказала она, подошла к двери и визгливо крикнула в коридор: - Приведите Рубина! Нам надоело его искать.
- Он пишет юбилейную речь, с которой он обратится к преданным, - донесся в ответ мужской голос. Голос принадлежал кому-то из телохранителей.
- Пусть воспользуется прошлогодней. Скажите ему, пусть воспользуется прошлогодней! - проорала миссис Доломо.
- Он говорит, так нельзя. Это новая речь, в ней он будет говорить о преследовании праведников.
- Дай ему пинка под зад и преследуй до тех пор, пока не добежит до конференц-зала! - крикнула миссис Доломо и вернулась к столу, за которым сидел Барри Глидден, отчаянно пытавшийся придумать, как бы ему половчее порвать отношения со своими клиентами. Он знал, что надвигается.
- Барри, мы хотим заставить президента заплатить за это. Мы хотим заставить Америку заплатить за это. Вердикт о нашей виновности был навязан этой продажной судебной системе с самого верха. Всю свою жизнь я питала слишком большое уважение к властям. Так вот, Барри, отныне этому настал конец. Президент уйдет. Начнем с самого верха.
- Миссис Доломо, как член коллегии адвокатов я не имею право слушать подобные речи, не сообщая об этом властям. Я юрист, я приносил клятву. Поэтому я хотел бы вам посоветовать держать подобные планы при себе. Я остаюсь в стороне.
- Вы не в стороне, вы - в самой гуще, Барри, - заявила миссис Доломо.
- Я плохо разбираюсь в подобных делах. Я всего лишь юрист.
- Научишься. Рубин!
- Он сейчас придет, миссис Доломо, - отозвался телохранитель.
Кто-то семенил по коридору. Оказалось, это Рубин. Он вошел в зал. Сигарета свисала у него изо рта как раз под таким углом, чтобы из глаз потекли слезы. Он не брился два дня и был одет в банный халат. Откуда-то из-под халата доносилось легкое позвякивание, словно терлись друг о друга пластмассовые детали - это звенели таблетки Рубина. Он положил их на стол, при этом руки у него дрожали.
- Хотите послушать речь для посвященных? Она просто прекрасна, - сказал Рубин.
- Нет, - отказалась Беатрис.
- Нет, правду сказать, - вторил ей Барри.
- Речь посвящена преследованиям верующих за их религиозные убеждения. По-моему, это лучшее, что я написал.
- Есть дело. Рубин, - оборвала его Беатрис.
- Она имеет особый смысл в свете нашего осуждения и апелляции. Нашим отделениям она понравится.
- Нет, - сказала Беатрис.
- Если строго следовать закону, то я не должен здесь находиться, - заявил Барри. - Желаю вам всяческих успехов в вашем предприятии.
- "Преданные братья и сестры!" - начал зачитывать свою речь Рубин, положив руку на плечо Барри и тем заставив его сесть. - "Времена испытаний не впервые наступают в этом мире. Каждому из нас приходится сталкиваться с ними в нашей повседневной жизни. Они - лишь мелкие препятствия на широкой дороге, ведущей к просветлению, лишь крохотные камешки под ногами у вас, если вы знаете, куда идете. Но они могут стать и огромными валунами, если вам не известна ваша цель и вы стоите на месте. Ваша вера освободила вас. Никогда не позволяйте вашей новообретенной силе уступать перед незначительными испытаниями. Знайте, что все препятствия носят лишь временный характер и что все вы - дети великой вселенской силы добра, пронизывающей собой все живые существа. Вы победите. Да пребудет с вами великая сила добра".
Рубин стер слезу с левого глаза рукавом халата.
- Ты закончил? - спросила его Беатрис. Рубин кивнул, судорожно сглотнув. Он был глубоко тронут.
- Очень хорошо. Рубин. Я вышлю вам счет. А сейчас я ухожу, - сказал Барри.
- Мы еще не разработали план, как мы расквитаемся с президентом, - остановила его Беатрис. - Сядь, Рубин. Президент не принимает нас всерьез. Что предпримем в связи с этим?
- Я не знаю, каким образом можно пронести аллигатора в Белый Дом. Нам придется придумать что-нибудь иное. Что вы думаете о моей речи? Вам не кажется, что она лучше, чем прощальная речь короля Аларкина, с которой он обратился к возлюбившим его наемникам-дромоидам?
- Она великолепна. Рубин.
- Как официально практикующий адвокат я буду вынужден сообщить властям о любых ваших планах, если они будут носить преступный характер.
- Не волнуйся, Барри. С этим проблем не будет. Помоги нам сейчас, и я гарантирую, что у тебя будет полная возможность сообщить властям обо всем, что ты знаешь.
- Вы говорили, что и свидетель по делу о крокодиле изменит свои показания.
- Ошибка вышла. У президента. Итак, как нам добраться до этого ублюдка?
- Никак, - заявил Глидден. - Его постоянно окружают телохранители. Их еще называют Секретной Службой, и они готовы ко всему.
- Не ко всему. Только на моем веку один президент был убит и один ранен, - сказала Беатрис.
- У них есть электронные сенсоры. У них есть люди, готовые заслонить президента своим телом. У них есть все, что позволит им вас сцапать. А потом они посадят вас в тюрьму очень и очень надолго. На куда более долгий срок, чем за шутку с крокодилом. Так вот, Беатрис Доломо.
Барри Глидден почувствовал, как у него внутри все воспламеняется от гнева. Пальцы его нервно барабанили по столу. Она зашла слишком далеко, и он знал, что он сделает, чтобы остановить ее. Как только он, благонадежный официально практикующий юрист, выйдет отсюда, он тут же сообщит кому надо о планах, угрожающих безопасности президента Соединенных Штатов. И при этом откажется от гонорара. Впервые за всю свою славную карьеру он будет жить, следуя той торжественной присяге, которую он принес многие годы тому назад, когда получал диплом юриста в Калифорнийском Университете в Лос-Анджелесе. И тогда, когда супруги Доломо окажутся надежно запертыми, он сделает свой ход, приобретет обширные просторы их поместья и вернет своих детей из Швейцарии.
Поместье вполне может пойти в погашение неуплаченных налогов. И тогда оно достанется ему практически даром.
- До президента не добраться через его подружек. Он верен своей жене. Его невозможно отравить, - сказал Барри, - потому что специальные сотрудники пробуют его еду. Кобры, которых вы подкидываете в постель обыкновенным людям, до него не доползут, а кипящее масло не дотечет. Можете попытаться посадить снайпера на крышу дома, но Секретная Служба его засечет. Это я вам гарантирую.
- А президент читает письма? - поинтересовалась Беатрис.
- Разумеется, - ответил Барри.
- Тогда мы пошлем ему письмо. А пока мы хотим, чтобы вы поговорили с вице-президентом. В конце концов, именно он возьмет на себя президентство, когда нынешний президент покинет свой кабинет. Скажите ему, чтобы он оставил "Братство Сильных" в покое.
Беатрис кивала, произнося эту тираду, как бы подтверждая разумность собственных слов.
Барри ответил лишь вежливой улыбкой. Он не мог для себя решить, что ему делать: отправиться прямиком в ФБР или бежать. Когда Рубин провожал его к двери, Беатрис попрощалась с ним как-то странно:
- Дай ему столько, чтобы хватило на сейчас, - сказала она.
- О чем это она? - не понял Барри.
- Ни о чем, - отозвался Рубин и пригласил Барри пройти с ним в комнату отдыха внизу.
- Нет, спасибо. Ваша жена мне там очень помешала.
- Беатрис не любит смотреть, как другие занимаются любовью.
- Это была не любовь.
- Что бы ни было, - заявил Рубин.
Чтобы спуститься по лестнице, ему пришлось принять две таблетки мотрина и две - демерола. Он спросил Глиддена, нельзя ли передать с ним письмецо.
- Конечно, - с готовностью согласился Барри. Рубин, очевидно, решил заставить Барри подождать, пока он напишет письмо. Барри решил поторопить его и вошел в ту дверь, за которой Рубин скрылся. Он оказался в подвале, где на стене висело множество резиновых костюмов. В подвале было несколько дверей, и Барри не знал, за которой из них искать Рубина и через какую из них он только что сам вошел сюда. Он выбрал наугад одну из дверей и открыл ее. И очутился лицом к лицу с Рубином. У того по лицу градом катился пот, глаза были выпучены, а сам он находился за стеклянной перегородкой. С этой стороны от перегородки перед Барри шевелились только его руки, облаченные в резиновые рукава.
- Уйди оттуда! Вернись, откуда пришел! - заорал Рубин.
Стеклянная перегородка приглушала его голос. В одной резиновой руке Рубин держал ватный тампон, в другой - листок розовой бумаги.
- Что это вы делаете с письмом?
- Уйди оттуда!
- Вы делаете с письмом что-то странное, - не отступался Барри.
- Я ничего не делаю с письмом. Уйди оттуда! Вернись, откуда пришел!
- Это и есть то письмо, которое вы просили меня доставить?
- Уйди оттуда! Ради твоего же собственного блага. Уйди. Мне подвластны силы, о которых ты не имеешь ни малейшего представления, силы, которые ты не в состоянии себе представить.
- Это - то самое письмо, которое вы просили меня доставить. Что это вы с ним делаете?
Барри подошел к столику, над которым манипулировали резиновые руки. На столе стоял небольшой флакон. Ватный тампон был чем-то смочен. Барри склонился над флаконом. Понюхал. Жидкость пахла странно - так, как когда-то пахла кладовка, в которой хранились овощи и в которой ему однажды довелось заниматься любовью. Он пришел в дом к своей клиентке, которой он помогал в деле о разводе. Ее муж обвинил ее в нарушении супружеской верности. Он подозревает ее во всех грехах, сообщила она. Жизнь - это сущий ад, сообщила она. Может быть, нам лучше поговорить об этом в кладовой, предложила она.
Тогда Барри впервые в своей карьере принял альтернативную форму оплаты за свои услуги.
И вот теперь Барри Глидден погрузился в сладкие воспоминания об этом запахе.
- Уйди оттуда! - крикнул Рубин.
- А что такого? Что вы делаете. Рубин?
- Это дело слишком тонкое, тебе не понять.
- А что если я возьму этот пузырек и отнесу в полицию, а, Рубин? Что будет тогда?
- Ты только причинишь вред самому себе, - ответил Рубин. - Прошу тебя, не трогай его.
- Я не уверен, - сказал Глидден.
- Это опасно. Как ты думаешь, почему я стою за стеклянной перегородкой, а руки у меня закрыты резиной?
- Скажите мне, - попросил Глидден, не сходя с места.
Ему очень нравился запах жидкости в сосуде.
Сосуд был металлический, рядом с ним на столе лежала металлическая же пробка. Если защитить руки пиджаком, решил Барри, то можно закупорить сосуд, сунуть его в "дипломат", отвезти к какому-нибудь химику и отдать на анализ. Это будет сильным вещественным доказательством правительственной стороны в деле против Доломо, вполне достаточно, чтобы дать ему необходимые для покупки поместья шесть месяцев.
Глидден снял пиджак, вынул из карманов бумажник и ключи и сунул их в карманы брюк. Потом он очень осторожно, как горячую кастрюлю, взял крышку сосуда с ароматной жидкостью и надел ее на горлышко. Одна из резиновых рук попыталась помешать ему. В руке было письмо. Барри не обратил на это никакого внимания. Потом письмо прикоснулось к его руке.
Барри посмотрел на свой пиджак. С чего это он обмотан вокруг его руки? Под пиджаком - какой-то сосуд. Он держит его рукой, на которую навернут пиджак. Барри положил крышку сосуда на стол и стал отряхивать пиджак. Потом он нечаянно опрокинул сосуд. Его обуял ужас, когда он увидел, что темное пятно расплылось у него по рубашке, пиджаку и брюкам. Только бы никто не рассказал маме!
Барри Глидден заплакал и перестал плакать только тогда, когда какие-то добрые дяди отвели его в комнату, где было много игрушек и много других детей - очень милые маленькие мальчики и девочки. Но потом выяснилось, что никакие они не милые. Они забрали все игрушки себе и не собирались делиться с Барри. Никто с ним не хотел поделиться. Он заплакал еще сильнее. Тогда добрая тетя дала ему желтую лодочку, и он прекратил плакать. Барри Глидден, в течение двадцати трудных лет состоявший членом коллегии адвокатов Калифорнии, наконец-то был счастлив.
Рубин Доломо оставил Глиддена в первой игровой комнате и возобновил свое наступление на президента Соединенных Штатов. Он не знал, как ему лучше поступить - послать легионы камикадзе, как в "Нашествии Дромоидов" или одного-единственного вестника. Как в "Обороне Аларкина".
План Беатрис был проще.
- Сделай и то, и то другое, и не откладывая. Если мы будем ждать, пока ты все выстроишь в соответствии со своими схемами, мы умрем от старости, - сказала она.
Теперь она обвиняла его в том, что не удалось нейтрализовать свидетеля.
Проблема заключалась в том, что они не смогли до него добраться. Его охраняли люди настолько отрицательные, что не поддавались ни на какие уговоры. И один из этих людей не дал любовному посланию дойти до свидетеля.
Рубин Доломо по-своему не был лишен острого ума, и Беатрис, несмотря на все свои выходки, высоко ценила это качество. Она знала, что хотя Рубину случалось ошибаться и терпеть неудачу, он редко терпел неудачу дважды в одном деле, если только не выпускать его из виду. Поэтому, когда он сказал, что у него есть новый и значительно лучший план, как добраться до президента Соединенных Штатов, она не стала задавать лишних вопросов.
- Я прошу тебя только об одном. Прикончи этого сукиного сына. Прикончи президента Соединенных Штатов. Неужели это такая уж большая просьба?
- Нет, дорогая, - ответил Рубин.
Для нанесения удара он решил использовать Братьев и Сестер, которые не знали его лично и которые не могли бы дать против него показания. Это не было столь уж невыполнимой задачей, поскольку его фотография на обложке всех книг "Братства Сильных" была сделана, когда ему было слегка за двадцать, к тому же, над ней поработал художник, и теперь это изображение излучало силу, милость и вечную молодость. Такая фотография сейчас не годилась бы даже на паспорт.
Для исполнения задания Рубин создал отряд Воителей Зора, а потом у своих отделений, разбросанных по всей стране, купил имена семи Братьев и Сестер, достигших седьмого уровня. Чтобы дойти до седьмого уровня, каждому из них пришлось выложить как минимум по восемь тысяч долларов. А на каждого, кто выложил такую сумму, можно было полагаться почти во всем.
Но Рубину не было нужно почти все. Из укромного уголка в темной комнате, освещенной только пламенем свечей, из-за ширмы, на которой красовалось изображение солнца - символа вечного тепла, энергии нашей галактики, он обратился к отряду, состоящему из домохозяек, должностных лиц, начинающих актрис, и даже одного агента по торговле недвижимостью из Покипси.
- Вы - группа избранных. Вы - те, кому много дано. Следовательно, мы вправе и от вас ожидать многого. Вы спасете эту страну от преследований по религиозным мотивам, от религиозной нетерпимости. Вы наставите руководство этой страны на путь добра и справедливости. И будущие поколения назовут вас святыми праведниками.
Так вещал Рубин из-за величественной ширмы, которой предстояло защитить его, если бы план не удался. Но это казалось маловероятным.
Агент по сделкам с недвижимостью из Покипси почувствовал, как по спине у него пробежал холодок. Домохозяйка охнула - наконец-то ей предстояло стать важной, нужной людям, нужной всему миру. Об этом ей не приходилось и мечтать. У начинающей актрисы возникло видение - она увидела свое имя ярко горящим в горних сферах, рядом с именем Кэти Боуэн. Кэти Боуэн - избранная Сестра. Если ей удалось пройти весь путь и стать тем, чем она стала, то и мне это удастся, подумала начинающая актриса. А потом ей станет доступно все, что она только пожелает - от Шекспира до Джонни Карсона.
И вот, когда человек-невидимка начал говорить о том, что необходимо открыть свет истины и для президента Соединенных Штатов, о том, что надо прикоснуться к нему и сообщить весть добра, вопросов у нее было мало. Их стало еще меньше, когда невидимый голос сообщил ей, что если возникнут какие-либо проблемы, если она поддастся страху, если кто-то начнет задавать ей лишние вопросы, то все что ей надо сделать - это разбить небольшую стеклянную ампулу, и тогда она станет неуязвимой для злых сил Вселенной.
Но голос предупредил еще кое о чем.
- Ампулу вы должны разбить только в том случае, если вы столкнетесь с серьезными проблемами. Иначе вы сами накличете на себя куда более серьезные проблемы, - сказал Рубин из-за ширмы.
- Разве это не прекрасно? - прошептала домохозяйка. - Это как в "Защитниках Аларкина".
- Что это - книга или что?
- Это книга.
- Название дерьмовое, - заметила актриса.
- Тот, кто это сказал, первым отправится спасать Америку, - сказал Рубин Доломо.
Для сотрудников Секретной Службы, которым было поручено охранять президента Соединенных Штатов, кошмар начался как-то безобидно. Произошло это в комнате, где сортировалась почта, приходящая в Белый Дом. Ничего особенного не произошло, но все, что хоть сколько-нибудь выбивалось из обычной рутины должно было быть расследовано. А случилось то, что несколько сотрудников не пришли на работу.
- Как вы знаете, - сказал один из чиновников, - почта отсюда идет пятью различными путями. Вся почта вскрывается в этой комнате, где ее проверяют на наличие бомб, ядов и прочих сюрпризов. Подарки идут в один отдел, где составляются благодарственные послания. Если стоимость подарков превосходит определенную сумму, то наши сотрудницы отсылают их в Смитсоновский институт, и их выставляют в музее. Письма, критикующие президента и Первую Леди, направляются в Бежевую комнату, где на них сочиняются вежливые ответы. Угрозы направляются вам для расследования. Письма, на которые могут ответить сотрудники аппарата президента, направляются в секретариат, а личные письма - такие, которые приходят от людей, лично знакомых с президентом, направляются еще в один отдел. Именно с письмами этой последней категории у нас и возникли проблемы.
- Вы хотите сказать, что исчезли чиновники, вскрывающие личную корреспонденцию президента?
- Нет-нет. Письма вскрываются машинами. Проблемы возникли с сотрудниками, читающими эти письма. Они отработали обычную смену, а потом просто тупо уставились в пространство. Просто сидят и смотрят - разинули рот и смотрят в одну точку, словно отключились.
- Значит, у вас не было возможности отличить их от всех остальных сотрудников, - заметил агент Секретной Службы. - Это шутка.
- У каждого своя служба, - ответил сотрудник Белого Дома.
Он, похоже, сильно обиделся.
- Простите. Продолжайте.
- Ну так вот. Потом они некоторое время развлекались - ну, знаете, разбирали марки, менялись с другими сотрудниками своими завтраками, и все такое. А потом просто вставали и уходили. А когда мы им звонили домой, их просто нигде не было.
- Что значит, "не было"?
- Это значит, что они не вернулись домой ни в тот день, ни на следующий.
- Дайте мне имена тех, которые не исчезли.
Таких оказалось двое. Оба они были необъяснимо апатичны. И они оказались неспособными ответить на любые вопросы, касающиеся их работы, или на вопросы, почему они работу покинули. По правде говоря, они вообще с трудом припоминали, что где-то там работают.
Тогда наступили настоящие проблемы. Президенту предстояло совершить поездку по Среднему Западу и встретиться с фермерами. Как обычно. Секретной Службе предстояло совершить санитарную обработку маршрута, убедиться, что нигде по дороге не вырастут бомбы. Во всех укромных точках, где могли бы разместиться снайперы, были расставлены сотрудники Секретной Службы, а все дороги, которые могли бы служить путем отступления для террористов, были блокированы.
Все залы, где президенту предстояло выступать, должны были быть обследованы с помощью металлоискателей. Все местные больницы пополнили запасы крови для переливания, накопив более чем достаточно крови группы, совпадающей с президентской, чтобы можно было произвести любую серьезную операцию.
Расписание полетов в округе было изменено, чтобы президентский репс не столкнулся ни с каким самолетом. А затем президент, словно бы совершая увеселительную прогулку по штату Висконсин, проехался по пригородам Расина, помахивая рукой приветствующим его толпам так, словно у него нет никаких забот. У него их и не было. Все заботы легли на плечи Секретной Службы.
Толпа была самая обычная. Девяносто девять процентов собравшихся пришли для того, чтобы приветствовать президента в чудесный осенний день. Кроме того, там присутствовали и демонстранты с транспарантами - те, смыслом жизни которых была возможность сказать главнокомандующему, чтобы убирался из Южной Америки, Среднего Востока, Дальнего Востока, Африки, Европы и города Расина. Когда президент начал свою речь, телевизионные камеры сконцентрировали все свое внимание именно на этом одном проценте собравшихся.
Сотрудники Секретной Службы стояли тремя кольцами, хотя для нетренированного глаза могло показаться, что они разбросаны в беспорядке. Три кольца представляли собой три эшелона обороны. Второй эшелон отделял президента от толпы. Третий, составленный буквально из "телохранителей", находился не далее, как на расстоянии вытянутой руки от тела, которое предстояло хранить. Эти люди были готовы сгрудиться, вокруг президента при малейшем признаке опасности.
В этот чудный день одна милая и исключительно вежливая домохозяйка прошла сквозь второй эшелон обороны в городе Расине. Она вежливо извинилась и протиснулась между агентами. Но поскольку приборы, улавливающие наличие металлических предметов, ничего не показали, то никто из сотрудников, стоящих во втором кольце, не заподозрил ничего иного, кроме того, что леди хочет получше рассмотреть президента. Пока она не подошла вплотную к трибуне.
- Вам не удастся отключить свет вселенской истины! Ваши отрицательные силы потерпят крах! - визгливо выкрикнула домохозяйка.
Камеры отвернулись от президента, который в этот момент объяснял, каким образом страна накормит себя, когда произойдут серьезные перемены в аграрной политике правительства, и повернулись лицом к женщине, яростно размахивающей руками. Телохранители подались ближе к трибуне. Всего несколько секунд - и вот уже сотрудники Секретной Службы допрашивают ее в предназначенной для этого комнате.
- Вам не удастся причинить мне вред! - заявила женщина.
Она была спокойна и нежно улыбалась всем присутствующим. Но когда она вдруг стала мочиться на пол, пришлось вызвать доктора и отвезти ее в больницу. По бумагам определили, что эта женщина - домохозяйка, но сама она не помнила своей фамилии. Не могла она также припомнить и того, где живет и как оказалась в Расине. Ей было абсолютно наплевать на свободу вероисповедания. Не наплевать ей было только на одно:
- Когда мне дадут мороженое?
Еще более странным было то, что агент, который ее задержал, был найден тем же вечером разгуливающим по улицам Расина. Он был совершенно ошарашен тем, что у него в кармане оказалось целых пятьдесят долларов. С такими деньгами, твердил он всем вокруг, он может посмотреть двадцать пять кинофильмов подряд. Если, конечно, не будет покупать конфеты.
При каждой остановке в поездке по Среднему Западу случались подобные инциденты. Один раз какой-то такой псих чуть было не подошел вплотную к президенту.
Наконец Секретная Служба, к великому своему огорчению, была вынуждена сообщить президенту, что не может более охранять его, когда он покидает пределы Белого Дома. Надвигалось что-то грозное, и они не имели ни малейшего представления о том, что это такое.
Президент стоически выслушал сообщение своей охраны и потом, когда они удалились, направился к себе в спальню, где предыдущий президент когда-то давно показал ему красный телефонный аппарат - особенный аппарат, по которому можно было звонить только особенным людям. Он многократно пользовался этим телефоном за годы своего президентства и теперь собирался воспользоваться снова. Все что ему надо было сделать - это снять трубку, и тогда двое самых сильных в мире телохранителей будут охранять его днем и ночью.
- Смит слушает, - раздался голос.
- Смит, у меня серьезные проблемы, и я не уверен, что они попадают под вашу юрисдикцию. Кто-то или что-то надвигается на меня. И сотрудники Секретной Службы утверждают, что рано или поздно этот кто-то или что-то меня достанет.
Глава седьмая
Храм "Братства Сильных" в Майами-Бич представлял из себя элегантную виллу в испанском стиле с огромными верандами. Но Римо и Чиун повстречались с первыми Братьями и Сестрами за несколько кварталов до храма. Те пытались уговорить Римо и Чиуна бесплатно протестировать свой характер. К немалому чиунову отвращению, Римо записал их обоих.
На величественных воротах при входе на территорию храма красовалась кричащая вывеска: "Анализ характера - бесплатно".
- Не могу даже представить себе, зачем ты это делаешь, - заметил Чиун.
- Какие-то люди поставили своей целью угрожать президенту. Для этого они используют какое-то непонятное явление. И почему-то получается так, что те, кто наносит удар, забывают, что они сделали, как они это сделали, и даже забывают, кто они такие. Но среди них слишком много членов "Братства Сильных", чтобы нам не заняться расследованием.
- Мне жаль, что я спросил тебя об этом, - заявил Чиун.
На нем было простое серое кимоно - наряд путешественника. Чиун надел его потому, что собирался покинуть Майами-Бич; Он всерьез обдумывал вопрос о том, чтобы подыскать себе более постоянное место жительства в Америке, и это печалило его. Если купить дом для постоянного проживания, то это значит, что придется поселиться здесь надолго, а чем дольше он и Римо будут работать на Смита, тем меньше у них останется шансов преумножить славу Синанджу. Сумасшедший император Смит не только настаивал на том, чтобы все их действия совершались в строжайшей тайне, но более того - он явно не собирался захватывать трон в этой стране. Весь ужас заключался в том, что эти белые всерьез верили своим собственным словам, когда они разглагольствовали на тему избрания народом своих руководителей вместо более традиционных и надежных способов передачи власти: по праву рождения или - что еще более разумно - благодаря услугам профессиональных ассасинов, традиционных ассасинов, принадлежащих к древнему Дому ассасинов, давшему миру больше великих монархов, чем любая королевская династия. Римо упрямо отказывался оказать честь этому Дому ассасинов, совершив что-нибудь такое, что прославило бы его в веках. Вместо этого он продолжал служить стране, которая ничему его не научила, и императору, сумасшедшему настолько, что он открыто признавал, что не верит в отмщение.
- Похоже, вот оно и есть, - сказал Римо.
- Что "оно"? Мы что, решили стать священниками? Что мы тут делаем?
- Я тебе уже объяснял это, - терпеливо сказал Римо. - Если не нравится, можешь возвращаться домой. Ты мне не нужен. Ты сам знаешь, что ты мне не нужен.
- Я тебе нужен. Но не для этих глупых заданий, на которые тебя посылает император Смит. Ты что, в следующий раз пойдешь ради него за покупками?
- Очень может статься, что нам предстоит спасти жизнь президента Соединенных Штатов, - заметил Римо.
- А зачем? Мы на него не работаем. Мы работаем на Смита. Нам следует убрать президента Соединенных Штатов. Нам надо сделать президентом Смита.
- Он не станет президентом, если мы убьем президента. Президентом станет вице-президент.
- Тогда и его тоже. Я помню историю Вана-Младшего. Шаман, жрец, дальний родич царя обратился к Синанджу с просьбой помочь ему решить серьезную проблему. Между ним и троном было четырнадцать наследников: принцы, принцессы, владетельные князья. Ван-Младший пообещал шаману, что не пройдет и года, как тот станет царем. И стал. Вице-президент не более вечен, чем президент.
- Но потом наступает черед государственного секретаря, как мне кажется.
- И когда императором станет Смит?
- Никогда. Как ты не можешь этого понять?
- Если он никогда не станет императором, то что он делает с лучшими ассасинами в мировой истории? Зачем он попусту тратит энергию Синанджу?
- Мы не тратим попусту энергию Синанджу. Мы помогаем спасти страну, которую я люблю. Понимаешь? По-моему, ты просто не желаешь этого понять.
- Верно. Я не желаю понимать, как ты можешь любить тысячи квадратных миль бесплодной, загрязненной земли и двести двадцать миллионов человек, которых ты никогда не видел. Особенно если ты ничем не хочешь отплатить тому единственному человеку, который дал тебе силу. Впрочем, ладно. Я к этому уже привык, Римо. Я привык к твоей неблагодарности. Во всяком случае, за эти долгие годы я должен бы был к ней привыкнуть.
- Это вовсе не означает, что я не люблю тебя.
- Если бы ты любил меня, по-настоящему любил меня, мы бы работали на императора. Ты бы не тратил свои силы и таланты на... то, что мы делаем.
- Мы это делаем, - заявил Римо.
Они как раз подошли к воротам, и молодой человек в очках и в белой рубашке протянул им листок бумаги, предлагающий бесплатно пройти обследование на предмет определения типа характера.
- Мы как раз за этим и пришли. Мы хотим вступить в Братство.
- Сначала надо пройти через анализ характера, а потом уже вы можете вступать.
- Мы хотим вступить, - стоял на своем Римо.
- Может быть, сначала пройдете анализ?
- У нас у каждого есть свой характер. Зачем нам его анализировать? - спросил Чиун.
- Не знаю, - ответил Римо. - Он настаивает на том, чтобы мы прошли обследование. Значит, пройдем.
- Я не хочу проходить обследование, - заявил Чиун.
- Тогда не проходи.
- А ты будешь его проходить?
- Я буду.
- Тогда я тоже пройду, - сказал Чиун. - Увидим, у кого из нас характер лучше, или...
- Или что? - спросил Римо.
- Или увидим, что это плохой анализ.
- Ты терпеть не можешь проигрывать, папочка, - заметил Римо.
- Когда дело дойдет до того, что я проиграл, мы будем мертвы.
Исследование характера проводилось в огромной комнате, разделенной передвижными перегородками. Чиун сломал перегородку между собой и Римо, чтобы видеть, какие ответы будет давать Римо.
- Как вы можете!.. - закричала молодая женщина, державшая в руках папку с бумагами.
- Руками, - объяснил Чиун. - Могу и еще - это не трудно.
- Она хотела сказать, тебе не следовало бы так поступать, папочка.
- Она должна яснее выражать свои мысли. Молодая женщина растерянно взглянула на кого-то, кто находился в комнате, и получила подтверждение, что эти двое - ив самом деле ее клиенты.
- Привет, - сказала она. - Меня зовут Дафна Блум. Я работаю консультантом в "Братстве Сильных". Мы ничего не собираемся вам навязывать, заставлять вас у нас что-нибудь купить, но мы хотим посмотреть, может быть, вы нуждаетесь в чем-то из того, что мы можем предложить.
Дафна была довольно привлекательной девицей с развязной улыбкой и ядреным телом под стать улыбке. Но каждый раз, как улыбка исчезала, она сразу теряла свою нахальность и выглядела очень напряженной и даже растерянной. Улыбка была лишь маской, позволявшей это скрывать.
- Обычно мы не тестируем двоих сразу, но поскольку вы убрали перегородку, то, похоже, на этот раз нам придется сделать исключение. Кто первый?
- Я, - ответил Римо.
- Я первый, - возразил Чиун.
- Валяй, - уступил Римо.
- Нет, давай ты первый. Я хочу слышать твои ответы, чтобы я потом мог тебе показать, как надо было ответить правильно.
- Это тест на тип характера, папочка. Тут нет победителей и побежденных.
- В каждом тесте есть и победители, и побежденные.
- Вы оба можете стать победителями, - сказала Дафна. - Если вы отыщете то, чего вам в жизни не хватает.
Римо огляделся по сторонам. В комнате не было никаких украшений, на стенах не висели картины, на окнах не было штор. Лишь крохотные кабинки, отгороженные легкими перегородками, в центре огромного помещения, которое раньше, видимо, служило танцевальным залом. Казалось, устроители считали, что если придать офису утонченный вид, то это будет равнозначно осквернению святыни.
В комнате стоял запах застарелого сигаретного дыма и средств для мытья пола. У стульев были широкие металлические подлокотники, стол в их кабинке был сделан из какого-то пластика - словно его дизайнером был какой-нибудь бухгалтер, ставивший перед собой единственную цель - снизить расходы.
- Вопрос первый: вы счастливы? По большей части, иногда или вовсе нет? - спросила Дафна.
- Я бываю счастлив, когда знаю, что Римо делает то, что нужно, - ответил Чиун.
- То есть?
- То есть никогда, - заявил Чиун.
- Ты всегда счастлив, папочка. Ты счастлив, когда капаешь мне на мозги.
- Напишите: "совсем-совсем никогда", - сказал Чиун.
- Скажите, юная прекрасная леди, вы были бы счастливы, если бы у вас был сын, который разговаривал бы с вами таким вот образом?
- Не думаю, - ответила Дафна. - Он - ваш сын? Вы не похожи на белого.
- Я - кореец.
- Ах, так он кореец?
- Вот видишь! - торжествующе воскликнул Чиун.
- Задавайте ваши вопросы дальше, - попросил Римо.
- Я белый.
- Даже эта умная, прекрасная женщина - и та знает, - сказал Чиун. - Спасибо вам, мисс.
- Ладно, Римо, вы счастливы? По большей части, иногда, редко?
- Постоянно! - рявкнул Римо.
- У вас вовсе не счастливый вид.
- Я счастлив. Поехали дальше.
- Это я несчастлив, - напомнил Чиун.
- А у вас вполне счастливый вид, - заметила Дафна.
- Человек должен излучать радость на все, что его окружает. Посредством радости мы обретаем радость, - изрек Чиун.
- Это великолепно! - восхитилась Дафна.
- Вот погодите - он еще расскажет вам про головы на стене, - сказал Римо.
- Вы исповедуете какую-то восточную религию? Я обожаю восточные религии.
- Я - Синанджу, - заявил Чиун.
- Великолепно! - еще раз восхитилась Дафна. - Мне нравится, как это звучит.
- Тогда вам еще надо полюбить трупы, - посоветовал ей Римо.
- Как вы можете быть таким отрицательным? - упрекнула его Дафна. - Я записываю, что вы - отрицательная личность.
- Это верно, - подтвердил Римо. - О'кей, так когда же мы можем вступить? Деньги у меня с собой.
Дафна отложила папку с бумагами, прищурила глаза и напрягла спину. Когда она возвысила голос, в нем зазвучали прокурорские нотки:
- Некоторые люди вступают в "Братство Сильных" ради денег, но они не способны постичь истинное могущество веры. Я сама прошла через Аум, Седону, сциентологическую церковь, общество "Интенсивного Воссоединения", но только здесь я обрела то единственное, что развернуло мою жизнь на сто восемьдесят градусов.
- И от чего отвернуло? - поинтересовался Римо.
- Оставь в покое эту добрую симпатичную девушку, - возмутился Чиун. - Она хочет нам помочь.
- Спасибо, сэр, - поблагодарила его Дафна.
- Так я выигрываю? - спросил Чиун.
- Со мной вы не можете не выиграть.
- Она не только прекрасна, она еще и очень умна.
- Ну так что - тест окончен? Мы бы хотели вступить.
- Есть еще вопросы, - сказала Дафна. - Беспокоит ли вас когда-нибудь что-то, что вы не можете забыть, что-то, от чего вы не можете убежать, какая-то боль, которая постоянно возвращается, и вы не знаете, почему?
- Нет, - ответил Римо. - Могу я теперь вступить?
- А вас, сэр? - обратилась Дафна к Чиуну. Чиун кивком головы показал в сторону Римо:
- Вы видите эту боль перед собой.
- Бывает ли так, что вы любите кого-то и все идет прекрасно, а потом вдруг человек, которого вы любили, начинает казаться вам кем-то другим и перестает нравиться или начинает совершать что-то такое, что причиняет вам боль?
- Ах! - воскликнул Чиун. - В вас слились воедино мудрость и красота, дитя мое.
- Нет, - ответил Римо. - Могу я теперь вступить?
- Бывает ли так, что прекрасные возможности словно бы ускользают у вас из рук в то время, как другие наслаждаются жизнью?
- Мы могли бы служить величайшим из великих, а застряли в сумасшедшем доме без всяких перспектив, - сказал Чиун.
- А вы, Римо, как всегда - "нет"?
- Точно. Могу я вступить?
- Минуточку, - ответила Дафна. - Не бывает ли у вас такого чувства, что этот мир - не самое подходящее место для жизни? У вас, Римо, нет, верно? А у вас, мистер Чиун?
- Встреча с человеком, столь мудрым, как вы, способна осветить самые мрачные закоулки мира для любого, - пропел Чиун.
Дафна задрожала. На глаза у нее навернулись слезы.
- Это прекрасно! - в очередной раз восхитилась она. - У нас, как правило, не бывает победителей и побежденных, но вы, мистер Чиун, вы - победитель. А вы, Римо... вы проиграли.
Чиун просиял. Римо пожал плечами и спросил, могут ли они вступить.
- Вы можете поступить на подготовительный уровень, где вы научитесь быть в мире с окружающим вас миром, узнаете про десять ступеней, позволяющих обрести счастье, богатство, уверенность в себе и стать сильнее. Хотите?
- Не очень, - скривился Римо. - Я хочу вступить.
- Триста долларов с каждого из вас.
Римо заплатил наличными. По совету Смита он принес толстую пачку денег. Отсчитав шесть стодолларовых бумажек, он спросил, нельзя ли прослушать следующий курс.
- Вы еще не прослушали вводный курс.
- Это не страшно, - заверил девушку Римо.
- Я не приму ваши деньги, - сказала Дафна.
- Могу я видеть менеджера?
- Он тоже не возьмет ваши деньги. Вам совершенно необходимо прослушать курс. Вам надо расширить возможности для астральной коммуникации. Вам надо привести в порядок все ваши прошлые рождения, чтобы вы могли пройти по вашей нынешней жизни, не испытывая затруднений, порожденных вашими прошлыми грехами.
- Вы изрекаете высшую мудрость, дитя мое, - сказал Чиун по-английски и по-корейски добавил: - Только белые способны поверить в такую чушь.
- Очень многие на Востоке верят во что-то подобное, - возразил Римо тоже по-корейски.
- Подобное, но не настолько глупое. Такая глупость свойственна только белым, - отозвался Чиун и, снова перейдя на английский, сказал Дафне Блум, какое он чувствует волнение оттого, что ему предстоит прослушать первый курс великого учения.
Римо спросил, нельзя ли пройти курс первого уровня за десять минут, потому что ему еще до обеда хочется попасть на второй уровень. Спустя двенадцать тысяч долларов, они с Чиуном были уже на седьмом уровне, а Дафна Блум внезапно обнаружила, что продвинулась по служебной лестнице до поста духовного директора благодаря своим заслугам в работе с этими двумя клиентами.
- Но я еще не гармонизировала все свои прошлые жизни, - сказала она менеджеру.
- Это не страшно, милая. Ты - настоящий победитель. Наконец-то нам попались достойные люди. Доведи дело до самого конца. Будешь иметь бесплатные курсы и процент от доходов до конца своих дней.
- Мне не нужен процент от доходов. Я хочу добиться внутренней гармонии, которая позволит мне выпустить на свободу скрытые силы, - сказала Дафна.
- Еще того лучше. Считай, что ты это имеешь. Забирай все свои прошлые жизни, сколько сможешь унести, дорогуша, - сказал менеджер храма "Братства Сильных" в Майами-Бич. - А как насчет операций с недвижимостью? Это тебя не заинтересует?
К концу дня Римо признался, что хотел бы прослушать все курсы, какие только есть, и готов выложить за них сотни и сотни тысяч долларов, но вот беда - у них с другом возникли кое-какие проблемы.
- Очень может статься, что нам придется сесть в тюрьму. Понимаете, очень уж вредный суд попался - никак от нас отвязаться не хочет. Так что, боюсь, на этом нам придется остановиться. В тюрьме у нас с учебой ничего не выйдет.
- Мы вышлем вам курсы по почте, - пообещал менеджер.
- Нет, для того чтобы сполна насладиться всей прелестью, надо быть на свободе. Я слышал, что как только человек постигает всю эту систему, то сразу начинают свершаться чудеса.
- Кто вам это сказал? - поинтересовался менеджер.
- Один знакомый бизнесмен, - ответил Римо. - И еще один знакомый владелец ранчо. И еще гангстер. Они в вас уверовали всерьез и надолго.
- Крупные дела совершаются на самом верху. Может быть, мне удастся что-нибудь устроить.
- Это было бы прекрасно, - воскликнул Римо.
- Но вам придется сообщить им, что это я послал вас. Вам надо будет сказать им, что вы член общины "Братства" в Майами-Бич.
- Можете на нас рассчитывать, - сказал Римо.
- А не хотите ли вы присоединиться к крестовому походу? - спросил менеджер.
- К какому крестовому походу?
- К крестовому походу за свободу вероисповедания в Америке.
- Мне казалось, что каждый волен верить во что ему вздумается.
- Нет, только в то, что не затрагивает господства сил, оказавшихся наверху. Вы не свободны отстаивать вашу убежденность в правоте вашей веры. Вы не свободны, если вы представляете положительные силы Вселенной.
- Ваши крестоносцы - это те самые люди, которые появляются везде, куда бы ни поехал президент, выкрикивают лозунги, размахивают транспарантами и пытаются добраться до президента, стоит ему где-то выступить с публичной речью?
- Я не знаю этих людей, но я знаю нашу знаменитую Кэти Боуэн, возглавляющую крестовый поход. Можете внести свой вклад в это дело.
- Кто такая Кэти Боуэн?
- Знаменитая Кэти Боуэн? - удивленно переспросил менеджер.
- Ага. Она самая, - ответил Римо.
- Она - ведущая телепрограммы "Чудеса Человечества", - пояснил менеджер.
- Не знаю такую.
- В этой программе участвуют люди, которые способны творить чудеса. Настоящие чудеса. Они едят лягушек, пробегают сквозь пламя, строят дома из пробок от бутылок, участвуют в спортивных соревнованиях сразу после того, как перенесли тяжелейшую операцию, - поведал менеджер.
- Никогда не видел. А где мне найти Кэти Боуэн?
- В штабе крестового похода в Калифорнии.
- А что требуется для того, чтобы присоединиться к походу, - спросил Римо.
- Приверженность истине, свободе вероисповедания, американским ценностям, плюс пять тысяч долларов.
- Но почему-то мне кажется, что я смогу участвовать в походе бесплатно?
- Можете. Но пять тысяч долларов - это ваш добровольный вклад в дело борьбы за свободу вероисповедания и против преследовании за религиозные убеждения в Америке.
- А мне нравятся преследования за религиозные убеждения, - заявил Римо.
Менеджер сидел под портретом Рубина Доломо. У портрета был открытый ясный взгляд. На столе перед менеджером лежала пачка бюллетеней, озаглавленных "Крупицы Истины". Менеджер неотрывно смотрел на запястья Римо. Когда он переводил взор на лицо Римо, то смотрел на глаза, но не заглядывал внутрь. Римо определил это по тому, как он фокусирует свой взгляд.
- Что ж, преследования за религиозные убеждения - это прекрасно. Все что хотите. Все, что вам даруют ваши внутренние силы. Благодарю вас и прекрасного вам дня, - попрощался менеджер.
Когда этот новый, необычайно богатый студент и его азиатский друг ушли, сопровождаемые их наставником, мисс Блум, недавно обращенной Сестрой, менеджер позвонил Рубину Доломо.
- Слушай, Рубин, мне кажется, я его видел.
- Кого? Агента отрицательных сил?
- Ну, ты же сам сказал, что есть какой-то парень с толстыми запястьями и темными глазами и что он представляет собой отрицательную силу. Мне показалось, что ты тут чуточку перегнул. Ну, как тогда в курсе номер четырнадцать тебе не хватило астральных сфер, чтобы подкрепить то, что достигнуто в курсе номер тринадцать, и тогда пришлось создавать новый курс "Гарантии от движения вспять". Это был прекрасный ход.
- Ничего я не перегнул. Людям свойственно двигаться вспять и вновь впадать в пучину несчастий.
- Конечно, конечно, Рубин, но дело в том, что я, как мне кажется, видел этого парня.
- Он сейчас там?
- Только что вышел.
- И куда он направляется?
- Прямиком к вам и к вашей суперзвезде, мисс Кэти Боуэн.
- Зачем ты это сделал?
- Он проходил курс за курсом так, словно у него неограниченные средства. И еще он сказал, что у него возникли какие-то проблемы с судебными органами. Я поду-. мал, ты сможешь помочь. Ты же ведь сам говорил, чтобы мы оказывали поддержку людям, имеющим неприятности с властями.
- Но ведь он являет собой отрицательную силу, противостоящую силам добра.
- Послушай, Рубин, я всего лишь руководитель отделения. Я продаю ваш товар. Но сам я его не покупаю, так что не пытайся мне его всучить.
- Но это правда. Как ты думаешь, почему нам удалось так быстро вырасти до наших нынешних масштабов? Я открыл истину в хрониках планеты Аларкин.
- Вы смогли так сильно разрастись, потому что Беатрис знает, как делать деньги. Послушай, Рубин, если у тебя возникают проблемы с этими людьми, то почему бы не позаботиться о них как-нибудь по-простому? Я говорю сейчас не о сумасшедших Братьях и Сестрах с аллигаторами и бассейнами.
- Что ты хочешь сказать?
- Существуют профессионалы, которые все делают четко.
- Ты имеешь в виду профессиональных киллеров?
- Здесь у нас, в Майами, прекрасный товар. Это же столица торговли кокаином. Сегодня в Майами обитают лучшие киллеры мира. Самые лучшие, Рубин.
- У нас нет других контактов в Майами, кроме тебя.
- Что стоит безопасность твоя и Беатрис?
- Тысячи.
- Тебе по карману кое-что получше. С одного нашего отделения вы имеете пятнадцать тысяч в неделю.
- Десятки тысяч.
- Брось, Рубин...
- Миллион долларов. Больше не могу - Беатрис меня убьет.
- Нет проблем. Итак, никакой больше планеты Аларкин и никаких сил добра. Мы покупаем только первосортный товар. Самый лучший.
- Киллеры не стоят миллиона.
- А я стою. Если ты хочешь, чтобы я их достал. Я к твоим услугам, Рубин. Я тут всех знаю.
- Только достань самых лучших.
- Отрицательные силы будут иметь больше дырок в теле, чем мишень в тире, еще до того, как они покинут Майами.
- Я вышлю тебе миллион по почте.
- Нет, не по почте. Телеграфом. Я люблю, подержать денежки в руках, прежде чем приступать к настоящему делу. Профессионалам же мы не будем платить тем, что уменьшим воздействие отрицательной астральности, Рубин.
Менеджер знал, что операция не будет очень сложной. Цель появится в аэропорту, а когда знаешь, что кто-то куда-то должен прийти, то можешь считать, что полдела сделано. Поэтому из миллиона, полученного от Доломо, менеджеру пришлось заплатить всего двадцать пять тысяч четырем крутым парням с пушками, которые пообещали, что опорожнят по две обоймы каждый в темноглазого мужчину и его азиатского дружка.
- Они направляются в Калифорнию. И с ними будет женщина, - сообщил менеджер, у которого, по счастью, оказалась фотография Дафны Блум на ее заявлении о принятии на должность консультанта. В заявлении указывалось, что главная цель ее жизни - это слияние с положительными силами Вселенной.
- Что мы должны сделать с ней?
Менеджер, зная, что с Дафны взять особо нечего - она только преподавала, а у самой у нее денег не было - сказал киллерам, чтобы поступали по обстоятельствам, а ему все равно.
- Но парня с толстыми запястьями не упустить. К Тому времени, как Римо и Чиун добрались до аэропорта, Дафна успела поведать им всю историю свой жизни. Она была такой нежной, такой чувствительной личностью. К семи годам она поняла, что пятитысячелетняя история иудаизма не дает ответа на мучающие ее вопросы. К четырнадцати годам она побывала в трех разных сектах, и ни одна из них также не дала ответа. Ни сциентологическая церковь, ни Аум, ни общество "Воссоединения Личности", ни Харе Кришна.
- В "Братстве Сильных" я нашла ответ на вопрос.
- А что за вопрос? - поинтересовался Римо. Он пытался определить, какая из авиакомпаний быстрее других доставит его в Калифорнию. Аэропорт оказался как бы конгломератом из сорока маленьких аэропортов, и ни один из них не вел никаких дел с другими. Это было странно. К Чиуну пристала какая-то женщина, которая все допытывалась, где он купил такое совершенно изумительное кимоно.
- Оно было сделано для меня на заказ, - ответил Чиун.
- Кем?
- Матерью Чингисхана.
- Как он, наверное, великолепно одевается!
- Он умер. И мать его тоже. Много столетий тому назад. В те времена монгольские женщины знали толк в ткачестве и ткали великолепные вещи из человеческих волос.
Дафна ущипнула Римо за локоть. И отдернула руку. Ей показалось, что локоть Римо ущипнул ее в ответ.
- Вы не слушали, когда я объясняла вам, что "Братство Сильных" разрешило главную проблему моей жизни. А главная проблема заключается в том, кто я есть и где мое место в этом мире.
- Среди моих знакомых нет таких, кого бы это волновало, - сказал Римо.
Двое мужчин в белых костюмах были настолько заметны, как если бы на них были таблички. Люди в здании аэропорта шли или бежали, а эти вышагивали. Шаги их были тверже, позвоночники прямее, чем у остальных, а руки все время находились в непосредственной близости к оттопыривающимся карманам. Вопрос был только в том, кого они ищут. Римо знал, что и Чиун их тоже заметил, но Чиун был занят разговором с женщиной, которой понравилось его кимоно.
Те двое что-то искали - так, словно пока не были готовы это что-то найти. Потом - ошибки быть не могло - они вступили в зрительный контакт с кем-то в дальнем конце зала. Они не кивнули - все было сделано более тонко. Они просто дали понять взглядом, что видят друг друга, почти не поворачивая головы, окидывая взором зал аэропорта. Но даже эти малозаметные движения не могли сокрыться от глаз Римо.
В другом конце зала показались еще двое мужчин. Они тоже совершенно явно вышагивали и выискивали кого-то. Один из них пристально смотрел на Дафну Блум.
- У вас есть враги? - поинтересовался Римо.
- Нет. Люди, которые достигают мира в своей душе, не могут иметь врагов.
- Так вот, тут находятся четверо, которые хотят кого-то убить, и они смотрят на вас.
- Не может быть, чтобы они хотели убить меня, - сказала Дафна. - Я лишена отрицательных колебаний и не представляю угрозы ни для кого. Понимаете, раньше проблема заключалась именно в этом. Я излучала энергию, доставшуюся мне от моих прошлых планетарных жизней, и тем сама творила врагов. А теперь я от этого свободна.
Дафна по-прежнему улыбалась, когда просвистела первая пуля, и Римо сунул голову девушки под прилавок. Здание аэропорта заполнили истеричные крики. Люди старались укрыться, а четверо мужчин неспешным шагом направились в сторону прилавка, за которым Римо покупал билеты.
Как всегда бывает в кризисных ситуациях, каждый сконцентрировал свое внимание на спасении своей собственной жизни, а потому всем было не до наблюдений. И когда полиция попыталась свести разрозненные показания воедино, то получилось что-то такое, что можно было объяснить лишь тем, что воображение у людей разыгралось от страха.
Было несколько человек с пистолетами. Они стреляли. Все сошлись на этом. А потом один человек или двадцать человек - тут версии были самые разные - начал двигаться в сторону четверых стрелявших. Кто-то говорил, что он двигался очень быстро - так быстро, что его стало просто не видно. Другие, наоборот, говорили, что он двигался на удивление медленно - так, словно само время замедлило свое движение. А киллеры, казалось, просто разучились целиться и палили то в потолок, то в пол.
Впрочем, некоторые из свидетелей показали, что именно там и находился человек, двигавшийся удивительно быстро (или медленно?).
Как бы то ни было, четверо боевиков наркомафии были подобраны на обычно чистом полу аэропорта после произошедшей перепалки. Один пассажир, вылетавший в Лос-Анджелес вместе со своим отцом-азиатом, был единственным, кто сказал, что ничего не видел и что все это время прятался. И это было еще одним противоречием в самом странном деле, с которым шерифу графства Дейд когда-либо приходилось сталкиваться. Потому что, по показаниям некоторых свидетелей, именно этот человек и напал на киллеров.
- Ты действовал неряшливо, - попрекнул его Чиун. - Ты уже много лет не работал так неряшливо. А говоришь, ты в порядке.
- Они мертвы, а я нет, - ответил Римо.
- И этого достаточно, чтобы считать, что ты "в порядке"? - спросил Чиун.
- На противоположный вариант я не согласен.
- Добиться успеха в деле недостаточно. Надо добиться успеха правильно, - наставительно изрекла Дафна. Чиун улыбнулся.
- Она права. Прислушайся к ней. Даже она понимает, что я имею в виду.
- Это принципы "Братства Сильных", - сообщила Дафна.
- Это истина, - сказал Чиун.
- Я пойду сяду впереди, - сказал Римо.
- Но у вас билеты совсем на другие места, - заметила Дафна.
- Я попробую кого-нибудь уговорить, - отозвался Римо.
Через несколько мгновений какой-то взъерошенный бизнесмен принялся умолять стюардессу пересадить его на любое место в задней части салона. Он отдал свое место в первом классе какому-то очень неприятному джентльмену.
- Он познакомился с Римо, - догадалась Дафна.
- Мне пришлось общаться с ним в течение долгих и долгих лет, - сообщил Чиун.
- Ах, вы, бедняжка!
- Я не жалуюсь, - скромно заметил Чиун.
- Вы такой милый и чудесный.
- Я делаю только то, что правильно, - продолжал Чиун. - Я учил его долгие и долгие годы, чтобы он делал то, что правильно, но он меня не слушает. Он бросает все свои способности к ногам совершенно невменяемых психов.
- Это ужасно, - вздохнула Дафна.
- Я не жалуюсь, - повторил Чиун.
- Вы - самый чудесный, самый милый, самый замечательный человек, с которым мне когда-либо доводилось встречаться, - сказала Дафна.
- А вы - самое совершенное человеческое существо, которое когда-либо проводило исследование человеческих характеров, - ответил ей Чиун. - Вы так хорошо в них разбираетесь.
В поместье Доломо стали известны хорошие новости и плохие новости. Хорошие новости состояли в том, что отделение в Майами высылало назад миллион долларов. Плохие новости состояли в том, что деньги возвращались назад потому, что они не сработали.
- Они убили четырех лучших людей в городе, Рубин. А теперь они направляются прямиком к вам.
У Рубина Доломо едва хватило сил добраться до пузырька с мотрином. Он опорожнил ее себе в рот и откинулся спиной на стопку учебников для девятого уровня. Называлась книга "К внутреннему миру через овладение силами добра".
Потом он направился к комнате Беатрис и подождал под дверью, пока утихнут стоны и визги. Беатрис испытывала нового телохранителя. Рубину не нравилось, что жена ему неверна. Но в этом были и свои плюсы. Когда Беатрис пользовалась услугами нового привлекательного мужчины, это означало, что она оставит в покое Рубина.
Беатрис была столь же соблазнительна, как товарный поезд, и столь же поддавалась на уговоры. Все ухаживания для нее сводились к двум словам:
- О'кей. Давай!
Когда молодой человек вышел из комнаты Беатрис, Рубин схватил его за руку и спросил:
- Она всем довольна? Вы ее сполна удовлетворили?
- Вы ее муж. Как вы можете об этом спрашивать?
- Если вы ее не удовлетворили до конца, она захочет использовать меня.
- Она всем довольна, - заверил его телохранитель. Очень и очень осторожно Рубин открыл дверь и вошел в спальню жены. Занятия сексом явно что-то в ней изменили, потому что теперь у нее был абсолютно непробиваемый план, как убить президента Соединенных Штатов и "сбросить их с нашей шеи навсегда".
Глава восьмая
Ей было восемнадцать. Она не знала, достаточно ли она взрослая для человека столь выдающегося.
- Разумеется, дорогая. Ты вполне взрослая. Дело не в том, что ты слишком молода. Дело в том, что я слишком женат.
Она рассмеялась. Она думала, что это - самое остроумное замечание, какое ей когда-либо доводилось слышать. Она не знала никого, кто бы мог дать такой ответ. Просто так - взять и ответить экспромтом.
Полковник ВВС счел бы эти замечания неуместной ложью, если бы они не исходили от блондинки с соломенными волосами. А тело у нее было как раз такое, о каком он мечтал. Головой она доставала до его плеча, а груди у нее были как дыни. Полковник Дейл Армбрустер помнил, что именно это сравнение он использовал когда-то для описания подобных грудей. Это было тогда, когда он проходил анализ характера в каком-то приюте для умалишенных. Он уже забыл, где именно. Но Армбрустер помнил, что это было бесплатно. И один из вопросов, которые ему задали касался как раз его сексуальных идеалов, как они представляются в его самых диких фантазиях. Он описал, какой должна быть женщина. Очень молодой, ласковой до раболепия... И внешность: соломенные волосы, невысокая - ему по плечо, и с грудями, как дыни.
- А какие отрицательные силы препятствуют осуществлению вашей фантазии? - спросила девушка, проводившая анализ.
- Моя жена и ее адвокат, который может пустить кровь даже дохлой кости.
- Итак, вы боитесь своей жены? А хотели бы вы быть свободным от своего страха?
- Конечно. А вы?
- Я тоже, - ответила та, которая задавала вопросы.
- Ага. Но вам восемнадцать, а мне пятьдесят три.
- Вы чувствуете, что возраст служит вам помехой?
- Нет. Просто есть некоторые ограничения, вот и все.
- Связанные с вашей работой?
- Нет. Я люблю свою работу.
- Какие положительные силы вступают в действие, чтобы заставить вас любить свою работу?
- Правду сказать, я не могу вдаваться в подробности.
- Вас беспокоит ваша работа?
- Нет. Я просто не могу вдаваться в подробности.
- Ощущаете ли вы какие-нибудь отрицательные силы, которые не дают вам возможности рассказать о своей работе. Видите ли, мы, члены "Братства Сильных" знаем, что человек есть то, что он делает. Не то, что он ест, а то, что он делает. Понимаете, что я имею в виду?
- Не говорить о том, что я делаю, входит в мои служебные обязанности. И никаких отрицательных препятствий.
- Давайте вернемся к тем препятствиям, которые стоят на пути осуществления ваших романтических мечтаний. Расскажите нам конкретно, о чем вы мечтаете, потому что вы можете иметь все, о чем только мечтаете. Все, что вам надо сделать, - подумать об этом. Мир создан не для того, чтобы вы в нем потерпели неудачу. Этот мир, эта Вселенная создана для того, чтобы вы могли сполна воспользоваться своими подлинными возможностями.
Полковник в течение двадцати минут описывал, какую бы любовную связь он хотел иметь, и очень удивился, насколько понимающей оказалась девушка, задающая вопросы. Она ему очень понравилась. Он даже подумал, а не вступить ли ему, потому что эти люди обещали так много, что если бы даже они предоставили лишь часть того, что обещали, то он все равно получил бы за свои деньги гораздо больше, чем они стоят.
- Послушайте, простите меня, - сказал он наконец. - Я не могу вступить в ваше Братство или в какую-то подобную организацию, потому что это плохо отразится на моей работе. Я должен быт абсолютно чист. Я даже не имею права говорить вам, чем я занимаюсь, но вы дали мне испытать такие прекрасные положительные ощущения, что я чувствую, что должен объяснить вам, почему, привести свои доводы.
- Любые доводы можно опровергнуть. Доводы - это лишь другое название страха, как сказал один из величайших умов Запада, Рубин Доломо. Вы когда-нибудь читали книги Рубина Доломо?
- Я не читаю. Я вожу самолеты.
- Так почему же вы не можете вступить и освободиться от разочарований, сомнении, несчастья? Позвольте нам снять с вашей души все заботы.
- Причиной тому самолет, на котором я летаю.
- Что может быть такого важного в самолете, что мешало бы вам полностью насладиться собственной жизнью?
- Дело не в самом самолете. Дело в том, что я в нем вожу.
- Если вы возите атомные бомбы, то значит, вы возите самую могучую отрицательную силу. Вы знаете это? Знаете ли вы, что Рубин Доломо сказал, что ядерное оружие - это наилучший пример того, как сила готова разрушить саму себя через свои отрицательные воплощения? Знаете ли вы, что Рубин Доломо был первым, кто понял природу атомной энергии и понял, что она означает для человечества?
- Это не атомная бомба. Это что-то более важное, - сказал тогда полковник Армбрустер. А потом он наклонился к самому уху девушки и прошептал:
- Я летаю на "ВВС-1".
- Президент?!
- Тс-с-с, - прошептал полковник Армбрустер.
- Я не скажу об этом ни одной живой душе. Я забуду об этом прямо сейчас. Я верю исключительно в добро.
Что девушка не сказала полковнику Армбрустеру, так это то, что суть добра воплощена в "Братстве Сильных", следовательно, все, что делается во имя "Братства", делается во имя добра. Поэтому обещание, данное кому-то, кто не является частью "Братства Сильных", а следовательно, не является частью вселенского добра, перестает быть обещанием. Она также не упомянула о том, что храм "Братства Сильных" в Вашингтоне собирает путем тестов именно такую информацию.
Чего девушка не знала и сама, так это того, что все подобные крупицы информации, если они представляют достаточную ценность, становятся товаром, который местное отделение продает в центральный штаб "Братства" в Калифорнии, где Беатрис заносит их в память компьютера для последующего использования.
А чего не знал полковник Армбрустер, так это того, что через два года эта информация будет использована против него, что его сокровенная мечта, заигрывающая сейчас с ним в его любимом кафе в Вашингтоне, явилась прямиком из его собственных фантазий. Груди как дыни, светлые волосы цвета соломы и нежная до раболепия. Все как надо.
- Мне и в самом деле пора домой к жене, - заметил Армбрустер. В кафе было темно. Выпивка была хорошая, музыка - тихая и мелодичная, и Дейл Армбрустер полной грудью вдохнул запах ее духов.
- Это сирень? - спросил он.
- Специально для вас, - ответила она.
- А как тебя зовут? - спросил он.
- Я никогда не называю своего имени, когда я одета, - ответила она.
Дейл Армбрустер взглянул на дверь. Если он сейчас встанет и убежит из кафе, то тихо-мирно и безопасно доберется до дому и останется верным жене и ее мстительному адвокату. Разумеется, если он сейчас убежит, то никогда потом себе этого не простит. Он всегда будет вспоминать, какое сокровище проплыло мимо него.
- Я бы хотел услышать твое имя, - сказал он, задыхаясь.
- Я бы хотела его назвать.
- Ты и правда думаешь, что я выдающийся и вовсе не старый?
Она кивнула.
- И я хочу услышать твое имя больше всего на свете. Я бы даже хотел завтра не просыпаться.
Дейл Армбрустер услышал ее имя в маленьком номере мотеля, который он снял на ночь. Он увидел все совершенство восемнадцатилетнего тела: груди как дыни и нежную кожу бедер, и такую сладострастную улыбку в обрамлении соломенных волос, о какой он всегда мечтал.
Она сказала, что ее зовут Джоан.
- Какое прекрасное имя, - сказал он, глядя ей прямо в грудь.
Как и всегда бывает с самыми лучшими фантазиями, реальность оказалась не столь хороша. Но будь она хуже даже в семь раз - все равно это было лучшее, что полковнику Армбрустеру довелось испытать когда-либо в жизни. Уже через полчаса он точно знал, что не хочет, чтобы Джоан ушла из его жизни, знал, что сделает почти все, лишь бы она была рядом.
Но - к его полному удивлению - ей не было нужно ничего из ряда вон выходящего.
- Я всегда мечтала о таком мужчине, как ты. Я мечтала о таком мужчине, который будет относиться ко мне по-особенному, Дейл.
- Ты - особенная, Джоан, - сказал он.
- Мне бы хотелось так думать, - произнесла она. - Мне бы хотелось думать, что ты думаешь обо мне в особенные моменты. Не просто в постели. Не только о моем теле.
- Нет, не только тело, - солгал он, - мне нужна ты вся.
- Нет, правда?
- Правда, - ответил полковник Армбрустер, чувствуя себя как изголодавшийся человек, которого оставили без присмотра в лавке с экзотическими фруктами.
- Тогда, может быть, ты прочитаешь любовное письмо, которое я написала в особенное мгновение моей жизни?
- Конечно, - сказал он. - Вне всякого сомнения. Девушка по имени Джоан выскользнула из постели, а полковник Армбрустер потянулся за ней.
- Я скоро вернусь, глупый, - улыбнулась она. Она сунула руку под юбку, лежавшую поверх стопки одежды на стуле номера в мотеле, и вытащила розовое письмо, держа его за уголок. Письмо было упаковано в пластиковый пакет, застегнутый на "молнию".
- Что это такое? Зачем пакет?
- Понимаешь, Дейл, я хочу, чтобы ты прочитал письмо там, где ты работаешь. Письмо надушено моими духами, теми же, которые ты нюхал, прикасаясь к самым нежным местам моего тела. Письмо тоже там побывало, Дейл.
- Мы встретились только сегодня. Когда же ты успела написать письмо?
- Оно адресовано не, лично тебе. Оно адресовано человеку, который исполнит мои мечты. Об этом написано в письме.
- Ты тоже мечтаешь? - удивился Армбрустер. Он не мог в это поверить. - Ведь это ты - моя мечта.
- Вот видишь. Я знала это, - сказала девушка по имени Джоан. - Я знала, что тоже кому-то являюсь в мечтах. Обо всем этом написано в письме. Но ты должен прочитать его на своем рабочем месте.
- Почему на своем рабочем месте? Мое рабочее место такое неромантичное.
- В этом-то все и дело. Мне бы хотелось значить для тебя нечто больше, чем просто ночь в мотеле. Я хочу увидеть тебя снова. Я хочу, чтобы между нами было что-то настоящее. Я хочу, чтобы ты думал обо мне, думал обо мне не только тут, но и в другое время.
- А как же иначе! - заявил полковник Армбрустер и потянулся к сладострастной юной женщине. Но она отстранилась от него.
- Я не уверена, что могу тебе верить. Ты узнаешь из письма обо всем, чего я хочу. Я не хочу разбивать твою семейную жизнь. Мне не нужны твои деньги. Мне нужен ты сам. У меня была мечта, и если ты не часть ее, то ты мне не нужен. Все очень просто.
Полковник Армбрустер с тоской наблюдал, как она скрывает свое сладострастное тело под одеждой. Он видел, как груди, напоминающие дыни, скрываются под бюстгальтером, так что остались лишь контуры того, что он все еще хотел держать в руках. Он видел, как юбка ползет вверх по нежным юным бедрам.
- Я узнаю, если ты прочитаешь письмо где-то еще, а не на своем рабочем месте. Я узнаю это, - сказала девушка по имени Джоан. - Я узнаю, где именно ты вскрыл письмо. И если это будет не там, где я сказала, то ты никогда меня больше не увидишь.
- Как ты это узнаешь? У тебя нет никакой возможности это узнать, - удивился полковник Армбрустер.
- Узнаю, - пообещала девушка и наклонилась вперед как бы для поцелуя, но на самом деле только затем, чтобы бросить пластиковый пакет с письмом на кровать.
Потом она быстро удалилась и унесла с собой свое тело.
- До свидания, - сказала она, задержавшись на мгновение в дверях.
- Ты ведь даже не знаешь, где я работаю! - рассмеялся он
- А мне это и не требуется, - ответила она. - Это не входит в мои мечты.
Это было вполне логично, чтобы Армбрустер задумался. Если она - его мечта, то почему бы ему самому не быть ее мечтой?
Но как она может узнать, где он откроет письмо? Ему не хотелось брать письмо домой, потому что жена может его обнаружить. И ему, разумеется, не хотелось читать это надушенное письмо в кабине "ВВС-1", президентского самолета. Личный пилот президента должен быть превыше всех упреков.
Армбрустер пытался придумать такое место, где его жена не сумела бы обнаружить обличающий его пластиковый пакетик. Дома такого места не было. Поэтому он избрал свой личный запирающийся шкафчик на военно-воздушной базе "Эндрюс", где стоял "ВВС-1", личный самолет президента. Армбрустеру, пилоту, которому президент отдавал предпочтение, предстоял вылет не раньше следующей недели, но он специально попросил перенести вылет на более ранний срок, чтобы получить возможность остаться наедине с письмом в кабине самолета. Он по-прежнему не знал, каким образом Джоан собирается узнать, где он прочитает письмо, но все происходило в таком изумительном соответствии с его самыми сокровенными мечтами, что он решил не рисковать, даже если риск и невелик.
В тот день ему предстояло лететь в Шайенн, штат Вайоминг. Письмо в пластиковом пакете было надежно спрятано во внутреннем кармане куртки.
Летать на самолете, называющемся "ВВС-1" с президентом на борту намного легче, чем на каком-либо ином самолете. Даже пилотам коммерческих авиарейсов приходится сталкиваться с куда большими трудностями. Во время коммерческого полета летчикам постоянно надо следить за другими самолетами. Но пилоту, ведущему "ВВС-1", нет никакой нужды находиться в состоянии постоянной готовности. Воздушный коридор расчищается на многие мили вокруг. А если вдруг какой-нибудь самолет вторгнется в этот коридор или даже приблизится к нему, то истребители ВВС тут же перехватят его и заставят уйти подальше.
Поднявшись в небо над Вашингтоном, второй пилот и бортинженер сняли куртки и с вожделением взяли по чашечке кофе.
- Дейл, снимай куртку. Давай я ее повешу, - предложил бортинженер.
- Нет, спасибо, не хочется, - отказался Армбрустер.
Интересно, подумал он, а моей сладкой малышке Джоан важно, где именно на работе я прочитаю ее письмо? Обязательно ли мне надо сидеть при этом над моими приборами? А то ведь можно пройти в туалет и прочитать его там. Но Армбрустер чувствовал, что во всей их случайной встрече было что-то столь мистическое, что туалет казался явно неподходящим местом. Кроме того, ему хотелось рассказать ей при их следующей встрече, как он сидел за штурвалом, вел самолет и читал ее письмо. Он опишет ей самые мельчайшие детали.
Полковник Армбрустер подождал, пока они не оказались в небе над Огайо, и тогда отослал второго пилота в салон, чтобы поговорил с другими членами экипажа, а бортинженеру дал какое-то задание, которое должно было занять его минут на десять.
Он передал управление автопилоту и откинулся на спинку кресла, чтобы прочитать письмо. Пакет он сумел открыть без труда, но само письмо было покрыто каким-то маслянистым веществом. Интересно, подумал он, как сильно она надушила свое сногсшибательное тело? Он вскрыл конверт и увидел, что в него вложен чистый лист бумаги. Он не знал, почему в письме ничего не написано. Он довольно смутно представлял себе, что такое он держит в руках. Он отложил письмо в сторону.
Какое потрясающе синее небо! Ни облачка - словно какое-то цветное стекло. Перед ним было множество часиков. Красивые часики. Он огляделся по сторонам. На него никто не смотрел. Он увидел красную кнопку. Интересно, а что будет, если ее нажать? Может, тогда самолет подпрыгнет вверх? Вот будет смешно! А можно как-нибудь изменить цвет неба? А меня никто не накажет?
Такие вопросы проносились в том, что осталось от мозга полковника Дейла Армбрустера, когда он нажал на красную кнопку. Потом он покрутил колесо. Самолет пошел вниз. Он еще покрутил колесо. Самолет подпрыгнул вверх и завалился на бок.
Ух ты! - подумал полковник Армбрустер.
- Воздушная яма, Дейл? - спросил бортинженер.
- Нет, - ответил Дейл. Интересно, а долго мне еще позволят играть? Неужели кто-то отнимет у меня мой самолет? Он толкнул штурвал, и самолет резко пошел вниз сквозь пелену облаков.
Самолет воткнулся в облака. И все, кто был вокруг, - тоже. И никто не отнимал у него самолет. Справа - какой-то рычаг. Он толкнул его. Самолет начал лететь быстрее. Ух ты!
- Дейл, черт тебя побери, что происходит?! - заорал бортинженер.
- Ничего, - ответил полковник Армбрустер. - Оставь меня в покое.
- Я тебя не трогаю. Но что происходит?
- Ничего не происходит. Я ничего плохого не делаю.
- Никто этого и не говорит. Но нас кинуло в штопор. Почему нас кинуло в штопор?
- Здорово! - Дейл! Черт побери, что происходит?
- Мой самолет! - радостно воскликнул полковник Армбрустер.
На высоте триста метров в кабину с трудом пробрался второй пилот и попытался взять на себя управление. Последнее, что он видел и слышал перед тем, как раздался оглушительный взрыв, это то, как командир отбивается от него и кричит совершенно по-детски:
- Мой самолетик!
Самолет, именуемый "ВВС-1", воткнулся в автомобильную стоянку в штате Огайо со скоростью пятьсот миль в час. От него не осталось ни одного кусочка размером более десяти футов. То, что когда-то было живыми человеческими существами, собиралось по крупицам в пластиковые мешочки не больше того, который сгорел в пламени взрыва вместе с письмом.
Римо, Чиун и Дафна Блум прибыли в Лос-Анджелес за час до катастрофы. Дафна была вне себя от восторга.
- Мы тут! На родине основателя "Братства Сильных"! Разве вы не чувствуете положительное влияние этого места? Всепроникающая сила великого вселенского "Да"!
- Нет, - сказал Римо.
- Вы так мудры, дитя мое, - сказал Чиун по-английски. И по-корейски добавил: - Даже в Индии не сыщешь таких глупцов. А в Индии богов больше, чем рисовых зерен.
- Это Калифорния, папочка. А тут тоже богов куда больше, чем рисовых зерен, - отозвался Римо тоже по-корейски.
- Мне нравится ваш язык. Он такой красивый. Вы говорите о религии Синанджу?
- Нет, - сказал Римо.
- Да, - сказал Чиун.
- Какая чудесная дихотомия! - восхитилась Дафна.
- Вы когда-нибудь встречались с Доломо или с Кэти Боуэн? - спросил ее Римо.
- Его самого мы видели несколько раз на видео. А Кэти регулярно посещает храмы. И у нее самой дома тоже есть храм. Она объясняет взлет своей карьеры тем, что "Братство Сильных" выпустило на свободу дремавшие в ней жизненные силы.
- Она занимает важное место в организации?
- Она лично знает супругов Доломо. Она часто обедает с ними. Она - близкий друг самого Рубина Доломо. Разве может кто-либо не добиться успеха, если он или она приближены к Доломо?
- А она помогает людям, у которых возникли проблемы с правоохранительными органами? Вы что-нибудь об этом слышали?
- О да! Именно она объявила в своем шоу "Чудеса человечества" о том, что люди, чья ситуация в суде казалась безвыходной, внезапно с помощью "Братства Сильных" получали освобождение от злых отрицательных сил. И так оно и было. Люди получали свободу. Им удавалось избежать преследования со стороны правительства.
- Не всем, - заметил Римо.
- Всем до одного, - возразила Дафна.
- А как насчет самих Доломо?
- Поскольку они ближе других находятся к силам добра, то им приходится сталкиваться с более могучими силами зла. Правительство Соединенных Штатов вынуждено их преследовать, потому что правительство - это зло.
- Как это тебе удалось прийти к такому заключению?
- Если бы правительство не являло собой силу зла, то почему бы оно стало преследовать супругов Доломо?
- Может быть, правительство считает, что аллигатор в бассейне - это не совсем то же самое, что письмо главному редактору.
- Ах, вот что!
- Ты полагаешь, что аллигатор - это сила добра?
- Вы не понимаете! Вы верите той части истории, которую вам рассказали продажные средства массовой информации. Аллигатора привлекли отрицательные колебания, исходящие от журналиста. Но мне кажется, что вы недостаточно понимаете суть проблемы, и потому видите все в превратном свете.
- Надеюсь, я никогда не буду понимать суть проблемы достаточно. А где живет Кэти Боуэн?
- В Калифорнии, тут рядом, - сказала Дафна. Дафна Блум заверила Римо и Чиуна, что лично знает Кэти Боуэн. Она встречалась с ней трижды, и дважды ей удалось даже получить фотографию Кэти с ее автографом.
И она видела все без исключения выпуски шоу "Чудеса человечества".
Кэти Боуэн самолично проводила собеседования с теми, кто хотел участвовать в программе ее шоу. Каждый мог стать участником, если только умел делать что-то такое, что не могли другие, сообщила Дафна.
Потребовалось полчаса, чтобы выбраться из пробки в районе лос-анджелесского аэропорта, и еще десять минут на то, чтобы добраться до храма-студии Кэти Боуэн. Ее портреты со снежно-белыми волосами и чистыми голубыми глазами выглядывали из всех окон храма-студии.
Слева от входа, совсем как у церкви, где вывешивается расписание проповедей на сегодня, висела огромная доска. На ней красовалось послание от самой Кэти Боуэн: "Любовь, Свет, Сострадание и смерть президенту Соединенных Штатов".
Внутри стояла длинная очередь к столу продюсера шоу - все эти люди желали пройти собеседование. Кто-то в голове очереди говорил, что мисс Боуэн побеседует с каждым в свой черед. Мисс Боуэн любила человечество. Мисс Боуэн чувствовала, что у нее прекрасный контакт с человечеством. Но человечеству придется постоять в очереди. И человечество не должно ни шуметь, ни есть, ни пить в храме-студии.
- Само ее присутствие воистину положительно, - прошептала сияющая Дафна Блум.
Перед Римо, Чиуном и Дафной Блум в очереди стояли: юноша, который умел разговаривать с лягушками; существо неопределенного пола, которое умело набрать в рот чернила и плевками написать свое имя на ночном горшке; и старушка, которая любила сидеть на льду совершенно голая.
Только старушке отказали в праве выступить в шоу "Чудеса Человечества", потому что никому не удалось придумать, как изящно преподать наготу на льду. Кроме того, в сидении на льду отсутствовал динамичный элемент, представлявшийся совершенно необходимым продюсерам шоу. Те, кого избрали, должны были лично встретиться с Кэти Боуэн и дать расписку в том, что они заранее отказываются от любых претензий в случае если они будут публично выставлены в дурном свете или получат увечья в процессе передачи.
Когда Римо, Чиун и Дафна Блум подошли к столу продюсера, их спросили, что они умеют делать.
- Не знаю, что умеет делать она, - Римо кивком головы показал на Дафну, - но мы умеем делать все.
- И лучше, чем кто-либо другой, - добавил Чиун. Продюсер был облачен во все белое, а вокруг шеи у него был повязан розовый платочек. Все в этом мире наносило смертельное оскорбление его безупречному вкусу. Его волнистые волосы были выкрашены в синий цвет и зачесаны назад наподобие конской гривы. Калифорния ему нравилась, потому что здесь он мог оставаться незамеченным.
- Мы не можем показать все. Вам придется сделать что-то определенное, - сказал он.
- Назовите, что, - попросил Римо.
- И назовите цену, - добавил Чиун.
- Умеете вы плеваться чернилами в ночной горшок?
- Мы можем проплюнуть его насквозь, - сказал Римо, - И вас тоже.
- Вы ведете себя очень агрессивно, - упрекнула его Дафна. - Вам придется поработать над собой, чтобы избавиться от своей агрессивности.
- А мне нравится моя агрессивность, - возразил Римо
- Плевать чернилами сквозь ночной горшок? Что ж, звучит великолепно. Как давно вы этим занимаетесь?
- С тех самых пор, как решил познакомиться с Кэти Боуэн, - ответил Римо.
- А нас покажут по телевидению? - поинтересовался Чиун.
- По общенациональному каналу в самое лучшее время. Ведущей, комментатором и динамичной силой программы будет Кэти Боуэн.
- У меня есть небольшая поэма о том, как распускается цветок. Она написана в традициях древней корейской поэзии на древнем литературном языке. Я могу сделать специальную версию поэмы для телевидения.
- Поэзия не пойдет. А могли бы вы ее прочитать, находясь под водой?
- Думаю, да, - ответил Чиун.
- А могли бы вы сделать это, находясь под водой и поедая лассанью? - спросил продюсер шоу "Чудеса человечества".
- Только не лассанью, - отказался Чиун. - Это ведь такая штука с гнилым мясом и сыром, да?
- Тогда что-нибудь другое по вашему выбору, - согласился продюсер.
- Думаю, да, - ответил Чиун.
- А на вас тем временем нападут акулы, - продолжал продюсер.
- Акула - это не абсолютное оружие, - заметил Чиун.
- Вы можете победить акулу? Чиун удивленно взглянул на Римо.
- А почему бы и нет? - в свою очередь спросил он.
- Ага, он может победить акулу. И я могу победить акулу. Это наше с ним любимое занятие - драться с акулами. Если надо, мы можем победить даже кита. Когда мы сможем познакомиться с Кэти Боуэн?
- Это Братья, достигшие десятого уровня, - поведала Дафна продюсеру.
- Это мне нравится! - восхитился продюсер. - Мне нравится вся эта сцена, но так ли уж нужна нам ваша поэма?
- Безусловно, - сказал Чиун. - На мне будет особое кимоно, подобающее в таких случаях. То, что вы видите на мне сейчас - это простой серый костюм для путешествий, лишь слегка расцвеченный голубыми птицами. Для общенационального телевидения это не подходит.
- О'кей, пусть будет поэма. Десять, ладно - двенадцать секунд, а затем мы запускаем акул, а вы поглощаете под водой свою любимую еду.
- Я могу сократить классическую корейскую поэзию почти до элементарной схемы, - заявил Чиун.
- Прекрасно, - обрадовался продюсер.
- Десять часов.
- Таких передач не бывает, - сказал продюсер.
- Чтение подлинной классической корейской поэзии может длиться пятьдесят часов, - сообщил Чиун.
- Не могу дать вам больше десяти секунд, - заявил продюсер.
- Откуда вам знать? Как вы можете так говорить, пока не услышали настоящую классическую корейскую поэму?
- В течение десяти часов я не желаю слушать ничего.
- Значит, ваши уши нуждаются в настройке, - сказал Чиун.
Он с готовностью вызвался помассировать уши продюсеру, пока на бледном западном лице не появились признаки просветления. Продюсер согласился на десять часов чего угодно, только бы Чиун прекратил свое занятие.
Чиун прекратил.
Кэти Боуэн готовилась к пресс-конференции, на которой собиралась поведать историю своей жизни, как вдруг к ней обратился один из ее продюсеров и настойчиво стал требовать, чтобы она повидалась со странным трио. Старик, читающий стихи, находясь под водой, закусывая и дерясь с акулами. Молодой мужчина, просто дерущийся с акулами. И девушка, которая ничего не делает.
- Может, ее можно обрядить в какой-нибудь костюм или просто скормить акулам? - предложила Кэти Боуэн.
На ней сегодня было элегантное голубое ситцевое платье с желтыми подсолнухами. Наряд символизировал собой ее светлое и абсолютно положительное отношение к миру.
- Мы не можем скормить участника программы акулам. Такой поворот сюжета не примет совет директоров телекомпании. В программе не должно быть крови, - возразил ее адвокат.
- А могут акулы сожрать ее без крови?
- Мне случалось такое видеть.
- Это будет довольно привлекательно для зрителей. Я бы могла показаться на экране искренне расстроенной. Мои помощники долго пытались бы выудить ее. А потом мы бы дали рекламную паузу. Зрителей от экранов будет не оторвать.
- Смерть не показывают по общенациональному телевидению.
- В программах новостей я вижу это каждый день.
- У программ новостей больше свободы.
- Им сходит с рук все! - возмутилась Кэти. - Ладно, проводите их сюда. Но у меня мало времени. Я желаю предстать перед репортерами как можно скорее. Я собираюсь выступить с предостережением американскому народу.
Кэти взяла бланки расписок о непредъявлении никаких претензий, и участникам программы было ведено пройти в ее кабинет. Компания "Кэти Боуэн энтерпрайзез" давным-давно уяснила, что если Кэти сама будет вручать участникам бланки, то участники не станут поднимать особого шума, отказываясь от своих прав.
Она одарит их своей знаменитой белозубой улыбкой и совершенно неподражаемым рукопожатием, а потом всучит этим сосункам ручку. Метод действовал безотказно.
На этот раз не подействовал.
Старику-азиату требовалось десять часов эфирного времени. К своему ужасу, Кэти узнала, что один из ее продюсеров уже согласился дать ему эти десять часов. Мужчина помоложе, темноглазый привлекательный самец, хотел говорить только о "Братстве Сильных". Предстоящее участие в шоу "Чудеса Человечества", казалось не произвело на него никакого впечатления.
- У меня возникли проблемы. Мне предстоит суровая драка в суде, и очень похоже, что я проиграю. Есть свидетель, чьи показания почти наверняка приведут к тому, что я буду осужден. Я слышал, что "Братство Сильных" помогает людям, попавшим в такие ситуации.
- "Братство Сильных" помогает всем.
- Но мне это очень нужно, - сказал Римо.
- Вы это получите. Но сначала вам надо дойти до тринадцатого уровня.
- Я никогда не слышала о тринадцатом уровне! - воскликнула Дафна. - Это, наверное, полнейший экстаз. Вы меня помните? Мы встречались в храме в Майами. Вы подарили мне свою фотографию с автографом. Я в то время была на третьем уровне. Я не могла себе позволить большее.
- И сколько стоит попасть на тринадцатый уровень? - спросил Римо, не отвлекаясь на посторонние предметы.
- Ну, тринадцатый уровень - это почти потолок духовного совершенства, поэтому для достижения его требуется очень солидный вклад.
- Так дело только в деньгах?
- Не только. Вам надо пройти все требуемые курсы. Вы должны уверовать. Если вы не уверуете, то ничего хорошего у вас не выйдет.
- А что произойдет, если меня признают виновным?
- Вы получите деньги назад.
- А кому я должен заплатить?
- Можете заплатить здесь, а можете отправить деньги прямо на адрес Доломо. Что до меня, то мне это безразлично.
- Я хочу знать только одно: что вы делаете для того, чтобы свидетели все забыли?
- Я ничего не делаю. И Доломо ничего не делают. Силы Вселенной делают все за нас, и так будет и впредь.
Римо вернул ей бланк расписки. В комнате установили телевизионные камеры. Римо отошел в сторонку. Он не хотел попадать в кадр. Чиун вертелся между Кэти и камерами и начал декламировать первую двухчасовую песнь своей поэмы, посвященную чистоте лепестков цветка, как это и положено согласно канонам традиционной корейской поэзии.
- У нас дела, папочка. Отойди в сторону, - сказал ему Римо по-корейски.
Сам он отошел еще подальше. Ему совсем не хотелось оказаться в кадре общенационального телевидения. Чиун с явной неохотой присоединился к нему, причитая, что Римо лишил его уникального шанса познакомить Америку с подлинным искусством и с подлинным художником, каковым он, Чиун, является.
- Почему всегда случается так, что стоит мне предложить что-то столь прекрасное, как классическая корейская поэзия, как вы, американцы, желаете видеть каких-то акул? Вы похожи на римлян, живших в начале вашей эры.
- Рад слышать, что наконец-то ты признал, что я американец, а не кореец.
- Тс-с-с, - прошептала Дафна. - Сейчас она будет выступать. Разве это не прекрасно?
Кэти велела телевизионщикам занять первые ряды, а представителям печатных изданий, главным образом газет - разместиться сзади.
- Я рада, что все вы смогли прийти в такой день, который, вероятно, стал одним из самых напряженных дней в вашей жизни. Но все вы должны знать, почему погиб президент Соединенных Штатов. Почему он не мог не погибнуть. Никто, даже президент Соединенных Штатов, не может противостоять силам Вселенной. Пытаясь оказать давление на суд, чтобы тот осудил двух невинных носителей красоты и света, наш президент преступным образом навлек смерть на себя самого. Я хочу дать свет надежды всем американцам и выразить свои глубочайшие симпатии всем нам, и я молю нового президента не следовать по столь безрассудному пути, как его предшественник. Если бы президент прислушался к моему совету, данному ему в Белом Доме еще до того, как меня насильно выставили оттуда, он был бы жив сегодня.
- Но, мисс Боуэн, - заметил один из телерепортеров в первом ряду, - президент США жив.
- А как же авиакатастрофа?
Журналисты выразили удивление. Кэти Боуэн посмотрела на часы.
- Какой сегодня день?
- Среда, - ответили ей.
- Ч-черт! - выругалась она.
Спустя двадцать минут, когда самолет потерпел катастрофу, Федеральное бюро расследований арестовало Кэти Боуэн по обвинению в покушении на убийство, и дополнительным материалом по делу стали показания некоей Сестры, которая поведала историю соблазнения и заговора, про который она и знать не знала, что он приведет к гибели людей. Все, что ей надо было сделать, - это передать конверт одному человеку и сказать, чтобы распечатал его на своем рабочем месте. Она и не знала, что он был личным пилотом президента. Все, что она знала, - это то, что она сможет подняться до четвертого уровня в "Братстве Сильных", если она окажет Братству эту маленькую услугу.
А ей это было нужно для ее карьеры актрисы - она хотела стать такой же знаменитой, как сама Кэти Боуэн.
Глава девятая
- Я не говорил, что в среду, - прошипел Рубин Доломо. - Я сказал, не удивляйся, если президентский самолет потерпит крушение в среду.
- Ты сказал, в среду, - возразила Кэти Боуэн. - Ты сказал мне, в среду. Ты сказал, что Беатрис сказала, в среду. - Кэти Боуэн огляделась по сторонам. Говорила она чуть приглушенными голосом. От Рубина ее отделяла стеклянная перегородка и металлическая сетка. - Я слышала, как ты сказал, в среду.
- Пусть даже так. Но зачем было созывать пресс-конференцию на среду?
Рубин бросил взгляд направо. Охранник сидел довольно далеко - предполагалось, что он ничего не должен слышать. Но Рубин не доверял предположениям. Не доверял он и всякого рода охранникам. Его передернуло при мысли, что он и сам может оказаться в месте, подобном этому.
- Беатрис говорит, мы вытащим тебя отсюда. Многое надвигается - очень серьезные события, которые просто перевернут все на сто восемьдесят градусов. Мы больше не будем мириться со всем этим, - гордо заявил Рубин.
Лицо Кэти было похоже на воздушный шарик, из которого выпустили половину воздуха. От былой энергии и живости, заставлявших ее улыбающееся лицо светиться, как неоновая реклама, не осталось и следа.
- Я не могу больше придерживаться моего положительного курса. Я теряю силы. Ты должен очистить меня, ты должен произвести чистку моего сознания.
- Именно за этим Беатрис и прислала меня сюда.
- Я всем обязана просветлению. А теперь я чувствую себя так, будто свет погас. Так я потеряю все.
- Ты же сама - руководитель отделения и настоятель храма. Ты должна сама знать, как производить чистку сознания.
- Это для меня чересчур. Я оглядываюсь по сторонам, и все что я вижу, - это решетка на окне и бетонные стены. Вместо туалета и ванной у меня просто унитаз в углу камеры и раковина. А камера у меня меньше, чем шкаф в моем доме. Вы должны мне помочь.
- Ладно. Что ты чувствуешь?
- Я чувствую, что я в тюрьме.
- В какой части тела сосредоточено это чувство?
- Везде.
- Хорошо. А как сильно это чувство?
- Подавляюще.
- Есть ли часть тебя, которая этого не чувствует?
- Мое кольцо. Мое кольцо этого не чувствует.
- Какая-нибудь часть тела.
- Уши. Да, уши не чувствуют, что они заперты.
- Сконцентрируй все свое внимание на ушах. Что ты чувствуешь?"
- Свободу. Свет. Силу.
- Вот видишь, твоя свобода по-прежнему с тобой. И только твое отрицательное сознание говорит тебе, что ты заперта. Пошевели руками. Они свободны?
Кэти помахала руками. И широко улыбнулась. И кивнула.
- Помотай головой. Она свободна?
Кэти взмахнула волосами и почти развеселилась.
- Свободна, - радостно поведала она.
- Тело, - продолжал Рубин.
Кэти вскочила со стула и запрыгала. Теперь она смеялась во весь голос.
- Я никогда не чувствовала себя настолько свободной. Я свободна!
Она кинулась навстречу Рубину и со всего размаху воткнулась в перегородку.
- Не обращай внимания, - поспешил сказать Рубин. - Не обращай внимания. Это не твоя стена. Не делай эту стену своей. Не делай ее своей тюрьмой. Это их стена.
- Их стена, - повторила Кэти.
- Их тюрьма, - сказал Рубин.
- Их тюрьма, - повторила Кэти.
- Они построили ее. Они заплатили за нее. Это их тюрьма.
- Их тюрьма, - повторила Кэти.
- Не твоя.
- Не моя.
- Ты свободна. Твои уши знают то, что забыло все остальное тело. Их проблемы - это их проблемы. А ты сделала их проблемы своими. Ты купилась на их отрицательную энергию.
- Их отрицательная энергия, - повторила Кэти.
- Ты всегда свободна. Если только ты можешь вступить в контакт со своими ушами, которые помнят твою свободу и силу, то ты будешь свободна, несмотря ни на что. Это они - узники.
- Бедняги. Я знаю, что они должны чувствовать. Мне их жалко.
- Правильно. Покуда ты знаешь, что узники - это они, а не ты, ты будешь свободна.
От радости Кэти забыла, что они с Рубином разделены перегородкой, и потянулась к нему. Но потом вспомнила, что это та самая перегородка, которая делает охранников и власти узниками их собственной отрицательной энергии.
Она послала Рубину воздушный поцелуй и, подумав немного, поделилась с ним кое-какими своими собственными наблюдениями:
- Помнишь, как мы узнали, что есть люди настолько переполненные отрицательной энергией, что они начинают излучать ее на всех, с кем сталкиваются? Так вот, незадолго до моей пресс-конференции ко мне в студию явился самый отрицательный человек из всех, с кем мне когда-либо приходилось встречаться, и заявил, что хочет участвовать в программе. Очень отрицательный. Он даже спорил с собственными спутниками. Среди них была одна из наших, наша Сестра. Да-да, позволь-ка мне перенестись сознанием к этой сцене.
Кэти закрыла глаза и сжала пальцами виски.
- Да, с ним был азиат. Азиат был очень милый. Девушка тоже была милая. А он был отрицательный. Да. И мне надо было бы быть умнее и не устраивать пресс-конференцию, когда он тут, рядом. Мне следовало бы перенести ее.
- Итак, ты нашла ту отрицательную силу, которая привела тебя сюда.
- Да, - продолжала Кэти. - Он просто излучал отрицательную энергию. А я не обратила на это внимания и поплатилась за это.
- У него были темные глаза?
- Да. Да. Я их вижу. Красивый. Высокие скулы.
- А запястья? Как выглядели его запястья?
- Толстые. Очень толстые запястья, как будто пальцы растут прямо из предплечья.
- Ох, - вздохнул Рубин и сунул руку в карман брюк, где у него была коробочка с таблетками.
Не глядя, он принял сразу две. Потом еще одну. Потом еще и еще - пока таблетки не заглушили чувство панического страха, охватившего все его существо.
- Он хотел знать, не поможем ли мы ему справиться со свидетелем. Он сказал, что против него заведено уголовное дело.
- Но ты не направила его к нам, правда ведь?
- Нет. Началась пресс-конференция. Потом он снова подошел к нам и начал говорить о свидетелях и обо всех связанных с этим вопросах, но тут подошли люди из ФБР и увели меня. Они меня арестовали. Рубин. Ты назвал мне неправильный день.
Голос Кэти задрожал.
- Нет. Не надо опять начинать думать так, а то ты снова поверишь, что сидишь взаперти, Кэти, - посоветовал ей Рубин.
Итак, агент сил зла идет по следу, подумал Рубин. Надо сказать Беатрис. Надо ее предупредить.
Но Беатрис не интересовал агент зла. Она узнала про грандиозный провал операции "Самолет".
- Я знаю, что Сестра дает показания против нас, - сказал Рубин. - Прости, Беатрис. Мне надо было действовать осмотрительнее, когда я заманивал в сети полковника. Но я и так уже на пределе - мне едва хватает максимальных доз мотрина, валиума и перкодана. Я больше не могу вынести такое напряжение.
- И все же придется. Потому что этот провал - последний. И он не простителен. Я тебе его никогда не прощу. Такое не прощается.
Рубин вовсе не рассматривал собственные уши как ступеньки лестницы, ведущей к счастью. Он думал о том, что их надо закрыть ладонями. Но Беатрис отбросила его руки.
Рубин упал на пол и съежился в комочек.
Беатрис повалилась на него. Она схватила его ухо зубами.
- Рубин, ты громогласный идиот! Знаешь, что ты со мной сделал? - спросила она, не разжимая зубов, в которых было зажато ухо Рубина.
- Нет, дорогая, - ответил Рубин, тщательно следя за тем, чтобы не дернуть головой слишком резко и не оставить кусок себя у Беатрис во рту.
- Ты промахнулся.
- Промахнулся куда? - умоляющим тоном спросил Рубин Доломо.
- Промахнулся куда! - возопила Беатрис, выплюнула ухо и отпихнула голову Рубина в сторону, чтобы не путалась под ногами. Потом встала и нанесла Рубину удар ногой. - Промахнулся куда, спрашивает он. Промахнулся в НЕГО!
- В кого, дорогая? - униженно спросил Рубин, пытаясь подставить под удары более сильную часть тела.
- В кого, спрашивает он! В кого, спрашивает он. И я вышла замуж за этого... этого неудачника. Ты промахнулся в нашего главного врага. Ты не смог осуществить угрозу Беатрис Доломо.
- Но мы кому только не угрожали...
- На этот раз я действительно хотела осуществить ее, - заявила Беатрис. - Именно в нем - первопричина всех наших проблем. Он - корень зла.
В Овальном кабинете в Белом Доме не было никого, кроме самого президента, когда туда вошел Харолд В. Смит. Его имя не значилось в списке посетителей. В официальном расписании президента это время было обозначено как время отдыха.
Первое, что сказал президент, было следующее:
- Я не собираюсь поддаваться жуликам и мошенникам.
Смит кивнул и сел, не дожидаясь, пока его пригласят.
- Вы здесь потому, что Америка не продается. Я не продаюсь. Я не уступлю. Пусть они убьют меня! Это не так уж невероятно. Но если президент Соединенных Штатов уступит мелким вымогателям и шантажистам, это будет означать, что вся страна выставлена на продажу.
- Полностью с вами согласен, сэр, - отозвался Смит.
- По всей видимости, эти люди прекрасно осведомлены о том, как построена система вашей безопасности. И. хотя я согласен с тем, что вы не должны сдаваться, тем не менее, вы больше не можете работать в своем обычном режиме.
Президент снял пиджак и бросил его на стул. Потом выглянул в окно, выходившее на хорошо охраняемый парк. Снаружи никто не мог видеть, что происходит внутри, - эта мера предосторожности была совершенно необходима в век снайперов и винтовок с оптическим прицелом.
Президент был не молод, но молод был его дух, а запас жизненных сил у него был таков, что люди на сорок лет его моложе рядом с ним показались бы стариками. Обычно он улыбался. Сейчас он был вне себя. Но не потому вне себя, что кто-то покушался на его жизнь. С этим ему приходилось считаться постоянно - работа есть работа.
Президент Соединенных Штатов был вне себя от ярости потому, что были убиты люди, находившиеся на службе Америке. Погиб сенатор, которому он одолжил свои самолет, чтобы сенатор мог слетать домой, где лежала его тяжело больная жена. А те люди, которые, как президент был твердо убежден, стояли за всем этим, по-прежнему играли с ним в шахматы на доске юриспруденции.
- Наша судебная система бесценна, и я бы не стал ее менять ни за что на свете. Но иногда... иногда... Президент запнулся.
- Что заставляет вас думать, что виной всему Доломо? - спросил Смит. - Я знаю об угрозах, с которыми к вам обратилась Кэти Боуэн. Я также знаю о том, что она не могла не знать о заговоре с целью уничтожить вас и ваш самолет, поскольку она объявила об этом до крушения. Я также знаю, что молодая женщина, член "Братства Сильных", была использована для того, чтобы заманить полковника Армбрустера в их сети. Но есть ли у вас непробиваемые доказательства того, что за всем этим стоят сами супруги Доломо?
- У нас есть черный ящик, - сообщил президент, имея в виду магнитофонную запись всего, что происходило на борту. - У человека, который направил самолет из-за облаков прямо в землю, было сознание девятилетнего ребенка. Вся его взрослая память была словно бы стерта.
- Как у ваших сотрудников, разбирающих почту, которые забыли, где они работают?
- И как у сотрудников Секретной Службы.
- А эта Сестра дала Армбрустеру письмо в пластиковом пакете?
- Именно так.
- Письма в Белом Доме. Письмо пилоту, - задумчиво произнес Смит.
Президент кивнул.
- Итак, это вещество может быть передано в письме. И действует после прикосновения к нему, я полагаю. А у тех людей, которые пытались добраться до вас, не случалась потеря памяти?
Президент опять кивнул.
- Прекрасный способ замести все следы. Пусть и наемные убийцы тоже забудут все - кто отдал им приказ совершить их грязное дело.
- Наше расследование позволило установить, что все эти люди в прошлом были так или иначе связаны с "Братством Сильных".
- И они об этом, разумеется, забыли, - заметил Смит. - Но как насчет этой последней девушки, которая дала показания?
- Проблема с ней заключается в том, что она не видела человека, отдавшего ей приказ.
- Как это может быть?
- "Братство Сильных" при всей своей мошеннической сущности есть религиозный культ. И у них есть свои церемонии. Вы когда-нибудь читали книги Доломо? - поинтересовался президент.
- Нет, - ответил Смит.
- Я тоже - нет. Но Секретная Служба приступила к этому занятию. Почти весь их вздор описан в книгах. Одна из составных частей культа - это голоса, раздающиеся во мраке. Ну, и далее в том же духе - например, утверждается, что можно излечить себя, найдя такой участок тела, который не болит. Не знаю, как все это у них работает, но вам придется этим заняться.
- Мы уже в некотором роде этим занялись, - поведал Смит. - Мы идем по их следу, но по другому делу. Мы занялись "Братством" в связи со случаями изменения свидетельских показаний по некоторым делам. Им удавалось заставить свидетелей изменить свои показания - точнее, их тоже заставляли все забыть. Нам теперь стало ясно, что они не подкупали свидетелей и не запугивали. Они использовали то же вещество, и оно представляет главную опасность. Мне кажется, вам следует изменить распорядок своей работы, господин президент. Это - первое, что вам надо сделать.
- Я не собираюсь ничего менять в угоду этим двум мошенникам, черт побери! Я не собираюсь им уступать.
- Я не прошу вас уступать. Просто защитите себя, пока мы их не схватим.
- Не знаю, - задумчиво произнес президент. - Мне ненавистна сама мысль о том, что эти два гнусных негодяя заставят меня сделать хоть что-нибудь - пусть даже внести крохотные изменения в свой распорядок. Я представляю американский народ, и, черт меня побери, Смит, американский народ заслуживает лучшего, чем такая ситуация, когда эти двое - как бы их ни назвать - способны изменить систему президентской власти. Мои ответ - нет.
- Господин президент, я не только не могу гарантировать вашу безопасность, если вы не внесете необходимые изменения в порядок вещей, но более того - я с большой долей уверенности могу заявить, что тогда вы проиграете им. Ненадолго, сэр, совсем ненадолго. Мне кажется, вы должны взять, за правило не прикасаться ни к каким бумагам, потому что, как представляется, именно бумага служит "транспортным средством" для неизвестного нам вещества. Я бы также хотел предложить вам, чтобы вы не пожимали руки и вообще не вступали в тесный контакт ни с кем, кроме вашей жены, - сказал Смит. Увидев, что президент хочет его перебить, Смит поднял руку.
- Кроме того, сэр, и бы предложил вам не пользоваться никакими помещениями, уборку в которых производили ваши обычные сотрудники. Они могут оставить что-то такое, к чему вы можете прикоснуться. Я сам буду производить уборку. А если я потеряю память, назначьте на эту работу кого-то, кому вы полностью доверяете. Не прикасайтесь ни к чему. Малейшее прикосновение к чему бы то ни было может погубить вас.
- А как же вы? Что произойдет, если вы потеряете память, Смит? Кто возглавит организацию?
- Никто, сэр. Она была задумана именно таким образом. Организация автоматически распускается.
- А те двое - те два специалиста у вас на службе?
- Старик-азиат к своей радости покинет страну. Он всегда хотел работать на императора, и он не понимает того, что мы делаем и зачем мы делаем это. Мне кажется, ему стыдно, что он работает на нас. Так что он не проболтается. Что же касается американца, то он не станет болтать из чувства верности своей стране.
- А могут они захотеть на этом подзаработать? Например, пойти в редакцию какого-нибудь журнала и за определенную сумму денег рассказать о том, что они творили именем американского народа?
- Вы имеете в виду, можем ли мы их остановить?
- Да, если понадобится.
- Мой ответ - нет. Не можем. Но я знаю, что нам это не понадобится. Римо любит свою страну. Я не очень уверен, что и как он теперь думает - сознание у него стало совсем иным, - но страну он любит. Он патриот, сэр.
- Как и вы, Смит.
- Благодарю вас, сэр. Я помню, как один человек, погибший много лет назад, сказал: "Америка стоит жизни". Я по-прежнему так считаю.
- Хорошо. На меня свалилось так много забот. Я поручаю это дело вам, Смит. Это будет ваше дитя. Итак, на чем мы остановились?
- Выход на Доломо?
- Какой выход? - спросил президент.
- Не двигайтесь! Ни к чему не прикасайтесь! - встревоженно воскликнул Смит.
- Я просто на какое-то мгновение забыл, - попытался успокоить его президент.
- Может быть, - неуверенно сказал Смит. - Отныне вы становитесь объектом моей заботы. Подойдите к двери, ведущей в ваши жилые покои. Не прикасайтесь к двери. Я открою ее. Переступив через порог, снимите с себя все. Можете вы пройти в свои покои в одном нижнем белье? Вас кто-нибудь заметит?
- Надеюсь, нет. Но я как-то глупо себя чувствую. Смит встал со стула и подошел к двери. Потом открыл ее. Неизвестное вещество вполне могло оказаться на ручке двери. Совершая каждый шаг, Смит напряженно следил за ходом своих мыслей, точно припоминая, где он находится и что делает. И даже при этом он не стал держать в руках ручку двери дольше, чем это было абсолютно необходимо.
- Пока мы произведем уборку в этом кабинете, воспользуйтесь каким-нибудь другим. Мы установим наблюдение за каждым сотрудником Белого Дома. Я собираюсь отозвать пожилого азиата с задания. Нам Доломо были нужны совсем по другой причине.
- Не ослабляйте ваших усилий в преследовании их, - сказал президент.
- Не буду. Но Чиун мне нужен здесь. Он может почувствовать что-то такое, что не заметит любое обычное обследование. Не знаю, как это у него получается, но он очень эффективен.
- Это старший? - спросил президент.
- Да, - ответил Смит.
- Он мне нравится, - сказал президент.
- Он может предотвратить даже то, что нам трудно представить.
- Нам придется выдать ему европейский костюм. Не может же он разгуливать по Белому Дому в кимоно и тем самым привлекать к себе всеобщее внимание.
- Я не думаю, что нам удастся заставить его сменить наряд, сэр, - заметил Смит. - Он вообще не любит ничего менять. Он даже не понимает суть нашей формы правления. Он никак не может смириться с тем фактом, что страной правит не император.
- Черт! - выругался президент Соединенных Штатов, расстегивая рубашку. - Тут вообще никто не правит. Все мы отчаянно цепляемся за собственную жизнь.
Он оставил одежду в Овальном кабинете и вышел, пытаясь сохранить все достоинство, которое позволяла ситуация, когда президенту Соединенных Штатов приходится идти в свои покои в одном нижнем белье.
Смит удостоверился в том, что сотрудники Секретной Службы тщательно обследовали каждый предмет одежды и все, что находилось в карманах. Потом он организовал обследование памяти каждого, кто прикасался хоть к чему-нибудь в кабинете. Память у всех была в порядке.
И все же, для того, чтобы убедиться наверняка, надо было сделать так, чтобы кто-нибудь ощупал все без исключения предметы в кабинете. Смит не исключал возможности того, что малая толика препарата нанесена на какой-нибудь предмет - столь малая, что президент мог уже все стереть. Но на что? И как они могли пронести препарат внутрь Белого Дома?
Смит окинул глазами кабинет и вздохнул. Интересно знать, кто или что входило сюда и внесло убийственный препарат? Потом он взглянул на американский флаг и на президентский штандарт. Он еще раз оглядел кабинет, о существовании которого он узнал в далеком детстве. В нем воспитали огромное уважение к этому кабинету, и он всегда относился к нему именно с таким огромным уважением.
Харолда В. Смита поразила мысль, что он впервые солгал президенту Соединенных Штатов именно в этом кабинете.
Чиуна он призывал в Белый Дом совсем не для того только, чтобы охранять президента. Поскольку, если президента защитить не удастся, то долг Смита перед страной и перед всем человечеством диктовал ему единственно возможную линию поведения: убить президента самым быстрым и самым надежным способом.
Если человек возвращается в детство под воздействием неизвестного вещества, как показал черный ящик самолета, то что будет с Америкой, если такое случится с президентом? Что будет с кораблем государства, управляемым ребенком, способным вызвать всемирную ядерную катастрофу по неведению, из озорства или в припадке гнева?
Смит твердо решил для себя, что при первых же признаках того, что президент впал в детство, президенту придется умереть. Смит не мог рисковать. Он в последний раз окинул глазами Овальный кабинет, покачал головой и вышел.
Сколько лет прошло с тех пор, как ныне покойный президент приказал ему основать организацию КЮРЕ! Как давно это было - много лет и много смертей тому назад! Тогда вовсе не планировалось, что это организация будет существовать сколько-нибудь долго. Смиту предстояло помочь Америке пройти сквозь хаос, наступление которого предсказывали эксперты. Это было в начале шестидесятых годов. Хаос наступил. Потом более или менее миновал, а организация по-прежнему была на своем месте, и теперь в списке намеченных ею жертв стояло имя президента Соединенных Штатов.
Харолд В. Смит молча помолился и начал устраивать себе рабочее место - подальше от обычных людских потоков и поближе к президенту, человеку исключительной честности и мужества. Но это никоим образом не могло бы его спасти. Ему предстояло умереть при первых признаках того, что неизвестное вещество коснулось его. Отныне и впредь любой вопрос Смита о самочувствии президента следовало понимать как вопрос о том, предстоит ли президенту умереть сегодня.
В Калифорнии Римо получил очень странный ответ на свой звонок, когда дозвонился до Смита.
- Первое: я нахожусь не на своем обычном месте, Римо.
Второе: я хочу, чтобы вы кое-что уяснили для себя, прежде чем передадите трубку Чиуну.
Римо удалось найти работающий телефон-автомат после того, как шесть автоматов отказались реагировать на монеты любого достоинства - в пять, десять и двадцать пять центов. Он знал, что Смит предпочитает иметь дело с телефонами-автоматами, ибо, несмотря на то, что они на первый взгляд казались более открытыми, на самом деле представляли куда меньший интерес для тех, кто захотел бы установить подслушивающую аппаратуру. Сам же Смит, со своей стороны мог с помощью электроники "очистить линию", как он это называл.
И вот Римо стоял и смотрел, как юноши и девушки проносятся на роликовых досках среди пальм, а роллс-ройсы разъезжают один за другим. Сам он при этом звонил Смиту из совершенно гарантированного от прослушивания телефона-автомата на Родео-драйв. Чиун стоял неподалеку, время от времени бросая взгляды на драгоценности, выставленные в витринах. Он был похож на сеттера, сделавшего стойку на кинозвезд, - некоторое время тому назад ему показалось, что он видел актрису, исполнявшую главную роль в одной из мыльных опер, верным зрителем которых он некогда состоял. Чиун прекратил смотреть их, когда любовь на экране уступила место насилию. Он не одобрял сцен насилия в развлекательных зрелищах.
Спрятав свои тонкие руки под кимоно, он внимательно разглядывал окружающий его голливудский пейзаж. Все им увиденное, разумеется не вызвало его одобрения. Римо следил за ним краешком глаза.
- В чем проблема? - спросил Римо.
- Очень может быть, что игра близится к завершению.
- Нас скомпрометировали? - спросил Римо. Он знал, что если хоть какая-то информация о существовании организации станет достоянием общественности, то это станет смертельным ударом для страны, которой эта организация была призвана служить. Поэтому самоуничтожение организации было запланировано. Частью этого плана было самоубийство Смита. Смит, вне всякого сомнения, сделает это. Раньше планировалось, что и Римо должен умереть, но Смит довольно рано отказался от этой идеи, когда выяснилось, что ее осуществление невозможно. Вместо этого ему пришлось довериться чувству любви, которое Римо вечно питал к своей стране, и взять с Римо обещание просто покинуть страну. Римо не говорил об этом Чиуну, поскольку знал, что тогда Чиун может сделать что-нибудь такое, чтобы скомпрометировать организацию. Единственное, что держало Чиуна в Америке, был сам Римо, которого Чиун называл своим капиталовложением и будущим Синанджу.
Римо знал, что сейчас, когда в мире развелось столько новых диктаторов и тиранов, Чиуну не терпелось связать имя Синанджу с одним из них.
- Римо, наступают новые Средние Века. Давай не упустим нашего шанса, - сказал он однажды.
- Я против Средневековья, - ответил ему тогда Римо. - Убить кого-то просто ради того, чтобы еще несколько слитков золота хранились где-то в течение многих столетий, - мне это кажется бессмыслицей. Я люблю свою страну. Я люблю Америку.
Чиун, услышав такой ответ, чуть не зарыдал.
- Работаешь, тренируешь, отдаешь самое лучшее из того, что имеешь, и вот, смотрите, что получаешь взамен! Безумие. Неуважение. Вздор. Деспот - самый лучший хозяин для ассасина. Когда-нибудь ты поймешь это.
Иногда, но не очень часто и не очень надолго, Римо начинал думать, что Чиун, может быть, и прав. Но он никогда не думал так всерьез. И это оставалось основным различием между ним и Чиуном. И вот теперь, слушая Смита, он говорил себе, что не мешало бы напомнить Смиту о позиции Чиуна.
- Если мы не скомпрометированы, то зачем кончать игру? - спросил он.
- Я не могу объяснить вам этого сейчас. Но если это случится, то вы поймете, почему. Я хочу, чтобы вы мне кое-что пообещали, Римо. Я хочу, чтобы вы согласились; что ни вы, ни Чиун не будете больше работать в Америке, когда все это кончится. Можете вы мне это обещать?
- Я не хочу покидать Америку, - сказал Римо.
- Придется. Мне-то приходилось работать круглые сутки, чтобы только покрыть вас, делать так, чтобы люди не свели в единую картину все те странные смерти, которые вы и Чиун оставляли за собой.
- Зачем мне уезжать из страны, если я служил ей, и служил неплохо?
- Потому что вы похожи на меня. Вы, как и я, любите эту страну, Римо. Вот почему.
- Вы хотите сказать, я стану изгнанником?
- Да, - ответил Смит.
- Не понимаю.
- Думаю, понимаете.
- Ладно. Только не кончайте игру ради каких-нибудь глупостей.
- Вы думаете, я на такое способен? - удивился Смит.
- Нет, - ответил Римо.
- Хорошо. А сейчас я хочу говорить с Чиуном. Я хочу, чтобы он был рядом со мной в Белом Доме. И вот еще что. Я не желаю, чтобы он вошел в Белый Дом как триумфатор, со всеми своими четырнадцатью сундуками и громогласно возвещая о прибытии императорского ассасина. Я хочу, чтобы он был тише воды, ниже травы. Я хочу, чтобы все совершилось в тайне. Вам придется объяснить ему, каким образом он должен проникнуть в Белый Дом. Пусть подойдет к девятому подъезду и попросит позвать старшего. Это часть нашей системы безопасности Белого Дома.
- Того самого, который нынче находится в опасности? - спросил Римо.
- Верно. И я не хочу, чтобы его кто-нибудь видел.
- Почему-то сейчас вы особенно настаиваете на том, чтобы его никто не видел.
- Нет, ничего особенного, - пояснил Смит. - Дело в том, что Чиун постоянно намекает на то, что ему не оказывается должное уважение и внимание.
- Он всегда так считал. Что специфического в этом сейчас? - спросил Риме.
- Вы узнаете об этом.
- По-моему, я и так знаю. И надеюсь, что никогда не узнаю, - сказал Римо. - А меня вы не используете потому, что считаете, что я не достиг пика формы.
- Нет, - ответил Смит.
- Тогда почему?
- Потому что, может статься, вы не сможете вынести этого. Вы патриот, при всем значении, которое имеет для вас Синанджу. Вы есть то, что вы есть. У Чиуна не возникнет проблем с исполнением этого конкретного задания.
Чиун взирал на проходящий мимо него Голливуд и время от времени бросал взгляд на витрину, чтобы узнать, сколько стоит та или иная нитка бриллиантовых бус. Цены были невероятно высокие, но все же не шли ни в какое сравнение с тем богатством, которое было украдено у Синанджу, пока этот глупец Римо пытался спасти свою страну. Золото вечно. Государства - нет.
Но, конечно, что толку пытаться уговорить кого-то, кого воспитали белые.
- Смитти хочет с тобой поговорить, - подал голос Римо.
- Очередной вздор?
- Нет, - ответил Римо. И когда Чиун приблизился настолько близко, что мог расслышать шепот, сказал: - Он хочет, чтобы ты явился в Белый Дом. Сам он там. Я объясню тебе, как ты проникнешь внутрь.
- Наконец-то он предпринимает хоть что-то, чтобы взойти на трон, - обрадовался Чиун.
Даже его терпению может настать конец, а Смит так долго тянул, никак не решаясь встать на правильный путь, который приведет к признанию его в качестве истинного императора своей страны.
- Слава вам, о всемилостивый император! Ваш слуга покорно ждет приказаний, как прославить ваше имя, - сказал Чиун в трубку.
- В какой форме Римо? Он может справиться с заданием и добраться до тех людей, заняться которыми я ему поручил?
- Он находится в гармонии с ветрами пространства, о ваше всемилостивейшее величество!
- Несколько дней назад вы сказали, что он не полностью соответствует тому, что вы бы считали должной формой. Он поправился?
- Ваш голос способен излечить любой недостаток.
- Значит, я могу рассчитывать, что он справится без вашей помощи? - спросил Смит.
- Он не может делать то, что может Мастер Синанджу, но все остальное ему по силам. Он способен сделать все, что вам может понадобиться.
- Хорошо. Позовите Римо.
Чиун передал трубку Римо и, сияя, сообщил радостную весть:
- Император оправился от душевной болезни. И тут Римо понял все наверняка. По той или иной причине президенту предстояло умереть.
- То, зачем вы вызываете Чиуна, решено окончательно и бесповоротно?
- Нет. Совершенно не окончательно. Ничего еще не решено. Мы столкнулись с чем-то значительно более трудным, чем все, с чем нам приходилось иметь дело раньше. Я полагаю, что за всем этим стоят супруги Доломо. Это нечто, что заставляет свидетелей все забывать, Они в самом деле все забывают.
- Значит, дело не в том, что я что-то упустил?
- Нет. Есть некое вещество, которое вызывает что-то вроде амнезии. Люди деградируют под его воздействием. Я полагаю, это вещество может проникать в организм через кожу. Само по себе явление науке известно. Я хочу, чтобы вы добыли это вещество у Доломо. Я уверен, что за всем этим кроются эти мелкие мошенники.
- Что мне надо сделать, когда я его раздобуду?
- Будьте с ним осторожны. Избегайте возможного контакта.
- Для меня и для Чиуна это не проблема. До нас ничто не может дотронуться, если мы этого не хотим, - заявил Римо.
- Это хорошо, - сказал Смит. Римо повесил трубку. Чиун сиял.
- Что ж, не могу сказать, что желаю тебе успеха, потому что я, кажется, знаю, что тебе предстоит сделать.
- Наконец-то Смит готов сделать верный шаг и нанести удар императору. Должен признаться, Римо, что я его недооценивал. Я думал, он сумасшедший.
- Тебе придется проникнуть в Белый Дом очень тихо и незаметно. Без всяких фанфар, через особый вход.
- Меня никто не заметит, как если бы я уже прокрался туда вчера в полночь. Не смотри так мрачно. Не смотри так печально. Мы поможем Смиту править во всем сиянии его славы. Или, если окажется, что он и в самом деле сумасшедший, как я и думал, то мы поможем его преемнику править во всем сиянии славы.
- Мне казалось, Синанджу никогда не предает своих хозяев.
- Никто и никогда не жаловался на то, как мы исполняем свои обязанности.
- Просто в живых не оставалось никого, кто мог бы пожаловаться, папочка. История - это сплошная ложь.
- Человек без истории - не человек. История не обязательно должна состоять из одной правды. Вот увидишь. Я окажусь прав, как и всегда.
Римо не стал говорить Чиуну, что после того, как он убьет президента, Смит не займет его место, а покончит с собой. И тогда им обоим придется покинуть страну. Да и Чиун кое о чем не счел нужным говорить ни Смиту, ни Римо. А именно о том, что единственное, что Римо еще не успел восстановить, это способность контролировать поверхность своей кожи.
Глава десятая
Беатрис взяла на себя заботы по упаковке вещей. Это означало, что она орала на. всех, кто хоть что-нибудь реально делал. Рубин, несмотря на постоянные наскоки со стороны Беатрис, все же не забыл взять с собой две вещи, которые им были насущно необходимы для продолжения борьбы за свободу.
Три чемодана денег и формулу препарата. Потом он созвал своих Воителей Зора. Они собрались в подвальном помещении замка. В подвале было темно. Поэтому воители не могли видеть страдающего одышкой поглотителя таблеток, а лишь могли слышать могучий голос своего духовного владыки:
- Воители Зора! Ваши руководители, по стратегическим соображениям, отступают. Но знайте одно. Силы добра никогда не будут побеждены. Вы никогда не будете побеждены. Мы победим и дадим миру новый день, новый век", новый порядок. Да пребудут с вами силы Вселенной - с вами и с вашими потомками, и ныне и присно. Аларкин поет вам славу.
- Аларкин? - переспросил страховой агент, вступивший в "Братство Сильных" для того, чтобы избавиться, от головных болей.
- Глава семнадцатая "Возвращения дромоидов с Аларкина".
- Я такое дерьмо не читаю.
- А эта книга могла бы вселить в вас новое мужество, - сказал Рубин. - Готовьтесь к моему возвращению. Будьте готовы к тому, чтобы услышать весть от нас из нашего нового дома, безопасного места, более приемлемого места, где свет истины пользуется любовью и почитанием, а не вызывает противодействие. Где достоинство в почете, и добрые люди смиренно склоняют голову перед своими богами, а те пребывают в состоянии безмятежного спокойствия.
- С планеты Аларкин? - поинтересовалась какая-то женщина.
- Нет, скорее с Багамских островов, - ответил Рубин. - Идите, и да будет благословен ваш дух в самой его сути.
Покончив с этим, он свернул в узел белье Беатрис, сложил ее любимые блузки, упаковал туфли, ботинки на высоких каблуках и шлепанцы в несколько слоев оберточной бумаги, а потом созвал пресс-конференцию.
Поскольку Кэти Боуэн с ними не было, то на пресс-конференцию пришла всего одна корреспондентка местной еженедельной газеты. У Рубина для пресс-конференции был особый зал.
Корреспондентка одиноко сидела в двадцатом ряду.
- Можете сесть поближе, - предложил ей Рубин.
- Я в первых рядах себя неуютно чувствую, - ответила корреспондентка.
- Где бы вы ни сели, вы все равно сидите в первом ряду. Кроме вас, никого нет.
- Я останусь здесь, - решила корреспондентка. Это была тихая, как мышка, девушка в огромных очках. Интересно, подумал Рубин, а нельзя ли вылечить зрение путем внушения человеку антимышиных эмоций? Надо будет внести этот элемент в программу учебных курсов "Братства Сильных". Как человек думает, так он и видит, подумал Рубин. Хороший получится курс. Его можно будет продавать по цене ста пар очков и при этом убеждать клиентов, что с этим курсом очки им не понадобятся никогда, если его усвоить правильно. Со зрением можно проделать так много. Но когда он зачитывал свое заявление, то думал совсем о другом.
- Это послание адресовано всему миру. Оно касается свободы вероисповедания. Сегодня нам противостоят пращи и стрелы тоталитарного правительства. Люди, будьте бдительны! Сегодня "Братство Сильных", принесшее в мир столько любви и свободы, само подвергается преследованиям. А почему, зададите вы вопрос! - возвысил голос Рубин и продолжал:
- Потому что мы излечиваем бессонницу, лишая фармакологические компании их сверхприбылей. Потому что мы можем сделать людей счастливыми, дать им чувство безопасности и при этом не набивать деньгами карманы официально практикующих психиатров. Потому что мы можем помочь людям и тем самым уменьшить дань, которую они платят правительству. Сегодня это самое правительство пытается задавить людей, вновь обретающих свое собственное "я". Правительство утверждает, что это мошенничество. Что оно скажет завтра о святой мессе? Могут ли католики доказать, что святое причастие это и в самом деле плоть и кровь Христа? Могут ли иудеи доказать, что их Пасха и в самом деле знаменует собой годовщину исхода из Египта? Могут ли протестанты доказать, что наложение рук и в самом деле лечит? Да, нас привлекают к суду за то, что мы предложили лекарство от головной боли, от несчастья, от депрессии, от жизни, лишенной любви, а вскоре предложим еще и столь долго ожидаемое средство, как видеть глазами, а не очками.
Произнося эту последнюю фразу. Рубин оторвал глаза от текста. Он это только сейчас придумал.
- Не спрашивай, по ком звонит колокол, - прозвенел его голос. - Он звонит по мне.
Это ему понравилось еще больше. Одинокая корреспондентка из местного еженедельника наконец-то подошла поближе, чтобы взять текст письменного заявления для прессы. У нее был один маленький вопрос:
- Мы, безусловно, хотим осветить вашу деятельность и поместить ваше заявление, но у нас возникли проблемы с рекламой.
- Недостаточно места в газете?
- Недостаточно рекламы. Я занимаюсь тем, что продаю газетное пространство под рекламу. Мой босс велел передать вам, что статья получится совершенно замечательной, если рядом с ней мы сможем дать большое рекламное объявление.
- Сколько?
- Сто долларов.
- Свобода печати жизненно необходима в свободной стране, - заявил Рубин и сунул пачку бумажек корреспондентке в руку. - Не забудьте упомянуть про возможность видеть глазами, а не очками. Это наша новая программа.
- Вы и в самом деле можете помочь мне видеть без очков?
- Только если вы сами захотите помочь себе, - ответил Рубин.
- Я хочу.
- Заполните заявление. Вам придется начать с самого начала. Верните мне вступительный взнос.
Получилось очень удачно - размер вступительного взноса как раз совпал со стоимостью рекламы. И таким образом последнее откровение "Братства Сильных" на территории Америки было дано газете "Брюс Каунти Реджистер", которой, как заметил Рубин, вскоре предстояло стать столь же знаменитой, как газета "Вирджиния Пайлот" из Норфолка, штат Вирджиния, ставшей знаменитой благодаря тому, что первой сообщила о полете человека в Китти-Хоуке, Северная Каролина.
- Никогда не слышала про "Вирджиния Пайлот", - заявила корреспондентка, оказавшаяся рекламным агентом.
- Люди услышат про "Брюс Каунти Реджистер", - заверил ее Рубин.
Беатрис, оставшаяся наверху, наконец-то окончательно осознала, что ей предстоит покинуть поместье. Рубин понял это по тому, как она крушила все, что не могла забрать с собой.
Пол был усыпан осколками стекла. Зеркала криво висели на стенах. Окна выглядели так, как будто по ним стреляли из тяжелых орудий.
- Рубин, хватит играть в кошки-мышки. Начинаем играть жестко. Знаешь ли ты, почему нам приходится удирать?
- Потому что если мы не удерем, то попадем в тюрьму, - ответил Рубин. - Нас преследуют отрицательные силы.
- Нам приходится удирать, потому что мы вели себя недостаточно жестко. Мы играли по их правилам, а не по своим. Наша проблема состоит в том, что мы были такими милыми и душевными, а надо было быть жесткими. Теперь все, хватит. Мы приберем к рукам все. Мы приберем к рукам свою собственную страну. И пусть тогда они попробуют осудить нас. Если ты - правитель страны, то ты не можешь нарушить закон. Ты сам создаешь законы.
В комнату вбежал один из любимых телохранителей Беатрис.
- Около ворот стоит что-то. И он не признает ответа "нет".
- Что значит "что-то"? - спросил Рубин.
- Что значит, он не признает ответа "нет"? - спросила Беатрис.
- Ну, вы же знаете, ворота у нас охраняет Бруно с собаками. И вы ведь знаете, какие они крутые ребята, - сказал телохранитель.
- Знаю, - ответила Беатрис, мило улыбнувшись.
- К ним подошел какой-то парень, а с ним была Сестра. Сестра все показывала на дом и твердила, что вот это и есть то самое место, где живете вы и Беатрис. И все твердила, что это - духовная колыбель человечества.
- Как ее зовут? - спросил Рубин.
- Не знаю, они все на одно лицо. Все они доверчивые и глупые. Вы скажете им любую глупость, а они сами додумаются, как ее применить к себе. Ну, вы же знаете.
- Кого это волнует? - заметила Беатрис.
- Так вот, Бруно сказал им, что вход запрещен, а этот парень отшвырнул собак, как футбольные мячи, так что они пролетели через всю лужайку - разве что не закрутились в полете, а потом сказал Бруно, что и с ним проделает то же самое. Ну, тогда Бруно запаниковал. Я узнал об этом, потому что он нажал кнопку сигнала тревоги, а я сидел в это время в доме и слушал, что происходит на посту у ворот, а Бруно тем временем стал обещать парню сделать все что угодно, только если он попросит об этом вежливо.
- А у этой вторгшейся к нам отрицательной силы были толстые запястья? - поинтересовался Рубин.
- Запястья? Кому какое дело до запястий? - расхохоталась Беатрис. - Что можно сделать запястьями?
- Вы видели все происходящее на мониторе. Были у него толстые запястья?
- Кажется, да, - ответил телохранитель. - Темные глаза. Высокие скулы.
- Отрицательная сила, Беатрис, - сказал Рубин. - Высшая отрицательная сила настигла нас. Я говорил об этом тысячу раз. Если ты являешь собой силу добра, то силы зла нападают на тебя. Чем лучше ты сам, тем яростнее они на тебя нападают. А если ты представляешь высшее добро Вселенной, то тебя настигнет высшее зло.
- Ну, тогда убейте его. В чем проблема? Неужели это так трудно? - возопила Беатрис. - Какие есть причины оставить этого человека в живых? Не слышу причин. Голосуем, кто против? Не вижу рук. - Беатрис огляделась по сторонам, как бы ожидая получить ответ. - Благодарю вас. Пожалуйста, пристрелите нарушителя границы.
- Бруно уже попытался, - ответил телохранитель.
- И? - спросила Беатрис.
- Бруно пролетел даже дальше, чем собаки. И с тех пор перестал шевелиться.
- Бруно никогда толком не умел шевелиться, - заметила Беатрис.
- Я бы мог тебе сказать, что пули его не берут. Мы уже посылали против него вооруженных люден. У мистера Мускаменте тоже было много вооруженных людей, но ему пришлось склонить колени перед этой отрицательной силой. Я следил за передвижениями этого человека через всю Америку. Я видел, на что он способен.
- Мы все упаковали. Поехали, - скомандовала Беатрис.
- Нет. Я хочу прикрыть наше отступление. Я хочу покончить с этим злым человеком прямо сейчас.
- Рубин, мне это в тебе нравится, - заявила Беатрис. - Я выйду через черный ход. Догоняй.
- Нет. Сначала я все устрою, а потом мы уйдем вместе.
- Много тебе нужно на это времени?
- Три секунды. Я был готов к чему-то подобному. В аэропорту Майами пули не смогли остановить этого человека. А поскольку люди становятся его жертвой, то я пришел к заключению, что единственный способ противостоять этой силе, это...
- Делай, Рубин, - оборвала его Беатрис, а телохранителю сказала:
- Если бы не я, он до сих пор переводил бы горы бумаги, марая их своими идиотскими идеями.
- На этот раз я не промахнусь, - пообещал Рубин и направился в подвал, чтобы привести в действие систему, которую он настроил заранее.
Поскольку все это заняло на двадцать секунд больше, чем обещанные три, то, вернувшись, он обнаружил, что остался один в доме, и ему пришлось бежать, чтобы не упустить машину, стоявшую за домом. Телохранитель как раз заканчивал запихивать в машину чемоданы.
- Подождите, не уезжайте. Не надо, чтобы он видел, как мы спасаемся бегством. Если он погонится за нами, мой капкан не сработает.
- А я бы не стала возражать, если бы он поймал меня, - захихикала Беатрис и пощекотала бедро телохранителя, сидевшего за рулем.
- Еще как стала бы, - возразил Рубин. - Он работает на президента:
- Ублюдок, - заявила Беатрис.
- Давайте подождем. Пусть он войдет в дом. Выключите мотор, и пусть капкан захлопнется.
Римо немного замедлил шаг, чтобы Дафна могла за ним поспевать. От ворот до дома было добрых полмили. Не пройдя и ста пятидесяти ярдов, они дошли до привратника по имени Бруно, лежавшего очень тихо на лужайке на склоне холма.
- Ты уверена, что сможешь узнать его? Ты уверена, что он не похож ни на один из своих портретов? - спросил Римо.
- Да. Неизменным остается свет, который у него внутри. Он мог бы остаться совсем юным, моложе меня, но он предпочел на собственном опыте испытать страдания, которые приносит людям старость. И тем не менее, он помолодеет, когда этого захочет.
- И ты в это веришь?
- А вы верите в Синанджу?
- Синанджу работает, - ответил Римо.
- До вступления в "Братство Сильных" я была просто разочарованной женщиной, отчаянно искавшей разрешение всех своих проблем. А теперь я нашла то решение, которое искала, и оно работает. Вам тоже надо попробовать. Вы бы тогда не были таким отрицательным.
- А ты когда-нибудь слышала о том, как люди все забывают?
- Нет, - сказала Дафна. - Надо помнить свою боль и раны, полученные в прошлой жизни, чтобы можно было с ними справиться, раскрыться и дать мучающим вас проблемам слиться со Вселенной, вместо того, чтобы накапливать их внутри себя.
- А я люблю накапливать, - заметил Римо. - И чувствую себя прекрасно.
- А зачем вы спорите со своим милым папой?
- Потому что он неисправимый спорщик, - ответил Римо.
Он повнимательнее посмотрел на дом. Дом производил впечатление крепости, готовой к вражескому натиску. Это было то спокойствие, которое хранит в себе опасность и может взорваться в любой момент. Зеленые лужайки, солнце, отражающееся в стеклах окон, воздух, напоенный жизненным теплом, - все это напоминало Римо изумительно прекрасных и смертельно опасных насекомых. Те, кто несет смерть, сказал однажды Чиун, оповещают мир о своей силе тем, что облекают ее в привлекательные цвета.
Мысли о Чиуне заставили Римо погрустнеть. Он не знал, почему может получиться так, что президенту придется умереть, но он доверял Смиту. За долгие годы, он уяснил себе, что единственное, в чем нельзя было усомниться, - так это в верности Смита своей стране. Он никогда не мог объяснить этого Чиуну. И по мере того, как он сам все больше и больше проникался духом Синанджу, он начинал понимать, почему. И хотя он понимал чувства Чиуна, сам он так не чувствовал. Он разрывался между двумя мирами, и оба мира были внутри него.
Он знал, что очень скоро ему, может быть, предстоит покинуть страну, которую он любил и которой так долго служил. Он не знал, сможет ли он когда-либо смириться с тем, что ему придется служить какому-нибудь диктатору или тирану. Ему было важно служить такому делу, в правоте которого он был уверен. Чиун был уверен, что правота полностью принадлежит Синанджу, и в том, что касалось принципов деятельности человеческого тела, он был прав. Но не в том, что касалось правительства. Или народа.
- Готова заплатить пенни, чтобы узнать, что вы думаете, - сказала Дафна.
Римо столкнул ее с дороги на обочину. Под дорогой были спрятаны какие-то металлические предметы. Мягкая зеленая поверхность лужайки была безопаснее.
- Я думал о Синанджу, - ответил Римо.
- А Синанджу дает вам то же чувство абсолютной свободы и силы, какое дает "Братство Сильных"?
- Нет. Если говорить откровенно, милая дама, то Синанджу сбивает меня с толку, - ответил Римо.
- Если Синанджу сбивает вас с толку, то как же вы говорите, что Синанджу работает? - удивилась Дафна.
И тут вдруг она обнаружила, что летает по воздуху, переворачиваясь вокруг своей оси, а Римо стоит где-то далеко внизу - очень далеко, футах в двадцати под нею. А потом она вновь стала опускаться. Похоже, это Римо подбросил ее - точно так же, как он подбросил человека, встретившего их у ворот, но она этого практически не почувствовала и совершенно не видела, как двигались его руки. Она поняла, что он прикоснулся к ней, только после того, как оказалась в воздухе. И вот она падает. Девушка завизжала.
Но руки Римо подхватили ее. Очень нежно. Она приземлилась так мягко, как если бы просто неспешно шла по траве.
- Вот так работает Синанджу, - сказал Римо.
- Это прекрасно! - восхитилась Дафна. - Это то, что я искала всю свою жизнь. Это динамично. Это мощно. Это живо!
- Это страшная боль на мою... шею, - заметил Римо. - Осторожней, не ступай туда!
- Куда?
- Просто сдвинься немного вправо.
- Почему?
- Там, под землей, что-то спрятано, и оно может взорваться в любой момент.
- Как вы узнали?
- Это что-то небольшое.
- Это впечатляет! Научите меня.
- Тебе пришлось бы изменить всю свою жизнь.
- Я бы сделала это с превеликим удовольствием, - заявила Дафна Блум. - Я это делала всю сбою жизнь. Я переходила из Аум в сциентологию, из Седоны в общество "Вселенского Воссоединения". Мой отец исповедовал иудаизм реформистского толка.
- Сколько времени ты потратила на иудаизм?
- Полчаса, - ответила Дафна. - Он не дал ответа на мои вопросы. Я хочу Синанджу. Мне кажется, что это именно то, что мне надо. То, чего мне не хватало всю жизнь. Сколько стоит вступить?
- В Синанджу не вступают. Синанджу само вступает в тебя.
- Это великолепно!
Римо понял, что Дафна, похоже, вступала во все эти организации затем, чтобы нашлись люди, которые выслушали бы историю ее жизни. Уже через несколько минут он понял, что это ужасно утомительно. Он также уяснил, что если будет через каждые несколько секунд говорить "угу", то она будет все так же беззаботно щебетать. К тому времени, как они достигли входа в дом, Римо произнес "угу" семьдесят три раза, а Дафна была уверена, что он самый мудрый человек на земле.
- Вы понимаете меня лучше, чем даже мои первые пять врачей психотерапевтов, - сказала Дафна, нажимая кнопку звонка возле двери. - У вас есть...
Римо вдруг почувствовал, какое наслаждение приносит ему молчание Дафны. Она улыбалась. Потом она упала на пороге, но она не была ранена. Она свернулась клубочком на ступенях крыльца. Некоторое время она агукала, потом замолчала совершенно. Глаза у нее были закрыты, и вид у нее был такой, будто она погрузилась в воду.
Дафна Блум вернулась в утробу матери.
Римо нашел вещество. Он посмотрел на кнопку звонка. Она была измазана какой-то маслянистой жидкостью.
Звонок - не проблема, но вполне вероятно, что в доме этого вещества припасено больше.
Римо сконцентрировал свое внимание на двери. Он словно бы взглядом осязал дерево и медь. Тут ничего. Он распахнул дверь. И тут же какой-то туман наполнил комнату. Римо подался назад, чтобы туман осел, и направился за угол. Как говорил Чиун, никогда не входи в дом через парадную дверь. Ему не удалось увернуться от тумана, но ему это и не было нужно. Если это то же самое вещество, то он сможет удержать его на внешнем слое кожи до тех пор, пока его можно будет смыть.
Кожа дышит так же, как любая другая часть тела, а поскольку Римо может контролировать свое дыхание через легкие, то он точно так же может контролировать и дыхание через кожу. Это не какое-то особое умение. Это просто приходит вместе с искусством правильно дышать.
Но именно такое дыхание, отточенность и совершенство его, доведение до соответствия стандартам Синанджу, как раз и было тем маленьким недостатком, который Римо еще не успел исправить.
Второй этаж должен был быть безопаснее. Римо поставил ногу на подоконник и без труда закинул себя на второй этаж, где окно было заперто и закрыто решеткой. Римо нажал на раму так, что она раскрошилась, и проник в комнату. Комната выглядела так, словно в ней недавно буянил расшалившийся ребенок: пол усеян битым стеклом, а прекрасная мебель вся поломана.
На кровать в беспорядке была навалена одежда, словно кто-то в спешке упаковывал вещи.
Снизу донеслись голоса - очень странные голоса. Это были голоса взрослых людей, но лопочущих что-то совеем по-детски. Кто-то звал своих родителей. В голосах звучало отчаяние. Римо быстро спустился вниз и обнаружил, что от основного коридора отходил еще один. В этот коридор выходило несколько дверей. В одной из комнат мужчина в подгузниках тонул в огромной белой ванне.
Ванну наполняла не вода, а какое-то маслянистое вещество. Наконец-то Римо нашел его. Мужчина в ванне извивался, как сперматозоид, и вовсе не заботился о том, чтобы дышать. Римо пришлось нагнуться, чтобы спасти его.
Он сделал так, чтобы его собственное дыхание слилось воедино с атмосферой, позволил своему дыханию найти самое себя и свой собственный центр, потом быстро сунул руки в жидкость, вытащил из ванны мужчину и надавил ему на легкие, чтобы жидкость вышла наружу. Он жал мужчине на грудь, пытаясь восстановить его дыхание. Но, как ни странно, дыхание не восстановилось. Глаза мужчины не фокусировали взгляд. Тело не реагировало на прикосновения - оно было мертво. И не потому, что мужчина утонул.
Римо почувствовал, как вещество пытается проникнуть в его организм через поры кожи, и использовал все гармоничное единство своего дыхания для того, чтобы кожа отторгла это вещество. Он ощущал комнату вокруг себя и мягкость воздуха, видел неподвижность мертвого человека в подгузниках. В воздухе ощущался странный запах лука - будто явившийся из далеких воспоминаний о том времени, когда.он в последний раз ел лук.
Капельки с нежным - как поцелуй - звуком падали на пол и расплывались лужицами.
Запах странного вещества стоял в воздухе. Им нельзя дышать. Надо остановиться. Каждая клеточка его тела стала бороться против этого вещества, но каким-то образом ему все-таки удалось проникнуть сквозь кожу. Но у Римо еще оставались защитные ресурсы, потому что, согласно учению Синанджу, самые грандиозные вещи тело творит само по себе, без участия воли его хозяина. Он увидел перед собой Чиуна, читавшего ему эти самые первые лекции. Он слышал голос, объясняющий ему, какими возможностями он будет обладать, если только добьется сколько-нибудь сносных успехов в учении. Он знал, что самого Чиуна тут нет. Он знал, что дух Чиуна находится внутри него, Римо.
Он видел себя, приносящим присягу при поступлении на службу в полицию, сразу после демобилизации из морской пехоты. Ему тогда было немногим более двадцати лет. Он думал, что он парень крутой, поскольку мускулы у него были крепкие. Ему нередко приходилось пользоваться этими мускулами, чтобы дать кому-нибудь в челюсть. Когда-то он думал, что он сильный, потому что ему удалось сбить кого-то там с ног ударом кулака.
Комната словно сжималась вокруг него, но он не позволил своему телу смириться с этим. Он заставил себя продолжать действовать, невзирая на то, что вещество проникло сквозь кожу. Он сопротивлялся дальнейшему проникновению вещества в кровеносную систему, сопротивлялся его проникновению в мозг и в органы дыхания, и в последний бастион человека - в его собственное "я".
Сидящий в машине Рубин Доломо посмотрел на часы.
- Похоже, звонок не сработал. Но в доме есть еще семь ловушек, - сказал он.
- Как ты думаешь, может, он там ворует? - предположила Беатрис. Ей было неуютно в машине. Она сидела на переднем сиденье вместе с телохранителем. Рубин сидел сзади. При нем находились все бумаги, касающиеся технологии производства вещества.
- Знаешь, он не сумеет даже выйти из дома, - ответил Рубин. - Когда я работал со свидетелями, я пользовался только свежеприготовленными растворами, потому что только на них можно полностью полагаться. А ловушки я начинил веществом, которое у нас хранилось в резервуарах. Оно невероятно летучее. Может услать человека аж в его прошлое рождение.
- Это если верить в перерождения, - заметила Беатрис. - Сходи в дом и посмотри, чем он занимается.
- Я там не выживу. Там ничто не может выжить. Растения забудут, как расти. Ничто. Я выпустил на свобода высшую силу.
- Вынь сигарету изо рта.
- Не могу. Я еще не докурил. Она мне нужна, - сказал Рубин.
- Вторая по силе высшая сила, - скривилась Беатрис.
- Э-гей! Смотрите-ка, кто там идет, - воскликнул телохранитель.
Худощавый человек с толстыми запястьями и темными глазами вышел из дома и направился к машине. Он шел легким шагом. На губах его играла улыбка.
- Он должен был вернуться в утробу матери, - сказал Рубин.
- Заводи машину, - приказала Беатрис.
- Какими возможностями обладают силы зла! - воскликнул Рубин. - Как он может ходить? Как он может дышать? Как он может делать вообще хоть что-нибудь?
- Он нас сейчас убьет, - заявила Беатрис. Телохранитель от страха сначала дал задний ход, потом рванул машину вперед, потом снова назад - и при всех этих действиях выжимал педаль акселератора до упора. Коробка передач скрипела, стонала и наконец затрещала.
Незнакомец подошел к машине.
- Мы платим больше, чем тот, на кого вы работаете, - сказала Беатрис.
- Я покину силы вселенского "Да" и поступлю на службу силам вселенского "Нет", - поспешил вставить Рубин.
- Чертова машина! - выругался телохранитель.
- Привет! - сказал Римо.
- Привет, милашка! - отозвалась Беатрис.
- Пусть славится ваша отрицательная мощь! - пропел Рубин.
- Послушайте, - сказал Римо. - У меня возникли кое-какие проблемы.
- Мы решим их вместе с вами, - пообещал Рубин.
- Ничего особенного, - сказал Римо. Дышать ему приходилось с трудом. - У меня перед глазами постоянно что-то стоит. Какие-то лица.
- Вы видите их перед собой целых три, - сказал Рубин.
- Нет. Не настоящие лица. Одно лицо. Китайское или еще какое. С косматой бородой и торчащими во все стороны волосами. Оно говорит со мной. Даже и сейчас оно продолжает говорить со мной. И я не понимаю, что оно мне говорит.
- Оно не говорит вам, чтобы вы кому-нибудь причинили вред? - поинтересовался Рубин. - Таким голосам нельзя доверять.
- Нет. Оно просто говорит мне, что со мной все будет в порядке. Так вот, я не понимаю, что все это значит. Слушайте, мне кажется, я должен выписать вам штрафную квитанцию. Где мой блокнот? Где мой пистолет? Где моя форма? Я что,в отпуске?
- Вы в отпуске. Идите обратно и наслаждайтесь жизнью.
- Нет. Старик говорит мне, чтобы я туда не ходил. Он похож на мираж. Вы когда-нибудь видели мираж?
Телохранитель вышел из машины и взял незнакомца за руку. И измазал ладонь маслянистым веществом. Нежным, маслянистым. Он любил масло. Ему нравилось, когда мама смазывала ему попу маслом после купания. Но мамы тут нет. И тогда он заплакал.
Рубин посмотрел на плачущего телохранителя.
- Вот тебе и доказательство, какой мощью обладает этот парень. Вы агент вселенского "Нет"?
- Разве меня так зовут? - удивился Римо. - Насколько я помню, меня зовут Римо.
- Приветствую тебя, Нет! Прощай, Нет! - пропел Рубин Доломо и перенес чемоданы в другую машину, у которой, к несчастью, номера были зарегистрированы на их имя.
Свое отступление он запланировал еще до того, как начались первые судебные разбирательства. У него были заготовлены вполне подходящие фальшивые паспорта и машина, которая должна была отвезти супругов в аэропорт и которую никто бы не выследил и не определил, что она принадлежит им. Ладно, делать нечего, теперь придется воспользоваться огромным белым седаном с надписью по борту: "Сила есть то, что сила творит".
Обычно этой машиной пользовались для того, чтобы встречать в аэропорту руководителей местных отделений. Может быть, ее никто не заметит, поскольку теперь отрицательные силы временно выведены из игры. Может, им удастся запарковаться возле аэропорта и никто их не заметит.
Римо видел, как мужчина и женщина переносят багаж в большую белую машину. Он вызвался помочь, но они не хотели, чтобы он к чему-либо прикасался. Когда же он все-таки взялся за один чемодан, они просто бросили его и уехали. И это было очень странно, потому что, когда он его открыл, то обнаружил там пачки стодолларовых банкнот. Придется вернуть эти деньги в полицейский участок. Интересно, а как туда попасть? Он огляделся по сторонам и увидел яркое солнце, холмистый пейзаж и пальмы. Пальмы?
Пальмы в Ньаюрке, штат Нью-Джерси? Он не помнил, чтобы когда-нибудь видел там хоть одну пальму. Азиатское лицо снова возникло у него перед глазами. Теперь оно объясняло ему, как надо дышать. Дышать? Он знает, как дышать. Он знал это всю жизнь, с самого детства. Если бы он не знал, как дышать, то умер бы.
Может быть, он умирает? Он обошел вокруг дома. Он почувствовал, что рука его вымазана чем-то маслянистым, и попытался стереть это вещество. Оно не так-то легко оттиралось. Он знал, что тело его борется с этим веществом, но не знал, откуда он это знает.
Перед домом на земле лежала привлекательная молодая женщина. Она почти не двигалась, разве что время от времени дергала ногой. Руки у нее были согнуты, и ладони находились под подбородком. Похоже, что с ней ничего особо плохого не приключилось - разве что напилась до потери сознания. Изо рта у нее пахло то ли луком, то ли чесноком - этот же запах наполнял все вокруг.
Это, очевидно, какой-то новый спиртной напиток. Две собаки увидели его, когда он шел от дома к воротам с чемоданом, полным денег, и почему-то страшно перепугались.
Ему это понравилось, еще и потому, что это были доберман-пинчеры. Коротко стриженный мужчина лежал без сознания на лужайке. Это какой-то сумасшедший дом, подумал Римо. Надо бы тут все хорошенько обследовать. Пожалуй, надо бы вызвать детективов. Он бы сделал это, но он забыл телефон участка.
Один телефонный номер сам собой возник в его мозгу и сам себя повторял. Его произносил человек с лицом, похожим на лимон. Он был чем-то явно расстроен и недоволен Римо, потому что Римо что-то сделал не так. Римо повторил номер. Каждый раз, когда Римо думал о телефоне, у него в сознании возникал этот номер. Он вспомнил, каким способом он запомнил этот номер. Объяснение, как это сделать, было дано ему на каком-то странном языке. Китайском или еще каком. Это был способ запомнить что-то так, что это что-то навеки остается выгравированным в памяти.
Как он мог понять, что ему надо делать, если он не знал языка? Старик-азиат называл его неблагодарным глупцом. Но странно было то, что старик вовсе не относился к нему плохо. Наоборот, старик-азиат очень любил его. Он любил его так, как никто и никогда его не любил. И он тоже любил старика-азиата. И что было особенно странно, так это то, что у него не было никаких причин его любить. Никаких любовных взаимоотношении между ними. Когда он думал о любви, то думал о женщинах. Хоть это хорошо. Он хоть в этом нормален.
Выйдя за ворота, Римо остановил проезжающую мимо машину и попросил подбросить его до центра города, до полицейского участка. Ему сообщили, что тут нет центра города. Это курортный Городок в Калифорнии, населенный представителями высшего класса.
Калифорния? Что он делает в Калифорнии?
- Высадите меня у телефона-автомата, хорошо? Телефонный номер все так же звучал у него в памяти.
- Захлопните дверь посильнее, - попросил водитель, когда Римо вышел из машины на тихой чистой улочке небольшого городка, где стояли изящные маленькие магазинчики.
- Конечно, - сказал Римо и захлопнул дверь так, что у машины отвалились два колеса.
- Эй, ты зачем это сделал?
- Я ничего не сделал, - ответил Римо. Он предложил возместить убытки. В обычном случае он никогда не стал бы использовать в личных целях те деньги, которые могли бы стать вещественным доказательством, но на этот раз случай явно не был обычным. Он даже не знал, где находится. Он вынул из чемодана две тысячи долларов бумажками по сто и заплатил водителю.
- Вы жулик, или мошенник, или что? - спросил тот.
- Не думаю, - ответил Римо. И добавил: - Надеюсь, что нет.
В кармане у него нашлась кое-какая мелочь. Он набрал тот единственный номер, который знал.
- Как идут дела, Римо? - раздался голос в трубке. Итак, его собеседник знал его. Наверное, это участок.
- Где вы? - спросил Римо. Может быть, ему удалось дозвониться до Ньюарка?
- Почему вы спрашиваете?
- Я просто хотел убедиться, что дозвонился туда, куда надо.
- То, что надо, находится там, где нахожусь я. Вы это знаете.
- Конечно, - сказал Римо. - Где это на этот раз?
- С вами все в порядке?
- Со мной все прекрасно. Где вы сейчас находитесь?
- Вы это знали сегодня утром. Почему вы теперь спрашиваете?
- Потому что я хочу это знать.
- Римо, вы сегодня к чему-нибудь прикасались?
- Глупый вопрос. Конечно, я прикасался к разным вещам. Нельзя жить в этом мире и ни к чему не прикасаться.
- Хорошо. Судя по голосу, с вами все в порядке.
- Со мной все великолепно. Я никогда в жизни не чувствовал себя лучше. Я сегодня так сильно хлопнул дверцей машины, что она чуть не влетела внутрь салона. Я чувствую себя великолепно.
- Для вас это обычное дело. Зачем вы это сделали? Впрочем, не важно. Вы нашли то, за чем вас посылали?
- У меня этого целый чемодан.
- Хорошо. А как Доломо?
- Я их не арестовал: Я должен был их арестовать?
- Вы никого не арестовываете, Римо. По-моему, вы немного не в себе.
- Я не пил целую неделю.
- Римо, вы не пили целых десять лет.
- Вздор. Я выпил виски и стакан пива вчера в баре в центре города.
- Римо, алкоголь может полностью поломать ваш организм.
- Я не верю тому, что вы несете.
- Римо, я Смит. Вы меня знаете?
- Конечно. Я знаю огромное количество Смитов. Но по голосу, вы не похожи на негра.
- Римо, я белый, а словом "негр" никто не пользуется вот уже пятнадцать лет. Теперь надо говорить "чернокожий".
- С какой стати я должен негров так именовать?
- Чернокожие теперь не хотят, чтобы их звали неграми. Римо, ответьте мне. Как идут дела на вьетнамской войне?
- Прекрасно. Мы держим их в руках.
- Римо, - сказал голос в трубке. - Мы проиграли войну десять лет назад.
- Вы лжете, черт вас побери! - возмутился Римо. - Америка никогда не проигрывала войн и никогда не проиграет. Кто вы такой, черт возьми?
- Римо, вы явно помните номер контактного телефона. Я не знаю, почему, и я не знаю, как. Но попытайтесь выяснить, где вы находитесь, и я попытаюсь помочь вам.
- Мне не нужна ваша помощь. Вы лжец, черт вас побери. Америка не может потерпеть поражение в войне. Вьетконговцы - парни крутые, но мы не можем проиграть войну. Я сам воевал там в прошлом году. И мы были близки к победе.
- Мы выигрывали отдельные бои, но проиграли войну в целом, Римо.
- Вы лжете, - заявил Римо и повесил трубку. Как могла Америка проиграть войну банде партизан в соломенных шляпах? Америка одержала победу над Японией во Второй мировой войне, так с какой же стати она должна терпеть поражение в этой войне, если на ее стороне было даже правительство той страны, в которой эта война шла?
Неужели все изменилось? И сколько времени прошло? Может быть, кто-то что-то сделал с его памятью? И кто этот старик-азиат, который постоянно твердит, что надо дышать?
Он нашел, где продаются газеты. Он не стал рассматривать заголовки. Он первым делом взглянул на дату. И не поверил своим глазам. Он стал почти на двадцать лет старше. Но он не чувствовал себя старше на двадцать лет. Он чувствовал себя прекрасно. Просто великолепно. Он чувствовал себя лучше, чем когда-либо раньше, а когда он взглянул в зеркало, то увидел в нем нечто еще более странное. Лицо, посмотревшее на него из зеркала, не изменилось ни на йоту с конца шестидесятых. Послушайте, как могло так получиться, что прошло столько времени, а он не постарел?
Старик-азиат опять говорил с ним. Каждый раз, когда он думал о возрасте, он слышал слова старика-азиата о возрасте. Странно. Старика рядом не было, и вместе с тем он был тут, прямо перед глазами. Вокруг Римо были резные листья пальм, запах выхлопных газов от проезжающих мимо автомобилей, твердый тротуар под ногами, и тем не менее, помимо всего этого, тут же было и видение. И это видение говорило:
- Ты будешь старым настолько, насколько ты этого пожелаешь? Тело стареет, потому что его подгоняет сознание.
- А ты, сколько лет тебе?
- Я нахожусь в идеальном возрасте, потому что я сам избрал его для себя, - ответило видение. Женщина с сумками посмотрела на Римо странным взглядом.
- Я что, разговаривал сам с собой? - спросил Римо.
- Нет-нет. Все в порядке. Все прекрасно. Спасибо. До свидания, - ответила женщина. Звучавшего в ее голосе страха оказалось достаточно, чтобы Римо понял, что он и в самом деле разговаривал сам с собой.
Он взглянул на свои руки. Потом на телефонную будку. Он попытался поплотнее затворить за собой дверь. Все стекла в будке разлетелись вдребезги, и он отпрыгнул в сторону, чтобы стекла не поранили его. Взлетев высоко в воздух, он испугался, что приземлившись с такой высоты, непременно сломает ногу.
Но тело его чудесным образом само справилось с проблемой. Оно не пыталось замедлить падение или смягчить его. Оно просто стало частью той поверхности, на которую ему предстояло приземлиться. Ему это понравилось. Ему это так понравилось, что он повторил прыжок несколько раз.
- Эй, посмотрите-ка на меня! Я супермен.
Но тут к нему вернулось видение, которое отругало его за то, что он выпендривается.
- Ты - Синанджу, - сказал старик. - Синанджу не для того, чтобы выпендриваться, не для того, чтобы играть, не для того, чтобы понравиться зевакам. Если бы это было так, то мы бы выступали в римских амфитеатрах многие столетия назад. Синанджу есть Синанджу.
- Что это еще за штука, черт возьми?
- О неблагодарный бледный кусок свиного уха! Это - то, что ты есть, и то, чем ты будешь всегда. Еще не родившись, ты уже был обречен стать частью Синанджу. Ты - Синанджу, и ты останешься Синанджу даже тогда, когда истлеют твои кости, а это, если ты будешь по-прежнему столь же неблагодарным, произойдет гораздо раньше, чем должно было бы.
Так говорило видение, а Римо так и не понял, что же такое Синанджу. Единственное, что он понял, так это то, что Синанджу - это часть его самого, или даже не часть, а весь он, и что Синанджу существовало на свете раньше, чем он родился.
И это тоже он теперь, кажется, помнил, но тело его восставало против этого. Интересно, подумал он, а я могу это прекратить? Могу ли я заставить видение исчезнуть? Получится ли у меня это?
Но все, что он слышал, был голос старика-азиата, упорно твердившего, что надо дышать. И что он находится в смертельной опасности, по сравнению с которой все, что было раньше, - просто пустяки. И что старик придет ему на выручку, пусть только он, Римо, продержится.
Глава одиннадцатая
Римо потерян. Смиту пришлось осознать это в полной мере. Оставался еще Чиун, а следовательно, были прекрасные шансы защитить президента. Служители, производившие уборку в кабинете президента, все до одного подверглись тестам на память. Никто из них не выказал особой забывчивости. Но главная проблема заключалась не в веществе. Каким-то образом супругам Доломо удалось добраться до президента. И если им это удалось однажды, это могло повториться.
А если он станет похож на полковника Дейла Армбрустера, пилота президентского самолета, он может, впав в детство, одним дурацким поступком уничтожить все человечество. Смит надеялся, что пока Чиун охраняет президента, Римо сумеет добраться до Доломо. Но теперь он практически потерял Римо. Смит принял решение оставить Чиуна в Белом Доме, и пусть президент пошлет сотрудников своих более обычных служб для поимки Доломо.
Насколько эффективен препарат и как долго он действует - вот были основные вопросы в начавшейся схватке. До сих пор ни у одного из тех, кто подвергся воздействию препарата, память не восстановилась. Казалось, что поражение памяти - это навечно. Но даже если это и не так, президенту придется умереть, решил Смит, потому что нет никакой возможности нейтрализовать его, пока он находится под воздействием препарата.
Что же касается самого препарата, то вопрос, на который еще предстояло ответить, заключался в том, как долго препарат сохраняет свою силу. Необходимо было знать, с чем конкретно пришлось столкнуться. Достаточно ли малой дозы препарата, чтобы отравить целый город? Может ли доза побольше превратиться в оружие массового поражения сознания?
И каковы средства доставки? То, с чем пришлось ныне столкнуться человечеству, могло изменить саму природу человека. Это новое вещество могло превратить человека в беспомощное животное, потому что лишившись сознания, человек становился легкой добычей для хищников.
Это что-то вроде того, как создать кота и отнять у него когти или чувство равновесия.
Смит откинул эти мысли и взял на себя руководство расследованием в поместье Доломо. Он поручил Министерству сельского хозяйства обследовать весь прилегающий район, а в само поместье направил ученых, предупредив их, что именно им предстоит искать. Служба безопасности оцепила район, получив особые указания. Никто не имел права покидать район, и никому не разрешалось прикасаться к людям, которые там побывали. Все, что могло понадобиться, будет выслано туда без промедления. Но оттуда не должно выйти ни песчинки.
Смит даже приказал перекрыть канализационную систему и водопровод, дабы ничто не попало в подпочвенные воды и в систему водоснабжения. Первые поступившие сообщения были ошеломляющи. Первая партия и часть второй партии ученых из Министерства сельского хозяйства вырубились еще прежде, чем им удалось уяснить себе, как обращаться с этим веществом. Когда Доломо покинули поместье, Смит некоторое время подумывал о том, не объявить ли общенациональный розыск по каналам полиции. Но потом решил, что подождет до их неявки в суд.
Адвокат Доломо Барри Глидден тоже пропал, но потом было высказано предположение, что он был среди тех лишившихся памяти людей, которых нашли на территории поместья.
Смит неотлучно находился на своем рабочем месте рядом с кабинетом президента и каждые полчаса он под тем или иными предлогом заходил в кабинет, чтобы проверить, как идут дела у президента. Сотрудникам аппарата его представили как нового личного секретаря президента. Он не стал заходить в кабинет, когда там находился один из его бывших сослуживцев по ЦРУ. Бывший сослуживец Смита нынче возглавлял крупную частную компанию.
Чиун прибыл около полуночи, не возвещая фанфарами о своем прибытии.
- Наш час близок, - заявил он Смиту. - Я приветствую вас и выражаю вам свое восхищение.
- Э-э... Видимо, я должен сказать "благодарю вас", - ответил Смит. - Я надеюсь, вы понимаете, что нам предстоит сделать. Позвольте мне быть с вами откровенным.
- Ваша скромность, продемонстрированная вами на протяжении долгих лет, просто бесценна. Ваш гений ныне стал очевиден, - сказал Чиун, который было совсем уж отчаялся, что Смит когда-нибудь решится провозгласить себя императором этой страны.
А следовательно, Чиун уже не надеялся, что Америка может принести хоть какую-нибудь пользу Синанджу, и собирался покинуть страну, как только ему удастся уговорить Римо сделать то же.
Но вот теперь судьба - это непостижимое чудо Вселенной - распорядилась так, что Харолд В. Смит, странный человек, выглядящий довольно глуповато и постоянно совершающий какие-то непонятные поступки, оказался гораздо более хитрым, чем Чиун себе представлял. Он продемонстрировал невероятное терпение - черту, редко свойственную белым.
Теперь, когда Смит становится императором самой богатой страны в мире, а Синанджу - его верные и преданные ассасины - находятся рядом с ним, забвению, выпавшему на долю Синанджу после того, как на Западе начали происходить первые войны, приходит конец.
Теперь, когда Америка признает Синанджу, а Синанджу покажет все свое мастерство, на которое не способны никакие дилетанты, в мире снова появится спрос на профессиональных убийц-ассасинов. И, разумеется, огромный спрос на услуги Синанджу. Настанет век, который сможет сравниться с веком Борджиа или Ивана Благодарного, платившего в тот же день, как ему доставлялась отрубленная голова. Странно, почему другие белые знают этого человека под именем Ивана Грозного. Слово, даваемое им своим ассасинам, всегда было нерушимо.
Обо всем этом думал Чиун, восторженно приветствуя Харолда В. Смита на пороге их общей славы. Но Смит казался чем-то обеспокоенным. Чиун заверил его, что беспокойство - совершенно нормальное свойство человека.
- Для вас это впервые, для нас это было предназначением в течение многих веков, - пояснил Чиун.
- Первое, что я хочу, чтобы вы сделали, это обследовать Овальный кабинет.
- Мы уберем его там? - спросил Чиун.
- Не обязательно, - ответил Смит.
- Мы изберем более уединенное место. Пока он спит.
- Возможно, - сказал Смит. - Сначала я хочу его кое от чего защитить.
- Разумеется, - согласился Чиун. - Но позвольте мне предложить что-то, что выдержало испытание временем.
Он обратил внимание на то, что кабинет Смита очень маленький и тесный. Но так было всегда. Он надеялся, что Смит не превратится в одного из тех императоров-безумцев, которые отказывали себе в удовольствии сполна насладиться величием и славой и вели жизнь умеренную и скромную. Работать на Чингисхана, который управлял страной, не слезая с седла, было просто невозможно, а день, когда изумительная цивилизация Багдада пала под ударами его меча, стал самым печальным днем в истории Синанджу.
Но когда имеешь дело со Смитом, ничего нельзя сказать заранее. Он совершенно непостижимый человек.
- Нет. Послушайте, чего я хочу. Мы попытаемся защитить президента от воздействия некоего вещества. Если нам это не удастся, тогда, и только тогда я, может быть, прикажу вам сделать то, что вам придется сделать. Но я не хочу, чтобы в этой стране произошло еще одно покушение на президента. Я хочу, чтобы это выглядело как сердечный приступ. Можете вы это исполнить?
- Сердечный приступ - это одно, апоплексический удар - это нечто совсем иное. Мы можем уронить президента просто идеально, так что у него будут сломаны именно те кости, какие надо, а лицо останется нетронутым, чтобы можно было похоронить, его на виду у всей страны. Я бы посоветовал вам поступить именно так, - сказал Чиун. - У нас есть заранее заготовленная речь, которую можно перевести на английский язык. Вы заверите всех, что будете продолжать его мудрую политику, разве что будете более терпимы, но в то же время и более жестким в обеспечении безопасности страны и ее народа. Людям нравится слышать такое. Это всегда вызывает одобрение в народе. Очень хорошая речь, чтобы с нее начать свое правление.
- Вы не вполне понимаете. Давайте лучше пока обследуем Овальный кабинет. Я ищу вещество, которое способно лишить человека памяти. Как мне кажется, небольшую дозу президент уже получил. Это случилось здесь, в этом кабинете. Я опасаюсь того, что может произойти, если вы к нему прикоснетесь, так что не прикасайтесь ни к чему.
- Вы имеете в виду яды, которые проникают сквозь кожу? О нас не беспокойтесь.
- Вы хотите сказать, что Римо тоже имеет защиту от этого.
- Когда организм находится в наивысшей точке, то человек способен контролировать кожу так же, как и легкие, - объяснил Чиун.
- Понятно, - отозвался Смит. - Но Римо не был в наивысшей точке.
- С ним все в порядке? - спросил Чиун.
- Да, - ответил Смит. Никогда раньше ему не приходилось лгать ни Римо, ни Чиуну. - С ним все прекрасно.
Смит не хотел, чтобы Чиун отвлекался.
- Простите, а не могли бы вы, пока находитесь в Белом Доме, носить что-нибудь менее яркое, чем красное с золотом кимоно. Я знаю, что это кимоно, в котором подобает являться ко двору, но я бы предпочел, чтобы вас тут поменьше замечали.
- До тех пор, пока не настанет наше время? - спросил Чиун.
- Если нам придется устранить президента, я бы хотел, чтобы вы удалились и забрали с собой Римо.
- Но как вы будете править?
- Вы все поймете в свое время, - пообещал Смит.
- Великий император - таинственный император, ибо кому дано знать те чудеса, которые он творит, - произнес Чиун.
По правде говоря, императоры, окружавшие свои действия тайной, обычно добивались успехов на короткое время, а потом их империи просто разваливались на части, потому что никто не знал, что делать.
Чиун обследовал Овальный кабинет на предмет наличия в нем странных веществ. Таковых он обнаружил сорок, начиная с синтетической материи, из которой были пошиты флаги, и кончая пластиковым покрытием стола.
- Мы ищем такое вещество, которое лишает людей памяти.
- Джин с запахом оливок, - сказал Чиун.
- Нет, не спиртной напиток. Нечто, что полностью стирает память.
- Живая смерть, - понял Чиун. - Вы хотите избавить императора от страданий.
- Нет. Люди бывают счастливы, когда все забывают. По-моему, боль - это то, что приходит с опытом.
- И боль, и радость - и то, и другое лишь иллюзия, о великий император Смит, - пропел Чиун. Белые нынче любят подобные высказывания. Они почему-то думают, что в них содержится что-то мудрое.
Даже Рубин был вынужден признать, что план Беатрис просто великолепен, и по сути - единственный выход.
- Он хотел воины, теперь он получит войну. Все наши проблемы проистекают из того, что мы не хотели воевать.
- Ты права. Ты права. Когда ты права, ты права, - сказал Рубин.
Он задыхался под тяжестью чемоданов в аэропорту Нассау. Им легко удалось покинуть Америку. Они просто-напросто воспользовались своими фальшивыми паспортами, а деньги пронесли с собой в самолет.
Перед тем, как предъявить чемоданы для рентгеновского просвечивания, Рубин упаковал деньги в фибергласс, отчего на экране они смотрелись как запиханные комом свитера.
Но в Нассау все прибывающие на Багамы должны были открыть чемоданы для таможенной инспекции. В здании аэропорта было жарко, на стенах висели плакаты, рекламирующие ром и разнообразные развлечения. Карибское солнце светило ярко, как тысячи флюоресцентных ламп, - чересчур ярко, чтобы американцам такое освещение казалось естественным.
Таможенник увидел нечто упакованное в фибергласс и вежливо поинтересовался, что это такое. Ему надо было быть бдительным, чтобы никто не провез в страну наркотики или оружие.
Рубин объяснил, что это подарок его добрым друзьям на острове, новый материал, облегчающий строительство домов.
- Технология из открытого космоса, - добавил Рубин.
- Перестань нести околесицу про свою планету Аларкин, а то нам крышка, - оборвала его Беатрис.
Она спросила таможенника, где можно купить лосьон для загара, а за то, что он все очень любезно объяснил, дала ему десять хрустящих стодолларовых бумажек.
- Добро пожаловать на Багамы - вам и вашему изобретению из открытого космоса, - сказал таможенник.
Но Беатрис и Рубин не стали задерживаться в Нассау. Они наняли маленький самолет и вылетели на остров Эльютера, представляющий из себя длинную полосу коралловых рифов и песчаных пляжей, со множеством маленьких деревушек, в каждой из которых было не более двух магазинов. На острове было явно не более десяти тысяч жителей, а если присмотреться повнимательнее, то можно было сказать, что и не более трех.
- Это слишком много для наших планов, - заявила Беатрис. - Слишком большой остров. Люди могут создать для нас проблемы.
Рубин посмотрел на карту. Он ткнул пальцем в еще более крохотный островок, до которого с Эльютеры было десять минут на катере. Остров назывался Харбор-Айленд, и был он знаменит благодаря пляжам из розового песка протяженностью в две мили и "приветливости населения, какую не сыщешь нигде в мире".
- Отлично, - сказала Беатрис. - Мы их заставим пошевеливаться.
- Или купим, - предложил Рубин.
- Зачем покупать тех, кого можно припугнуть? - возразила Беатрис.
- Так спокойнее, - ответил Рубин.
- Прими еще таблетку перкодана.
- Он у меня кончается.
На Харбор-Айленде первая часть плана была осуществлена немедленно. Доломо закупили все комнаты в гостиницах, какие только были. Потом по телефону, сквозь писк и треск помех, был кинут клич Воителям Зора:
- Мы здесь. Мы в безопасности. Присоединяйтесь к нам.
И этот призыв был получен во всех местных отделениях "Братства".
- Пришлите к нам Братьев и Сестер. Момент истины настал. Скоро доходы подскочат так, что снесут крыши. До сих пор мы занимались не тем, чем надо. Скоро мы сделаем вас богаче, чем это представлялось вам в самых необузданных мечтах.
Ответ был, разумеется, один и тот же: Братьев и Сестер с какого уровня Доломо призывают к себе? Никто не желал расстаться с крупными донорами.
- Мне не нужны деньги. Мне нужны преданные люди. Мы оплатим все расходы. Нам нужны истинно верующие.
- Истинно верующие как раз и приносят больше всех денег, - был общий ответ.
- Бедные истинно верующие, - сказал Рубин.
- Вы хотите сказать, дети - те, которые работают на будущее и зазывают людей в Братство на перекрестках?
- Да. Они. Кто угодно. Мы готовы нанести ответный удар. Беатрис говорит, мы больше не будем с этим мириться.
- Именно поэтому вам пришлось покинуть страну, не так ли? - заметил руководитель одного из отделений.
- Очень скоро мы найдем такое место, которое нам не придется покидать. Вам никогда не приходило в голову, почему президенты никогда не садятся в тюрьму, как обычные граждане?
- Нет, - ответил руководитель отделения, которого куда более заинтересовала идея кампании "Освободитесь от очков", высказанная Рубином как бы между прочим.
- Тогда вам никогда не подняться над своими мелочными интересами, - заявил Рубин. - Или вы собираетесь всю жизнь возиться со средствами, чтобы поправить зрение?
- Рубин, если мы сумеем продать идею, как видеть без очков, мы подорвем рынок и навеки выведем из игры компании, торгующие очками и контактными линзами. Навеки. А это - миллионы. Я говорю: миллионы. Вы знаете, сколько людей стесняются носить очки? Мы станем монополистами на рынке.
- Я не уверен, что это сработает, - заметил Рубин.
- А это не важно. Важно то, чтобы люди поверили, что это сработает. Очень многие диеты не срабатывают, рубин, но люди до сих пор состоят членами клубов и покупают книжки.
- Это все мелочи, - сказал Рубин. - Вы даже не представляете, какие большие дела мы собираемся провернуть. Как говорит Беатрис, мы больше с этим мириться не будем.
В течение двух дней Воители Зора собрались на Харбор-Айленде, и Рубин, имея полные чемоданы наличных денег, сумел разместить их всех в прекрасном курортном поселке в центре острова, сплошь состоящем из небольших коттеджей с рестораном на центральной площади.
- Это похоже на отпуск, - заявил один из вновь прибывших, страховой агент. Ему Рубин поручил ответственную миссию и отправил в Комиссию по банкам при правительстве Багамских островов.
- Я хочу открыть свой банк, - заявил Рубин и дал страховому агенту пачку стодолларовых банкнот толщиной в двенадцать дюймов, чтобы тот решил все проблемы. Рубин Доломо имел свой банк еще до захода солнца. Но у него были и другие дела.
Воители Зора поведут за собой других Братьев и Сестер. Теперь, когда у него есть свой банк, он может давать и получать займы. Первое, что он сделал, это составил официальное письмо, и, пройдя через хитросплетения банковских операций, заручился кредитом по всему миру.
Местное население было открытое, дружелюбное и честное. Рубин незамедлительно провозгласил себя правителем, а Беатрис назначил королевой. Те, кто поддержал его, получили большое дружеское денежное вспомоществование. Те, кто не поддержал, были успешно запуганы.
Спустя три дня после высадки на острове. Супруги Доломо превратили остров в свой опорный пункт и провозгласили свою независимость от Багамских островов.
Премьер-министр Багамских островов был вполне справедливо вне себя от ярости. Поскольку Багамы всегда были достаточно разумны, чтобы не заводить себе врагов, и достаточно везучи - океан отделял их от всех соседей, - то стране никогда не была нужна армия. Правительство послало на взбунтовавшийся остров полицию - прекрасно тренированных, очень вежливых стражей порядка, среди которых до сих пор было немало британских офицеров, служивших там бок о бок со столь же квалифицированными местными жителями. Цель была - подавить восстание.
Первая партия высадилась на берегу, где их повстречали улыбающиеся, добродушные люди в резиновых перчатках и с ватными тампонами. Первая партия назад не вернулась и не подала о себе никаких известий. Вторая партия направилась на остров, имея приказ не подпускать к себе никого. Но к тому времени у Братьев и Сестер уже было оружие, отобранное у первой партии. На берегу произошла кровавая бойня.
И здесь Рубин продемонстрировал все свое мастерство. Вместо того, чтобы затаиться, он заготовил текст воззвания и передал его своему недавно назначенному государственному секретарю, мужчине с приятными манерами, хозяину сувенирной лавки, где продавались высокие кружки с безумными глазами, укоризненно взирающими на того, кто из этой кружки пил:
"Мы, революционный народ Харбор-Айленда и его Народно-революционная Армия, намерены ниспровергнуть вековой гнет Нассау, Эльютеры и Великобритании, превратившей все эти острова в свои колонии. Мы не сложим оружия, пока не добьемся полной свободы, полной независимости от любых угнетателей".
Поскольку Рубин и Беатрис успешно оставались в тени и все происшедшее и в самом деле казалось народным восстанием, совершенным местным населением, четырнадцать стран Третьего мира незамедлительно признали новое государство, а СССР послал торговую делегацию с целью продать острову оружие.
Чуть в стороне от Розового Берега Рубин переоборудовал старую фабрику под подземный бункер, приспособленный для производства вещества, воздействующего на память. Воители Зора обучили Братьев и Сестер его производству. Бывшим багамским стражам порядка позволили играть в песочек. Въезд туристов был запрещен.
Когда Рубин почувствовал себя настолько хорошо, что снизил дозу перкодана до одной таблетки в час, он сообщил Беатрис:
- Ваше Величество, мы готовы.
Беатрис возликовала и доверительно поделилась новостью со своим новым министром Оскаром, продавцом сувениров:
- Мы больше не будем с этим мириться. А затем по телефону, столь же мистическому, как окрестности планеты Нептун, и подчас столь же недоступному, она позвонила в Государственный департамент Соединенных Штатов Америки и заявила, что хочет поговорить с президентом по делу, не терпящему отлагательства.
- А кто говорит?
- Говорит Беатриса Аларкинская. Мы - новое независимое государство, и мы можем двинуться в любом направлении. Нас уже посетила русская делегация, готовая продать нам любое оружие, какое нам только понадобится.
Президент был на проводе меньше чем через полчаса.
- Мы безусловно желаем передать наилучшие пожелания американского народа вашему новому независимому государству. Однако мы поддерживаем добрые отношения с Багамскими островами и с Великобританией, и я полагаю, что для того, чтобы получить официальное признание, вам необходимо сначала представить доказательства собственной легитимности.
Так говорил президент Соединенных Штатов из своего нового кабинета, глядя на сводку, полученную из Госдепартамента. Источники в разведке сообщали о перевороте, произошедшем на маленьком острове на Багамах.
По новым правилам, президент ни к чему не прикасался. К нему не поступали никакие бумаги, и все материалы он читал с экрана компьютера. Президент был в хорошей физической форме для своих семидесяти с чем-то лет, ум его был остер. Он не хотел втягивать Америку в какие-то там революции, особенно если они были направлены против дружественных государств. С другой стороны, он хотел быть всегда готовым к диалогу.
Название Аларкин о чем-то ему напомнило. Но двое его помощников, чьи передвижения теперь ограничивались лишь частью кабинета, покачали головами, когда он спросил их, о чем говорит им название Аларкин.
- Ни о чем, сэр, - ответили оба помощника. В этот момент отворилась дверь, и в кабинет вошел человек в костюме-тройке, с лицом, напоминающим лимон.
- Со мной все прекрасно, - сказал ему президент.
Смит вышел и закрыл за собой дверь.
Помощники президента уже неоднократно видели, как человек в сером входил в кабинет президента и почти сразу же покидал его. Один из помощников думал, что это новый лечащий врач президента, но другому сообщили, что это - новый президентский секретарь. Ходили по Белому Дому и слухи о каком-то азиате, который исчезал сразу, стоило только, кому-то на него посмотреть. И что еще более странно - президент больше ни под каким видом не желал входить в Овальный кабинет.
Президент прикрыл телефонную трубку ладонью.
- Аларкин. Где-то я слышал это название.
- Может быть, это какое-то местное божество?
- По голосу, она белая. И говорит как чистокровная американка, - возразил президент. Оба помощника пожали плечами.
- Они совершили революцию и теперь желают отделиться от Багамских островов, - сказал один из помощников.
- Верно, - подтвердил президент и, отняв ладонь от трубки, сказал в телефон:
- Можем ли мы помочь вам как-то решить ваши проблемы с правительством Багамских островов?
- Мы хотим одного: свободы вероисповедания, - заявила королева Аларкина.
- Мы тоже этого хотим и готовы этому всемерно содействовать, - ответил президент.
Он включил селектор, чтобы и помощники могли слышать разговор. Президент пожал плечами. Помощники тоже пожали плечами.
- Багамы никогда не славились как страна, преследующая кого-либо за религиозные убеждения, - сказал президент в трубку и дал сигнал помощникам, что он хочет, чтобы весь разговор был записан на пленку.
- Багамы - нет, а вы - да, - заявила женщина, называющая себя королевой Аларкинской.
- Я прошу вас придерживаться фактов, мадам. Америка с самого дня своего основания обещала и гарантировала всем свободу вероисповедания. И мы гордимся этим.
- Свобода вероисповедания лишь для некоторых. Для крупных, сильных, богатых конфессий. А как насчет мелких, униженных и бедных?
- Вы говорите о маленьких церквях для чернокожих американцев? Они имеют полную свободу, ваше величество.
- Я говорю о тех церквях, которые осмеливаются сказать правду. О тех, которые идут на риск и проповедуют новые и непривычные идеи.
- Факты заключаются в том, ваше величество, что в Америке вы найдете большее разнообразие церквей, чем в любой стране мира.
- Да, а как насчет "Братства Сильных"?
- Мадам, люди, которые руководят "Братством Сильных", обвиняются не в том, что проповедуют новое религиозное учение. Возможно, вы этого не знаете, но они посадили аллигатора в бассейн журналисту, который пытался вскрыть их махинации. Почтовая служба имеет все доказательства того, что они использовали почту для своих мошенничеств, и кроме того, у нас есть все основания полагать, что они организовали убийство - и я это называю убийством с полными на то основаниями - полковника Военно-Воздушных Сил, сенатора и всего экипажа самолета. Эти ни в чем не повинные люди погибли, когда руководители "Братства Сильных" пытались убить меня.
- Не было никакой необходимости в их смерти, - сказала королева Аларкинская.
- Мне бы хотелось верить в это, - заметил президент.
- Если бы вы отозвали обвинение против руководителей Братства, никто бы не умер.
- Я не собираюсь вмешиваться в дела судебных органов, и уж конечно, не ради двух фигляров и убийц!
Президент в негодовании возвысил голос. Он вспомнил полковника Дейла Армбрустера, вспомнил, как тот, каждый раз после приземления спрашивал президента, как он перенес полет, вспомнил, что у полковника осталась семья.
- Я бы хотел, чтобы вы знали, - продолжал президент, - мы ни при каких условиях не собираемся плясать под дудку террористов.
- Я веду речь о вашей жизни. Я не могу гарантировать вашу безопасность до тех пор, пока тысячи преданных членов "Братства Сильных" видят, как их руководители подвергаются преследованиям.
- Это угроза? - спросил президент.
- Это дружеское предупреждение, чтобы вы были беспристрастны в деле Доломо. Почему вы выказываете дружеское расположение католикам, протестантам и иудеям, и не питаете добрых чувств к последователям "Братства Сильных", прекрасным людям. Они все - прекрасные люди.
- Я скажу вам, как я собираюсь продемонстрировать свою беспристрастность. Я хочу предложить Конгрессу завтра же представить мне законопроект, касающийся мошеннических религиозных обществ. И мы оставим не у дел проходимцев вроде Доломо. Потому что именно так я их и называю, госпожа королева Аларкинская. Проходимцы.
- Что ж, я могу вам сказать только одно, господин президент американский. Вам некого винить, кроме самого себя. Потому что мы больше не собираемся с этим мириться.
- Не понимаю.
- Вам теперь придется иметь дело не с двумя беззащитными гражданами. Мы - народ. И у нас есть полное право защищать свою свободу любыми доступными нам средствами. Я предупреждаю вас. Взгляните на море. Взгляните на небо. Взгляните на землю. Мы больше не будем с этим мириться. Мы до вас доберемся.
- Кто это говорит?
- Прекрасная жена Рубина Доломо собственной персоной.
- У `Рубина Доломо нет прекрасной жены.
- Это нарушение Женевской конвенции. Это низко. Вы заплатите за это. Я вас предупредила. Мы больше не будем с этим мириться.
Помощники президента увидели, как президент сначала повесил трубку, а затем жестом велел им удалиться.
- Смит, зайдите ко мне, пожалуйста, - сказал президент, нажав кнопку переговорного устройства, скрытую под ковриком под его рабочим столом.
- Как вы себя чувствуете? - спросил, входя, Смит. Чиун, азиат, работавший на фирму Смита, стоял с ним рядом.
- Я чувствую себя прекрасно, - ответил президент. Азиат поклонился и вышел из комнаты.
- Супруги Доломо захватили небольшой остров на Багамах. Они провозгласили сами себя независимым государством. Теперь они - руководители иностранного государства, и Бог знает, что только они имеют в своем распоряжении. Они абсолютно безжалостны и беспринципны. Я хочу, чтобы второй ваш сотрудник немедленно был послан к ним.
- Он потерян, - сообщил Смит.
- Нет! - воскликнул президент и покачал головой. - Если они сумели убрать его, то они сумеют убрать кого угодно.
- Возможно, но Чиун лучше, как я полагаю. Римо был не в самой своей лучшей форме.
- Тогда почему же вы послали его?
- У нас нет никого другого, сэр.
- Пошлите тогда этого.
- Я бы хотел, чтобы он остался здесь.
- Послушайте, если мы уберем их, то мне не будет угрожать никакая опасность, - сказал президент.
- А если они уберут его?
- Тогда они доберутся и до меня. Они предложили мне свои условия. Только что. Если я позволю им выйти сухими из воды, то они оставят меня в покое.
- Вы собираетесь принять их условия?
- Нет.
- Я просто подумал, а не лучше бы было сейчас сделать шаг назад, а потом убрать их в более подходящее время.
- Я не собираюсь торговаться с двумя ретивыми проходимцами.
- Возможно, речь идет о вашей жизни, сэр.
- Значит, я умру при исполнении служебных обязанностей, черт побери. Я президент Соединенных Штатов, а не какой-то там политикан. И я не собираюсь компрометировать эту должность сделкой с парой записных мошенников, оказавшихся еще и убийцами.
- Значит, таково ваше решение? - спросил Смит.
- Да, таково мое решение, - ответил президент. - Сегодня я собираюсь представить Конгрессу жесткий законопроект о мошенничестве в делах религии - такой законопроект, который сразу поставит "Братство Сильных" вне закона. И даже если этой парочке сойдут с рук их преступления, им больше не удастся пудрить мозги людям.
- Как скажете, сэр. Я могу предложить выслать войска на помощь правительству Багамских островов. Будем надеяться, что мы сможем разделаться с ними с помощью военной силы.
- Я бы лучше послал вашего пожилого азиата.
- Сэр, он останется здесь. Это - часть мер безопасности, неотделимых от моей организации в целом. Никто, даже президент, не имеет права приказывать мне: Президент может только внести предложение. Я имею право выбора: согласиться на предложение или отклонить его.
- И вы отклоняете мое предложение?
- Я не дам Чиуну приказа покинуть вас, сэр, - сказал Смит.
- Вы собираетесь убить меня, если вещество меня коснется, не так ли?
Смит не знал, как ему ответить. Президент ему нравился. Он уважал президента лично, но еще больше он уважал его пост.
- Да, сэр, - сказал он наконец. - Именно это я и собираюсь сделать.
- Потому что если я лишусь памяти и начну действовать как тот летчик, я могу привести к гибели все человечество, так?
Смит кивнул и сглотнул комок в горле.
- Да. Думаю, так будет правильно. Когда я вступал в должность, мне сказали, что вы всегда поступаете правильно. Так сказал мой предшественник. Вот что. У меня есть предложение. Вы посылаете Чиуна, чтобы он разделался с этой парочкой, а при первых признаках беспамятства вы пристрелите меня. Прямо в голову. Не позволяйте мне сделать со страной то, что летчик сделал с самолетом.
- Не могу, сэр.
- Почему?
- Потому что я не смогу нажать на курок, сэр. И поскольку дело выплыло наружу, то позвольте мне сказать вам, что Чиун может убить вас так, что никто не заподозрит, что это был не несчастный случай или сердечный приступ.
- О'кей, - уступил президент. - Вы и Чиун останетесь здесь. Но как вы узнаете, когда войдете в кабинет, что я не лгу вам и не притворился, что чувствую себя прекрасно, только для того, чтобы вы не убили меня?
- Для этого вам надо будет кое-что помнить, - заметил Смит.
- Вы и в самом деле всегда поступаете правильно, мистер Смит.
- Да, сэр, - отозвался Смит и вышел, но через полчаса вернулся, когда президент разговаривал с несколькими сенаторами о законопроекте, предусматривающем жесткие меры против мошенников, маскирующих свою деятельность под вывеской религиозных культов.
- Все прекрасно, - сказал президент, мужественно улыбнувшись
- Да, сэр, - произнес Смит и закрыл дверь.
- Кто это? - поинтересовался один из сенаторов.
- Просто мой новый секретарь, - ответил президент.
Глава двенадцатая
Это был самый крупный нефтеналивной танкер, когда-либо построенный человечеством. Запаса нефти, перевозимого им, хватило бы на то, чтобы освещать и отапливать целый город в течение целой зимы. Внутреннее пространство его было столь огромно, что очищали его с помощью специально для этого сконструированных тракторов, которые начинали дело с кормы и заканчивали свою работу полмесяца спустя.
Нефти, получаемой при очистке резервуаров, хватило бы для того, чтобы покрыть пятнадцать миль современной скоростной автострады. Пятно, образовавшееся при аварии, было бы столь опасно, что специальные международные законы определяли маршрут танкера, и как американские, так и русские подводные лодки пристально следили с помощью своих навигационных устройств, не окажутся ли на ""ти танкера айсберги.
Танкер был построен неким арабским принцем в те времена, когда сила и мощь арабской нефти находилась в зените, несмотря на предупреждения советников о том, что собирать сразу столько нефти в одном месте крайне опасно для всего мира. В полном желудке танкера было богатства больше, чем у иных стран Третьего мира, а на строительство пошла сумма, превышающая стоимость валового национального продукта всех, кроме трех, африканских государств.
После того, как танкер был построен, выяснилось, что только три порта во всем мире могут принять его, и несмотря на опасность нефтяных пятен и на угрозы, исходящие то от одной, то от другой страны, никто не мог себе больше позволить не пользоваться этим танкером. Слишком много денег пошло на его создание, чтобы позволить ему простаивать без дела. Стоянка в порту обходилась в два миллиона долларов в день. Страховка стоила столько, что ее предоставляли только под правительственные гарантии.
Когда судно неспешным ходом шло через Атлантику, команда соревновалась в беге на длинные дистанции на палубе. Для того, чтобы достичь крейсерской скорости, танкеру требовалось пятнадцать минут, а для полной остановки - тридцать миль.
Только одному лоцману разрешалось вести танкер в порт, и его доставляли на борт вместе с помощниками за десять дней до того, как огромный остров приготовится к приему судна.
- Итак, ты вернулся. А я думал, ты отправился на Багамы, на какой-то идиотский религиозный съезд, - сказал портовый лоцман своему младшему помощнику, когда тот взошел на борт самолета морской авиации в порту Байонн.
- Он совсем не идиотский, - возразил младший помощник. - Это образ жизни. Это религия. Как любая другая религия.
Лоцману порта было слегка за шестьдесят, у него были седые волосы и проницательные голубые глаза. Он был в лучшей физической форме, чем его помощник, хотя тому было всего лишь двадцать с небольшим.
Лоцман Кол Питерс защелкнул пряжку пристяжного ремня и взглядом показал своему помощнику, чтобы сделал то же самое. Питерс знал, что его помощник - мальчик неплохой, работает серьезно и ответственно, но только слишком уж много беспокоится по всякому поводу. Он часто говорил помощнику: "Пусть то, что ты делаешь, будет для тебя не безразлично, но не надо так беспокоиться. Лишнее беспокойство тебе никогда и ничем не поможет".
Он решил, что его советы подействовали на мальчугана, когда увидел, что тот стал беспокоиться меньше. Одновременно с этим оказалось, что у помощника не стало денег даже на обед, и Питерс спросил его, в чем дело. Если у кого-то из его подчиненных в порту возникали какие-либо проблемы, он хотел знать об этом, чтобы эти проблемы не возникли вдруг в процессе проведения в порт какого-нибудь танкера размером с целый город.
Тогда-то он и узнал про "Братство Сильных".
- Сынок, - сказал тогда Питерс. - Я не встреваю ни в чьи религиозные убеждения. Как человек придет к Богу - это его личное дело. Но эти люди - мошенники.
- Иисуса в свое время тоже называли мошенником, - ответил младший помощник.
Его звали Артур, он в свое время окончил Академию Береговой охраны, отслужил, а после демобилизации пришел на работу в порт.
- Но Иисус не занимался коммерческими операциями.
- А что такое, по-вашему, Ватикан? Приют для бедных?
- Но католическая церковь содержит больницы и школы. А "Братство Сильных" становится все дороже и дороже с переходом в каждый следующий класс.
- Это не классы. Это уровни. Если бы вы вступили, вы бы сами увидели. Ваша жизнь сама собой поднялась бы на новый более высокий уровень. Вы были бы постоянно счастливы, - сказал Артур.
- Сынок, - ответил ему Питерс, - в тот день, когда я почувствую, что постоянно счастлив, я сам себя отправлю в психушку.
- Счастье - это то, что вам назначено в жизни. А то, что вы имеете, вы имеете лишь потому, что отрицательные силы убедили вас в том, что это ваш удел.
И как бы Кол Питерс ни пытался переубедить юношу, Артур на все находил ответ. А потом, в один прекрасный день, он исчез, сказав, что собирается последовать за своим лучшим "я", а потом столь же мистическим образом появился вновь. Кол чуть было не отказал ему в восстановлении на работе в команде лоцманов порта. Но все-таки мальчуган ему нравился. И, против собственных убеждении, он снова принял Артура на работу.
- Но больше не убегай, не предупредив меня заранее. У нас тут серьезная работа - мы проводим в порт корабли, а не торгуем карандашами на углу. К нам в порт заходят очень крупные корабли. И "Персия-Сауд Мару" - самый крупный из них.
- Это было в последний раз, - пообещал Артур. Самолет был маленький, но Кол Питерс любил маленькие самолеты. Он лучше чувствовал и ветер, и море, когда они находились в воздухе, направляясь на "Персию-Сауд".
- А что все-таки они там натворили на Багамах? Я слышал, там вышла какая-то заварушка. Вроде как восстание.
- Когда люди хотят быть свободными, другие это всегда называют заварушкой, - заметил Артур. - Когда людям надоедает со всем этим мириться. Когда люди готовы драться ради того, чтобы отстоять все святое и доброе.
- Итак, ты теперь заделался революционером, да? - поинтересовался Питерс.
- Единственная революция, которая меня интересует, это та, что внутри меня самого.
- Так чем же ты там занимался?
- Я научился любить то, что хорошо, и ненавидеть то, что плохо.
- А кто принимает решения, что плохо и что хорошо?
- Это очевидно, - заявил Артур.
Он смотрел прямо перед собой, взгляд его упирался в облака. Самолет был маленький, и можно было смотреть вперед через плечо пилота. Вибрация от работающих двигателей передавалась креслам.
- Что ж, значит, ты меня в чем-то опередил, сынок. Потому что чем старше я становлюсь, тем менее очевидным это для меня становится.
- Если вы избавитесь от своих отрицательных импульсов, то все станет очевидным.
- И каким же скучным тогда станет этот мир, черт возьми, - сказал Питерс.
Пилот самолета рассмеялся. И вся команда тоже. И лишь когда далеко впереди показалась громада "Персии-Сауд Мару", команда перестала смеяться над бедным Артуром, стойко сносившим насмешки. Он чувствовал, что может вынести все что угодно. Он знал о том, что есть единственный верный путь, а они не знали. Кроме того, многие из них умрут в самом ближайшем будущем, а он - нет.
Это будет не убийство. Убийство - это когда гибнут невинные люди. Но на Багамах, прослушав совершенно бесплатный курс, поднявший его на такие высоты, где он мог сам контролировать собственную судьбу, он узнал, что несовершение дурных поступков само по себе еще не делает людей невинными.
Человек невинен только в том случае, если он содействует положительным силам Вселенной. А если вокруг вас зло и вы действуете в этой системе зла, то вы становитесь столь же виновными, как и президент Соединенных Штатов.
Летчик, пилотировавший самолет, кружился над "Персией-Сауд Мару", выискивая местечко на поверхности моря подальше от ее кильватера, где под водой играли такие течения, что самолет тут же засосало бы в воронку. В некоторых морях приходилось часами кружиться над морем, пока исследовательские суда, которые сейчас как раз спускались на воду с палубы высотой в многоэтажный дом, не отыщут безопасное местечко, где самолет мог приводниться.
Сегодня море было спокойно, и такое место нашлось довольно быстро. Самолет благополучно сел на воду. Буксиры чуть поменьше эсминцев, но побольше катеров береговой охраны, подтянули самолет к борту танкера, и лоцман вместе со своей командой поднялись на борт. Артур шел вместе с Колом Питерсом.
Еще до того, как буксиры подошли к борту "Персии-Сауд Мару", лоцман, вся команда и их багаж подверглись досмотру. Это было сделано в соответствии с протоколом, согласно которому ни люди, ни суда, не прошедшие такой досмотр, не допускались до огромного танкера.
В чемодане у Кола Питерса была смена белья на четыре дня, фотография жены и лоцманские карты.
У Артура Дэниела в багаже были учебники двенадцатого уровня "Братства Сильных", смена белья на четыре дня и красный пластмассовый водяной пистолет. Заряженный.
- Это мой, - пояснил Артур, не давая судовому инспектору прикоснуться к пистолету.
- Ладно, пусть остается, раз стреляет не пулями, - снисходительно сказал инспектор.
- Что ж, я рад видеть, что у тебя в жизни наконец-то появились хоть какие-то маленькие радости, - заметил Кол.
Но одновременно с этим он обратил внимание и на то, что у Артура оказалась при себе и упаковка таблеток от головной боли. Никогда раньше за Артуром ничего подобного не водилось. Кол, к своему облегчению, увидел, что в упаковке всего одна таблетка. Это хорошо - по крайней мере, Артур не пристрастился ни к какой химии.
Люди, пристрастившиеся к. наркотикам или алкоголю, все равно, обычно старались иметь при себе достаточный запас зелья. И за этим Кол Питерс научился следить уже давно. Потому что, когда ведешь в порт такое массивное судно, как "Персия-Сауд Мару", то затормозить его ход, а тем более повернуть вспять возможности не больше, чем изменить направление полета пули. "Персия" уступала в скорости другим судам, но превосходила их размерами, а потому Кол не мог позволить себе рисковать.
Бортовые краны подняли на борт буксиры. Но сегодня судно сидело достаточно низко и подъем занял немного времени. Танкер был нагружен аравийской нефтью. Судно отошло от берегов Аравийского полуострова месяц назад, имея такой запас нефти, что если бы ее выплеснули на рынок всю сразу, то это бы выбило последние подпорки из-под и так уже неустойчивых цен на нефть. Но эта нефть была продана уже годы назад по договору с крупными нефтяными компаниями, которые теперь в течение нескольких месяцев будут разгружать судно в порту Байонн, штат Нью-Джерси.
Весь порт с нетерпением ждал прибытия груза.
Колу Питерсу нравилась "Персия-Сауд". На большинстве судов ощущаешь качку. Палуба "Персии" вряд ли раскачивалась сильнее, чем тротуар в штате Миссури.
Кол не стал приступать к своим прямым обязанностям сразу по восшествии на борт. Сначала он провел собрание своей команды. В команде были навигатор, инженер, младшие помощники и еще несколько человек - все, кто разрабатывал процедуру входа судна в порт. Для того, чтобы остановить судно, надо было начать сбрасывать ход рано утром, а потом каждый час тщательно проверять скорость судна и расстояние до берега. Если, когда покажется береговая линия, скорость "Персии-Сауд" будет больше двух узлов, никакая сила на земле не предотвратит крушение в порту. Но если скорость упадет еще ниже, то судно может оказаться во власти прибрежных течений, и тогда пройдет целый день, прежде чем вновь удастся взять судно под контроль. Танкер был очень чувствительным созданием - • прямо пропорционально массе.
Артур Дэниел вызвался работать в первый день, и Кол очень обрадовался этому. Это доказывало, что, несмотря на все странности, мальчугану по-прежнему небезразлична его работа. А для Кола Питерса это всегда было главным в людях.
Питерс очень порадовался тому, что принял решение снова взять мальчика на работу, несмотря на его самовольный отпуск, и радовался до тех самых пор, пока Артур Дэниел не положил на стол капитана водяной пистолетик.
- Послушай, Артур, если капитан увидит, что мы тут играем в игрушки, он развернет судно и отправит его назад к берегам Аравии, - сказал Питерс.
Он увидел, как дуло маленького красного пластмассового пистолета посмотрело ему прямо в лицо. Он увидел, как Артур нажал на курок. Он увидел, как в лицо ему направилась струйка жидкости. Ах, вот как. Придется Артура уволить, если бы, конечно, этот добрый дядя не был так добр и не дал ему поиграть блестящую серебряную монетку. Он даже разрешил ему сунуть монетку в рот. Как здорово! Мама никогда не позволяла Колу ничего брать в рот, а этот дядя разрешил. И все, что Колу надо было делать, это тихо сидеть в этой комнате и, если кто-нибудь войдет, то просто кивать головой.
- Просто кивай, - повторил Артур. - Хороший мальчик. Ты очень хороший мальчик. Вот прекрасно.
В первый момент, увидев, что мистер Питерс ведет себя как ребенок, Артур Дэниел впервые усомнился в том, что поступает правильно. Но такова мудрость "Братства Сильных", что они предусмотрели и это.
- Чувство вины - это пережиток ваших старых привычек, - сказали ему. - Вам постоянно внушали чувство вины, чтобы вы были таким, как все. Чувство вины - это старинное средство, как заставить людей повиноваться. А мы открыли новый, положительный способ действия.
Но сейчас, сколько бы он ни концентрировал свое внимание на положительной сущности, он не мог полностью избавиться от чувства вины. А впереди было еще пять дней. На третий день запасной лоцман спросил его, почему они не начали сбрасывать ход. На четвертый день он грозно потребовал ответа и заявил, что Артур сумасшедший, раз хочет застрелить его из водяного пистолета. Теперь на руках у Артура было двое взрослых мужчин, причем оба были настолько неразумны, что не умели не мочиться в штаны. В последний день сам капитан понял, что что-то не так и самолично взошел на мостик. Но было уже поздно.
- Что ты наделал? - закричал он. - Как тебе такое взбрело в голову?
Но Артур Дэниел в ответ только улыбнулся. Он уже принял таблетку, которую ему вручил мистер Доломо, самый прекрасный человек на земле. Он вручил ему таблетку лично перед строем Воителей Зора, салютовавших той священной миссии, которую ему предстояло исполнить.
Но в отличие от Артура Дэниела, капитана не волновали взрослые мужчины, у которых штаны плохо пахли, его даже не волновало то, что скоро ему придется волноваться еще и о штанишках Артура Дэниела. У него было судно, направляющееся в Байонн, штат Нью-Джерси, и не было никакой возможности ни остановить его, ни отвернуть в сторону раньше, чем весь город окажется покрытым толстым слоем нефти.
В Вашингтоне президент призвал к себе Смита, чтобы тот присутствовал при телефонном разговоре, и добавил, что старик-азиат пока не нужен.
- У нас эта... эта Беатрис опять на проводе, - сообщил президент. Ладонью он прикрывал трубку.
- Что она говорит?
- Говорит, что мы сами виноваты, - ответил президент и кивком головы показал на другой аппарат. Смит снял трубку.
- Мне не нравится причинять боль невинным людям. Я ничего не имею против американского народа, господин президент. Я сама американка. Но то, что сегодня произойдет в Байонне, Нью-Джерси, целиком и полностью ляжет на вашу совесть.
- А что там произойдет, ваше величество? - спросил президент.
- Это ваша вина - то, что там произойдет. Отзовите законопроект, ограничивающий свободу вероисповедания, пока можно предотвратить новые последствия.
- Если я отзову законопроект, то что именно прекратите вы, ваше величество?
- То, чему суждено случиться, уже не может быть предотвращено. Ни я, ни вы этого не можем сделать. И вот что я вам хочу сказать. Когда вам снова захочется причинить боль прекрасной, очаровательной, добропорядочной женщине, подумайте о Байонне, Нью-Джерси. А сейчас я бы советовала вам эвакуировать всех жителей города.
И трубка замолчала.
- Готовы ли наши советники к тому, чтобы начать вторжение на Харбор-Айленд? - спросил Смит.
- Почти готовы, - сообщил президент. - Нам осталось только снабдить их всех защитными костюмами. Это нас немножко задержало. Что там обнаружили ученые?
- Пока ничего. Они пока не прикасаются к веществу даже в резиновых защитных костюмах. Экспериментируют на животных, но на них, похоже, вещество действует не так, как на людей. Чиун говорит - а он по-своему, каким-то странным образом, знает о человеческом теле что-то такое, чего мы не знаем, - так вот, он говорит, что вещество, возможно, лишает человека только памяти о том, чему он научился, воздействует на интеллект.
- А есть какая-то другая память? Инстинкт - это не память.
- Есть и другая память. Но я думаю, что сейчас нам лучше заняться эвакуацией Байонна.
- Куда, черт побери, их всех эвакуировать? В Джерси-Сити? - в отчаянии воскликнул президент.
"Персия-Сауд Мару" медленно вошла в акваторию порта Байонн, штат Нью-Джерси, - так медленно, что стороннему наблюдателю, если бы таковые оставались в порту, показалось бы, что ее можно остановить одним пальчиком. Но такое впечатление создавалось из-за того, что судно шло со скоростью пятнадцать узлов - со скоростью хорошего бегуна.
И далее с "Персией-Сауд" случилось вот что. Судно шло и шло вперед. Потом оно село на скалы неподалеку от берега, а озеро нефти по инерции продолжало двигаться вперед с той же скоростью, неся на себе верхнюю палубу судна, а корпус его остался на скалах. Потом озеро нефти выплеснулось на берег.
Словно бы огромная волна накрыла город Байонн, что в штате Нью-Джерси. Огромное черное липкое озеро расплылось по узким улочками города и достигло Джерси-Сити. Здесь волна ослабла и угасла, и с высоты птичьего полета казалось, что огромное черной плато расплылось и превратилось в самую большую в мире автомобильную стоянку, загадив и прилегающие порты городов Элизабет и Нью-Йорка.
Это была самая крупная катастрофа в истории - как по понесенным убыткам, так и по ущербу, нанесенному окружающей среде.
Президент Соединенных Штатов, оставшись наедине с самим собой в Белом Доме, отсчитывал секунды до того момента, как его советники, которым в помощь были приданы еще и ученые, начнут военную операцию против Харбор-Айленда.
Мир сошел с ума. Римо услышал о катастрофе, случившейся в Байонне, и задал себе вопрос, позовут ли полицию Ньюарка на помощь. Когда он служил в ньюаркской полиции, шла война во Вьетнаме. С той поры прошло много лет. Он боялся брать в руки газеты. Все вокруг так сильно переменилось. С той поры сменилось так много президентов.
А перед глазами у него по-прежнему маячило азиатское лицо. Оно говорило ему, что нет такого понятия - "президент". Разве он, Римо, не знает, что есть лишь короли, выступающие под разными названиями? Римо пора бы было уяснить себе это. И Римо должен правильно дышать. Римо должен позволить своему телу бороться за него. Римо должен вернуться к нему, к азиату. Римо должен вернуться в это место со странным названием Синанджу.
Но Римо никогда не бывал в Синанджу. И еще более странная вещь случилась, когда Римо покупал билет на самолет, который должен был отвезти его в Ньюарк. Он увидел двух, азиатов, супружескую пару, которые с большим трудом пытались объяснить билетной кассирше, что им надо. Они были из Сеула, столицы Южной Кореи, и они хотели попасть в город Феникс в Аризоне, где жила их дочь.
Они с трудом выражали свои мысли по-английски. Римо вызвался перевести. Он спросил их по-корейски, куда им надо, а потом объяснил это по-английски билетной кассирше.
- Вы говорите на старом литературном корейском языке. На таком языке еще говорят кое-где на Севере, - сказал кореец.
И тогда Римо понял, что знает корейский язык и знает его так же хорошо, как и английский. Но проблема заключалась в том, что никто никогда не учил его корейскому. Он совсем не помнил, чтобы учил его когда-нибудь. И тогда он понял, что и видение говорит с ним именно на этом языке.
И еще ему не понравился тот вариант корейского, на котором говорила эта пара. Он был куда менее четким, чем тот язык, на котором говорил он. И по какой-то совершенно непонятной причине он начал смотреть на них как на иностранцев, потому что они так плохо говорили по-корейски.
Корейцы лучше других, но не все корейцы. Дома себя почувствуешь только в Синанджу, подумал Римо. Синанджу? Вот оно опять.
- А вы знаете, где находится Синанджу? - спросил он корейцев.
- Синанджу? Да. Далеко на Севере. Никто туда не ездит.
- Почему?
- Мы не знаем. Никто туда не ездит.
- Но почему?
- Это такое место, куда никто не ездит, - сказал мужчина.
А женщина добавила, что, наверное, ее дедушка знает.
- Он говорил, что это такое место, которого все боятся.
- Боятся? - удивился Римо. - Там живут самые чудесные люди на земле. - Интересно, откуда он это знает?
- Вы там бывали?
- Нет, - ответил Римо. - Никогда.
- Тогда откуда вы знаете?
- Не знаю, - признался Римо. - Я очень многого не знаю. Я родился в Ньюарке, как мне кажется. Я вырос в сиротском приюте. Я ходил в школу. Я играл в футбол - я был защитником. Я отправился во Вьетнам морским пехотинцем. Потом я вернулся. А потом - бум! Я - в Калифорнии и я не могу понять, что вокруг происходит.
- Да, мы тоже тут оказались примерно так же. Жизнь летит так быстро! Мы родились в Сеуле, там же и выросли, потом переехали в Калифорнию, а потом - бум! И вот теперь наша дочь живет в Фениксе, Аризона.
В самолете, летевшем в Ньюарк, пассажиры только и говорили, что о несчастье, случившемся в Байонне. Люди говорили, что никто не знает, как поступить с городом - восстанавливать его или срыть до основания и вместе с Джерси-Сити превратить в одну большую автостоянку для жителей Нью-Йорка.
Кто-то сказал, что это был террористический акт. Еще кто-то сказал, что неизвестно, какая именно из террористических группировок это совершила, потому что уже полдюжины взяли ответственность на себя.
- Мы, разумеется, сотрем их с лица земли, - заметил Римо. - Что они, эти ублюдки, с ума посходили, что признаются в том, что позволили себе так поступить с Америкой? Им это с рук не сойдет.
- Им это всегда сходит с рук, - сказал кто-то из пассажиров.
- Не верю. Вы лжете.
Римо хотел ударить этого пассажира в лицо. Но тут кто-то у него за спиной сказал, что Америка такое заслужила.
Первое, что Римо сделал, оказавшись в Ньюарке, это нашел бар, в котором был телевизор. Катастрофа в Байонне не сходила с экрана, и какая бы ни шла программа, она то и дело прерывалась сводками новостей с места события.
Римо заказал виски и пиво. Поскольку у него с собой был чемодан, полный наличных денег, он заказал самую лучшую марку и того, и другого - то, что он пил, как правило, только по самым серьезным поводам. Когда он поднес стакан ко рту, запах спиртного чуть было не вызвал у него рвоту. Он отставил стакан. Он любил эту марку виски. Так почему же его тело восстает против него?
И тогда опять заговорило видение. Оно говорило о том, что когда тело находится на истинном пути, оно отвергает все, что не служит достижению совершенства. И Римо, к своему удивлению, заказал рис и воду.
Бармен сказал, что не подает рис и воду, и что пусть лучше Римо заткнется и допьет свое виски или убирается отсюда. Бармен не слишком долго докучал Римо, потому что у него возникли проблемы: ему срочно понадобилось выковырять мерный стаканчик для виски из своей левой ноздри.
Римо по-прежнему не понимал, как ему это удалось, но был рад, что удалось.
Он завладел переключателем программ телевизора и нашел канал, который все свое внимание уделил произошедшей катастрофе. На экране сидела целая группа комментаторов, которые обсуждали случившееся. И Римо не поверил своим ушам, когда услышал то, что услышал.
Четверо из пяти комментаторов обсуждали те неблаговидные поступки, которые Америка совершила для того, чтобы заслужить право лишиться одного из своих городов. Америка посылала военных советников в Южную Америку. Следовательно, раз американские солдаты воевали против партизан, было вполне логично, что американский город оказался стертым с лица земли, а целые семьи похороненными под толстым слоем нефти.
Америка снабжала оружием Израиль. Америка поставляла оружие правительствам арабских государств. Следовательно, каждый, кому не нравился Израиль или одно из этих арабских правительств, имел право убить любого американца в любой точке земного шара. Были приглашены арабские эксперты. Они, с одной стороны, резко осудили насилие против арабов, творимое в США, а с другой, предупредили американскую телеаудиторию, что ей следует ожидать повторения подобных происшествий до тех пор, пока американское правительство не займет более беспристрастную позицию в делах Ближнего Востока.
Потом началась дискуссия по вопросу о том, каким образом Америка должна изменить свою внешнюю политику, чтобы избежать подобных инцидентов в будущем. Потом комментаторы стали говорить о себе, о том, что они знают, что могут лишиться своей популярности, потому что стали вестниками, приносящими плохие известия.
- Вестники, приносящие плохие известия! - возмутился Римо. - Они сами и есть плохие известия. Интересно, а руководство телеканалов знает, о том, что они говорят?
- Знают ли? Да они же им деньги платят! Эти ребята получают семизначные оклады, - сказал человек, попивающий пиво.
- Миллион долларов в год за то, что они поливают Америку грязью?
- Если они исправно служат своим хозяевам.
- Но ведь это же репортеры. Я и не думал, что журналисты получают так много. Я помню репортеров из ньюаркской "Ивнинг Ньюс". Они получали куда меньше.
- Эй, дружище, - обратился к Римо кто-то из завсегдатаев бара. - Ньюаркская "Ивнинг Ньюс" скончалась много лет назад. Где ты был все это время?
Лишь два момента во всей кошмарной трансляции прозвучали хоть каким-то утешением для слуха Римо. Президент объявил, что жертвам катастрофы будет оказана экстренная помощь, а затем он добавил, что хотя многие террористические организации хотят приписать себе это преступное деяние, деяние все равно остается преступным. И далее президент обратился к нации со следующими словами:
- Им это может сойти с рук сегодня. Им это может сойти с рук завтра. Но день расплаты придет, и это столь же нерушимо, как то, что солнце восходит по утрам, и как то, что чувство справедливости никогда не покинет сердца американцев.
Как только президент исчез с экрана, вернулись телекомментаторы и приняли обсуждать, насколько безответственным было заявление президента, и как мало у него шансов на успех, и кроме того, те, кто некоторым представляются террористами, для других могут быть борцами за свободу.
И лишь один комментатор с этим не согласился. Это был человек в очках в тонкой металлической оправе и в галстуке-бабочке. Его рыжеватые волосы были аккуратно расчесаны на пробор.
- Нет, - сказал он. - Борец за свободу и террорист - это совсем не одно и то же. И дело тут не в точке зрения. Это все равно что сказать, что хирург и Джек-Потрошитель - это одно и то же, поскольку и тот, и другой пользуются ножом. Когда ваша цель - причинить вред невинным гражданским лицам, вы - террорист. Все очень просто.
Римо зааплодировал. И весь бар тоже зааплодировал. Аплодировали и белые, и черные. Ведущий передачи тут же заявил, что это личная точка зрения комментатора, а не программы, и тут же для противовеса дал слово кому-то другому. Противовес заключался в том, что до тех пор, пока повсюду в мире не изжиты голод и несправедливость, американцам следует быть готовыми к тому, что в целях восстановления справедливости они могут быть похищены, подорваны на бомбах, сожжены, утоплены в масле и застрелены во сне.
Говоривший был профессором международных отношений. Звали его Уолдо Ханникут. Когда-то он был послом в одном из арабских государств, где пользовался своим дипломатическим статусом для того, чтобы открыто критиковать американскую политику на Ближнем Востоке, а следовательно, по мнению ведущего, взгляды его заслуживали всяческого уважения.
Римо швырнул стакан с пивом в лицо Ханникуту, и бар взорвался аплодисментами. Телевизионный экран тоже взорвался.
- Как этим ребятам такое сходит с рук? - возмутился Римо.
- А что мы можем поделать? Они все такие на телевидении. У нас нет выбора, - сказал сосед Римо.
Видение добавило, что все в мире переменилось, но только не Синанджу.
- Нет, - возразил Римо, обращаясь к видению. - Я люблю свою страну.
В ответ на это видение страшно рассердилось и заявило, что оно отдало лучшие годы своей жизни Римо, а Римо оказался неблагодарным, не ценящим добра и совершенно не заслуживающим всего того, что оно, видение, ему дало.
- Что ты мне дал?
- Больше, чем должен был бы, - ответил голос, а потом видение перестало разговаривать с Римо. Видение очень обиделось.
Римо не знал, как можно обидеть видение. Но с другой стороны, у него никогда раньше никаких видений не бывало. Он находился неподалеку от того места, где вырос, неподалеку от сиротского приюта в Ньюарке.
Он взял такси и, к своему удивлению, увидел, что на улицах нет ни одного белого. Он помнил, что в Ньюарке жили люди разных рас, но теперь население стало однородным.
- С каких пор Ньюарк стал черным городом? - спросил Римо.
- Где ты был, парень? - поинтересовался чернокожий водитель.
- Далеко.
- Тогда позволь мне дать тебе дружеский совет. Действительно дружеский. Побереги свою задницу и не крутись тут слишком долго.
- Со мной все будет в порядке, - заверил его Римо. Откуда он знал, что с ним все будет в порядке? Он был невооружен. И все же он знал, что он вне опасности, кто бы на него ни напал.
Он ощущал запах лука и чеснока, чувствовал, как тошнотворное маслянистое вещество выходит из его организма через поры. Каким-то образом он понимал, что продержится, а может быть, даже поправится.
Приюта на месте не оказалось, как не оказалось на месте и всего квартала. И всей округи. Создавалось такое впечатление, что кто-то разбомбил весь район.
Окна были разбиты. Водопроводные трубы торчали наружу из стен зданий, словно кто-то пытался вырвать их, но не окончил своего дела. Стены были испещрены надписями. Улицы были покрыты мусором и крысами.
Четверо крутых черных парней направлялись в сторону Римо. На них на всех были надеты куртки, указывающие на то, что они принадлежат к некоей группе, именующей себя "Праведные Черепа". Они потребовали с Римо дань за то, что он стоит на их тротуаре. Они хотели знать, что у Римо в чемоданчике.
Римо не стал пытаться наладить с ними диалог и взаимопонимание. Он выбил все зубы изо рта ближайшего к нему парня. Белый фонтан брызнул из черного лица и с легким стуком рассыпался бисером по тротуару. Улыбка исчезла.
- Я не люблю, когда мне угрожают, - извинился Римо.
Трое парней стали клясться и божиться, что они никому не угрожали, а четвертый тем временем кивал головой и собирал свои бывшие зубы. Он где-то слышал, что современная медицина способна вживить их обратно.
- А что стало с сиротским приютом, который когда-то был здесь?
- Его нет, парень, ты что, не видишь?
- А сестра Мария-Елизавета? Кто-нибудь из вас о ней слышал? Или тренер Уолш в школе Уиквейк? Кто-нибудь из вас слышал о ком-нибудь из них?
Парни не слышали.
- О'кей. Извини за зубы. Я не знал, что у меня такой тяжелый удар, - сказал Римо, открыл чемоданчик и дал каждому из юных бандитов по сотне долларов.
- Там у тебя полно добра, парень. Ты бы лучше поостерегся. Тебе нужны мышцы, чтобы все это донести?
- Мне не нужны мышцы, - ответил Римо. Но это же абсурд! Ему, конечно же, нужны его мышцы. Но тут опять явилось видение и стало говорить, что сила человека не в его мышцах. Силу человеку дает его сознание. - Я подумал, что ты говоришь не со мной, - сказал Римо видению. Парни, вытаращив глаза, уставились на психа, который вздумал разговаривать сам с собой.
- Я хочу, чтобы ты остался жив, а не твои друзья, - сказало видение.
И затем видение принялось говорить о дурных привычках, о том, что за свою долгую жизнь среди белых Римо приобрел массу дурных привычек, от которых никогда не избавится.
Белые? - подумал Римо. Странно - он мог бы поклясться, что он и сам - белый.
Сам того не зная, он направлялся к тому единственному месту на земле, посещение им которого, знай об этом
Харолд В. Смит, заставило бы этого последнего немедленно распустить организацию. Это было то место, которого Римо избегал, когда находился в полной памяти. Если бы Харолд В. Смит знал, куда направляется Римо, он, по всей вероятности, достал бы ампулу с цианистым калием, которую всегда носил с собой, а перед тем как проглотить ее, запрограммировал бы всю локальную компьютерную сеть на самоуничтожение. Потому что теперь Римо, не помнящий себя, был готов раскрыть тайну своего собственного убийства.
Глава тринадцатая
Харолд В. Смит, каждодневно общающийся с опасностью, знал формулу общения с нею. Он давно уже был бы мертв, если бы не знал, как поступать в критических ситуациях, чреватых провалами, а вся его организация не просуществовала бы и недели.
Секрет Смита заключался в том, что он никогда не убегал от беды, но и не бежал безумно ей навстречу. Первое, что надо было сделать, когда сталкиваешься с чем-то из ряда вон выходящим, это оценить все явления в баллах и дать каждому порядковый номер. Числа дают ощущение меры. Если вам предстоит умереть на следующей неделе, это трагедия. А если весь мир может оказаться уничтоженным через день, то это тоже трагедия, но трагедия больших масштабов.
Харолд В. Смит оценил жизнь президента как задачу номер один, потому что президент сосредоточил в своих руках огромную власть. Опасность, проистекающая от вещества, лишающего людей памяти, получила номер два, но она ненамного отставала от лидера. Целый город был стерт с лица земли благодаря Доломо, и несомненно, в деле сыграло свою роль это вещество. Доклады ученых с каждым днем становились все хуже и хуже. В некоторых случаях вещество по тем или иным необъяснимым причинам теряло свою силу. В других случаях оно с течением времени становилось еще более эффективным.
И вот теперь настал черед Римо, и возможно, пришло время распустить организацию, если будет раскрыта тайна ее существования или тайна Римо. И перед Харолдом В. Смитом встал вопрос: сейчас, когда вся страна находится в опасности, какая разница, станет кому-то известно о существовании секретной организации или нет? Может быть, в любом случае Смиту надлежит остаться в живых и помочь спасти страну?
Настало время найти ответы на эти вопросы. Желание жить свойственно человеку независимо от возраста. Если Смит и его организация исчезнут, то сама идея о том, что демократия может существовать в рамках конституционного закона, не исчезнет. Президент всегда может уступить супругам Доломо, чтобы выиграть время. Но он не может отказаться от идеи конституционной демократии. Если этот принцип будет нарушен, то ему уже не восстановиться никогда. Тогда начнутся призывы к созданию полицейского государства, если дела пойдут уж слишком беспорядочно; тогда страна вернется ко временам, когда господствовало право сильного. Римо с Чиуном тоже воплощали в себе этот принцип, но нельзя было допустить, чтобы он воцарился открыто.
Харолду В. Смиту предстояло принять трудное решение, но он был приучен принимать трудные решения. Если существование организации будет раскрыто, решил он, то он, несмотря ни на что, покончит с жизнью и разрушит компьютерную систему, которая и. составляла его организацию.
Сейчас, пронумеровывая свалившиеся на его голову несчастья, Смит задал себе вопрос: если Римо помнит телефонный номер, то что еще он может помнить? Помнит ли он, как его подставили, а потом публично казнили, уничтожили его отпечатки пальцев во всех архивах и уничтожили само воспоминание о его существовании? Помнит ли он, как ему сделали пластическую операцию? Помнит ли он, что когда-то работал полицейским в Ньюарке? А если он вернется в свой бывший участок, признает ли кто-нибудь там воскресшего мертвеца?
Что если начнется расследование казни, которая не привела к гибели осужденного? А потом - не признает ли кто-нибудь этого мертвеца с новым лицом как человека, творившего невообразимые вещи в сотнях мест? Это несчастье могло случиться, когда Римо вернется туда, где он когда-то работал. Если вернется. Только Чиун мог знать, на что способны тело и сознание Римо в такой ситуации. Смиту необходимо было это выяснить. Он направился в маленькую комнату, выделенную Чиуну в Белом Доме.
Смит никогда не знал, когда Чиун спит, а когда нет. Он никогда не спал в какие-то определенные часы, и Смиту неоднократно доводилось видеть, как он и Римо проводят без сна больше времени, чем может вынести человеческий организм.
Он постучал в дверь.
- Пора? - спросил Чиун.
- Нет еще, Мастер Синанджу. Я бы хотел поговорить с вами.
- Входите.
Чиун, облаченный в темно-серое кимоно, сидел в позе лотоса, спрятав свои длинные пальцы под складками одежды.
- Можно мне сесть?
- Императору не надо спрашивать, - ответил Чиун.
- Я хочу знать, какая часть подготовки Римо находится в его сознании.
- О всемилостивейший! Вы никогда не задавали вопросов о подготовке Римо. Что-то случилось?
- Вы сказали, что он не достиг пика формы.
- Его формы более чем достаточно для исполнения тех мелких заданий, которые ему поручают.
- Простите мне мое любопытство, - сказал, садясь, Смит. - Если, как вы говорите, я император, то меня как императора очень интересует все, что касается моего лучшего слуги, о Мастер Синанджу.
- Президент умер случайно? - в ужасе воскликнул Чиун.
- Нет, - успокоил его Смит. - Я хочу знать, какая часть подготовки находится в сознании.
- Она вся у него в сознании, - ответил Чиун.
- Значит, если вещество достигнет мозга, то Римо все забудет?
- Я не сказал, что его подготовка у него в мозгу.
- Вы сказали, в сознании.
- Мозг - это лишь часть сознания. Сознание - это то, что тело знает и помнит, сознание - это прихожая человеческой личности, а сама личность находится дальше и занимает больше пространства. Даже первый вздох новорожденного ребенка - это уже сознание.
- Что вы такое говорите? - не понял Смит.
- Я не мог бы выразиться яснее, - заметил Чиун.
- Предположим, что Римо подвергся бы воздействию этого вещества, которое мы ищем и которое отнимает у человека память. Какая часть того, чему вы его обучили, сохранится у него?
- Та часть, которая содержится не в мозгу, а в сознании - том, которое является прихожей для человеческой личности. Понимаете? - спросил Чиун.
Он говорил очень медленно, чтобы Смит не упустил ничего, хоть то, что он говорил, было и так очевидно.
- Нет. Давайте я скажу более конкретно. До того, как вы начали тренировать Римо, он был полицейским в Ньюарке, Нью-Джерси. Может он забыть это? Что он будет помнить?
- Он будет помнить все, что ему надо, но он не будет знать, что он это помнит, - заявил Чиун. - Ну так как, не пришла ли пора вам стать полноправным императором, а Синанджу - выйти в свет в полном сиянии своей славы?
- Нет. Пока нет. А есть ли какая-нибудь возможность того, что Римо вернется к своему прошлому окружению, если его поразит потеря памяти?
- Это зависит от того, в каком окружении он вырос и был воспитан.
- Почему?
- Потому что некоторые меридианы Вселенной влияют на его сознание сильнее, чем другие. Он - Синанджу.
- Ньюарк, Нью-Джерси.
- Второе "Нью" - это штат?
- Да, Нью-Джерси - это штат.
- И он там работал каким-то охранником?
- Да, он был полицейским. А это имеет значение?
- Все имеет значение, - заметил Чиун, и это была правда.
Но он очень рассчитывал, что Смит поймет это неправильно, как это обычно бывает с белыми.
Все имело значение. Но тот факт, что Римо когда-то служил полицейским в Ньюарке, Нью-Джерси, не имел никакого значения для его сознания. Смит сообщил Чиуну все, что тому нужно было знать для того, чтобы понять, что происходит.
Чиун знал то, чего не знал Смит, а именно то, что в мире всегда было полно императоров, и тиранов, и королей, и того, что американцы называли президентами. Они были повсюду. Но Римо был всего один. И он принадлежал Чиуну. И Чиун никогда не позволит ему уйти.
Капитану Эдвину Полищуку оставалось две недели до ухода на пенсию, и он уже считал дни и минуты, как некогда раньше считал месяцы, дни и минуты, как вдруг произошел кошмар. А случилось это тогда, когда он направился к "Туллио", в бар-ресторан, где подавались сверхтолстые сэндвичи с ростбифом. Капитану Полищуку не только никогда не приходилось платить там по счету, но наоборот - хозяин заведения платил ему чаевые.
Хозяин оставлял чаевые в белом конверте каждую неделю, начиная-с того дня, как Полищук возглавил участок. Потом капитан Полищук обычно шел в другие заведения на территории своего участка, а в конце дня встречался с людьми, состоявшими у него на содержании и оказывавшими ему особые услуги. Возможно, это было проявлением тщательно скрываемой ненависти к самому себе, но капитан Эд Полищук находил особое удовольствие в том, чтобы превратить молодых новобранцев в коммивояжеров вроде себя.
Честным полицейским поручались самые гнусные задания. Полищук пользовался дурной славой в Ньюарке, Нью-Джерси, но в то же время чувствовал себя в полной безопасности. Эд Полищук умел тратить деньги, а если и совершал ошибки, то всегда мог купить необходимую ему информацию. Против него трижды выдвигались обвинения, и трижды ему удавалось сорваться с крючка, несмотря на негодующий рев мэра и половины муниципалитета. Эд Полищук относился к тем полицейским, до которых никому не добраться.
Но в эту пятницу, когда с жареного мяса стекал соус на мягкий итальянский хлеб с поджаренной корочкой, Эд Полищук понял, что пришло время расплатиться за все. Он даже не успел откусить ни кусочка.
- Эд! Это ты, Эд?
Молодой человек - лет двадцати с чем-то, максимум тридцати - схватил Полищука за руки. Запястья у парня были очень широкие. А в мире так мало было вещей более приятных, чем ростбиф от Туллио.
- Меня зовут капитан Полищук.
- Ага. Эд, это ты. Послушай, почему ты обедаешь у Туллио? Это же притон, где проворачиваются все сделки с игрой в "номера". На следующей неделе будет облава. 6й, нет! Не на следующей неделе. У меня возникли трудности со временем, Эд. Это и в самом деле ты? Не могу поверить. Ты прибавил фунтов тридцать. Лицо твое обрюзгло, но это ты - Эд Полищук.
- Сынок, я тебя не знаю, но если ты не отпустишь мои руки, я тебя впечатаю в стену.
- Ты не сможешь этого сделать. У тебя закупорены артерии. Ты недостаточно хорошо двигаешься.
Эд Полищук собрал воедино все свои двести тридцать фунтов мышц и резко дернул руками, чтобы высвободить их.
Руки его не шелохнулись. Сэндвич упал ему на колени, но руки остались там, где были. Полищук вложил в это движение столько силы, сколько вложил бы в удар в челюсть, но дернулись только плечи. И после этого он стал ощущать в плечах сильную боль. Вывих.
- Кто ты? - спросил капитан Полищук.
- Эд, мы же с тобой работали в паре. Помнишь? Мы ходили по городу. Пеший патруль. Ты всегда называл меня "Простота-тра-та-та".
- Я очень много кого так называл, - сказал Полищук.
- Да, но помнишь те психологические тесты, которые все сдавали, и по ним вышло, что я - "непреклонный патриот" или что-то в этом роде. Ты еще сказал, что не сомневался, что Тра-та-та окажется лучшим во всей стране. Я же никогда не брал бесплатно даже пачки сигарет.
Эд Полищук повнимательнее вгляделся в сидящего перед ним парня. В его лице было что-то знакомое. Темные глаза и высокие скулы кого-то напоминали. Но все остальное в лице принадлежало кому-то совершенно незнакомому.
- Мне кажется, я тебя припоминаю. Кажется, да.
- Римо. Римо Уильямс.
- Точно. Ага. Кажется, так. Верно. Римо.
И вдруг Эд Полищук подскочил на стуле.
- Римо, ты умер! А что случилось с твоим лицом? У тебя совсем другой нос и рот. Ты умер, Римо. Нет, ты не умер. Ты не Римо.
- Помнишь тот киоск, который ты хотел раскрутить на несколько пачек сигарет, а я пригрозил, что доложу об этом начальству, Эд?
- Простота - ты и есть простота. Римо. Римо Уильямс! - закричал Полищук.
И все посетители бара-ресторана обернулись на крик. Эд Полищук понизил голос.
- Так что же, черт побери, с тобой приключилось, Римо?
- Не знаю. Я, кажется, сошел с ума. Я постоянно вижу перед собой лицо какого-то старого азиата. Я свободно говорю по-корейски. Я могу вытворять со своим телом такое, что ты никогда не поверишь. А ты, Эд, ты постарел на двадцать лет.
- А ты нет. И это самое странное.
- Я знаю.
- Римо, - прошептал Полищук, - ты умер около двадцати лет тому назад.
Римо отпустил запястья Полищука. И ущипнул себя за руку. Он почувствовал боль. И это, и еще больше - его собственное дыхание убедило его в том, что он жив.
- Я не умер, Эд.
- Вижу. Вижу. Здесь что-то кроется.
- Что?
- Не знаю, Римо. Не знаю. Я помню, как тебя казнили на электрическом стуле. Ты пристрелил какого-то парня. Я тогда подумал: так ему и надо, пусть не будет такой простотой. Честность не приносит денег, Римо. Ты этому так никогда и не научился.
- Я сам не знаю, чему я научился. Ты когда-нибудь слышал о Синанджу?
- Нет. Но давай лучше отсюда уйдем. Слушай, а ты похудел. И выглядишь даже моложе, чем тогда. Ты, мать твою, выглядишь гораздо моложе. Как тебе это удалось?
- Не знаю.
- Тебя казнили на электрическом стуле, это ты знаешь? Ты помнишь процесс? Все дело было, - Эд понизил голос, - в ниггерах. Они теперь заправляют веем. Ньюарк провалился к черту в ад. Все выставлено на продажу. Ниггеры.
- Но ты всегда был выставлен на продажу, Эд. При чем тут негры? Ты всегда был продажным. Что это за пухлый конверт у тебя в кармане? Значит, теперь ты уже промышляешь не сигаретами. В ход пошли наличные деньги.
- Я пытаюсь вести себя с тобой по-дружески. Я и забыл, что с такими простаками, как ты, дружеские отношения не получаются. Так что отвали. Ниггеры крадут. А я совсем наоборот - я пытаюсь обеспечить себе спокойную пенсию. А быть честным - это совсем бесполезно. Ради чего? Ради ниггеров?
- Ты не был честным даже тогда, когда большинство населения в Ньюарке составляли белые.
- А ты посмотри на себя, Римо. Посмотри на себя. Тебя подставили и со скоростью курьерского поезда отправили на электрический стул. Я знал, что ты не убивал того парня в аллее. Но они набрали целый ворох свидетелей. И к тому же, давление сверху. Так все говорили. Давление сверху. Им надо было показать, что белый полицейский может попасть на электрический стул за убийство негра. Вот чего они хотели добиться.
- Откуда ты знаешь, что я этого не делал?
- Потому что ты никогда не пользовался оружием в нарушение правил. Ты был совершенно невыносим. Слушай, я не могу поверить - ты так молодо выглядишь. Ты умер. Я знаю, что ты умер.
Когда они вышли на улицу, Римо подобрал с земли жестянку из-под пива.
- Если я умер, то как у меня получается вот это? - спросил он и сдавил жестянку пальцами.
- Послушай, банки нынче делают мягкие. Это не фокус - каждый может раздавить банку.
Римо разжал ладонь и показал Полищуку маленький блестящий шарик.
- Ты расплавил эту штуковину!
- Я это умею. Я обнаружил это, когда летел в самолете и попытался засунуть пепельницу на ее место в подлокотнике кресла. Но это еще пустяки. Знаешь, сколько денег я мог бы заработать, играя в бейсбол?
В переулке Римо подобрал камень и швырнул его в нарисованный на стене квадрат - мишень для мальчишек, игравших здесь в мяч. Камень вонзился в более мягкий кирпич, из которого была сложена стена, раздался грохот, напоминающий небольшой взрыв, и в стене образовалась дыра, а за ней - склад. О том, что за стеной именно склад, они узнали потому, что за стеной были люди. Люди стали в изумлении озираться по сторонам. Дыра получилась довольно большая.
- Ни-и фига себе! - протянул капитан Эд Полищук. - Где ты этому научился? Где ты был все это время?
- Наверное, в Синанджу, - ответил Римо.
- А где это?
- Не знаю, но я родом еще и оттуда. Как это может быть?
Эд Полищук сказал дежурному сержанту, что он будет занят весь остаток дня. Он не собрал сегодня свою обычную дань - отчасти из-за пережитого шока, отчасти потому, что если это и в самом деле Простота Римо Уильямс, то не стоит раскрывать ему весь маршрут - от борделей до подпольных букмекерских контор.
И еще Эд Полищук твердо решил не выпускать Римо из поля зрения. Оказавшись у себя в кабинете, он тут же позвонил в отдел по связям с общественностью и затребовал себе подборку газетных статей о полиции за время, прошедшее со дня казни Римо.
- Я ничего этого не помню, - сказал Римо.
- Конечно, не помнишь. Ты был мертв. Римо прочитал статьи о самом себе. Больше всего его тронул отзыв сестры Марии-Елизаветы, которая помнила его как "хорошего мальчика".
Он узнал, что до самого конца процесса продолжал утверждать, что он невиновен. Но самого процесса он не помнил. Случилось ли с ним что-то такое, что в одну прекрасную ночь у него отказала память? Потому что последнее, что он помнил, было звездное небо. И Полищук был рядом с ним. Патрульный Эд Полищук.
- Я помню, как я посмотрел на звездное небо и подумал, что я звезда. Какая-то безумная идея о вечности и о том, что я из себя представляю, - сказал Римо.
- Ты всегда был сумасшедшим, но не в таком роде, - заметил Полищук. - Ты никогда не чувствовал ни поэзию, ни музыку, не питал никакого интереса к тем маленьким радостям, которые не могут возбраняться патрульным полицейским, учитывая размер их оклада. Ничего такого.
- Но все-таки почему моя память остановилась именно так? Смотри - видишь?
- Что?
- Азиат. Он говорит по-корейски.
- Римо, ты окончательно спятил.
- Может быть, - не стал спорить Римо.
- Ты вернулся в ту ночь, - объяснил азиат на языке, который Римо знал, - потому что это была та единственная ночь, когда ты наконец понял, пусть даже и на короткое время, кто ты есть и кем тебе предстоит стать.
И тут в сознании Римо всплыло имя Шива. Он слышал слова о том, что Шива есть Дестроер - разрушитель миров, и что надо умереть для того, чтобы родиться вновь и стать чем-то совсем новым. Капитан Полищук решил, что речь идет о какой-то новой секте, проповедующей воскрешение на земле. Он также решил провести кое-какое расследование для Римо, который отказался покидать его кабинет.
Оказалось, что Синанджу - это небольшой городок в Северной Корее на западном побережье. Исторические свидетельства утверждали, что этот городок каким-то образом связан с императорскими дворами Европы, Средиземноморья и Азии. Из Синанджу происходили какие-то особые придворные советники. Римо не помнил, чтобы он кому-нибудь что-нибудь советовал. Он вообще не знал, как это делается. И тем не менее, Синанджу в его сознании занимало не меньшее место, чем сиротский приют, в котором он вырос и который считал своим родным домом.
Шива, как оказалось, - это какой-то азиатский бог. Эта нить не привела никуда. Но было еще кое-что, что капитан Эд Полищук мог сделать и что могло привести их к самой сути происшедшего. Он мог доказать раз и навсегда всем и каждому, а особенно ФБР и средствам массовой информации, которые он собирался созвать на пресс-конференцию, что Римо Уильямс был тем самым Римо Уильямсом, которого казнили на электрическом стуле в тюрьме Трентон. Если ему удастся это сделать, тогда свет гласности и мастерство ФБР приведут к раскрытию тайны того, что за липовая казнь произошла в тюрьме Трентон.
- Как ты это сделаешь?
- Мы же полицейские, так?
- Так мне казалось, - заметил Римо.
- Тогда все просто. Дай мне твои отпечатки пальцев, Помнишь, как это делается? Обмакни подушечки пальцев в чернила. Вот, возьми подушечку для печатей, - сказал Полищук, протягивая Римо пропитанную чернилами подушечку и лист белой бумаги. Потом он позвонил в городское управление полиции.
- Мне нужны отпечатки пальцев патрульного Римо Уильямса.
- У нас нет никакого Римо Уильямса, капитан, - ответил ему сотрудник, ведающий картотекой отпечатков пальцев.
- Посмотрите среди мертвых, - сказал капитан Полищук.
- Зачем вам отпечатки мертвеца?
- Нужны, - коротко ответил Полищук. Сотруднику понадобилось двадцать минут, чтобы найти карточку Римо. Она сохранилась еще с тех времен, когда никаких компьютеров не было, и приходилось печатать имена и прочие сведения на машинке, а потом хранить эти карточки в специальных картотеках. Часть информации даже заносилась вручную, чернилами. И нельзя было просто нажать кнопку и сразу получить нужную информацию. Карточка Римо, к тому же, оказалась пыльной.
Посыльный доставил отпечатки пальцев из городского управления в участок Полищука. Полищук лично встретил посыльного в дверях и, забрав отпечатки, сразу же захлопнул дверь. Он положил отпечатки на стол и велел Римо приложить измазанные чернилами пальцы к листу белой бумаги.
Потом капитан Полищук внимательно изучил изгибы и узоры линий, обратив внимание даже на крохотный шрам на указательном пальце.
- Боже мой долбанный! Это ты, Римо. Ты! В самом деле ты.
- Созовешь пресс-конференцию?
- Созову всех кого можно. Кто-то где-то провернул грязную операцию в отношении нашей страны, а заодно и в отношении тебя, Римо. Добро пожаловать домой - так, наверное, я должен тебе сказать.
- Наверное, так, - отозвался Римо.

В Белом Доме никто не мог понять, что случилось на Харбор-Айленде и почему операция провалилась, но она-таки окончилась полным провалом.
Военные советники высадились на острове южнее гостиниц, а следом за ними на безопасном расстоянии шли ученые. В руках военных были автоматические винтовки М-16 и ручные гранаты, и их заранее предупредили, что если возникнут какие-то трудности, то курсирующий поблизости авианосец обеспечит им поддержку с воздуха. Задание заключалось прежде всего в том, чтобы захватить двух американцев, скрывающихся от закона, а затем надежно локализовать неизвестную жидкость. Позднее ученые разберутся, что это за вещество.
Военные сильно вспотели под жарким багамским солнцем и чуть не задохнулись в своих водонепроницаемых резиновых костюмах. Прежде чем достичь носа и рта, воздух должен был пройти через три фильтра. Военные продвигались вперед медленно, как космонавты в скафандрах.
Берег и гостиницы были захвачены к 9:00. К 12:00 была захвачена горбатая возвышенность в центре острова, и военные направились к курортному поселку, в котором, согласно полученной информации, находились супруги Доломо.
Информация о каждом шаге передавалась в центр. Последнее сообщение принесло мрачные известия.
Полуобнаженные девушки, смеясь и выкрикивая: "Вся власть положительным силам!", выбежали навстречу военным. Они совсем не выглядели опасными. Единственное, чем они были вооружены, это вязальными спицами, воткнутыми им в волосы, а военные смотрели отнюдь не на волосы.
Потом, словно по сигналу, девушки одновременно воткнули вязальные спицы прямо в резиновые костюмы. Никаких сообщении о раненых не поступило, но собственно говоря, никто и не удосужился передать ничего такого. С авианосца в воздух поднялось несколько разведывательных самолетов, но летчики не увидели никаких боевых действий. Ничего.
- Спицы были смазаны этим препаратом, - резюмировал Смит. - Это очевидно".
- Подумать только, какой огромной властью обладают эти руководители религиозных культов над умами своих последователей! - заметил президент. - Это ж надо - девушки разделись донага и согласились покалечить людей только ради своего духовного руководителя. И такого руководителя, который к тому же еще и мошенник. Да, Смит, мошенник. Нет, мы не собираемся уступать. Теперь послушайте меня. Я знаю, что вы хотите припасти Чиуна для меня, если вам придется это сделать. Ничего, это я переживу. Но не можем ли мы придумать что-нибудь такое, чтобы можно было отправить его к Доломо? Военная сила потерпела полный крах. Мы проиграли, Смит. Вы должны придумать что-нибудь.
- Господин президент, - сказал Смит, доставая из жилетного кармана маленькую, размером с ноготь, коробочку. - Эту капсулу я храню для себя. Как вы знаете, если тайна существования нашей организации будет раскрыта, я поклялся уничтожить ее и убить себя. И я твердо намерен это сделать. Не должно остаться никаких доказательств того, что наша страна однажды признала, что конституционный строй не способен сам себя защитить.
- Я осведомлен об этом, - кивнул президент.
- Силы этой капсулы достаточно, чтобы моментально убить двадцать человек. Я могу разрезать ее на две части.
- Вы хотите сказать, вы верите, что я сам лично приму эту капсулу, если у меня откажет память? Тут есть одна проблема, Смит. Я не вспомню об этом.
- Верно. Но вам и не придется ничего помнить. Напишите своей рукой записку, адресуйте ее мне и напишите там, что вы просите меня дать вам капсулу. Напишите ее на своей личной почтовой бумаге. По всей вероятности, вы ничего не будете помнить, если Доломо доберутся до вас со своим препаратом. А если они доберутся и до меня, тогда записка сама решит все проблемы.
- Значит, вы дадите мне таблетку?
- Да, - ответил Смит, чувствуя, как все внутри у него сжалось.
- Мне казалось, что вы не сможете убить меня. Именно поэтому вам пришлось призвать сюда пожилого азиата.
- Я не смог бы пристрелить вас. Но это - совсем другое дело.
Президент велел принести ему официальный президентский бланк и ручку. Когда секретарь принес все это, президент сразу же его отпустил.
- "Дорогой Харолд", - принялся диктовать Харолд В. Смит, и президент начал писать.
- "Прошу вас, не забудьте дать мне таблетку. В последнее время я часто забываю об этом, а она мне крайне необходима. Благодарю вас". Теперь подпишитесь.
- Вот, пожалуйста. Можно мне взглянуть, как она выглядит.
- Лучше не надо. А то вы слишком много будете о ней думать.
- Откуда вы знаете?
- Я однажды совершил эту ошибку и посмотрел на нее. И теперь она запечатлелась у меня в памяти как символ моей собственной смерти.
- Ладно, теперь пошлите азиата к Доломо. Скажите ему, что он имеет полный карт-бланш на любые действия.
- Он всегда свободен в своих действиях, - заметил Смит, взял записку, аккуратно сложил и положил в карман пиджака.
Через пятнадцать минут Смит вернулся.
- Сэр, у меня плохие новости.
- Только не он. Он не может потерпеть неудачу. Он умеет такое, на что никто другой не способен.
- Не думаю, что его неудача заключается именно в этом, сэр. Три часа назад он покинул Белый Дом. Кто-то, думаю, секретарь, сообщил, что он упоминал о Нью-Джерси. Он хотел увидеть Нью-Джерси. В прошлом он поступал так только один раз, когда заявил, что потеряно богатство его предков.
- Пообещайте ему, что мы удвоим богатство.
- Именно так я его вернул в тот раз. Но я не знаю, почему он покинул нас на этот раз.
- Мы заложники. Вся страна в заложниках. Мы пропали.
- На данный момент - так, сэр.
- Мы проиграли двум мелким жуликам. Они поставили нас на колени.
- Что ж, это такое положение, из которого есть только один выход - снова встать на ноги, сэр.
- Что вы предлагаете?
- Установите полную блокаду Харбор-Айленда или, как он теперь называется, Королевства Аларкин. Строго следите за тем, чтобы ни одно судно не покинуло пределов острова. Для самолетов он маловат. Установите карантин вокруг этого места.
- Как во времена чумы, - заметил президент Соединенных Штатов.
- Мне кажется, я знаю, куда направился Чиун. Может быть, нам еще повезет.
- Каким образом?
- Они странные создания. Оба, - сказал Смит.

Римо приготовился к тому, чтобы предстать перед телекамерами. Капитан Полищук - тоже. У него был образец старых и новых отпечатков пальцев Римо. Он снимет с Римо отпечатки еще раз в присутствии телевизионщиков и публично продемонстрирует, что все они абсолютно идентичны. А потом перед камерами предстанет Римо и сам расскажет свою историю.
- Только послушай, не надо глупых выходок. Не рассказывай никому, что ты помнишь, как я кого-то там пытался раскрутить на пачку сигарет, о'кей. Римо?
Римо кивнул.
Полищук позвонил в ньюаркское отделение ФБР.
- Послушайте, у меня тут произошло что-то совершенно из ряда вон выходящее. Парень, которого, по всем данным, казнили на электрическом стуле, взял да и вошел прямо в мой кабинет. Нет-нет, он не сбежал из тюрьмы. Он не избежал казни. Его казнили. Есть данные под присягой показания, вплоть до врача, производившего вскрытие. Я бы хотел, чтобы вы занялись этим делом. Ладно? Да, кстати, может быть, я позову журналистов и им тоже об этом расскажу. Отпечатки я вам высылаю прямо сейчас, - закончил свое сообщение Полищук и повесил трубку.
- У них есть своя картотека отпечатков в Вашингтоне. Мы пошлем им только новые.
Капитан приказал принести к нему в кабинет необходимые чернила, валик и стекло. Римо протянул правую руку. При этом он почувствовал себя преступником. Он чувствовал, как чернила впитываются в поры его кожи. Странно, что он может такое чувствовать, но в конце концов, все происходящее весьма странно. От тех времен, когда он впервые давал свои отпечатки пальцев, остались воспоминания, что чернила на ощупь представляются маслянистыми. Но сейчас каждая клетка его кожи словно бы обладала своими собственными ощущениями.
Капитан Полищук дал Римо тряпку вытереть руки, но когда он увидел, что происходит, у него отвисла челюсть, а тряпка выпала из рук. Руки Римо сами себя очищали. Создавалось, впечатление, что кожа живет своей собственной жизнью, собирает чернила в один черный поток, и он стекает с пальцев.
- Это лучше, чем тряпка. Тряпка только втирает грязь в кожу, - сказал Римо.
Еще до приезда репортеров дежурный сержант сообщил, что к капитану направляется какой-то странный косоглазый. Он всех расспрашивал нет ли тут человека, по описанию очень напоминающего Римо, и сержант послал его к капитану.
Отворилась дверь, и Полищук увидел хрупкого на вид старика-азиата с торчащими во все стороны жидкими волосами и с кожей, напоминающей пергамент.
- Я занят, - сказал капитан.
- Нет, - возразил Римо. - Это оно, видение.
- Я пришел за тобой, - сказал Чиун. - Я же говорил тебе, что никогда тебя не покину.
- Эд, как можешь ты видеть мое видение?
- Никакое он не видение, - сказал Полищук.
- Как тебя зовут?
- Какое твое последнее воспоминание?
- Звезда.
- Разумеется, - сказал Чиун. - Пошли со мной. Ты мой навеки.
- Я не принадлежу никому, - сказал Римо.
- Ты принадлежишь тому, чем ты сам являешься. Поэтому ты пойдешь со мной.
- Эй, постойте-ка! - сказал Полищук. - Сейчас сюда придут телерепортеры. Он мой.
И когда Чиун увидел, как этот неестественно толстый, пахнущий мясом человек прикасается к Римо, и когда он услышал такое богохульство, такую ложь о Римо, которого надо спасать, он уничтожил этого человека прямо тут, в кабинете, - разломил пополам и оставил его мертвого и неспособного помешать.
- Ты убил Эда Полищука, - сказал Римо.
- Почему ты всегда забиваешь себе голову всякими глупостями и запоминаешь их имена? - спросил Чиун, и Римо понял, что вернулся домой.
Он не знал, кто такой император Смит, и почему им теперь надо вносить поправки. Он знал, что есть что-то такое, частью чего он является и что само стало его частью, и именно это сейчас и происходило. Он покинул полицейский участок, не испытывая по этому поводу никаких сожалений.
Когда прибыли телевизионщики, они нашли капитана Полищука сложенным пополам, а руки его были густо измазаны чернилами.
Расследование привело к двум выводам. Первое: он отошел от своего обычного распорядка дня и заперся у себя в кабинете с каким-то молодым мужчиной. Второе: он, похоже, сошел с ума, потому что запросил отпечатки пальцев своего старого дружка.
В ФБР отпечатки поступили с посыльным уже после смерти капитана Полищука.
Был составлен отчет, но результат был вот какой: то, что Полищук разыскал отпечатки пальцев мертвеца, не было новостью за последние двадцать лет. Подобные отпечатки находили и в других местах, но каждый раз расследование убедительно доказывало, что обладатель этих отпечатков был мертв и похоронен много лет назад.
А любой человек, кроме самых ревностных христиан, знает, что мертвые не воскресают.
Глава четырнадцатая
Проснувшись, Беатрис Доломо увидела, что над восточным побережьем кружит самолет, а американские патрульные суда бороздят море, поднимая белые буруны и направив свои пушки на остров и на нее лично.
Это уже было чересчур. Особенно после того, как международные террористы осмелились взять на себя ответственность за уничтожение Байонна, Нью-Джерси.
- Нас окружили, изолировали и предали забвению. Рубин, я приняла решение, - сказала Беатрис, ожидая состоящего из жареных моллюсков и бананов завтрака в главном здании курортного городка.
Рубин кашлял, прочищая легкие от дыма первой за день сигареты. Был уже полдень. Он только что проснулся и вынул вату из ушей. Вата ему была необходима, потому что теперь на острове было полно Братьев и Сестер, и один из способов, которыми они стремились показать, что превозмогли собственную отрицательность, было утреннее приветствие солнцу. Поскольку многие из них заплатили за курс, объясняющий, как избавиться от "синдрома телесной лености", никто не желал показывать, что находится во власти этой отрицательной силы.
Для Рубина это означало, что ему предстояло оказаться лицом к лицу с толпой жизнерадостных психов.
Вынув вату из ушей и ощущая тяжесть в груди от накопившейся в легких мокроты. Рубин внимал тому, что говорила Беатрис:
- Рубин, я приняла решение. Мы больше не будем с этим мириться.
Рубин кивнул. Мокрота накатила приливной волной. Беатрис с отвращением отвернулась.
- Хватит изображать из себя хороших парней. Наша единственная проблема состоит в том, что мы были слишком мягкими.
- Драгоценнейшая моя голубка, - сказал Рубин. - Я гарантирую, что, начиная с сегодняшнего дня, на нас будут обращать должное внимание.
- Хватить играть в поддавки.
- Ты будешь довольна, дорогая.
- Можешь себе представить - целый город исчез с лица земли, а никто не сказал ни слова о преследовании за веру, о бедной Кэти Боуэн, о нас, обо мне. Обо мне. Рубин. Ни слова обо мне!
- К завтрашнему дню во всей Америке не останется ни одной семьи, которая не знала бы, как плохо с тобой обошлись.
- Телевидение?
- Обещаю.
- И есть шанс опозорить этого ублюдка президента, который не хочет пойти на компромисс?
- Тебе помогут.
- А может, ты просто играешь на моих надеждах?
- Воители Зора готовы.
- А я - королева.
- Верно, - подтвердил Рубин.
- Но ты от этого королем не становишься.
- Верно, дорогая.
- Не подведи меня, Рубин, - сказала Беатрис. - Окажись достойным нашего брака.
- Ты сказала, что хочешь, чтобы нас услышали. Ты ничего не говорила про секс, дорогая, - встревожился Рубин.
Он взглянул на часы. Наступало время исполнения плана. Он вышел на Розовый Берег со своими лейтенантами, один из которых, по счастью, оказался инженером.
Берег был окрашен в розоватый цвет, потому что песок здесь был смешан с мелкой коралловой крошкой. Это было особенно заметно тогда, когда со стороны Европы восходило утреннее солнце, и лазурь Карибского моря превращалась в нежное пастельное зеркало.
На берегу стояло несколько домиков местных жителей. Они были тут же призваны на военную службу, и командирами над ними были поставлены члены "Братства". Распространился слух о том, что дряхлый пожилой человек, кашляющий характерным кашлем курильщика, есть не кто иной, как сам Рубин Доломо, и кое у кого из тех, кто купил курс "Будь свободен от никотина", возникли на этот счет кое-какие сомнения. Но сомнения были в корне пресечены осведомителями, сообщившими о них начальству.
Как правило, наставники "Братства Сильных" направляли свое внимание на то, чтобы искоренить отрицательные чувства, но теперь в их распоряжении был способа более простой, чем отслеживание прошлых жизней с целью обнаружить истоки отрицательности. Несколько сильных мужчин просто запирали тех, кто нуждался в дополнительном обучении, в тесной хижине с решетками и избивали их там до тех пор, пока они не просили прощения за то, что им в голову пришли такие мысли.
В хижине было жарко, и под ярким карибским солнцем пахло горечью. Даже если бы их и не били. Братья и Сестры, усомнившиеся в человеке с кашлем курильщика, все равно раскаялись бы в своих бунтарских мыслях.
Рубин спросил инженера, может ли на Розовом Берегу приземлиться самолет.
- Все будет зависеть от скорости. Это вполне возможно. Но что скажут они?
Инженер кивнул в сторону патрульных судов, бороздящих океан у берегов Харбор-Айленда. Над судами кружились самолеты военно-морской авиации, всем своим видом давая понять населению острова, что могут нанести бомбовый удар в любой момент, но что пока момент для этого не наступил.
Маленький остров находился у ВМС США как на ладони, и островитянам об этом постоянно напоминали. Рубин срочно провел несколько занятий по тренировке сознания и напомнил Братьям и Сестрам, что самолет есть лишь иллюзия силы. Настоящая сила в них, они сами - сила. Занятии пришлось провести немало, потому что самолеты ВМС США преодолевали звуковой барьер каждые двадцать минут, и убедить слушателей в том, что они иллюзия, было нелегко.
- Пусть вас не беспокоят ни самолеты, ни корабли, ни пушки. Все это не имеет никакого значения.
- Надеюсь, вы правы, - сказал инженер, страдавший головными болями до вступления в "Братство", а после вступления узнавший, что для того, чтобы избавиться от боли, достаточно закрыть глаза на полчаса в день и сконцентрировать свое внимание на источнике внутренней силы.
Его лечащий врач сказал, что это вполне обычный способ избавиться от незначительных болей. Но после вступления в "Братство" инженер преисполнился лучших чувств относительно всего окружающего, особенно когда наставники внимательно его выслушивали, помогали ему отыскать источник проблемы и утверждали, что он, такой как есть, хорош сам по себе.
Как преданный Брат он отказывался слушать тех, кто говорил, что это всего лишь терапевтическое дилетантство и способ контроля над сознанием через коллективное внушение.
"Братство Сильных" было тем единственным, что представлялось ему свободным от всего, свободным от всех проблем, и забот, и стрессов обыденной жизни. Но сейчас, когда он смотрел на двухмильную полоску пляжа и на военно-морские силы в море вокруг острова, в душу ему закрались сомнения, что человек, сделавший его Воителем Зора, сможет из всего этого выкрутиться. Даже этот человек, этот великий ум в дряхлом теле, выкашливающем последствия четырех пачек сигарет без фильтра в день, не мог расширить берег или заставить военно-морские суда США исчезнуть.
- Не волнуйтесь, - сказал Рубин. - Все сработает как надо. Сработает так, как срабатывало раньше. Все всегда срабатывает как надо. Проблема не в этом.
- Если проблема не в этом, то в чем она?
- В том, что мне делать, если это не сработает.
Инженер исполнился священного трепета. Пусть Доломо дряхл и хрупок на вид, но в вопросах стратегии ему нет равных. Приходит ли к нему это искусство от мыслей планетарного масштаба и от общения с иными мирами, - этого инженер не знал. Но Доломо прекрасно разбирался в том, что знали великие полководцы о необходимости правильно распределить силы и о факторе внезапности. Что немного смущало инженера, так это то, что Рубина Доломо, похоже, не смущало ничто с тех самых пор, как он вышел из-за ширмы и сообщил инженеру и другим Воителям Зора, что настала пора им узнать, кто он такой на самом деле.
Он говорил себе, что его страх - это отрицательный голос из. прошлого. Он видел, что и его партнер тоже пытается вступить в контакт со своей положительной сущностью.
Роберт Кранц особенно сильно нервничал сегодня. Может быть, потому что он был историком, специализирующимся по античности. Афины, Греция когда-то были центром западной философской мысли. Но это было две с половиной тысячи лет тому назад.
Теперь же город был колыбелью множества революционных группировок, и в нем был аэропорт, столь же притягательный для угонщиков самолетов, как приглашение на званый обед для гурманов.
Роберт Кранц и его товарищ по оружию в борьбе за правое дело "Братства Сильных" стояли перед выбором. Они могли либо сами пронести оружие на борт самолета либо купить его прямо за открытыми воротами аэропорта у одной из многих палестинских группировок, которые перехватили концессию на торговлю оружием в Афинах у Революционных Красных Бригад.
Араб-торговец заверил Кранца и его компаньона, что в аэропорту"Афин было совершено больше угонов, чем в любом другом аэропорту мира.
- И на это есть свои веские причины. Во-первых, им на это наплевать, а во-вторых, тут у власти стоит много людей, которые ненавидят Америку. А кто угоняет самолеты? Англичане? Израильтяне? Французы? Нет. Так с какой стати они тут будут хоть что-нибудь менять? Мой друг, вы прибыли именно туда, куда вам надо.
- Не знаю, - неуверенно заметил Роберт Кранц. - Я не мог привезти оружие с собой на борту самолета американской компании, поэтому мне пришлось покупать его тут, в Афинах. Я только не уверен, что должен платить так много.
Араб притянул к себе Кранца поближе, чтобы шум реактивных моторов не заглушил то, что он собирался сказать. Они стояли рядом с внешней оградой аэропорта, откуда начиналась цепочка пропускных пунктов с невнимательными стражами, через которые легко было пройти к самолету.
- Друг, - сказал араб. - На вид ты парень неглупый. Ты бы не приехал сюда, если бы не знал, что ты затеял. Так?
- По правде говоря, нас сюда прислали, - сказал Роберт.
Глаза его партнера были по-прежнему закрыты - он все еще боролся с чувством страха.
- Мудрые люди. Они знают дело. Если ты хочешь делать дело, то Афины - самое подходящее для этого место. Итак, вы можете положить свои бомбы и пистолеты в чемодан, упаковать их в фибергласс и прямиком идти через магнитную рамку металлоискателя. Вы можете сделать так, что оружие будет неотличимо от прочих вещей.
- Мы думали об этом, - заметил Роберт.
- Или вы можете дать задание вашему другу пройти через ворота, дать сто долларов кому-нибудь из служащих аэропорта, и оружие для вас оставят в том месте, которое вы назовете. А может, и не оставят. Может, служащий возьмет деньги, а оружие заберет себе, чтобы потом перепродать.
- Это возможно, - согласился Роберт.
- Но имея дело со мной, вы имеете полную гарантию того, что оружие будет там, где надо. Я принимаю в оплату кредитные карточки. Если вы не найдете оружие на месте, вы отмените оплату.
Роберт на мгновение задумался. Но он помнил, что говорил ему мистер Доломо:
- При проведении операции, подобной этой, важно иметь в виду, что чем больше людей знает о ней, тем больше шансов, что операция закончится провалом. Купите пистолеты и гранаты прямо на месте, но испытайте их. Испытайте их там, где вас не арестуют, но испытайте обязательно. На борту самолета есть удобные места, где их можно до поры до времени спрятать. Вот чертеж, составленный нашим инженером.
Роберт посмотрел на чертеж. Потом он посмотрел на араба-торговца. И принял решение не поручать арабу проносить оружие на борт самолета.
- Я заплачу наличными, но мне нужно исправное оружие.
- По правде говоря, это совсем не обязательно. Важно, чтобы пилот думал, что оно исправное.
Так вот почему мистер Доломо объяснил ему, куда стрелять, находясь в самолете, чтобы не повредить самому самолету, подумал Роберт. Он не должен был никого убивать, но должен был заставить экипаж поверить, что он способен на убийство.
- Мне нужно оружие самое настоящее и находящееся в прекрасном состоянии.
- Это будет стоить дороже. Только не сходите с ума и не покупайте настоящие гранаты. Эти штуки могут взорваться и разворотить весь самолет. Вам на самом деле нужна подделка. Я могу дать вам американскую учебную гранату, копию очень популярной русской модели. Мне лично русские гранаты не нравятся - там как только выдернешь чеку, так она тут же и взрывается и дело с концом. Таков уж у них национальный характер. А в американской гранате можно вставить чеку обратно. Я бы на вашем месте взял американскую, - посоветовал араб.
- Американскую гранату, но без пороха, - согласился Роберт.
Его всего выворачивало наизнанку от страха, но он пытался перебороть это ощущение и найти центр положительной энергии в своем организме, чтобы подчинить все тело контролю своей воли. Не срабатывало. Но у великолепного мистера Доломо был ответ и на это. В своей безграничной мудрости и прозорливости он сказал:
- Не беспокойся обо всей этой фигне, Роберт. Просто загружайся на борт самолета и бери с собой оружие. Все будет прекрасно. А если почувствуешь страх, то просто наплюй на него.
У торговца-араба оказался прекрасный ассортимент пистолетов и винтовок.
- Ничто не сравнится с автоматом Калашникова. У него только один недостаток - ствол немного длинноват и в узком проходе может зацепиться за кресла. И кто-нибудь из пассажиров может за него схватиться. Хотя, должен сказать, что когда имеешь дело с американцами, они очень часто готовы помочь. Недавно мы чудненько угнали самолет в Бейрут, а один из американских пассажиров даже напомнил одному из наших, что мы забыли пистолет в туалете. В том, что касается помощи и сотрудничества, американцы не имеют себе равных.
- Давайте вернемся к оружию, - сказал Роберт.
- Да, да, конечно, - с готовностью согласился араб. - И позвольте порекомендовать вам оружие с тяжелым прикладом. Когда угоняешь самолет, мало толку от такого оружия, у которого приклад только для того, чтобы за него держаться. Нужен тяжелый приклад, чтобы можно было бить им пассажиров по голове. Только так можно заставить толпу вам повиноваться.
- Мы это знаем.
- Так, значит, вы и раньше этим занимались?
- Нет. Это будет впервые.
- Тогда, знаете, вам будет нужно иметь по меньшей мере по два пистолета каждому - один в руках, один за поясом. А еще можно взять в обе руки по пистолету. Вам надо выглядеть немного истеричными, чтобы команда подумала, что вы готовы пойти на самые безумные крайности, даже если это и вам самому будет стоить жизни.
- Но, видите ли, мы так и поступим, если придется, - сказал Роберт, уплатил сногсшибательную сумму за пистолеты и ненастоящие гранаты, а потом предложил торговцу стереть маленькое пятнышко грязи с его руки ватным тампоном, который сам он держал рукой, облаченной в резиновую перчатку.
У араба-торговца был необычайно счастливый вид, когда Роберт Кранц забирал назад только что уплаченные деньги. Доктор Доломо объяснил ему, что идет война и что в этой войне деньги играют наиважнейшую роль.
Как ему и было предписано, Роберт откинул тампон подальше от себя и осторожно снял резиновую перчатку. Затем вооружившись четырьмя пистолетами и взяв каждый по гранате, Роберт и другой Брат, все еще работавший над собственным страхом, направились в здание аэропорта и купили билеты на рейс, которым огромное количество американцев возвращалось домой. Согласно плану, они оба снова вернулись к внешней ограде аэропорта и проникли на территорию через брешь в заборе.
Самая большая опасность заключалась в том, что их мог задавить какой-нибудь взлетающий самолет. Однако когда они нашли свой самолет, к ним приблизились сотрудники охраны афинского аэропорта. Как известно, журналисты всего мира неоднократно критиковали именно афинскую охрану за ее нерасторопность.
Дюжие охранники окружили Роберта и его спутника.
- Вы, двое! Вы прошли через ограду?
- Нет, - ответил Роберт.
- У вас есть оружие?
- Нет, - ответил Роберт.
- О'кей. Вы хорошие парни. Идите.
Отделавшись таким образом от афинских охранников, Роберт Кранц и второй Брат поднялись в самолет.
На высоте пяти миль над Атлантическим океаном, как и было предписано, они истерически завизжали, что совершают угон самолета, и стали бегать взад-вперед по проходам, колошматя пассажиров рукоятками пистолетов по голове, а потом сообщили командиру, что либо они все приземлятся на Харбор-Айленде, либо все погибнут. Настоящий выстрел в настоящее кресло с настоящим человеческим бедром между дулом пистолета и креслом убедил командира экипажа, что все они умрут, если не исполнят приказания Роберта Кранца.
- Но на Харбор-Айленде нет аэропорта, - сказал командир, взглянув на карту. - Нам придется приземлиться в Нассау. Это единственный аэропорт, достаточно большой, чтобы принять нас.
- Посмотрите-ка на карту. Вы приземлитесь вот здесь, - Роберт ткнул в восточный берег Харбор-Айленда.
- Но там просто песчаный пляж. Как, черт побери, мы потом взлетим?
- Этого я не знаю. Делайте что вам говорят, и никто не пострадает. Мы не хотим, чтобы кто-нибудь пострадал. Никто и не пострадает, если вы будете повиноваться.
При подлете к Харбор-Айленду навстречу пассажирскому самолету вылетел самолет военно-морской авиации и приказал уклониться в сторону от этого района, потому что объявлена блокада Харбор-Айленда.
- Не могу. Какой-то псих приставил мне к виску пистолет, и я могу погубить всех пассажиров.
- Улетайте прочь.
- Извините, нет, - ответил пилот. Его главной обязанностью было обеспечение безопасности пассажиров.
- Прочь, - снова поступил приказ с военного самолета.
- Нет, - ответил пилот.
Внизу, на Харбор-Айленде, инженер наблюдал, как военные самолеты расступились, чтобы дать дорогу пассажирскому.
- Они отступили! - воскликнул он.
- А как же иначе, - заметил Рубин. Он хорошо знал мир военно-морского флота. Им было никуда не деться. Он точно рассчитал, почему угоны самолетов с американцами на борту всегда проходят так успешно. Дело не в том, кто угонщики, а в том, кто такие американцы. Это люди, уделяющие достаточно внимания сохранению человеческой жизни. И благодаря этому в реальном мире они становились очень уязвимыми.
Можете себе представить, чтобы кто-нибудь угнал русский самолет?
Рубин Доломо наблюдал за тем, как огромный "Боинг-707" садится на Розовом Берегу. Это было великолепное зрелище. С хирургической точностью пилот опустился брюхом на плотный песок у самой кромки воды - с одной стороны пальмы, с другой - открытое пространство океана. Самолет сел на песок мягко, как мыльный пузырь.
Над Харбор-Айлендом занималось яркое утро, когда Братья-охранники подошли к самолету и встретили Роберта Кранца и его трясущегося компаньона. Экипаж был оставлен на борту самолета, а пассажиров отвели в заранее приготовленные для этого помещения по всей территории острова - если кому-нибудь придет в голову мысль разбомбить остров, то куда бы ни попала бомба, погибнуть пассажиры самолета. Как выразился Рубин, "это наши живые мешки с песком".
Лишь после полудня на остров прибыли представители средств массовой информации, которых доставили катером с острова Эльютера. Журналистам, чтобы прорвать блокаду острова, пришлось прибегнуть к политическому шантажу. Как только стало известно, что военно-морской флот установил блокаду Харбор-Айленда, практически каждый комментатор стал обвинять ВМС в нарушении свободы слова. Означает ли все происходящее, что Америка ведет войну против Багамских островов? Если так, то почему война не объявлена?
Американское правительство не имело права подавлять свободу слова, и потому военно-морским судам было приказано пропустить на остров толпу репортеров с камерами и блокнотами.
Рубин был готов к встрече. Он разместил телевизионщиков в загонах для крупного рогатого скота, газетчиков на пастбищах для овец, а фотографов в загонах для коз. Каждый, кто отклонялся от предписанного маршрута, знакомился с кнутами в руках преданных Братьев.
Один репортер, пытаясь взывать к гуманизму "Братства Сильных" был избит так жестоко, что потерял сознание. Один из Братьев плеснул ему в лицо воды, привел его в чувство, и эта история моментально была занесена в летопись освободительной борьбы как свидетельство того, что Братья и Сестры оказывают медицинскую помощь пострадавшим.
Когда все было готово. Рубин позвал Беатрис.
- Дело за тобой, моя драгоценная голубка, - сказал он. - Весь мир у твоих ног.
В Белом Доме президент и Смит смотрели и слушали, как Беатрис Доломо в прямом эфире обращается к американскому народу. Почти все телевизионные компании прервали свои передачи, чтобы пустить в эфир прямой репортаж об угоне американского самолета на Харбор-Айленд.
- Добрый народ Америки, - начала свою речь Беатрис Доломо. На лице ее было даже больше грима, чем обычно - все-таки телевидение. - Я никогда не питала никаких враждебных чувств по отношению к американскому народу. Правду сказать, я сама американка. Я не желаю причинить вред невинным пассажирам, потому что они нам нравятся. Чего я хочу добиться, и чего мы все хотим добиться - так только свободы вероисповедания. Сегодня в американских тюрьмах томятся люди, чья вина состоит лишь в том, что они предпочли быть положительными и не быть отрицательными. Я говорю о человеке, близком нашим сердцам. Наша дорогая Кэти Боуэн, ведущая программы "Чудеса Человечества". В чем состоит ее преступление? В чем наше преступление? Мы хотим только мира и довольствия для всех нас.
Беатрис зачитала заранее заготовленное выступление, улыбнулась особенно широко симпатичному репортеру, а потом кивком головы показала Рубину, что настала его очередь.
Рубин заверил всех, что пассажиры находятся в безопасности и чувствуют себя лучше, чем когда-либо раньше, потому что уже прослушали несколько вводных занятий "Братства Сильных".
- Изумительное новое искусство отыскания древних истоков нашей истинной силы уже помогло миллионам, решило проблему бессонницы, излечило глазные болезни, помогло обратить неудачу в успех и дало людям новый смысл в жизни. Чтобы бесплатно произвести анализ характера, который подскажет вам, кто вы есть и как вы можете навсегда освободиться от стрессов, все что вам надо сделать - это обратиться в ближайший к вашему месту жительства храм "Братства Сильных".
Президент отвернулся от телевизора.
- Они убийцы и мошенники, и я собираюсь прямо объявить это народу, - сказал он. - Черт побери, они бесплатно заняли под рекламу эфирного времени на многие миллионы. А мы ничего не можем поделать. Меня больше беспокоит их снадобье, чем даже судьба несчастных пассажиров. Все это еще больше усложняет дело.
На этот раз, когда королева Аларкина позвонила президенту, госдепартамент не стал заставлять ее ждать полчаса, а немедленно соединил с президентом.
Ее требования были просты. Снять все обвинения в мошенничестве, заговоре с целью убийства, недонесении о заговоре с целью убийства, вымогательстве, растрате - и тогда президент будет восславлен как миротворец В противном случае его имя будет смешано с грязью перед лицом всей страны.
- Дорогая моя, - ответил на это президент. - Меня избирали не для того, чтобы я шел на сделки с мелкими мошенниками. Валяйте, мешайте меня с грязью. Компромиссов не будет. Америка не продается.
К вечеру стало казаться, что практически каждая телевизионная компания вставила в свою программу передачу о религиозной нетерпимости в Америке. Преследования католиков, иудеев, мормонов, квакеров были представлены в этих передачах как прелюдия к последним событиям в этой области.
Профессор Уолдо Ханникут опять вещал в эфире. Именно он после убийства президента Садата обвинил в этом Америку, а не исламских фундаменталистов, которые стреляли в Садата. Он обвинял Америку в массовых убийствах, совершенных Красными Кхмерами, с которыми Америка вела войну. А теперь он обвинял Америку и в угоне самолета.
- Я еще не видел президента Америки, который бы в самом деле понимал, что такое свобода вероисповедания.
Когда на следующий день он попытался повторить этот же трюк в Конгрессе, два конгрессмена резко оборвали его, заявив, что он - лишь очередной псих, готовый валить на Америку вину за любое преступление.
Но средства массовой информации не интересовались прошлым профессора. Их вниманием завладела красавица Кэти Боуэн, томящаяся в тюрьме. Она давала интервью профессионально-чарующим голосом, смотрела на репортеров глазами еще более невинными, чем были у нее, когда она исполняла роль святой в пасхальной телепередаче.
- Я знаю, что я нахожусь в тюрьме, потому что верю в то, что люди добры. Я не желаю зла ни одной невинной живой душе. Но невиновен ли президент, объявивший блокаду народу Аларкина только за то, что эта страна заявила, что верит в людское добро? Невиновен ли президент, если военные самолеты кружат над крохотным островом, а суда с ядерным оружием на борту патрулируют его берега? Кто такой президент, если он думает, что может раздавить добро в человеке злою силой ядерного оружия?
Никто из комментаторов не упомянул о том, что Кэти Боуэн сидит в тюрьме по обвинению в заговоре с целью убийства, что всего неделю назад она сама разоблачила себя тем, что заявила о крушении президентского самолета раньше, чем это крушение случилось, и что все это вне всякого сомнения доказывало, что она замешана в убийстве полковника ВВС США и всех, кто находился на борту.
А аллигаторы в бассейне вовсе были сочтены историей давно минувших дней, и не стоило об этом упоминать, дабы не дать правительству новое средство подавления свободы вероисповедания.
Одна телекомпания совместно с одной газетой провела опрос общественного мнения.
Вопрос был поставлен так: должно ли ядерное оружие США служить делу религиозной нетерпимости?
Когда на вопрос был получен отрицательный ответ, все средства массовой информации объявили, что рейтинг президента упал.
Один из пассажиров угнанного самолета, избранный официальным представителем заложников, объявил американскому народу в программах, которые большинство телезрителей смотрит за завтраком и за ужином, что многие пассажиры "прониклись глубокой симпатией к "Братству Сильных" и его доктрине".
Президент созвал пресс-конференцию, на которой обрисовал все крупные и мелкие преступления, совершенные супругами Доломо, в частности, как "Братство Сильных" мошенническим путем вытягивало деньги из адептов.
Сразу за пресс-конференцией последовал комментарий, и комментаторы объяснили народу, что навешивание ярлыков еще никогда никому не помогало. Президент был назван безрассудным и безответственным, особенно когда он заявил, что супругам Доломо не удастся уйти от правосудия.
- Я бы очень не желал, чтобы он вел переговоры от моего имени, - сказал один комментатор, недавно отпущенный из загона для крупного рогатого скота на Харбор-Айленде, ныне именуемом Королевством Аларкин.
Именно этот комментатор подал пример своим товарищам, обращаясь к Беатрис Доломо не иначе как "Ваше Величество". И он же сказал, что Америке еще предстоит переступить через свое высокомерие и перестать считать, будто она может диктовать людям, как им следует жить.
- Лично я считаю, что "Братство Сильных" дает такое чувство духовного и эмоционального подъема, какое вы не найдете в христианстве.
Было взято множество интервью в храмах "Братства Сильных", и зрители смогли убедиться, как страдают преданные Братья и Сестры от преследований их духовных лидеров.
- Лично я не выступаю за угоны самолетов. Я выступаю за свободу вероисповедания, - сказал руководитель одного из отделений и, улыбнувшись, добавил, что Америка должна быть готова к новым угонам и катастрофам типа той, что произошла в Байонне, если не прекратит практику преследования религиозных меньшинств.
- Да, я твердо убежден, что катастрофа в Байонне, равно как и угон самолета, есть результат преследования за религиозные убеждения.
В Овальном кабинете президент отдал Смиту один-единственный приказ:
- Мне нужны оба ваши специалиста. Мне наплевать, как вы их найдете. Найдите, их!
- Наши системы слежения обнаружили их в Ньюарке, сэр. Но теперь я не знаю, где они могут быть. Я полагаю, что они оказались там из-за Римо, но на него нам больше рассчитывать не приходится.
- Почему, черт побери?
- Потому что я не уверен, знает ли он, что по-прежнему работает на нас.
Римо решил, что это здорово, что он наконец-то повстречался со своим видением.
- Я хотел только одного, папочка, - вернуться домой, но я не знал, куда мне податься. А теперь я знаю. Синанджу, правильно?
- Самое совершенное место на земле - родина твоих предков, - заметил Чиун.
Они находились в здании аэропорта, и Чиун просунул свои длинные пальцы с острыми ногтями Римо под рубашку и нажал ему на солнечное сплетение, чуть пониже грудной кости, чтобы восстановить гармонию дыхания, чтобы легкие и поры его кожи работали в унисон и чтобы кровообращение обратило вспять процесс поглощения чужеродных веществ и отторгло их.
Но Чиун не думал об этом в таких выражениях. Он воспринимал человеческое тело как поэму - именно этому он научился у предыдущего Мастера, а тот в свою очередь - у предыдущего, и так до самого начала, когда Мастера Синанджу познали истинную силу человеческого тела и деревня Синанджу стала солнечным истоком всех боевых искусств, которому все прочие лишь подражали на протяжении многих веков.
Римо почувствовал ногти у себя на груди и попытался сосредоточиться, но позвякивание разменных автоматов и запах духов отвлекали его. И только когда он понял, что разменные автоматы находятся на другом конце аэропорта, то осознал, что к нему возвращается слух. Запах духов был еле уловим, а это означало, что к нему возвращается обоняние.
Память, однако, возвращалась небольшими порциями. Он вспомнил, как смотрел на звезду, а потом он понял, что именно в этот момент во Вселенной было принято решение о том, чем ему предстоит стать, и сознание вспомнило об этом, хотя он сам этого и не знал.
Он вспомнил Чиуна. Он вспомнил их совместные занятия. Он вспомнил, как его много раз посещали мысли о смерти. Он вспомнил, как он ненавидел Чиуна и как научился его уважать, а потом узнал его лучше и полюбил, как родного отца, которого никогда не знал.
Он вспомнил Синанджу, грязный маленький городок, родину величайшего в истории человечества Дома Ассасинов. Он вспомнил, как надо дышать. Во рту у него стоял луково-чесночный привкус жидкости, к которой он прикоснулся в Калифорнии. Он вспомнил, как лазил в ванну, чтобы не дать утонуть взрослому мужчине, который вел себя как ребенок. Он вспомнил, как потерял контроль над своей кожей.
Он был не в лучшей своей форме. А случившееся отбросило его еще немного дальше.
Некоторые вещи он до сих пор понимал весьма смутно. Он знал, что Синанджу - это маленький городок или даже деревня, но его родиной он был не сам по себе, а потому что оттуда исходило учение. Он был воспитан в сиротском приюте в Ньюарке. Это он, оказывается, помнил правильно.
- Да, ты - Синанджу, Римо, - сказал Чиун.
Он перестал быть видением. И Римо знал, почему он продолжал его видеть даже тогда, когда забыл все остальное. Он видел его, потому что Чиун находился внутри него самого, как всякий хороший учитель. А Римо считал Чиуна самым величайшим из всех учителей, которых мир когда-либо знал.
- Я вспомнил! Я вовсе не кореец! - воскликнул Римо. Пальцы Чиуна замерли.
- Не заходи так далеко. Ты кореец. Твой отец был корейцем.
- Правда? Я об этом не знал. А ты откуда знаешь?
- Я объясню тебе позже, но ты увидишь хроники Синанджу, наши хроники, и сам поймешь, как ты оказался способным познать так много.
- Это потому что ты - великий учитель, папочка. Я думаю, ты величайший учитель из всех, которых мир когда-либо знал, - сказал Римо.
- И это тоже, - согласился Чиун.
- Эй, я совсем забыл. Мне надо позвонить. Мои подопечные скрылись.
- В Америке все куда-то зачем-то скрываются. Наше место не здесь.
- Мое - здесь, папочка. В этом-то вся проблема, - заявил Римо, все еще помнивший номер контактного телефона Смита.
Глава пятнадцатая
Тон у Римо был извиняющийся, а Чиун был вне себя от гнева.
- Никогда не признавайся императору, что ты что-то сделал не так, - сказал он по-корейски. Римо пропустил его слова мимо ушей.
- Что мы все делаем в Белом Доме? Это же самое худшее место встречи, какое только можно себе представить! Вы же сами все время говорите об опасности раскрытия тайны нашего существования.
- Каким-то образом супругам Доломо удалось добраться до президента. И я боюсь, что у них это может получиться и еще раз. Если президент превратится в неуправляемого трехлетнего ребенка, то весь мир может взлететь на воздух. Именно с этой целью я вызвал Чиуна сюда.
- Ах, вот оно как. Это только отговорка, которой он собирается воспользоваться, когда захватит трон, - сказал Чиун по-корейски, обращаясь к Римо, а Смиту сказал по-английски: - Это очень мудрое решение.
- Он не собирается захватывать трон, - возразил Римо. - Он вызвал тебя потому, что сам не мог бы убить президента. Он хотел, чтобы это сделал ты. А потом он распустил бы нашу контору и убил себя.
- Накануне воцарения? - удивился Чиун. Это настолько не лезло ни в какие ворота, что он забыл сказать это по-корейски.
- Я тебе это много раз говорил, но ты не хочешь этого понять, папочка, - сказал Римо.
- За это время я успел разработать способ защиты от такого вторжения, - сообщил Смит. - Весь вопрос заключается в том, в какой вы форме.
- У меня нет защиты от этого вещества.
- Тогда вы останетесь здесь. Сможете ли вы сделать то, что надо, если Доломо доберутся до президента?
- Вы имеете в виду, смогу ли я его убить?
- Да.
- Конечно, - сказал Римо.
- Никаких проблем?
- Это будет правильное решение, Смитти.
- Да, полагаю, что так, - сказал Смит. - Наверное, я старею. Я бы не смог сделать этого.
- Он ни на что не способен, он сумасшедший, - сказал Чиун по-корейски, а по-английски добавил: - Доброжелательность - вот отличительная черта великого правителя.
- Чиун, теперь когда Римо с нами, мы можем послать вас. Нам надо освободить группу заложников, удерживаемых на острове, и самое главное - захватить некое вещество, созданное двумя преступниками, Рубином и Беатрис Доломо. Заодно расправьтесь и с ними.
- Еще один глупый, составленный сумасшедшим, список товаров, которые надо купить, - сказал Чиун по-корейски и, обратившись к Смиту, добавил по-английски: - Мы вылетаем со скоростью ваших слов.
- Нет. Римо придется остаться здесь.
- Тогда мы будем охранять вас ценою собственной жизни.
- Не г. Я хочу, чтобы один из вас делал одно дело, а другой - другое.
- Мы оба сделаем оба дела одновременно и восславим ваше имя, так что оно станет более заметным, чем единственный лист на единственной ветке.
- Нам надо, чтобы Римо остался здесь и сделал то, что ему предстоит сделать, а вы отправились на Харбор-Айленд и сделали то, что надлежит сделать вам.
- Ага, - сказал Чиун. - Понимаю. Мы с Римо отправляемся на Харбор-Айленд немедленно.
- Смитти, он не позволит мне оставаться без присмотра в моем теперешнем состоянии. Поэтому похороните свой план разлучить нас, - посоветовал Смиту Римо.
- Зачем ты сказал такое Смиту? - по-корейски спросил Чиун, и Римо ответил на том же языке:
- Потому что это правда.
- И что?
- И то, что если мы все знаем, что делаем, то нам не надо играть в прятки.
- Искусство общения с императором - это не игра. Горе тому ассасину, который всегда говорит правду императору.
Римо сказал Смиту по-английски:
- Вам придется выбирать.
- Ладно. У меня есть запасное средство на случай, если до президента доберутся. Отправляйтесь на Харбор-Айленд. Но постоянно поддерживайте контакт. Телефонная система тут не вполне надежна. Мы дадим вам устройство, которое позволит вам держать с нами контакт через спутник. Все это очень рискованно. Я хочу контролировать ход дела. Меня беспокоит судьба заложников, я хочу уничтожить Доломо, а что касается их вещества - то это просто кошмар.
- А что оно в точности из себя представляет? - спросил Римо.
- Наши ученые над ним работают. Самая главная проблема заключается в том, что оно очень стойкое.
- Ну, так похороните его.
- Где? Это должно быть сделано в таком месте, где оно не попадет в подпочвенные воды. Нам удалось взять под контроль ситуацию в поместье Доломо, но если они начнут массовое производство - вот тогда наступит настоящий кошмар.
- Значит, сначала нам надо добраться до этого вещества?
- Не знаю. Вот поэтому мы и даем вам прибор связи, - ответил Смит.
Перед их уходом Смит решил повидать президента и лично заверить его, что Чиун и Римо отправляются на задание.
- На него нападают по всей стране. И только народ поддерживает его. Он - человек, стойко выносящий невзгоды, и он должен знать, что он не один.
- И разумеется, пока мы еще здесь, если он, по случайности, упадет и... - начал было Чиун.
- Нет, - отрезал Смит.
- Значит, пока еще рано, - понял Чиун. В Овальном кабинете Римо Уильямс пообещал президенту, что его ничто не остановит.
- Я американец, - сказал Римо. - И мне не нравится, когда мою страну поливают грязью.
- Нет. Только Доломо. Прессу оставьте в покое! - испугался президент.
Президент старался не смотреть в глаза Чиуну. Римо догадался, что он знает, что именно Чиуну была поручена миссия убить президента.
Чиун тоже заметил эту странность в поведении президента. Это вполне могло означать, что сумасшедший Смит и в самом деле рассказал нынешнему императору о своих планах. Ничто не может сравниться с безумием этих белых, которым Римо продолжает служить, не обращая внимания ни на какие доводы разума.
- Я в первый раз начинаю чувствовать, что мы берем ситуацию под свой контроль, - сказал президент.
- Белые не способны взять ситуацию под свой контроль. Они способны только создавать ситуации, - сказал Чиун по-корейски.
Римо и Чиун добрались до Харбор-Айленда, ныне открыто именуемого Аларкином, или Свободным Аларкином, или Освобожденным Аларкином. Именовали его так репортеры. Многие из них вели свои репортажи прямо с борта везущего их на остров катера. Римо и Чиун старались не попадаться на глаза телекамерам.
Один комментатор распространялся о том, как Аларкин выявил слабости Америки, и как он сделал достоянием мировой общественности не только эти слабости, но и тот факт, что Америка проявляет нетерпимость в отношении религиозных меньшинств.
- Многие пассажиры самолета Испытывают смешанные чувства. Они, с одной стороны, не могут одобрить сам факт угона, но с другой - они прониклись сочувствием к "Братству Сильных", которое на протяжении всей своей истории подвергалось гонениям и преследованию. Все видят, как военная мощь Америки, ее суда и самолеты окружили крохотное государство Аларкин, в прошлом - Харбор-Айленд. Люди понимают, что преданные приверженцы "Братства Сильных" могут в любую минуту оказаться за решеткой, и никто не удивляется тому, что Америка стала объектом нападения со стороны тех, у кого нет ни авианосцев, ни ядерного оружия, а есть только собственная жизнь. И именно этими жизнями рисковали преданные Братья и Сестры, совершая то, что кое-кому на Западе может показаться терроризмом. Но для слабых и угнетенных это лишь шанс рискнуть всем в борьбе против сильного угнетателя во имя освобождения своих возлюбленных собратьев, томящихся в американских тюрьмах. В конце концов, спрашиваем мы, почему бы не обменять одного пленного на другого, и чаще всего называется имя Кэти Боуэн, которую вооруженные блюстители порядка схватили и упрятали за решетку.
Закончив свой репортаж, комментатор стер с лица грим и огляделся по сторонам в ожидании аплодисментов.
Римо взглянул на Чиуна.
- Это не репортаж. Это пропаганда.
- А тебе какое дело? Я не смыслю ничего в безумствах белых, населяющих твою страну.
- Кто-то же должен попытаться сказать правду. А эти ребята все окрашивают так, как им надо.
- А кто поступает иначе? - удивился Чиун. - Если ты ими не доволен, то найми других.
Еще до того, как катер пристал к пристани, еще два репортера передали репортаж о том, какую роль во всех этих событиях играет пресса. Они пришли к выводу, что средства массовой информации, при всех их недостатках, делают все, на что они способны и являются важным фактором в разрешении проблемы. На борту катера был журналист, который писал для журнала статью, направленную против тех, кто критикует журналистов, и он пришел к выводу, что критики относятся к журналистам, предвзято в силу своей ограниченности, а что пресса в целом исполнила выдающуюся роль.
- Разве я не прав? - спросил он у телерепортеров и газетчиков.
Все сошлись во мнении, что он глубоко прав.
- Это хорошо, потому что я собираюсь вернуться назад этим же катером. Мне вовсе не обязательно высаживаться на острове - моя статья уже готова.
- Почему тебя волнуют все эти глупости? - спросил Чиун. - Какое тебе дело до правды? Важно только одно - чтобы ты сам знал, как все обстоит на самом деле.
- Но этих парней услышат миллионы.
- Значит, это проблема миллионов. Может быть, ты не помнишь, но однажды я сказал тебе, что правда - это то, что знает один человек. А что знают другие - это их проблемы.
- А мне неприятно видеть, как мою страну поливают грязью мои же соотечественники, - сказал Римо.
- А мне приятно, - возразил Чиун. - Твоя страна заслужила это. Ну, конечно, если бы они попытались клеветать на Синанджу, эту ярчайшую жемчужину цивилизации, хранящуюся на Корейском полуострове, тогда мы могли бы принять надлежащие меры.
- Брось, папочка. Я уже поправился и я помню Синанджу. Это маленькая грязная рыбацкая деревушка. Я хорошо ее помню. Мы там как-то раз славно подрались.
- Ты дрался. А я во всем блеске славы вернулся домой, - заметил Чиун.
Катер пристал к берегу, и около двух десятков молодых мужчин и женщин с кнутами встретили американских журналистов. Некоторых отогнали в старые коровники. Других - на овечьи пастбища. И только потом им позволили взять интервью у угонщиков.
Римо включил переговорное устройство.
Размером оно было с полбуханки хлеба и устроено так просто, что с ним мог справиться даже ребенок. На нем было только две кнопки. Римо каким-то образом умудрился нажать их четыре раза в разной последовательности, но устройство не заработало. Он подумал, что такого не должно быть. Он стукнул по устройству. Раз, другой - очень нежно.
- Работает, - донесся голос Смита.
- С чего нам начать?
- Найдите место, где они хранят жидкость, но не отпускайте от себя Чиуна. Вы ведь знаете, что с вами случилось в прошлый раз.
- Когда я сделаю это, что я должен буду сделать потом?
- Вероятно, идти прямиком к Доломо, а потом заняться их преданными последователями, и тогда проблема заложников будет решена. Пусть их освобождает морская пехота.
- А как эта штука работает? Я ее включил чисто случайно.
- Чтобы включить его, нажмите правую кнопку, а чтобы выключить - левую.
- Ага, - сказал Римо и, нажав по ошибке не ту кнопку, отключил связь.
Чиун опять был в ярости - в который раз им пришлось исполнять безумные распоряжения Смита. Профессиональный ассасин должен устранять великих правителей, говорил он, а не ходить за покупками для Смита. Пусть его химики занимаются этим, а не ассасины. Так говорил Чиун. Такое не случилось бы, если бы они работали на законного императора, а не на сумасшедшего.
Выбраться из загонов для скота, отведенных репортерам, было не так-то просто. Римо открыл дверь, воспользовавшись вместо отмычки головой одного из Братьев. Репортеры решили загон не покидать, а дождаться следующего часового, который скажет им, куда идти и что говорить в своих репортажах.
На берегу бухты, откуда был виден соседний остров Эльютера, Римо заметил, что очень многие дома заколочены досками. Дома были очень симпатичные, с розовыми ставнями и пастельных тонов стенами, со множеством красных и желтых цветов за белыми заборчиками. На Багамских островах побывали англичане и оставили свой след.
Но домики были столь привлекательны на вид, что превосходили любых своих собратьев в Англии. Теплые, доброжелательные, открытые. Несмотря на запертые двери.
- Итак, - начал свои поучения Чиун, - если ты попадаешь в оккупированную страну, то к кому ты пойдешь за информацией о том, что делают оккупанты?
- Это я помню, папочка, - ответил Римо. - К самим оккупантам пойдешь в последнюю очередь.
- Почему?
- Потому что только несколько человек из высшего руководства оккупантов знают, что они делают, а среди тех, кто оккупирован, об этом знает практически каждый, - ответил Римо.
- Верно, - подтвердил Чиун.
Что сильнее всего поразило Римо, пока он шел по уютным мощеным улицам мимо симпатичных домиков, так это тишина. На улицах не было ни души. У домов был живой обитаемый вид, но на улице царила полнейшая тишина.
- Все жители сидят по домам, - сказал Римо.
Он вошел во дворик одного из таких домиков. Домик был розовый с белыми ставнями, а такой же белый заборчик был почти скрыт за морем пурпурно-красных цветов. В воздухе пахло морем и цветами, и ощущение было приятное.
Римо постучал в дверь.
- Мы не выходим на улицы, как нам и приказано, - донесся из-за двери приятный голос, говорящий по-английски с британским акцентом.
- Мы не оккупанты, - заверил его Римо.
- Тогда прошу вас, уходите. Мы не хотим, чтобы нас застали за разговором с вами.
- Вас никто не застанет.
- Вы не можете нам это гарантировать, - отозвался голос с очень британским акцентом.
- Еще как могу, - заявил Римо.
Отворилась дверь, и показалось чернокожее лицо.
- Вы - пресса?
- Нет, - признался Римо.
- Тогда прошу вас, заходите, - сказал человек, говоривший по-английски с британским акцентом.
Он впустил Римо и Чиуна в дом и затворил дверь. Прихожая была очень уютно обставлена плетеной мебелью. По стенам висели местные негритянские ремесленные изделия, а над имитацией камина, в котором тут никогда не бывало нужды, висела литография, изображающая очень белого Христа, почти блондина.
- Я не стану больше говорить с американскими репортерами. Они приходят к нам и спрашивают, хотим ли мы, чтобы американские самолеты разбомбили наши дома, а когда мы отвечаем: "Конечно, нет", они заявляют, что мы боимся американского вторжения. Если бы мы не знали, что британские газеты еще хуже, мы бы страшно обиделись.
- Мы здесь затем, чтобы расправиться с негодяями.
- Наконец-то хоть кто-то оказался способным отличить негодяев от борцов за свободу. Но вот чего я никак не могу понять, так это, как многие из них говорят, что поддерживают "Братство", но осуждают угон самолета. Ведь "Братство" и угон самолета неотделимы друг от друга. "Братство" сажает аллигаторов в плавательные бассейны неугодным людям. "Братство" замышляло убийство вашего президента. Негодяи - они и есть негодяи.
- Абсолютно с вами согласен, - заметил Римо.
- И еще они дурно воспитаны. И они раздают направо и налево свои дурацкие буклеты о своем идиотском культе.
- Абсолютно с вами согласен, - заметил Римо.
- Ну, тогда давайте выпьем чаю, и вы расскажете мне, чем я могу вам помочь. Меня просто из себя выводит, что стоит кому-нибудь захватить какую-нибудь территорию силой, как ваша пресса называет это освобождением, а потом жизнерадостно перебирается в какую-нибудь другую свободную страну и принимается вскрывать ее язвы, пока и ее не освободят. Знаете, что теперь стало означать слово "освобождением? Это такой режим в стране, который вас пристрелит, если вы вздумаете уехать из страны.
- Абсолютно с вами согласен, - заметил Римо. - Но я боюсь, нам придется обойтись без чая. Мы ищем нечто, чем обладают ваши оккупанты. Это химическое вещество, которое они тут производят. Оно лишает людей памяти.
- Ох, мне бы тоже хотелось кое о чем забыть, - пошутил хозяин. - Я ни о чем таком не слышал, но, может быть, мои дети смогут вам помочь.
Хозяин познакомил Римо с мальчиком и девочкой лет десяти от роду. Оба они были очень живые, веселые, смышленые, опрятные и вежливые.
- А я и не знал, что где-то еще водятся вежливые дети, - сказал Римо.
- Только не в Америке, - заявил Чиун, намекая на свои проблемы с Римо.
Римо объяснил детям, что он ищет.
- Не знаю, смогу ли я толком объяснить, но эти люди производят какое-то химическое вещество, внешне похожее на обычную воду. Оно полностью лишает людей памяти. При этом оно действует не только, если вы его выпьете, но даже, если вы только прикоснетесь к Нему. Оно проходит через кожу.
- Как интерферон, - заметил мальчик.
- Что? - не понял Римо.
- Это лекарство. Очень многие лекарства проникают в организм через поры кожи. Кожа тоже дышит, - объяснил мальчик.
- Я знаю, - сказал Римо.
- Так вот чем они занимаются под землей в дальнем конце Розового Берега, - произнес мальчик.
- Большие резиновые мешки, - добавила девочка.
- И большая резиновая комната.
- Резина - это вполне подходяще. Им как-то надо самим не попасть под действие вещества, - сказал Римо.
- Подумать только, а когда-то Дом Синанджу служил русским царям! - воскликнул Чиун. - Непременно расскажите нам все-все про резиновые мешки. Именно за этим мы сюда и приехали. Резиновые мешки для мусора.
- Первое, что они сделали, - это выкопали огромную яму на северной оконечности Розового Берега. Там у них эти глупые американцы работали совершенно бесплатно. Это последователи их религии. А когда яма была готова, они построили там бетонный фундамент, и сверху тоже накрыли бетонной плитой, - рассказал мальчик.
- Да, моя подруга Сэлли слышала, как они говорили, что если на берегу приземлится самолет, то крыша должна обязательно выдержать. Это было еще до того, как сюда прилетел самолет, который они угнали, - поведала девочка.
- А потом внутри они установили резиновые перегородки, и я видел, как они привезли резиновые мешки.
- Сколько? - спросил Римо.
- Мы насчитали пятнадцать. Нам все это показалось очень странным. А потом они все засыпали песком.
- А потом приземлился самолет.
Римо сообщил обо всем этом Смиту и, как и ожидал, получил приказ:
- Раздобудьте резиновые мешки.
Хозяевам дома он пообещал, что лично очистит остров от Сильных Братьев, даже если американское правительство этого не сделает.
- А, я смотрю, у вас "пульт для дураков", - заметил мальчик.
- Ты имеешь в виду переговорное устройство? - уточнил Римо.
- Я не знаю, для чего оно нужно, - сказал мальчик. - Но когда вам надо сделать такое устройство, что с ним смогут обращаться даже умственно отсталые люди, то вы оставляете на нем всего две кнопки. Тогда с ним кто угодно справится. А использовать его можно для чего угодно.
- Иногда у меня возникают трудности с механическими игрушками, - признался Римо.
- Этот прибор был сконструирован специально для тебя, Римо, - заявил Чиун.
В северной части Розового Берега находился пост, где дежурили трое членов "Братства", употребляющие все свои положительные мысли на то, чтобы избавиться от мучительных солнечных ожогов. Красная, покрытая волдырями кожа причиняла им немалые страдания.
Одна из Сестер предложила вернуться к средствам обычной медицины вместо тех, что предлагает "Братство Сильных". Остальные сказали, что она предательница.
Римо внимательно оглядел Розовый Берег. "Братству" пришлось немало потрудиться, чтобы укрыть бетонное сооружение. Но определить его местонахождение оказалось нетрудно. Огромная бетонная масса буквально кричала сквозь розоватый песок.
Трое стражей попытались остановить Римо. Одним легким движением кисти руки он поймал надвигающиеся на него тела и бросил их в море. У самой линии горизонта с американского авианосца в этот момент взлетала очередная партия самолетов.
Чиун внимательно следил за тем, как работает запястье Римо, когда он швырял Братьев и Сестер в нежно рокочущие волны, набегающие на Розовый Берег. Одно маленькое движение не могло ему сказать, насколько Римо удалось восстановить свои функции. Вполне возможно, что даже находясь под воздействием ядовитого вещества, Римо не утратил эту способность.
- Надо было пощадить их, чтобы прорыли нам дорогу, - упрекнул Чиун своего ученика.
Однако он знал, что передвигаться сквозь песок лишь ненамного труднее, чем сквозь воду, и не обязательно владеть приемами Синанджу, чтобы уметь это.
Им легко удалось проникнуть внутрь помещения. Чиун отпихнул Римо, чтобы он не наступил на почти незаметное влажное пятно на резиновом полу.
Римо узнал луково-чесночный запах. Оно самое.
В резиновой комнате была маленькая стеклянная камера с приделанными к ней резиновыми рукавами'. Находясь снаружи этой камеры, человек мог работать с тем, что находится внутри, а потом через люк выбраться на воздух.
Там же, внутри стеклянной камеры, был кран и лента конвейера. Очевидно, резиновые мешки поступали по конвейеру и наполнялись препаратом через кран. Рядом с конвейером стоял утюг. Им, вероятно, мешки герметично запечатывали.
И наконец, там было пятнадцать душевых кранов и пятнадцать полочек под ними. Очевидно, здесь мешки обмывали и оставляли на хранение. Но четырнадцать полочек были пусты, и виден был лишь один мешок.
- Чиун, ты поищи мешки, а я выберусь наружу.
- Я не охотник за сокровищами. Я - ассасин.
- Тогда я этим займусь, - сказал Римо.
- Ты же знаешь, ты еще не восстановил правильное дыхание, - возразил Чиун.
Римо сквозь песок выбрался на свежий воздух и стал ждать Чиуна. Долго ждать ему не пришлось.
- Там только один мешок, - сообщил Чиун. Римо немного повозился с переговорным устройством и в конце концов дозвонился до Смита.
- Четырнадцать мешков исчезли.
- Это очень некстати. Теперь отправляйтесь к Доломо. Узнайте у них, что они сделали со своим веществом. Узнайте, где оно хранится. Выясните все.
- А как насчет заложников?
- Потом. Извините, но так надо.
- Может быть, мне будет легче добраться до Доломо, если я сначала освобожу заложников, - сказал Римо.
- Но не забывайте, это второстепенная проблема.
- Конечно, - солгал Римо.
Римо узнал, что заложников содержат в нескольких гостиницах на берегу и переводят с места на место в зависимости от того, где находятся представители средств массовой информации, готовых платить наибольшую сумму за интервью. Как выяснилось, представитель, делавший заявления от имени группы заложников, - тот, что проникся глубокими чувствами симпатии к "Братству Сильных" и его благородным целям, по совместительству исполнял обязанности посредника между прессой и "Братством". Он питал к "Братству" чувство искренней симпатии даже тогда, когда они сажали аллигаторов в бассейны.
У него были гладко причесанные волосы, спокойный характер, и какой-то репортер осыпал его комплиментами по поводу его невероятного самообладания.
Римо легонько ткнул официального представителя группы заложников в солнечное сплетение, и тот согнулся пополам под одобрительные аплодисменты остальных заложников, Потом он отобрал кнуты у Братьев и обмотал их как можно туже вокруг шей тех же самых Братьев. Потом отобрал телекамеры у репортеров и так же туго обмотал провода вокруг репортерских шей.
- Вы свободны, - сообщил он заложникам. - Оставайтесь здесь, пока не прибудут морские пехотинцы.
К Римо и Чиуну приблизилось несколько верных Братьев с автоматами, которые они отобрали у американских десантников. Братья стреляли. Но перестали стрелять, когда Римо и Чиун оторвали им руки и бросили их вместе с оружием на коралловые рифы.
Когда Рубин Доломо услышал выстрелы, он выбежал на свой командный пункт на вершине горного гребня, разделяющего надвое Харбор-Айленд, ныне - Королевство Аларкин.
Сообщение пришло немедленно. Темноглазый мужчина с толстыми запястьями.
- Высшая отрицательная сила нашла нас, - сказал Рубин Доломо.
- Приводим в действие запасный план? - спросил инженер.
- Пока нет. Нам уже однажды удалось остановить его с помощью химии. Значит, и на этот раз это у нас получится.
Рубин Доломо по небольшой лесенке взобрался на крышу своего командного пункта и, задыхаясь, крикнул в мегафон:
- Я здесь! Иди ко мне, о отрицательная сила зла! Я предводитель Воителей Зора, свет во тьме, единственная истина, которая будет жить вечно.
Услышав это, Беатрис Доломо велела двум симпатичными Братьям, развлекавшим ее, одеваться, а сама выбежала на командный пункт.
- Зачем ты сообщаешь ему, где мы?
- Потому что я хочу, чтобы он сюда пришел, драгоценная моя. В прошлый раз мы задержали его, но использовали слишком мало препарата. На этот раз мы отправим его туда, где встретилась яйцеклетка его матери со спермой его отца. Надеюсь, ему понравится в утробе.
Вокруг гостиницы из земли исходило легкое испарение. Римо почуял запах лука и чеснока и сделал шаг назад.
Он видел, как Рубин и Беатрис Доломо рассматривают его в бинокль с крыши одного из курортных домиков.
- Держись подальше от этого тумана. Я их достану. По крайней мере, это настоящее дело для ассасина, пусть даже убивать придется двух ничтожных людишек, - сказал Чиун.
- Не убивай их. Надо выяснить, где они спрятали свое вещество, - сказал Римо.
- Ну, конечно. Мне следовало бы знать, - возмутился Чиун. - Вы не можете не принизить почетную обязанность. Мы опять занимаемся поисками сокровища.
Несколько репортеров слышали выстрелы и теперь - сконцентрировали все свое внимание на Чиуне, пробиравшемся сквозь легкий туман
- Еще один преданный последователь гонимой веры отправляется засвидетельствовать свое почтение своему духовному лидеру Рубину Доломо, в то время как вокруг небольшого, но готового до конца отстаивать свою независимость бастиона накапливается ядерная мощь американского военно-морского флота! - прокричал репортер в микрофон.
А Чиун все шел и шел вперед. Рубин навел бинокль на азиата в кимоно.
- Святые угодники, сжальтесь над нами! Посмотри на его кожу, - воскликнул Рубин.
- Дай посмотреть, - сказала Беатрис.
- Посмотри на его лоб. Посмотри на его руки, - продолжал Рубин.
- У него кожа двигается и сама стирает с себя препарат, - ахнула Беатрис.
- И автоматы его тоже не взяли.
- Мы пропали.
. - Вовсе нет. Позвони президенту, Беатрис. Я хочу с ним поговорить.
- Почему ты?
- Потому что я знаю запасный план.
Римо следил за тем, как Чиун преодолевает стандартный набор препятствий: огнестрельное оружие, еще порция препарата (на этот раз им выстрелили из пушки), железные прутья, дротики, смазанные, по всей вероятности, все тем же препаратом. Он знал, что Чиун нарочно движется слишком медленно - он вполне мог двигаться гораздо быстрее. Но картинные движения рук и порхание складок кимоно говорили Римо, что Чиун работает на телекамеры.
Неожиданно запищало переговорное устройство - бешено, лихорадочно, словно вся электроника в нем взбесилась.
Римо как-то ухитрился нажать нужную кнопку и услышал голос Смита:
- Остановите Чиуна! Что бы вы сейчас ни делали, остановите Чиуна. Скажите ему, чтобы оставил Доломо в покое!
- Они у нас в руках.
- Скажите ему, чтобы прекратил.
- Но они у нас в руках.
- Нет. Это мы у них в руках! У них в руках вся человеческая цивилизация. И они не испытают ни малейших угрызений совести, разрушив ее. Просто скажите Чиуну, чтобы остановился. Я все объясню позже.
Римо по-корейски прокричал Чиуну, чтобы не шел дальше.
- Почему? - удивился Чиун. - Я что, на ваш взгляд. взялся за исполнение слишком почетного задания?
- Что-то случилось. Нам придется отступить.
- Перед лицом телевизионных камер? В присутствии журналистов? Перед лицом всего мира?
- Сейчас. Да. Прямо сейчас.
- Я не стану терпеть такое унижение. Это последняя капля.
- Тогда мне придется остановить тебя, папочка.
- Какая наглость! - возмутился Чиун. - На нас смотрит весь мир, Римо. Я не могу позволить, чтобы мир увидел, как я потерпел неудачу.
- Ты хочешь сказать, что убьешь меня?
- Я не могу позволить себе потерпеть неудачу, - повторил Чиун.
- Ну, тогда давай, убей меня! - крикнул Римо. Он шел по краю поднимающегося от земли тумана, выискивая сухое место по ту сторону, а когда нашел, то прыгнул прямо на него поверх испарений. Он надеялся, что телевизионщики не усмотрят в этом ничего сверхвыдающегося. Он приземлился на камень и пошел вперед через остатки защитных сооружений, которые Чиун уже разрушил.
- Ты видела? - спросил Рубин.
- Да. Представляешь, каков он в постели!
- Теперь я вижу, почему его не взяли ни пули, ни все прочее.
- Он очень сексуален, - восхищалась Беатрис.
- Как ты думаешь, он одолеет старика?
- Я бы не возражала, чтобы он одолел меня, - простонала Беатрис.
Доломо смотрели, как азиат в кимоно развернулся навстречу приближающемуся к нему белому с толстыми запястьями. Эта необычная парочка говорила на восточном языке, которого Доломо не знали.
Потом белый нанес первый удар. Удар был так скор, что они не заметили движения руки, но пурпурно-красные цветы, росшие вокруг, затрепетали под порывом сильного ветра.
Глава шестнадцатая
Причина поражения была проста и вместе с тем ужасна. Доломо продемонстрировали свою силу на примере небольшого американского городка.
- Прежде чем посланные вами служители зла покончат с нами, проверьте, что произошло в Кулсарке, штат Небраска, - сказал Рубин.
- А что там в Кулсарке? - спросил президент. В ответ президент услышал смех.
- Проверьте сейчас же, потому что то, что произошло там, произойдет и с вами. Это произойдет с Европой и с Японией. Наши преданные сторонники заняли позиции в четырнадцати самых важных системах водоснабжения в мире. Когда вы узнаете, что случилось в Кулсарке, подумайте о том будущем, которое ждет Париж, Лондон, Токио и Вашингтон. Загляните в завтра, не помнящее собственного вчера.
Смит, слушавший весь разговор, немедленно приказал Римо отступить. Именно этого он и боялся.
- Может быть, сначала узнаем, что произошло в Кулсарке? - предложил президент.
- У нас нет времени. Если я правильно понимаю личность Рубина Доломо, то он настроил своих людей на то, чтобы они выполнили его приказ, если не получат никаких указаний. Другими словами, если время от времени Доломо не будут выходить на связь с ними, они выльют содержимое мешков.
- И тогда вещества больше не будет.
- Не совсем так. Мы пока не знаем, насколько оно стойкое. Заразите им систему водоснабжения, и оно распространится по всему миру. Можете себе представить, на что будет похож мир, в котором никто не умеет читать и не помнит, как делать бронзу или железо. Мы имеем дело с
оружием страшнее ядерного. Это означает конец цивилизации.
- Но мы не можем сдаться.
- Извините, сэр, - сказал Смит. - Именно это мы только что и сделали.
Информация из Кулсарка поступила почти сразу. Посланные туда войска обнаружили, что все население города плачет. Все искали кого-нибудь, кто бы накормил и переодел их.
Были отданы строжайшие приказы соблюдать секретность, дабы паника не захлестнула всю страну. Войска, облаченные в специальные резиновые костюмы, переправили пострадавших в специально подготовленный для этой цели госпиталь. Ученые, работавшие над разгадкой тайны препарата по указанию Смита, сумели добиться некоторых успехов в промывании организма сразу после попадания в него препарата, но долгосрочные последствия его действия были пока неизвестны.
Смит не получал сведений ни от Римо, ни от Чиуна в течение четырех часов. А когда получил, то оказалось, что эти сведения куда ужаснее, чем он мог себе представить.
- Извините, Смитти, - сообщил Римо, - но Чиун перешел на сторону Доломо.
- Но он не мог так просто бросить вас. Вы ведь по-прежнему работаете на нас, правда?
- Извините. Я просто не мог больше объяснить Чиуну ваши действия.
- Вам и раньше это никогда не удавалось.
- Если быть точным, то я имею в виду, что я больше не могу объяснить ваши действия самому себе, Смитти.
- Римо, если это тактический маневр, я все пойму.
- Смитти, когда вы отказались освобождать заложников, вы меня потеряли.
- У нас были стратегические соображения, о которых вы не можете знать.
- Я знаю, что я американец, и когда я увидел, как поступили с заложниками, я почувствовал, что меня ткнули мордой в грязь. И кроме того, Смитти, я только что попытался ударить Чиуна и сделал это так плохо, что он надо мной просто посмеялся. Я не могу жить с этим ощущением.
- Римо, вспомните все, во что вы верили. Не бросайте вашу страну в такой момент.
- Извините, Смитти. Я кое-чему научился, когда потерял память. Моя страна бросила меня. Она больше не стоит того, чтобы ее защищать. Прощайте, дорогой. Было забавно с вами работать. Но теперь все кончено.
Смит услышал какой-то щелчок - переговорное устройство отключилось. Очевидно, Римо его сломал.
На Харбор-Айленде Римо швырнул остатки переговорного устройства в Атлантический океан, а патрульные суда тем временем брали курс прочь от острова и самолеты ВМС садились на палубу авианосца, тоже готового к отплытию.
- Мы победили! - ликовала Беатрис. - Мы всех разгромили.
- Вы и в самом деле отрицательная сила вселенского противодействия? - спросил Рубин у темноглазого мужчины, причинившего ему столько хлопот.
- Это верно, - ответил за Римо Чиун. - Я многие годы упорно трудился, чтобы искоренить в нем отрицательные начала, но только вам удалось верно определить их.
- Я так и знал, - сказал Рубин. - Вы - отрицательная сила, преследующая мою положительную силу.
- Я хочу, чтобы сейчас он попреследовал меня, - заявила Беатрис.
- Подождите, - сказал Чиун. - Если мне предстоит служить вам как следует, то я должен признаться, что ваши слуги недостойны столь милостивой и восхитительной королевы.
- Это была идея Рубина - провозгласить меня королевой. Пресса на это клюнула. А мне тоже в общем-то понравилось.
- Вы - королева, - пропел Чиун. - Увы! - я столь долгие годы работал на этих сумасшедших. И только вы одна показали мне, что значит - настоящая королева. Вы верите в месть и цените ее, как я вижу.
- Не месть, - возразил Рубин. - Справедливость.
- Это лучшая разновидность мести, - заметил Чиун. - Позвольте мне узнать, кто ваши враги, чтобы бросить их к вашим ногам и чтобы они ползали на коленях и молили вас о пощаде.
- В нем что-то есть, - заметила Беатрис.
- Не знаю, не знаю, - покачал головой Рубин. - Слишком уж долго они сдавались.
- Мы не сдались, - возразил Чиун. - Когда человек перестает служить дуракам и переходит на службу к тем, кто понимает, как устроена Вселенная, это не значит, что он сдается. Мы ведь могли вас убить, но тогда мы остались бы без монарха, а что такое ассасин без, монарха!
- Может быть, вы мне просто зубы заговариваете, чтобы я отказался от мысли погубить западную цивилизацию? - сказал Рубин.
- Я никогда не был о. ней высокого мнения, - ответил Чиун.
Рубин судорожно вдохнул воздух и принял очередную таблетку успокоительного. День сегодня выдался на редкость долгий и трудный.
- Как вы делаете то, что вы делаете? - спросил Рубин.
- Как вы все это проделываете? - спросила и Беатрис.
- Ваши Величества, - снова запел Чиун. - Ваш путь не должен быть ни беспокойным, ни трудным.
- Меня сейчас вырвет, - сказал Римо по-корейски.
- Заткнись, - ответил ему Чиун на этом же языке.
- Ты мои, юноша, - заявила Беатрис, пытаясь схватить Римо за локоть.
Локоть все время увертывался от ее пальцев.
- Скажите ему, чтобы не дергался, - сказала Беатрис. - Я королева и имею право иметь любого в своем королевстве.
- Вот они - твои высокие стандарты искусства ассасина, папочка. Знаешь, как называются такие услуги? - спросил Римо по-корейски.
Чиун ответил тоже по-корейски:
- Ей на самом деле наплевать на твое тело. Все, что ее интересует, это ее собственное тело. Удовлетвори ее.
- Мне противно даже прикасаться к ней.
- А от тебя ничего больше и не требуется - только прикоснуться.
- Ну, так сделай это сам, - сказал Римо. - Я твой сын. К такому занятию ты готовил своего сына?
- О, ядовитая змея, как смеешь ты валить всю вину на старших, как можешь ты упрекать в нарушении моральных норм того, кто дал тебе все, что ты знаешь и умеешь, кто спасал тебя от смерти бессчетное количество раз, - заявил Чиун и отказался обсуждать с Римо хоть что-нибудь еще.
Мальчику предстоит еще многому научиться.
- О всемилостивая королева, позвольте мне пробудить в вашем теле те чудеса, которые в нем таятся, - обратился Чиун к Беатрис.
- Благодарю вас, - облегченно вздохнул Рубин, понявший, что на сегодняшний день он с крючка сорвался.
Но к его удивлению, старик-азиат не стал никуда уходить с крыши командного пункта, а просто легонько потер Беатрис запястья. Как мог заметить Рубин, у Беатрис был сильнейший в ее жизни оргазм.
- Семь. Семь. Восемь. Девять. Десять, десять, десять, о-о-о-о-о, десять! - визжала Беатрис. - Десять, десять. Десять!
- Меня сейчас вырвет, - сказал Римо.
- А тебе, моя сладкая малышка, это понравилось? - хихикнула Беатрис и попыталась ущипнуть Чиуна за щеку.
- А вам, ваше величество, приходится так страдать из-за неправильного дыхания, - обратился Чиун к Рубину. - Но это можно поправить.
- Ничего страшного. Займите Беатрис, и у меня не будет к вам никаких претензий.
- Нет, - возразил Чиун. - Вам надо познакомиться с искусством Синанджу.
И с этим словами он сунул руку под тонкую белую рубашку Рубина - рубашку с дополнительным карманом для таблеток.
Рубин дернулся и напрягся. И выпучил глаза.
- Что это такое в воздухе?
- Вы дышите, - сказал Чиун.
- Правда. Дышу. Дышу полной грудью и чистым воздухом. В последний раз я так дышал накануне того дня, как спрятался за сараем, чтобы выкурить первую в жизни сигарету, - сказал Рубин.
Чиун низко поклонился. Римо отвернулся и вперил взгляд в океан. Ему очень хотелось, чтобы самолеты вернулись и разбомбили тут все. Когда он напал на Чиуна, напал, разумеется, не имея ни малейшего намерения причинить ему вред, а потом потерпел поражение, ему пришлось согласиться пойти вместе с Чиуном на службу к Доломо.
Чиун пообещал, что все будет в порядке. Римо очень бы хотелось знать, что значит - "в порядке". Римо сказал, что надо спасать мир. И Чиун пообещал, что не будет ставить Римо в дурацкое положение. И вот теперь он пресмыкается перед этими самодельными королем и королевой.
И Римо понимал, насколько глубоко в нем сидит его американство. Он всех королей и королев считал мошенниками. И именно поэтому они нуждались в ассасинах - чтобы держать родичей в узде, а себя - на троне. Должен же быть какой-то лучший способ избрания правителя, чем случайности рождения или мошенничество, в котором ныне участвует и Чиун.
Но Римо вовсе не был готов к тому, что он увидел сейчас. Рубин хотел знать, как у Чиуна это получилось. Чиун начал рассказывать ему про истинные возможности тела. Рубин сказал, что он неплохо разбирается в этом.
- Значит, вы сможете обучиться принципам Синанджу, - сказал Чиун. - Вы должны знать Синанджу. Ваши солдаты должны знать Синанджу. Иначе вам никогда не выбраться из этой ловушки.
- Нельзя обучить искусству Синанджу живой труп, - заметил Римо по-корейски.
- Что это за язык? О чем вы разговариваете? - поинтересовалась Беатрис.
- Он сказал, что вы очень красивая, - ответил Чиун.
- А мне казалось, что я ему не нравлюсь. Он бы за это, конечно, сурово поплатился, но все же мне казалось, что я ему не нравлюсь.
- Как можно не любить такую грациозную королеву? - удивился Чиун.
- Рубин, дай этому человеку все, что он попросит. Нам надо получить как можно больше Синанджу, что бы это такое ни было. Побольше и получше. И по утрам тоже.
- Вы здесь в западне, - сказал Чиун.
- Вовсе нет. Это весь мир в западне. Вы когда-нибудь слышали про Кулсарк в штате Небраска?
- Разумеется, нет, - ответил Чиун.
- Я избрал этот город, потому что там открытый водоем, из которого город снабжается водой. Я нанес удар по городу два дня назад - просто в качестве демонстрации силы, но никто этого не заметил, потому что никому не было дела до какого-то там Кулсарка в штате Небраска. Сработало великолепно. Лучше, чем нашествие дромоидов. А когда я сказал президенту, чтобы он узнал, что там случилось, все население уже было обработано препаратом. Я вам рассказывал про свой препарат?
- Нет, - сказал Чиун.
Беатрис, поняв, что Рубин собирается сполна насладиться рассказами о своих победах, и не желая долее находиться на солнце, спустилась вниз и сказала молодому белому, что его очередь следующая.
Римо не знал, что хуже - быть внизу с Беатрис в ее будуаре или на крыше командного пункта и слушать, как Чиун распинается перед Рубином и восхваляет его великолепие. Проблема заключалась в том, что Рубин был далеко не прост. И весь цивилизованный мир мог стать его жертвой.
И именно тогда Чиун сказал Рубину, что он больше не нуждается в заложниках. Рубин согласился. Заложники - это было слабое звено. Не надо прибегать к слабости, когда есть сила.
Чиун сказал Рубину, что тот уже усвоил элементы Синанджу. Но когда Чиун лично принялся обучать Рубина основам дыхания, а потом - через какую-то коммуникационную систему - еще и каких-то психов, именующих себя Воителями Зора. Римо покинул крышу командного пункта и отправился к заложникам, которые проводили свою прощальную пресс-конференцию.
- Наконец-то мы узнали обо всем и с другой стороны, - сказал пилот.
- Подлинное духовное сопереживание с собратьями по человечеству, - добавил официальный представитель заложников.
Римо, которого теперь все считали состоящим на службе у Доломо, получил право помыкать Братьями. Он велел им собрать всех репортеров в одном загоне, всех - газетчиков, телевизионщиков, радиокорреспондентов. Потом он отобрал у всех пленки и уничтожил их. Теперь можно было не беспокоиться, что кто-нибудь его узнает.
Потом он усадил всех заложников на корабль, отплывающий на Эльютеру, а Братьям и Сестрам велел собраться на северной оконечности острова.
- Я не хочу, чтобы кто-нибудь из вас совался в дома жителей острова. Оставайтесь тут.
- Это входит в учение Синанджу? Мистер Доломо соединяет принципы Синанджу с принципами "Братства Сильных". У него появился новый Воитель Зора. Его зовут Чиун. Мы слышали его голос по радио. А вы тоже - Синанджу?
Этот вопрос задала юная девушка, усиленно постигающая азы правильного дыхания.
- Да. Я - Синанджу.
- Какое великолепное дыхание! Оно просто наполняет весь организм новыми силами, - сказала девушка. - Мы хотим знать больше. Что нам еще делать.
- Займитесь отжиманиями, - посоветовал Римо.
- А это тоже - Синанджу?
- Еще бы.
- А что нам делать после отжиманий?
- Еще отжимания, - сказал Римо. - Только никуда не уходите с этого места.
- Потому что дыхание утратит свою силу? - спросила девушка.
- Нет. Потому что я вас всех убью, - заверил ее Римо.
Он прошел назад по берегу бухты, мимо уютных домов пастельных тонов, двери которых начали мало-помалу открываться. Дети играли на улице, а пожилые женщины выставили корзины с товарами под высокими деревьями, где они привыкли торговать уже многие годы. Рыбаки спускали на воду свои лодки, отправляясь к прибрежным рифам на ловлю омаров и моллюсков.
Багамский воздух был сладостен, и Римо наслаждался каждым вздохом.
Чиуна и Рубина Доломо он нашел возле пристани. Рубин просто-таки излучал новую энергию. Таблетки свои он забросил далеко в море.
- У меня есть Синанджу, - сказал он. - Ничто другое мне никогда больше не понадобится.
- Разумеется, - подтвердил Римо.
Он видел, что рука Чиуна почти не покидает позвоночника Рубина. Рубин не сам творил новую энергию в своем организме - это Чиун, манипулируя нервными окончаниями, посылал в его мозг ложные сигналы о том, что все хорошо.
- Мы уезжаем, Римо, - сказал Чиун. - Мы скоро вернемся, и оборона Его Величества станет еще крепче.
- Он гений - ваш папа. Вы это знаете? - спросил Рубин.
- Ага, он просто великолепен, - пробормотал Римо.
- Вы знаете, нас могли просто стереть с лица земли, если бы не он.
- Я бы не хотел, чтобы так случилось, - сказал Римо.
- Вы знаете, что могло бы случиться, если бы кто-нибудь по ошибке воспользовался препаратом? Америка решила бы, что началась война, и обрушилась бы на нас всей своей огневой мощью.
- Ужасно, - согласился Римо. На Чиуна он не глядел.
- Или что могло бы произойти, если бы все правительства мира стали сообща и тайно разыскивать наших людей и нанесли бы удар только после того, как определили местонахождение каждого? Мы бы оказались совсем беззащитными. Видите ли, мы не можем позволить найти наших людей. Ваш папа - гений, молодой человек!
- Да, голова у него варит, - подтвердил Римо. Он смотрел с берега на гладь залива, где из воды поднимались вершины коралловых рифов. Море было таким, как всегда. Может быть, когда-нибудь все это исчезнет, подумал он. Но эта картина никогда не изгладится из его памяти.
- Вы разве не хотите пожелать ему удачи? Римо отвернулся от Чиуна и пошел вверх по склону, а потом по узкой тропинке спустился к Розовому Берегу, зарыл там ноги в песок и очень тихо сказал:
- Твою мать!
В Белом Доме Смит не знал, что Чиун опередил его на один шаг.
- Все это чрезвычайно сложно, но отнюдь не безнадежно, - сказал Смит. - Мы знаем, что за пределами Харбор-Айленда находится четырнадцать мешков с препаратом. Мы знаем, что есть один на острове. Следовательно, нам надо отыскать четырнадцать мешков, разбросанных по всему миру.
- Но если мы схватим одного, остальные выльют это вещество каждый в своем городе. И цивилизации все равно наступит конец.
- Конечно, - согласился Смит. - Следовательно, нам надо отступить, как мы уже и сделали. Весь мир на нашей стороне. Полиция и разведки всех стран на нашей стороне. Поиск этих четырнадцати мешков не займет много времени, а потом мы нанесем удар одновременно.
- А можно сделать это законным путем?
- Он объявил войну всему миру. Это его шутовское Королевство Аларкин стало всеобщим врагом.
- Эти меры могут сработать. Они должны сработать, - с надеждой произнес президент.
Он забыл, куда он положил ручку, но не хотел, чтобы Смит об этом знал. Он часто забывал всякие мелочи, но теперь это приобрело совсем иное значение для него.
В течение ближайших двух дней, со всех концов мира поступили такие ужасные новости, что и представить себе было нельзя. Местонахождение всех четырнадцати мешков было установлено. Но они исчезли. Их забрали и, по всей видимости, перепрятали где-то в другом месте двое мужчин, описание которых соответствовало внешности Рубина Доломо и Чиуна.
В одном случае, полиции удалось выйти на след этой парочки, и были высланы специальные силы полиции для их поимки. Взвод полицейских ныне проходил курс лечения в госпитале в Брюсселе. Большинство из полицейских когда-нибудь в будущем снова смогут ходить.
Но четырнадцать мешков исчезли без следа. Доломо и его друг спрятали их так искусно, что никакие полицейские силы, никакая разведка, как бы тщательно они ни пытались, так и не смогли обнаружить ни малейшего намека на их местонахождение. Благодаря Чиуну мир оказался в еще большей опасности, чем когда-либо раньше.
Чиун вернулся вместе с Рубином во всем блеске славы и величия. Римо, который все это время провел на Розовом Берегу, наблюдая рассветы и закаты, пришел посмотреть, что Чиуну удалось сделать.
Беатрис была в восторге, что снова видит Римо, и спросила его, где он прятался. В еще больший восторг она пришла, увидев Чиуна. Некоторые из Братьев и Сестер страдали от теплового удара, потому что кто-то велел им отжиматься, отжиматься, отжиматься и ничего больше.
- Нам надо восстановить порядок на острове, - приказала Беатрис.
- Само собой разумеется, Ваше Величество, - отозвался Чиун. - Ибо я должен исполнить свое обещание.
- Он великолепен. Столь же великолепен, как и я сам, - восхищался Рубин. - Знаете, почему нас теперь никто никогда не достанет?
Беатрис покачала головой.
- Потому что все ищут нечто, чего на самом деле не существует. Мы привезли все мешки сюда. Весь препарат здесь.
- Но что если они нанесут удар по острову? Ведь именно поэтому мы распределили порции вещества по всему миру.
- Никто не собирается на нас нападать. Чиун понимает, как работает человеческое сознание, даже лучше, чем я. Наше главное оружие - это не четырнадцать мешков препарата, способные заразить систему водоснабжения в основных центрах цивилизации. Силу нам придавало то, что американское правительство считало, что у нас есть это оружие. Они и до сих пор так считают. А теперь они никогда не сумеют отыскать наше оружие.
- Вы собираетесь спрятать его в той комнате под Розовым Берегом? - спросил Римо.
- Конечно, - ответил Рубин. - Ну-ка, молодой человек, отнесите-ка мешки.
- Делай, как он велит, - приказал Чиун.
- Не буду, - отказался Римо.
- Ты хочешь заставить меня, своего почтенного старого учителя, исполнить работу, годную только для рабов?
- Ты способен отнести мешки вместе с катером, на котором вы их привезли. Кого ты пытаешься обмануть? - сказал Римо, посмотрел на катер и пересчитал мешки - их было четырнадцать.
- А тебе не кажется, что мы слишком уж доверяем Чиуну? - спросила Беатрис.
- Не кажется. Знаешь, что он мне сказал? Он сказал мне, что я должен быть единственным обладателем этого вещества, а иначе кто-то другой отнимет у меня мою силу.
Затем Рубин Доломо обратился к Чиуну и сказал голосом, полным искренних чувств:
- Я научился ценить услуги профессиональных ассасинов. Я понял теперь, что раньше ошибался, прибегая к услугам дилетантов. Отныне я буду пользоваться только вашими услугами, о Мастер Синанджу.
- Вот видишь, Римо. Все кончилось благополучно. Чиун, конечно же, не стал нести мешки. Несколько Братьев и Сестер с трудом протащили мешки по песку на северную оконечность острова и аккуратно положили их на полки в бетонном бункере, стены которого имели резиновое изолирующее покрытие.
- Вашим Величествам следует лично убедиться в том, что ваше главное оружие хранится как должно, - сказал Чиун и отвел супругов Доломо к бункеру.
- Все, хватит, - рассердился Римо. - Я ухожу.
- Пока еще нет.
- Прощай, папочка. Мой желудок этого не переваривает, - сказал Римо.
- Может быть, ты подождешь всего одну минутку и позволишь мне проводить тебя до берега? Или ты хочешь расстаться вот так после стольких долгих лет? - спросил Чиун и пошел вслед за Римо.
Снизу, из бетонно-резинового бункера, донесся голос Рубина:
- Все в порядке, Чиун. А теперь выпустите нас отсюда.
Чиун посмотрел на Римо и улыбнулся.
- Послушайте, Чиун! - крикнула Беатрис. - Мы тут внизу и нам нужна помощь - мы не можем выбраться сами.
- Мы стоим перед выбором, о сын, не верящий своему отцу и наставнику. Мы можем оставить их там навсегда, чтобы жили как дети, не помнящие ничего, или...
- Или мы можем засадить их в багамскую тюрьму и пусть живут там вдвоем долго и счастливо, - закончил Римо.
- Конечно. Пусть он живет без своих таблеток, а она без своих бесконечных дружков, только с мужем.
- Это будет справедливо, - заметил Римо.
- Да, но тогда нам придется провести их через весь остров, переправить сначала на Эльютеру, а потом в Нассау, - сказал Чиун.
- К черту справедливость, - заявил Римо, спрыгнул в бункер, объяснил супругам Доломо, какая их ждет судьба, чтобы они на мгновение насладились всем ужасом ситуации, а потом аккуратно полил их же собственным препаратом из мешка.
Он закрыл за собой дверь, закидал бункер песком и созвал всех Братьев и Сестер, чтобы, привели Харбор-Айленд в порядок и убрали последствия своего пребывания. Вскоре прибыла полиция Багамских островов, чтобы арестовать хулиганов, как стали именовать последователей "Братства Сильных".
Но в Вашингтоне Харолд В. Смит не знал, что дела идут настолько хорошо.
Когда он, как обычно, зашел к президенту, чтобы проверить, не добрались ли до него последователи Доломо, президент спросил его, что он тут делает.
Президент, был увлечен обсуждением проблем ядерного разоружения со своими советниками.
- Я здесь для того, чтобы дать вам таблетку, сэр, как вы письменно просили меня. Вы же знаете, сэр, что вы стали очень рассеянным, - сказал Смит.
- Что? - не понял президент в раздражении оттого, что его прервали.
- Ваша таблетка. Вы написали мне записку. Вот она, - объяснил Смит, вынул из кармана маленькую коробочку и достал из нее белую таблетку.
Он положил ее на стол перед президентом и разрезал пополам перочинным ножом.
- Что это вы делаете?
- Готовлю ее, чтобы вы ее приняли, сэр. Как вы и просили. Вот записка, - сказал Смит. И сунул в руку президенту записку.
- Это на тот случаи, если до меня доберутся. А сейчас я просто был очень занят. Со мной такое случается.
- И часто?
- Разумеется. Мне так много всего нужно держать в памяти, что я периодически что-нибудь забываю. У каждого руководителя есть эти проблемы.
- Мне кажется, мы только что сумели избежать страшной ошибки. Я не думаю, чтобы "Братству Сильных" удалось когда-либо добраться до вас. Мне кажется, мы уделяли так много внимания тому, какой ущерб они могут нанести, что решили, будто они до вас добрались как только вы выказали первые признаки забывчивости.
- Думаю, вы правы, - согласился президент.
- И это объясняет, почему мы не нашли ни малейшего следа препарата ни в Овальном кабинете, ни где-либо еще. Мне, пожалуй, лучше вернуться к себе. Мне не место здесь, сэр, - сказал Смит.
Когда Смит вернулся в свою штаб-квартиру в санатории Фолкрофт, что в городе Рай, штат Нью-Йорк, его ждал звонок от Римо. Римо и Чиун позаботились об остатках препарата. Он был навечно замурован вместе с супругами Доломо. И еще Смита ждал доклад ученых из министерства сельского хозяйства, и в нем содержались совсем хорошие новости, снявшие тяжкий груз с души Смита. Выяснилось, что препарат Доломо, к несчастью для пострадавших, надолго сохраняет свои свойства, попав в кровь, но очень быстро разлагается на открытом воздухе. Вещество оказалось настолько летучим, что стоит ему побыть на воздухе сколько-нибудь долгий период времени, как оно становится не опаснее салатного масла.
Но когда Смит попытался позвонить Чиуну и поблагодарить его, добраться до него он не смог. Чиун привез с собой с Харбор-Айленда самое ценное, что было в этой липовой религии: список последователей с адресами.
И ко всем последователям, которым ранее их духовный руководитель сообщил, что отныне им предстоит постичь Синанджу, полетело послание от Мастера Синанджу.
Оно гласило:
"Дорогие последователи! Существуют веские причины, почему вы ищете счастья, интеллектуального могущества и счастливых чувств по отношению к самим себе. Все это вполне естественно. Есть веские причины, почему вы чувствуете неудовлетворенность жизнью. Потому что вы сами неудовлетворительны. Не пытайтесь постичь Синанджу, потому что вы этого явно недостойны. И позвольте мне дать вам добрый совет: не тратьте деньги на программы совершенствования личности. В мире много разных людей. Некоторые хорошие. Некоторые плохие. Некоторые удовлетворительные. А некоторые - вроде вас, никогда и ни на что не будут годными".
Чиуну письмо понравилось. Он считал, что оно очень убедительно.
- На нем не заработаешь, - сказал Римо.
- А мне больше не придется иметь дело с этими ничтожными людишками, - заявил Чиун. - Впрочем, они больше верили мне, чем ты, кого я, к несчастью, считал своим сыном так много долгих лет.
И Чиун добавил, что готов все простить Римо, если тот распишется в хронике Синанджу и подтвердит свою корейскую родословную.
Это была небольшая плата за спасение человеческой цивилизации. Римо пообещал подумать.
Ричард Сапир, Уилл Мюррей. Потерянное прошлое